Рыцарь призрения (глава 31)

Рыцарь призрения (глава 31)

Глава 31.

Люди не видят мира, только его отражение. Свет падает на материальные объекты, и мы видим не их, а лишь ту часть фотонов, что летят обратно и попадают нам в глаза. Звук тоже всего-навсего колебания, добирающиеся до наших ушей. Человечество счастливо в этом неведении. Мы можем видеть свет уже мертвых звезд, слышать песни уже умолкших птиц. Закончив сказку, Денис на мгновение увидел мир таким, каким его видит Марена – ярким и конечным.

Планета оказалась огромной каменной глыбой, по которой лишь слегка распространилась жизнь. Наша звезда, перестала быть ревущим огненным гигантом, дарующим тепло, а стала лишь крошечной искоркой тепла в холоде космоса.

Как будто этого мало, к этой крохе жизни подбиралась иная Пустота, абсолютная и безбрежная. Неразумный бесконечный Порядок пустоты и холода надвигался на мироздание. Марена и подобные ей пытались остановить холод, удержать хаос и движение жизни, но борьба эта была обречена на поражение. Вот зачем ей понадобились люди. Только человек никогда не смирится с поражением. Даже на краю гибели люди сохраняют надежду, пусть тщетную и безумную, но нужную. Ведь пока есть жизнь, пока есть хаос, остается и вероятность. Только в могильном холоде не остается ничего.

Именно Жизнь будет бороться до конца, создавая вероятности и шансы. С того самого момента, как первая бактерия раздумывала делиться ей или нет, мироздание получило два конечных финала. В первом, где бактерия погибла в гордом одиночестве – Пустота забрала все и мир перестал существовать. Второй вариант привел к тому же, но… Но была еще одна бактерия у которой тоже был выбор. Потом еще одна и еще… Каждый раз финал мира был одинаков – Пустота.

Пока одна хитрая и перепуганная обезьяна, не схватила камень и не проломила череп доисторической гиене. С этого момента вероятности стали множится и накладываться друг на друга в безумном танце. Разум оказался той переменной, что могла перевесить чашу весов в сторону бытия.

Разум разделил хаос бытия на две части: Жизнь и Смерть. Одно не могло существовать без другого, сплетаясь и проникая друг в друга, переходя из одного состояния в другое. Этот безумный танец остановил наступление Пустоты. Пусть не развернул, но затормозил и дал время для развития самого мощного оружия Жизни и Смерти против Пустоты – человека.

Денис оторопело помотал головой, но все равно продолжал видеть мир таким, каков он есть на самом деле. Видел он и умирающую Марену на коленях у Карины. Они были вовсе не ведьмами. Жизнь умирала на руках у Смерти, чтобы закончить этот безумный танец. Дряхлая, едва дышащая Жизнь и нежно ее обнимающая Смерть.

Карина бережно и ласково поцеловала Марену в сморщенные старческие губы, прощаясь с сестрой. Никто бы не поверил Денису, реши он рассказать, что видел, как Смерть плачет. Марена через силу улыбнулась сестре, потом прошептала:

– Давай! Мочи уж нет терпеть…

Смерть на мгновение прикрыла глаза, а затем рывком засунула руку в грудь сестры. Денис внутренне сжался, ожидая увидеть кровь, но всю кровь Марена использовала для того, чтобы латать наш древний мир. Тело старушки стремительно высыхало, а Карина достала из груди крупную, размером с сердце, жемчужину.

Из жемчужного сердца, которое Карина подняла над головой, полился свет. Тысячи тысяч трещин в мироздании затягивались под этим последним даром Марены. Склеивались судьбы, рождались дети, росли деревья, сияли глаза влюбленных.

Ничто не длится вечно и свет Жизни иссяк в ладонях Смерти. Осталось только иссохшее тело на коленях Карины. Очень бережно, она подняла тело и положила его в серебряный щит. Сухая оболочка скользнула по полированному металлу к центру щита. На несколько минут Карина застыла, прощаясь с любимой сестрой.

– Мы ее похороним? – Денис сам удивился своему голосу, настолько неуместно он тут звучал.

– Что? – Карина не сразу обратила внимания на его слова – Нет.

Внутри Дениса боролся страх и горе. Совершенно безумное сочетание, если подумать. Вот только с логическим мышлением он сейчас не особо дружил. За полгода, что они провели вместе, мужчина полюбил Марену. Не как женщину, нет. Скорее, как родственницу. Пусть с прибабахами, но свою.

Карину же он и до сегодняшнего дня побаивался. Раньше это был неосознанный страх. Сейчас причин бояться у него было выше крыши. Причем теперь между ними не было Марены. Денис остался со Смертью один на один.

Бочком и по полшажочка, мужчина стал пробираться к выходу из Расписной комнаты. Карина вообще не обращала на него внимания, даже когда скрипнула дверь. Дом устроил очередную подлянку и вместо двух пролетов вниз, вообще совместил выход из Расписной комнаты и входную дверь. Ожидавший деревянных ступенек Денис смачно плюхнулся в подтаявшую снежную кашу у порога дома, что в «костюме адама», мягко говоря, удовольствие ниже среднего.

Холод заставил Дениса бросится обратно в дом. Забежав в свою комнату, он принялся лихорадочно одеваться. Больше всего ему хотелось сбежать от этого безумия и забыть навсегда о произошедшем. Джинсы упорно не желали натягиваться на мокрые ноги. Мужчина подпрыгивал, проклиная моду на узкие штаны.

– Осторожно, – послышался за спиной голос Карины – причиндалы застежкой не прищеми.

– Мать-перемать… – вздохнул Денис и сел на диван.

Он понял, что Карина ни на секунду не упускала его из виду, просто не считала нужным устраивать разборки над телом сестры.

– И что теперь? – спросил он у женщины.

В голове Дениса крутились некоторые древние погребальные обычаи, например, хоронить слуг вместе с господами. Он любил Марену, но не настолько, чтобы оказаться с ней в одной могиле.

– Ничего, – горько усмехнулась Карина – я не собираюсь тебя удерживать. Хотя ты и отслужил всего половину обещанного срока. Ты волен уйти, если хочешь. Я не буду тебя преследовать.

– Ты же Смерть, – Денису было зябко не только от снежной ванной.

– Ну, разумеется, – пожала плечами Карина – я приду в твой срок и к тебе. Но специально за тобой гоняться не буду. Живи.

Денис настороженно накинул куртку на голый торс и пошел к выходу. Карина отодвинулась, давая ему место для прохода. В коридоре мужчина остановился. Прямо была лестница наверх в Расписную комнату, направо – гостиная и выход. Почему-то ему казалось, что он предает Марену. Хотя какая польза мертвецу от слуги, он не понимал.

– Ладно, – развернулся он к Карине – в чем подвох?

– Нет подвоха, – спокойно ответила Смерть – но я тебя прошу остаться и закончить срок службы. Хотя выбор за тобой.

Сейчас Карина выглядела вполне по-человечески. Немного холодная и высокомерная, но такой она казалась всегда. Денис сделал шаг направо. Внутри его рвали на части ощущение предательства и инстинкт самосохранения. Он снова остановился.

Конечно, Карина и Марена делали важное дело. Куда там «важное»? Невероятное! Они чинили наш мир. Без фанфар, без поклонников, без материальной выгоды. Просто потому, что это было правильно. Но что мог сделать обычный человек? Денис ни на секунду не считал себя особенным, просто так сложились обстоятельства. Зачем ему ставать в строй, когда падают колоссы? Да и что он может? Разве что героически сдохнуть.

Нет, решил Денис, на мне свет клином не сошелся. После чего сделал еще один шаг. Сзади тяжело вздохнула Карина, но не попыталась его остановить. Следующий шаг дался легче. Пусть краска стыда заливала лицо, но остаться было слишком страшно.

– Она мертва, – сказал мужчина Карине, не оборачиваясь – я тут уже не нужен. Прощай.

Карина могла напомнить ему, что так же уходил, хотя нет – сбегал, в свое время Хайдар Гирей. И это бы сработало, мужчина колебался. Но она промолчала. Свобода выбора есть не всегда, но иногда она важнее всего. Сейчас Денис выбирал, и он выбирал бегство.

Он уже взялся за медную потертую ручку двери, но все еще медлил, не решаясь. В этот момент он услышал странный звук сверху. Невозможный звук. Во-всяком случае не для этого дома. На пару секунд он застыл, а потом как сумасшедший бросился наверх. Оттуда слышался плачь младенца.

Шипованная рукоять двери не желала активироваться и пускать человека. Денис просто вышиб обнаглевшую дверь и влетел внутрь. В щите, невесть откуда набиралась прозрачная вода, а в центре вместо тела Марены лежал младенец. Вода почти захлестнула ребенка, и мужчина едва успел подхватить ее прежде, чем она захлебнулась.

Торопливо, пока дитя не простудилось, он снял с нее мокрые тряпки и завернул в куртку, после чего прижал к себе. Девочка согрелась и успокоилась, только с любопытством поглядывала на мужчину.

Вода в щите все прибывала и через минуту заполнила его до краев. Карина как всегда появилась из ниоткуда. Она видела, как держит ребенка Денис и позволила себе улыбку, теперь он никуда не уйдет, в этом она была уверена.

– Разрешите вас представить друг другу – насмешливо сказала она – Марена – это Денис. Денис – это Марена.

Конец второй части.

556
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
3 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Аааааааа
Аааааааа
2 лет назад

ух ты как интригующе, а я думала это конец……
пишите, у вас отлично получается ))

petyr
2 лет назад

Вот и прекрасно,а то я тоже испугался,что все закончилось…очень жду продолжения! (:good:) (:wacko:) 🙂