Рыцарь призрения (глава 50)

Рыцарь призрения (глава 50)

Глава 50.

Стопка трупов возле Пыльного Дракона росла. Он продолжал выдергивать узников из Плоской тюрьмы и проверял их на совместимость для передачи души. К сожалению, когда он создавал узилище, то не придумал классификацию. Ему в горячечном бреду не могло привидится, что кто-то из плоских может понадобиться.

Очередной кричащий узник выбирался из геометрической тюрьмы. Серый Ростовщик с надеждой выискивал установленное ранее заклинание перехода. Не находил и небрежно убивал несчастного. Толстая и некрасивая главный экономист корпорации «Silver eye» Варвара Марковна Шлицова, сначала умоляла своего бога отпустить ее и плакала при этом как дитя. Но они торчали в этом подземелье уже шестнадцать часов, так что уровень ее мольбы упал до скуления и шепота.

Вступая в секту поклонников Пыльного Дракона, каждый адепт приносил клятву, что согласен отдать жизнь и душу за своего бога. Но никто не верил, что это случится. Каждый из них считал себя уникальным, тем, кем Серый Ростовщик будет дорожить и обязательно сделает правой рукой. Это другие — мелкие, ничтожные людишки, будут кормом для темного бога. Сейчас Варвара Марковна убедилась, что ничтожными для ее идола были вообще все. Включая такую умную, тонкую и интеллигентную личность с хорошим лицом, как она.

Пыльный Дракон выволок очередного узника из Плоской тюрьмы, просканировал брыкающегося плоского и свернул ему шею. Варвара Марковна не знала, что Серый Ростовщик собирается делать после того, как найдет искомое, но то, что она была прикована к столбу не внушало оптимизма. Магия вообще ей была не очень интересна. Ее стихией были цифры. Она умела обставить дело так, что по отчетам работяги получали отличные зарплаты, а по факту в четыре-пять раз меньше. Когда она вошла в совет директоров корпорации, то восприняла новость о секте, как блажь богачей, вроде лож масонов.

Впрочем, если бы она разбиралась в тонкостях колдовства, то поводов бояться у нее было еще больше. Базовое заклинание для переноса душ внедрялось в ее суть всего пятнадцать лет, а потому она гарантированно не переживет этот перенос.

С мертвого тела, в котором сейчас торчал Пыльный Дракон, медленно сползал скальп, обнажая гниющую от радиации плоть. Технически говоря, в бесконечном подземелье был только один живой человек – сама Варвара Марковна. От отчаяния главный экономист принялась молиться, но не Пыльному Дракону, а Ахуромазде, как ее учили в детстве.

Серый Ростовщик повернулся к ней и изумленно уставился на нее мутными, мертвыми глазами:

— Ты серьезно?!

Шлицова испуганно замолчала.

— Нет, ты продолжай, — оскалился деснами с дырами от выпавших зубов, Пыльный Дракон – уверен, Ахуромазда обожает помогать мироедам и сектантам. Просто в припрыжку помчится тебя спасать.

Женщина обреченно молчала. Пыльный Дракон отвернулся от нее к сложному геометрическому узору, начерченному на полу и принялся выискивать очередного узника. Теоретически среди тысяч тех, кого он туда запихнул, обязательно были нерадивые слуги, предатели, бывшие деловые партнеры. То есть те, на кого он накладывал базовое, практически незаметное, заклинание «Тройное Зеркало». Наконец, его упорство было вознаграждено. Всего он убил двести восемь узников, а даже плоские тела взгромоздились вокруг него полуметровым валом.

На какое-то мгновение, он даже удивился, ведь думал, что уж этого-то он убил. А оказывается в гневе засунул ублюдка в двухмерный мир.

— Это сколько же ты там проторчал? – спросил Пыльный Дракон и пожал плечами – Впрочем, пофиг, приступим.

Возвращая узнику объем и нормальную плоть, Серый Ростовщик не обращал внимания на его крик. Весь переход занял у него все те же несколько ударов сердца. А, как он и предполагал, кроме него «Тройное Зеркало» не пережил никто. Цепи, которыми он приковал Шлицову, были достаточно хлипкими, и Дракон легко порвал их, освобождая руки.

Время было дорого. Проклиная любовь Варвары Марковны к вкусной и обильной еде, он побежал к выходу из темницы. Сердце выдержало, хотя отдышка была сильная. Главное, что он успел и сбежал раньше, чем в подземелье открылся вихрь портала и оттуда выскочили его недруги.

Ххх

— Едрен батон! – выругался Денис, осматриваясь и зажимая нос от вони гниющей плоти.

— Он ушел, — констатировала факт Марена.

Даже камуфляж смотрелся на юной ведьме отлично. Она повесила на плечо снайперский ВАЛ и подошла к нарисованному гексеракту. Даже если бы она захотела открыть врата Плоской тюрьмы, то точка перехода была слишком повреждена. Впрочем, что делать с тысячами обезумевших плоских призраков, она не представляла, так что решила вернуться к этому вопросу позже.

— К столбу не подходить! – окликнул любопытную Диззи Денис – Следы затопчешь.

Он принялся тщательно фотографировать пол и столб, стараясь не пропустить ни одного сантиметра поверхности. Иногда клал зажигалку, чтобы можно было оценить размер.

— Зачем ты этой ерундой занимаешься? – удивленно спросила Диззи – Все равно Пыльный Дракон ушел.

Она тщательно старалась не смотреть на свое бывшее тело, что быстро разлагалось возле гексеракта. Потому проявляла преувеличенное внимание действиям Рыцаря.

— А в каком теле он ушел? – ответил вопросом на вопрос Денис – И куда?

— Фотографии тебе на это ответят? – глумливо поинтересовалась Диззи.

— Еще и как, — Денис, конечно, обрадовался возвращению красавицы, тем более сейчас она была вполне живой, но иногда она утомляла – К столбу была прикреплена женщина, крупная и богатая.

— Ага, а цвет волос скажешь? – ехидничала Диззи.

— Каштановые, крашенные, — кивнул Рыцарь – к тому же дама в возрасте.

— С чего ты вообще решил, что тут была женщина? – Марена подошла ближе.

— Мужчины редко носят длинные волосы и закрашивают седину, — объяснил Денис, показывая прилипший к каменному столбу волос – Да и украшения женские отличаются.

В пыли, рядом с столбом лежал массивный, золотой, дорогой, женский браслет. Денис его прикинул на руку и тот был впору. Как и обрывки кандалов.

— Ваши ручки, дамы, — продолжил объяснять он – из таких кандалов выскользнут без проблем. Значит если это женщина, то крупная. Скорее всего толстая. И очень богатая. Браслетик-то грамм восемьдесят-сто весит. Дорогая побрякушка. А проба стоит, так что вряд ли подделка.

— Либо это патлатый мужик, красящий волосы и носящий женские украшения, — ответила Диззи – лично я, даже в Вологде, таких с десяток знаю.

— А туфли на каблуке-шпильке они носят? – поинтересовался Денис – показывая на отпечатки туфель на пыльном полу.

— Ну, — неуверенно протянула девушка – парочка может и носит… иногда….

Детективные упражнения Дениса и Диззи прервал рев ярости, сотрясший пещеру. Они обернулись к гексеракту. Карина сидела на полу и положила на колени голову последнего узника, которого вытащил Пыльный Дракон. Совсем юноша, лет пятнадцати-шестнадцати. Карина раскачивалась из стороны в сторону и всхлипывала.

Марена прижала руки к губам и побледнела, узнав мертвеца. Она медленно подошла к сестре и села рядом.

— Это он? – спросила она.

— Все это время, — тихо и горько ответила Карина – Ждан был жив. Тысячи лет я могла его спасти. Могла, но не спасла….

— Будь ты проклят! – заорала Карина в воздух, снова превращаясь в Смерть и ужас – Я прикончу тебя!

Марена пыталась утешить и успокоить сестру, но та слишком глубоко погрузилась в горе. Она встала и подошла к недоумевающим Денису и Диззи.

— Нам надо забрать тело Ждана и организовать нормальные похороны – сказала она, стараясь не плакать.

— Кто он? – спросил Денис.

— Внук Дракона и Карины, а также мой внучатый племянник. Давай, объяснения оставим на потом, Денисушка? И так на душе тяжко.

Денис кивнул и пошел по следам Шлицовой, чтобы найти нормальный, не колдовской выход из подземелья.

Вытягивать информацию из двух убитых горем ведьм, Денис боялся. Потому затолкал свое любопытство поглубже. Ясно было, что мертвый юноша был внуком ведьм. Да еще и Пыльный Дракон оказался родственником.

Выход из подземелья находился почти в центре города, возле автовокзала. Как только они покинули заброшенное бомбоубежище, многомерное заклинание, наложенное Серым Ростовщиком, обнулилось и вместо бесконечного подземелья без стен, появился обычный заброшенный подвал. Трупы плоских валялись кипами и гнили. Убирать их не стали, все равно люди приняли бы их за простую бумагу. Разве что слишком вонючую. Тело Диззи, пораженное радиацией, рассыпалось пылью.

Из подвала забрали только тело Ждана. Загрузили его в вызванную газель, с зомби-водителем. После чего отправились в лес. Денис, как мужчина, рубил дрова для погребального костра. Тупой ржавый топор мало подходил для этой печальной обязанности, но Рыцарь не жаловался.

Наконец, тело было водружено на поленницу и под непонятные, но грустные песнопения сестер, вспыхнуло пламя. Костей и углей от погребального костра не осталось. Только пепел, который разметывал ветер.

Глубокой ночью, среди сумерек приполярья, они наконец вернулись в дом Марены. Грустные, измученные и неразговорчивые. Денис отправился в душ, чтобы смыть пот от работы. Марена и Карина о чем-то говорили в спальне Марены.

Утро было серым и душным. Собиралась июльская гроза, но пока ветер лишь гонял в тяжелом воздухе пыль. Денис чувствовал себя больным и разбитым. Отчаянно саднили стертые в кровь ладони. Как оказалось, даже демон способен натереть мозоли. Крепкий чай только взбодрил, но не прибавил хорошего настроения. Он вовсе не удивился, когда Марена вышла на кухню такой же мрачной и неразговорчивой.

— Сегодня будет сказка, — сказала она наконец – хотя рассказывать будешь ты, я эту историю уже слышала. Очень бы хотела ее не вспоминать, но наши желания не имеют значения.

Денис кивнул. Марена достала из ящика серванта сверток из шитой золотом парчи. Внутри лежал обычный, плетеный, кожаный ремешок. Подобные носили славянские мужики, чтобы волосы не лезли в глаза.

— Это принадлежало моему мужу, — сказала Марена – сегодня ты его наденешь и расскажешь самую страшную сказку. Страшную для меня.

— Я не могу этим управлять, — ответил Денис – ты же знаешь, что это как полноводный поток. Этим невозможно управлять.

— Тебе не придется, — вздохнула Марена – Мне жаль, но сегодня все изменится.

Рыцарь призрения молчал. Он так долго хотел узнать, что же на самом деле происходит, а теперь трусил. Возможно, даже скорее всего, знания окажутся не слишком приятными. Но отступать он не собирался.

Июльская духота растягивала часы. В доме стояла тишина, вязкая и тоскливая. К вечеру первые капли упали на пыльную, уставшую землю и начался дождь. Неохотно, иногда останавливаясь, ливень проливался на город. Денис и Марена пошли наверх. Впервые Рыцарь раздевался, не чувствуя никакого смущения. Марена была его любовницей и стеснения отступали. Впрочем, тяги к женщине в этот момент, он тоже не чувствовал.

Единственная одежда, которая осталась на Рыцаре призрения, был тот самый кожаный ремешок на лбу. Денис погрузил руки в воду и вздрогнул от накатывающего всепоглощающего чувства. Хрипло и может быть чуть-чуть торопливо, чтобы успеть оседлать поток, а не быть подмятым им, он начал повествование:

хххх

— Сто двадцать тысяч лет назад, когда о приближающемся ледниковом периоде никто не знал, они встретились на этой земле. Два порождения Хаоса и два порождения Порядка. Но вместо того, чтобы устроить бойню между собой, как того хотели их родители, они поставили сруб и стали жить вместе. Мирно и разумно. Разумеется, мгновенно став богами для окрестных племен.

Первозданным сущностям это очень не понравилось. Хаос хотел войны и ярости, Порядку нужен был покой. Мертвый покой. Мирного сосуществования не хотел никто. Не для счастья они плодили своих детей….

Автор публикации

не в сети 10 часов

Роман Ударцев

321
ВЧК-Дзен: https://zen.yandex.ru/id/5ad967005991d34b51cae457
Да, я псих! А у вас какое оправдание?
Комментарии: 108Публикации: 99Регистрация: 03-11-2017
202
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000
1 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Авторы комментариев
Роман Ударцевanael Последние авторы комментариев
anael
Участник

как всегда загадочно и интересно )) good
пишите дальше…. smile) smile