Семейная реликвия

Как Алёну угораздило влюбиться в этого Банникова, она до сих пор не понимает. Просто когда папа умер, она осталась совсем одна. Папа был для нее всем: опорой, защитой, надежным плечом, на которое она всегда могла положиться.

Точно таким же, как дедушка, скрипач и композитор. Когда дедушка умер, он оставил свою знаменитую скрипку внучке.

— Это Штайнер, Алёнушка, наша семейная ценность. Учись, у тебя талант, — говорил ей дед, вручая подарок.
Алёна плакала и обещала учиться. Отец отдал ее в музыкальную школу, которую она совсем неплохо закончила, но в консерваторию поступить не успела. Умер отец. Она осталась совсем одна, пришлось зарабатывать себе на жизнь. Было не до учебы.

Банников въехал в ее квартиру ровно через год после смерти отца. С ним они познакомились на фестивале «Сальса open air». Как он танцевал! Высокий, пластичный. А этот фестиваль был первым выходом Алёны на увеселительное мероприятие после похорон отца.

Он заметил ее, тонкую, стройную, хорошо одетую, но очень печальную. Вовлек в свой круг таких же весельчаков, и у девушки отлегло на сердце. Тогда ей казалось, что папа был бы рад, что она встретила человека и теперь не одна.

Банников был человеком приезжим и до встречи с Алёной жил на квартире вместе с другом. Спустя месяц после знакомства переехал к ней, обещая во всем помогать и поддерживать. И слово свое сдержал. Вот только работы постоянной у него не было, но деньги в дом он приносил регулярно, подрабатывая в разных местах. Но однажды удача подвернулась ему. Он нашел работу бармена в хорошем ресторане, попутно поступив на курсы.

— Не хочешь у нас вечерами играть на своей скрипке? – спросил он ее как-то. – Я могу договориться.Публика у нас приличная.
Алёна тут же вспомнила своего дедушку, который посвятил жизнь искусству, его неизменный галстук-бабочку и фрак, который он надевал в особо важных и торжественных случаях и отказалась. Никогда бы он не одобрил такого занятия.

— Музыка – это волшебное искусство. Здесь нельзя размениваться, иначе ты обесценишь его, — говорил дед, и Алёна понимала его.
Нет, играть в ресторане для подвыпившей публики, хоть и солидной, Алена была не готова. Она не согласилась на это предложение. Банников остался недоволен и сказал, что он уже пообещал, что приведет Алёну, почти договорился.

С этого момента их отношения стали как-то угасать. Банников пропадал на работе до поздней ночи, возвращался усталым и нетрезвым. Они вроде бы и не ссорились, но как-то отдалились друг от друга.

Летом Алёна поступила в консерваторию. Хотя и понимала, что совмещать работу и учебу она не сможет. И мысль о предложении Банникова снова закралась в ее сознание. Днем учиться, вечерами играть, может и не каждый день. И она решила попробовать.

Банников был несказанно рад, дополнительная копейка в бюджет. А она любила его, доверялась во всем. И даже дедушкины принципы ушли на задний план. Ну что ж, жизнь диктует свои порядки. Нужны средства к существованию, зарабатывай. Она решила, что после сдачи сессии и пары студенческих концертов она попробует себя и в ресторане.

Алёна даже не задумывалась по своей инфантильности о том, что «любимый» пользуется ее жилплощадью, живет на всем готовом, зарабатывает в основном чаевыми, без которых его доход сводился бы к минимуму. Ну и это бы ладно, если бы он строил их отношения серьезно, собирался бы жениться, думал о будущем, о семье.

Но нет, его все и так устраивало: днем спать до голодных колик, потом есть то, что Алёна либо приготовит из скудных продуктов, либо принесет из консерваторского буфета. Все равно он сытно поест в ресторане, там своих сотрудников подкармливали вчерашними остатками. По выходным Салса в клубе, куда Алёна не ходила, ей приходилось много заниматься.

Так и текла их жизнь вдвоем, как какая-то устоявшаяся обязаловка. Пока однажды Банников не исчез. В этот вечер у нее как раз должен был состояться «дебют» в ресторане. С утра они обсудили ее наряд, и он дал денег Алёне, сходи, мол, выбери себе что нибудь экстравагантное, а я пока посплю. Устал очень. И Алёна отправилась в бутик. Одно черное концертное платье уже было у нее на примете.

Радостная, вернувшись домой с покупкой, она обнаружила пустую квартиру. Банников исчез, оставив дверь незапертой и прихватив с собой самое дорогое, что было у Алёны – ее скрипку. Бессильно опустившись на пол, она зарыдала.

Найти его большого труда не составило, но Банников, естественно, все отрицал. Да он ушел, после того, как они сильно поссорились, и Алёна убежала из дома, не взяв с собой ключи. Он оставил ей прощальную записку с сожалением. Дверь не захлопнул, но скрипку, разумеется, не брал.

И доказать ничего не удалось, хотя это была полная ложь. Нашлась и соседка, которая, якобы, слышала ссору и видела убегающую Алёну. Так подло и безжалостно она была обманута. А Банников вскоре женился на дочери директора ресторана, отгрохав шикарную свадьбу.

Прошел год. Алёна продолжала учебу, взяв скрипку на прокат из фонда музыкальных инструментов своей консерватории. Все ей очень сочувствовали и чем смогли, помогли. Но это была уже не та скрипка, не то звучание, не тот класс игры. Это все равно, что есть искусственную икру или пить «паленую» водку вместо кристально чистой. Но таких сравнений Алёна не делала, она просто горевала по своей невосполнимой утрате.

Однажды вечером она шла через городской парк. Было тепло и приятно прогуляться на природе, где вечером выходного дня было довольно много народу. И вдруг… она услышала знакомое звучание! Музыка лилась откуда-то с небес, она струилась чистыми, ни с чем не сравнимыми звуками, она ласкала слух, успокаивала душу.

Кто-то мастерски исполнял «Зиму» Вивальди, и ноги сами понесли ее туда, откуда доносилась эта божественная музыка. Мужчина средних лет, виртуоз, играл на открытой сцене так, что солидная публика застыла в немом оцепенении. Свою скрипку Алёна тут же узнала.

Когда он закончил свой мини-концерт, и все стали расходиться, Алёна подошла к музыканту и тихо произнесла: это моя скрипка, маэстро. Он удивленно взглянул на нее и спросил: вы можете это доказать?

— Легко, — сказала Алёна. – Внутри футляра к сиреневой бархатной подкладке прибита золотая табличка с гравировкой инициалов «МД» — Марк Домбровский, этой мой дед, который и подарил мне этот инструмент.
Имя Марка Домбровского произвело на мужчину огромное впечатление.

— Марк Александрович ваш дед? – воскликнул он с восхищением и тем самым расположил Алёну к себе сразу же.
Они познакомились. Выяснили все обстоятельства инцидента. Геннадий, как оказалось зовут мужчину, музыкант филармонии, временно музицирует на различных площадках. Он не может ездить на гастроли вместе с остальной труппой, так как у него на руках маленькая пятилетняя дочь, мама которой умерла.

А скрипка – это подарок его жены, оперной певицы, который она сделала ему перед самой смертью, приобретя ее у одного антиквара в обмен на коллекцию своих фамильных драгоценностей.

Да, странный поступок, скажут многие. Но она считала, что скрипка для ее мужа, талантливого скрипача, намного ценнее дорогих побрякушек.

Через полгода Геннадий и Алёна поженились. Нет, она не стала затевать тяжбу с очередным обличением Банникова в краже. Все это слишком долго, сложно, требует нервов. А у нее теперь есть маленькая девочка, которой она должна стать мамой.

Но самое главное, ее любимая скрипка вернулась к ней, как подарок судьбы вместе с замечательным мужчиной. Геннадий вскоре вновь вышел на работу, и туда же, в филармонию, со временем придет и Алёна, держа в руках свой замечательный инструмент, свою фамильную ценность, семейную реликвию.

Все истории и рассказы можно найти здесь: zen.yandex.ru/id/601c2b3a011426200c84c2e2

248
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments