Семейные хитросплетения 1 Начало

Мы обыкновенная семья. Муж, жена, двое детей. Разлетелись уже. Сын окончил военное училище и служит на Дальнем востоке. Так опыта быстрее наберётся и чего греха таить и звёзды на погонах быстрей обновляться будут. Разумно, весь в меня. Дочка поступила в институт в столице. Приезжает редко.

Итак. Я Денис. Дэн. Мне 44 года. Жена немного младше меня. Зовут Рита. Моя мама — Надежда, пенсионерка. Живёт отдельно. Есть подруга у неё — тётя Рая. Она меня с детства знает и с мамой моей, тоже с детства дружит, со своего, конечно. Они обожают друг друга. Прямо как сёстры.

Собственно говоря, когда дочка уехала учиться и начались все наши приключения. Дело в том, что я всю жизнь был благосклонен к натуризму, но не получалось серьёзно им заняться. Море, от нас, далеко. Рек больших нет, да и прудов мало. Степь короче. Ясно, что и нудистских пляжей нет. Но я дома начал нудить. С возрастом потеть сильно стал. В результате начал сильно растирать промежность. Вот и стал, после душа, голышом дома ходить. Рита сразу, как-то неловко себя чувствовала. Потом привыкла. Ей даже нравилось. Сама правда не оголялась. Ну так, после душа, пройдёт до спальни, ну может задержится немного. Но постоянно не ходила. В последнее время, в сильную жару, начала дома в одних трусах щеголять, но не более. А мне и этого достаточно. Я доволен.

В замочной скважине зазвенели ключи и скрипнула открываемая дверь. Рита пришла с работы.

— Ух. Жара опять. Ещё сильнее чем вчера.

Рита сбросила лёгкое платье и подтянула трусики.

— Выходной завтра. Ты в курсе?

Я понял. Надо ехать к маме. Похлопотать по хозяйству.

— Ты обещал ей подправить кое, что там. А завтра на дачу, поливать. В воскресенье я в сауну, уже традиционно.

Я начал собираться. Машина во дворе и через полчаса я был у мамы. Она жила в двухкомнатной квартире, которая, когда-то была наша, с Ритой. Но когда дети немного подросли, мама с отцом отдали нам свою, трёхкомнатную, а сами перебрались сюда. Мама живёт сейчас одна. Отца не стало уже много лет назад и мама ни с кем больше не сошлась, хотя предложения были.

Итак, я первым делом по хозяйству — навесил антимоскитные сетки на окна и прикрепил в ванной новую блестящую вешалку. Теперь в душ.

— Тебе спину потереть? — спросила мама, хотя и знала, что отказа не будет.

 

Когда я начал нудить дома, то решил и у мамы не стесняться. Уговаривал долго:

— Можно и в халате ходить — утверждала мама.

— В халате жарко и работать неудобно — парировал я.

— Ну хоть полотенцем можно обмотаться — не унималась она.

— Которое будет без конца падать на пол — настойчиво сопротивлялся я.

Наконец она уступила, но предупредила, что бы Рита не знала и без всяких там штучек. Я, мол и так, её в краску ввожу и ей не удобно. А вдруг кто узнает.

– Конечно, если будешь всем рассказывать, а то ещё и приведёшь посмотреть – отвечал я на это.

– Ох и вредный. Каким был, таким и остался – говорила, качая головой и улыбаясь, мама.

Но мамино согласие обросло ещё условиями:
– Как хочешь. Что бы прикрытый был. Хоть фиговый листочек вешай.
– А сзади наверное лопух приделать придётся? – острил я.
– Ну зачем же. – ответила мама – Я твои ягодицы уже изучить успела. Вполне приятные на вид. Упругие, гладкие, не волосатые. Не надо лопух. Зачем?
Мне всегда нравился мамин юмор. Я, когда болел спиной и мне приписывали уколы, получал дозы от мамы. Особенно зимой. Что бы не ходить в больницу, мама делала мне уколы дома. И конечно же в заднее место. Вот тогда, мои полушария и приглянулись ей. А насчёт внешнего вида, сошлись на том, что мама предложила мне маленький передник, который завязывался на талии и прикрывал моего бойца.
– Я буду похож на горничную из зарубежных фильмов. Только пуховой щётки для пыли в руке не хватает.
На этом моё сопротивление было окончено. Я решил, что пока и этого хватит, а дальше посмотрим по обстоятельствам.
Первый день моего голого пребывания, перед мамой начался с ванной. Я попросил помыть мне спину. Изменения в отношениях между нами она приняла достойно. Ни нравоучений, ни воспитательных лекций. Спокойно наполнила ванную, добавила пены в воду, принесла новое полотенце и повесила на крючок маленький передник, который я назвал “начленник”:
– Ну прям не можешь без омстрот – получил я нагоняй и сбросив одежду опустился в тёплую воду.
Последний раз мама мыла мне спину очень давно, ещё когда в школе учился. Правда мыла она меня лет до 13, а может и четырнадцати. Не помню точно. У меня начали расти волосы на лобке, притом так быстро, что за несколько месяцем отросли как у взрослого. Я начал стесняться мамы, а она всё поняв, сказала, что мочалку купила длинную и я сам смогу себе спину мыть. А ещё меня торчки донимали и я, это решение, принял с облегчением, а то стесняться начал не на шутку.
Я сел на дно ванной и мама сразу начала поливать меня водой и мылить голову и спину.
– Как давно я тебя так мыла. Лет тридцать прошло. Даже больше немного – с какой-то теплотой сказала она. Я же пошёл в наступление:
– Ты всегда меня в полный рост мыла.
– Но, но. Никаких волностей. Сравнил мальчишку незрелого и великовозрастного мужчину – серьёзно парировала мама.
Я не стал спорить и делать лишних телодвижений. Главное я своего добился, а дальше всёзависит от моей настойчивости и желания.
В следующий раз, я в ванной, присел не корточки, попой на пяткии не прикрывая прут. Надо сказать, что ожидаемого нагоняя я не получил, хотя член нельзя было не заметить. Он аккураино лежал поверх сомкнутых ног. Я даже хотел встать во весь рост, но мама строго усадила обратно.
А вот передник доставлял хлопот. Он без конца вертелся на талии и его приходилось постоянно поправлять.
Эту непрятность я решил убрать с помощью обыкновенной шерстяной печатки. Нашёл изношенную и отрезал рукав под большой палец. Он как раз хорошо налазил на прут. Только резинкой пришлось стянуть, что бы держался.
Мама оценила моё “изобретение”, но сказала что, немного страшновато. Волосы на лобке и яичках, в купе с чёрным чехлом на члене, выгдлядели как-то устрашающе. Я срезал волосы, даже кое где станком подправил. Мама приняла новововведение и “начленник” изчез из моего поля зрения.
Ходить стало намного удобней, но если долго то резинка давала о сеье знать. Давила. Я сообразил другой чехол. Поменьше и светлый. Он прикрывал только головку. А я ещё и волосы сбрил и на яйцах и на лобке и на пруту, чем развеселил маму.
– Как маленький прямо.Но признаюсь тебе идёт и мне нравится.
А через некоторое время она сказала просто:
– Да не цепляй уже ничего. Ходи так. Я уже привыкла. Ходи голый, только представляй про себя, что одетый и всё нормально будет. Скованности не будет, а иначе зачем раздеваться то? Что бы прятаться без конца?
И действительно, часто, особенно когда занимался чем нибудь, вообще забывал, что голый.
– Смотри, а то ещё на улицу пойдёшь, одеться забывши – подшучивала надо мной мама.

 

Я открыл душ и начал регулировать воду.

— Сегодня тоже спину лечить будешь? — мама достала мочалку и гель.

— Да. Не мог от работы оторваться, что бы на прогревание сходить — сказал, не соврав, я.

Мама сбросила лёгкий халат и осталась в трусиках и лифчике. Она всегда раздевалась, чтобы не мочить верхнюю одежду, потому что мыла меня основательно, не жалея ни воды, ни пены. Ей даже приходилось иногда бельё на сухое менять. На моё предложение вообще раздеваться, в этом случае, всегда следовал отказ. Но и так было не плохо. Сегодня на маме был красный комплект. Я обратил внимание на трусики. Они были уже чем обычно и из-за этого, немножко, свисал живот. Она поймала мой взгляд:

— Рита мне посоветовала. Материал лёгкий и воздух хорошо пропускает. Правда высоких трусов не было, только такие — и посмотрев на них, спросила:

— Не слишком ли вызывающе?

— Не больше, чем мой вид.

Мама усмехнулась:

— Да уж точно.

А я обратил внимание, что трусы и лифчик у неё, в мелкую мелкую сеточку. Через неё просвечивались соски и соблазнительный треугольник внизу живота.

А мама уже начала мылить ягодицы и опускаться ниже. Впрочем, долго на них не задержалась.

— Поворачивайся — как мне показалось, приказала она. Я повернулся. Надо сказать, что спереди она меня ещё не мыла, всегда только спину. Мочалка сразу же забегала по груди и рукам.

— А то ты всё время оглядываешься. Посмотри получше, какой у мамы комплектик — весело сказала она. А я понял, что эта шутка явилась поводом, чтобы начать, наконец, меня и спереди мыть. Ну что же — подыграем.

— Комплект супер. Такой и мочить жалко — заискивающе сказал я.

— И не уговаривай — отмахнулась мама и с большим усердием начала водить мочалкой по животу и бёдрам, старательно огибая член.

У меня сразу созрел план как осуществить одно своё навязчивое желание — упросить маму, делать мне массаж простаты. Но сразу просить об этом не стал, а решил подождать, когда она будет растирать мне поясницу.

И вот купание окончено. Мама немного потёрла полотенцем спину и отдала мне его.

— На. Вытирайся дальше сам. Пойду сниму обновку. Как ни старалась, всё равно намочила — сказала она, с какой-то ноткой сожаления.

— А я предупреждал — уже с ноткой победителя проговорил я.

— И не старайся. Не буду я тебя голой мыть — поучительно отозвалась она и велела:

— Укладывайся на диван. Сейчас мазь втирать буду.

Я покорно последовал в зал, к дивану и улёгся на живот, головой к спальне. В приоткрытую дверь увидел как мелькает в руках мамы то красный лифчик, то трусы. Саму её, всю, видно не было. Наконец она вышла, держа в пуке тюбик с мазью  и свой снятый комплект. На ней был тот же лёгкий халат, что и в ванной. На декольте он был небрежно распахнут. Правда полностью грудь видно не было, но, я обратил внимание, что на ней нет лифчика. Она положила тюбик рядом со мной, забрала в ванной мокрое полотенце и пошла на балкон вывешивать на просушку мокрые вещи. Справилась быстро и вернулась к дивану.

— Освободи места немножко — приказала она. Я подвинулся и мама присела, бочком, у моих ног. Тут же я почувствовал сырое прикосновение мази, на пояснице и пальцы растирающие её по телу. От этих движений у меня началось приятное покалывание и я решился спросить о давно желанном массаже.

— Мама. У меня небольшая проблема. Я у врача консультировался.

Мама оставила втирание, как бы говоря: «И что дальше»

— У меня возникла проблема с… Ну как тебе сказать — немного замялся я.

— Говори как есть — услышал я серьёзные оттенки в её голосе.

— Понимаешь. Ну, проблемки у меня с этой… Ну потенцией короче — я сделал коротенькую паузу:

— Не то, чтобы совсем. А так, как бы не то, что раньше — промямлил я.

Мама, как мне показалось, с облегчением, начала дальше втирать мазь.

— В этом возрасте не удивительно. И что врач?

— Да тоже, вроде как успокоил. Сказал, что медикаментозное — «Простамол» и обязательно массаж простаты.

— Ты на массаж записался?

— Нет. Это дороговато и его можно делать и дома — подкинул я немного интриги.

— А что в нём за особенность? Промежность надо массировать? — поинтересовалась мама.

— Промежность тоже — с готовностью ответил я — Но главное, это прямой массаж простаты через анус.

— Что за сложности такие. Рита справится. Обязанность каждой жены заботиться о здоровье мужа — уверенно проговорила мама.

— Да не хочет она — недовольно сказал я.

— Так ты что хочешь, что бы я делала? — в её голосе, я услышал нотки удивления — Я не знаю., что и ответить.

Я уже надеялся на положительный ответ, но услышал:

— Я поговорю с Ритой — уверенно сказала она.

— Ни в коем случае. Она может на правильно это истолковать. А именно то, что я тебе раскрылся, в таком деликатном деле — я вдохнул воздуха и продолжил:

— Помнишь как она ревновала меня пять лет назад? Из-за того, что ты сказал, что у меня на работе такие красивые сотрудницы. Мне долго пришлось отбиваться.

— Помню, конечно. Я тоже тогда оправдывалась и уверяла её, что не хотела никого, тем более невестку, унизить.

— Вот видишь. Ранимая она очень, у нас — убедительно сказал я.

Мазь уже впиталась, но мама всё ещё поглаживала по пояснице и ягодицам. Было приятно.

— Переворачивайся на живот — вдруг сказала она. Я даже оторопел немного. Массаж живота и груди она мне ещё не делала. Но она, оказывается и не собиралась их массировать. Когда я улёгся, поудобней на спину, мама опустила глаза ниже моего живота и велела:

— Подыми на вверх яички. Попробую промежность помять. Но не более.

Я быстро забрал член с промежности и зафиксировал его ладонями. Мама сразу же начала пальцами надавливать на упругую поверхность между ног. Делала это робко, как будто боясь вызвать у меня неприятные ощущения или даже причинить боль.

— Здесь тоже помассировать? — она притронулась пальцами ближе к анусу. Я кивнул и немного раздвинул ноги. Мама начала надавливать низ промежности, низ ягодиц, подбираясь, потихоньку, к анусу. Впрочем, когда к нему было совсем близко, мама отстранилась и перешла вновь к промежности. Видно было, что мама увлеклась и халат на груди распахнулся ещё шире, да так, что начали мелькать аккуратные точащие соски. Об этом я маме не сказал. А она, между тем, продолжая процедуру, сказала:

— Вот и я увидела какие у тебя между ног раздражения. Пока тальком присыплю, а на другой раз куплю мазь антисептическую и размягчающую, массажную.

С этими словами она встала и направилась в спальню и я услышал шум выдвигаемого ящика из шкафа. Там у неё лежали медикаменты. Через минуту мама снова присела на диван. Халат был уже запахнут и она начала посыпать раздражения порошком и растирать его по телу. Мой член отреагировал на эти процедуры и немного налился, но до торчка было ещё далеко. Я решил воспользоваться даже таким, не очень убедительным примером:

— Вот видишь. Даже неполный массаж, приводит к усилению тока крови и работа простаты улучшается. Соответственно усиливается потенция — я как можно больше старался придать своему голосу убедительности.

Мама же, продолжая растирать тальк, спокойно ответила:

— Неужели Рита не может это, точно так, сделать? Ничего ведь сложного и постыдного, тем более для жены. Всё-таки я поговорю с ней.

— Мама — строго сказал я.

— Ну хорошо, хорошо. Не буду беспокоить твою, драгоценную. Хотя она и сама смогла бы догадаться, что делать-то нужно.

От маминых пальцев член ещё налился и стал длиннее. Он уже ровно лежал на животе и яйца не свисали на промежность. Мама посмотрела на мой ещё не окрепший торчок, бросила массировать и взглянув на меня, сказала:

— Запарилась совсем с твоим массажем. Ну в общем рада, что хоть немного помогла тебе — при этом она снова оценивающе посмотрела на член, потом на меня и поднялась с дивана. При этом халатик её распахнулся шире дозволенного и я увидел чёрный треугольник с не густыми, но и не длинными волосами. Но похоже мама не заметила этого и пошла мимо меня в сторону спальни. Она скрылась за дверью, а я перевернулся на живот, чтобы спрятать бойца, который при виде маминого лобка, моментально затвердел до гранитного состояния.

А мама долго не задержалась в спальне. Она вышла в том же халате, но уже запахнутом. На плече висело новое банное полотенце, а глаза излучали вопрос: «Попалась мама, да? Мог бы и подсказать, что своим сокровенным сверкаю» Я думал она озвучит это, сейчас в слух, но просчитался. Мама сказала:

— Иду в душ. Испариной покрылась. С тебя мыльный массаж — и вошла ванную не закрыв дверь.

Я недавно ей начал делать упомянyтую процедуру. Сначала испытал на Рите. Той понравилось. Мама, в отличие от Риты, передо мной не обнажалась и купалась в трусиках и лифчике, правда расстёгивала его. Ей тоже пришёлся по душе мой массаж и я не удивился намёку на его выполнение. Я встал с дивана. Быстро натянул трусы. Мама не разрешала что бы я её мыл будучи голышом. Войдя в ванную, на мгновение остолбенел. Мама сидела в воде, сомкнув руки на груди и была без лифчика. Впрочем, когда я ступил ближе, то заметил, что она ещё и без трусиков. Я же был уверен, что она традиционно будет прикрыта.

— Мыло новое распечатай — показала она полку возле раковины — мылится очень хорошо. Пена ароматная и густая.

Я взял мыло и начал натирать спину и руки. Мыло действительно было ароматным и создавало обильную пену. Я покрыл ею плечи руки и спину до воды. Положив мыло в мыльницу, принялся за массаж. В воде была видна попа мамы и это волновало меня. Я по особенному начал массировать и спину и шею, задействуя все пальцы и захватывая и рёбра до талии. Мама тоже заметила мои старания и даже похвалила. Когда массировал руки, то просил, что бы она отрывала их от груди и когда она это делала я видел сосок, пока он не прикрывался другой рукой.

— Мама, встань пожалуйста — набрался смелости я.

Я думал она откажет, но мама посмотрела на меня, привстала. Показались округлые ягодицы. Она отстранила левую руку от груди и опустила её к лобку, прикрыв его. Через секунду она стояла ко мне попой и косилась в мою сторону. Я мочалкой и мылом начал натирать ноги и ягодицы. Бросив мыло начал аккуратно массировать тело. Я даже чувствовал, как оно подрагивает под моими ладонями. Маме нравилось и процедура затянулась дольше чем обычно. Правда руки она не отрывала. Но мне и этого, на первый раз, достаточно было. Меня волновал мамин вид. Такой откровенной я видел её впервые.

Наконец я начал смывать мыло рассеивателем душа и мама отрывала руки, разгоняя воду. Я видел соски и волосы на лобке, да и в конце массажа мама стала раскованней. Когда вытиралась полотенцем вообще повернулась ко мне боком и уже не прикрывала грудь.

— Скоро буду как и ты, голой по квартире ходить — пошутила она, прикрыв лобок полотенцем и направляясь в спальню. А я пошёл в зал, снял трусы и прилёг на диван. В приоткрытую дверь не было видно самой мамы, но я понял, что она переодевается. Через минутку она вышла в белой, короткой майке, через которую просвещались соски, но она прикрывала попу и спереди:

— У меня ведь тоже, на складках, тело, растирается и по твоему примеру, тоже без трусиков похожу — и мама, прижав майку к лобку, приподняла её, сбоку, до самой груди. Я удостоверился — да, трусов нет. Мама опустила майку и довольная, озорно подмигнула глазом.

Мне нравилась мама. Не смотря на свои шестьдесят пять, выглядела, она привлекательно, с красивым лицом и хорошо сохранившейся фигурой. В жизни, мама не была обременена тяжёлой физической работой и окончила трудовую деятельность, в должности заместителя директора по бытовым вопросам, на крупном предприятии:

— Сейчас ужин разогрею. Сегодня твои тефтельки любимые — сказала мама, а я проглотил слюну.

— Пойдём. Салат поможешь крошить — она пригласила меня, поманив рукой, на кухню. Я как был голым, так и уселся за стол. Обычно, мама всегда заставляла одеваться на кухне, а сейчас промолчала. Я резал помидоры и лук, а она суетилась у печки. Два раза доставала со шкафа то специи, то тарелки и чашки и майка подымалась, показывая аккуратную попку. Первый раз она одёрнула её, а на второй забыла. Пришлось подсказать. Мама опустила майку и весело сказала:

— Знаю, что предложить хочешь. Нет и нет. Как ты ходить, без ничего, не буду.

За ужином мы поговорили о том, о сём. Мама сказала, что завтра едет на дачу к тёте Рае, а в воскресенье ждёт на массаж, если других дел нет. Да какие там, другие дела. Тем более Рита, с десяти часов утра, отправляется в сауну, с подругами, и будет там, скорее всего, почти до вечера.

— Спасибо тебе — сказала мама у дверей, когда я отправлялся домой — Ты помог мне сегодня сделать то, что нужно было сделать давно. И тебя подлечивать и самой посвободней быть. Ну езжай.

Она, по-матерински, поцеловала меня щёку и сказала, закрывая дверь:

— А с Ритой, всё-таки, поговори.

Денис Донгар

Продолжение следует

 

20 701
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
4 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Давид
Давид
1 год назад

Профессионально написана сказка

Борис
Борис
8 месяцев назад

Не очень понравилось, кончины нет