Семейные сцены в городском интерьере

Бывают такие мгновения поздним вечером, когда глянешь в окно – город как будто вымер, словно глубокая ночь на дворе, и только фонари оживляют мрак. А спустя несколько секунд видишь подгулявшую компанию, влюбленную парочку и прогуливающихся пенсионеров. И глубокая ночная тишина с полным безлюдьем наступит еще очень-очень не скоро.

…..

Широкая и длинная доска дворовых качелей была за долгие годы службы своей отполирована едва ли не до зеркального сияния десятками тысяч штанов и юбок всех фасонов и размеров. Чуть-чуть поблескивающая отраженным светом далеких тусклых фонарей она так и манила к себе крепкие задницы подуставшей от романтического, но пустопорожнего блуждания по вечерним дворам юной парочки. Очень коротко стриженный, высокий и по-боксерски чуть-чуть сутулый, мускулистый парень в спортивном костюме очутился у качелей первым и с едва уловимым вздохом облегчения ловко взгромоздился на высокое сиденье.

– Вот ты какой, – нарочито обиделась на своего спутника девчушка лет восемнадцати. – Сам уселся, а про меня не подумал!

– А ты иди ко мне на коленки, Польчик, – радушно пригласил молодой человек.

– Соблазняешь, значит, – моментально загорелась азартом девушка. – Ну, держись…

Она была невысокой и худощавой, едва доставая затылком до плеча своего спутника. Светло-русые густые волосы были собраны в два совсем детских «школьных» хвостика, на лице, кажется, не было ни грамма косметики, под плотной темно-серой толстовкой едва угадывалась маленькая грудь, а из-под зеленой коротенькой юбчонки торчали тонкие ножки, обремененные тяжеленными на вид, громоздкими гриндерсами грязно-болотной расцветки.

Полина быстро положила рядом с распорками на увядающую травку небольшую сумочку, ухватилась руками за столбы качелей и легким, танцевальным движением, расставив пошире ноги, вскочила на доску. Она тут же присела над парнем на корточки, откровенно демонстрируя тому узенькие темно-лиловые трусики.

– Держись, Паштет! – зловещим шепотом произнесла девушка, активно орудуя одной рукой в его спортивных штанах.

– С ума сошла? – заинтересованно спросил Павел, впрочем, не делая попыток остановить свою подругу. – Время – одиннадцать, народ из окон, небось, смотрит…

– Пусть завидуют, – чуть надувая щеки и пыхтя от усердия, ответила Полина, извлекая твердый крупненький член с багровой, хорошо заметной даже в слабом свете фонарей головкой, на которой уже выступила слеза смазки.

– Кому завидуют?

– Нам, милый, нам…

Перехватившись второй рукой за сильное плечо парня, девушка привычно сдвинула в сторонку загораживающие доступ к заветному местечку трусики и – ах! – горячая залупа погрузилась в мокрое, скользкое влагалище.

– Кайфец! – выдохнула Полина, с первого же захода насаживаясь на член до конца.

Замерла на пару секунд, ощущая в себе толстенький ствол, и начала легонько, играючи, подниматься и приседать на корточках. Паша судорожно уперся ногами в ямку под качелями, не давая им свободно колебаться в такт движениям двух тел, и подхватил подругу под попку, старательно помогая ей скользить по члену.

– Аж дух захватывает, да, Паштет? – заглядывая в серо-голубые глаза партнера, возбужденно спросила девушка.

Она обхватила парня тонкими руками за шею и, наращивая темп, с размаху садилась на член, изредка замирая и вращая бедрами, потираясь глубинами влагалища о головку.

– Так захватывает, что я сейчас кончу, – на выдохе признался Павел, стараясь чуть-чуть притормозить шустрые движения Полины.

– Так быстро? – разочарованно уточнила девушка через минутку.

– Представь, сколько народу сейчас к окнам прилипло, и ты кончишь, – тяжело дыша, отозвался парень.

– Уже… Уже… Уже… Хоп-хоп-хоп… – тоненько запричитала партнерша, на несколько секунд прекращая движения и судорожно сжимая бедра. – Вот всё, я готова! Теперь ты…

Паше не надо было напрягаться или сдерживаться, слегка тормозила его только обильная смазка, вытекающая из влагалища. Но движения Полины стали совсем уж отчаянно быстрыми и требовательными. И сильно прижав к себе девушку, доставая, казалось, до самых глубин её естества, парень с протяжным глухим стоном принялся изливаться в горячую ждущую спермы вагину.

– Вот это дело!!! Улет!!!

Полина запрокинула голову назад, сильно отодвигаясь от партнера, насколько было возможно в этой волнующей интимной позе. И Паша в полутьме увидел, как по торчащему в глубине вагины стволу просачиваются вниз белесые капли.

Девушка бойко соскочила с качелей, оправила юбку и склонилась над сумочкой, что-то выискивая в её недрах. Парень заправил в штаны увядающий после спуска член и тоже поднялся на ноги.

– Все, милый, нам пора, меня уже муж заждался, – деловито сказала Полина.

И нарочито пошленько хихикнула, протянув к лицу Паши тощенький кулачок. На среднем пальце правой руки сумрачно поблескивало широкое обручальное кольцо.

– Везет твоему мужу, – со вздохом чуть завистливо сказал парень. – Может трахать тебя всегда и везде, а не только на улице или в подъезде…

– В подъезде тоже есть своя романтика, только он меня не трахает, а любит, – засмеялась Поля. – Ты давай, двигай, а то еще увидят вместе. Мне потом оправдываться, что у тебя зажигалку спрашивала.

Она отвернулась от окон дома, задрав юбочку и старательно протирая промежность извлеченной из сумки влажной салфеткой. Павел еще раз вздохнул и, не оглядываясь, неторопливо побрел к ярко освещенному подъезду.

Полина, проводив его взглядом, вытянула из кармана пачку сигарет и зажигалку, ругнулась – сигарета была последней и при этом изрядно помятой – взгромоздилась, поджав под себя ноги, на качели и совсем не по-женски ловко прикурила. После сумасшедшего соития на детской площадке под окнами многоэтажного дома табачный дымок показался девушке как-то по особому вкусным. Через пяток минут, старательно затоптав в землю окурок, она быстро перебежала через двор и, привычно порывшись в сумочке, прижала к панели домофона «кляксу»-ключ.

…уже подымаясь в пустом чистеньком лифте на свой этаж, Полинка мысленно оглядела себя: «Так, косметики нет, размазываться нечему, юбочку, кажись, не помяла, приметные следы стерла, а что все еще хлюпает между ног, так ко мне в трусики с порога никто полезет, даже муж…» В ярком свете новенькой, с иголочки, лифтовой кабины она выглядела совсем уж до неприличия юным и чуток угловатым подростком.

Открыв двери квартиры своим ключом, девушка в прихожей нос к носу столкнулась с высоким и плечистым, коротко остриженным парнем.

– Чего так долго? – нарочито хмуро спросил он, упираясь кулаком в дверную притолоку над плечом жены.

– Ой, ну, так получилось, – как бы в растерянности защебетала Полина. – Представляешь, я сейчас во дворе, прямо на качелях, потрахалась с таким чудным молодым человеком…

– Ты хотя бы с ним кончила? – продолжая прикидываться суровым и мрачным, спросил мужчина.

Девушка не сдержалась, приподнявшись на цыпочки и изо всех сил вытянувшись вверх, обхватила руками шею мужа, почти повиснув на нем, чмокнула в скулу – ну, уж куда достала – и шепнула с томным вздохом:

– Разве с тобой можно не кончить, Паштет?

Павел довольно осклабился, почти уже сказал заветное: «Гы-гы», но Полина перебила:

– А вот предложение насчет подъезда мне очень понравилось, надо как-нибудь при случае воплотить…

– А зачем случая ждать? – возмутился не насытившийся с первого раза муж. – Пошли!

И он, развернув девушку, буквально принялся выталкивать её на лестничную клетку…

– Пашка, с меня до сих пор течет! – попробовала возразить Полинка, но особо сопротивляться не стала.

– Это хорошо, – пробурчал Паша, слегка прикрывая, но не запирая входную дверь. – Больше смазки, легче ебля.

– Поручик, вы хам! – со смехом возмутилась жена.

– Вперед и с песней, женщина!

– А соседи? – пискнула шепотом девушка уже снаружи, стараясь не привлечь постороннего внимания громкими разговорами на площадке.

– Хрен с ними, – рассудительно ответил муж, устанавливая Полину на первой ступеньке лестницы, и легким нажимом между лопатками заставил её наклониться вперед.

Девушка послушно вцепилась ладонями в свои остренькие коленки и чуть покосилась за спину. Возбужденный Павел устраивался на ступеньку ниже, чтобы его рост не мешал планируемому интимному действу.

Резким движением муж забросил на спину Полинки подол короткой юбочки и рванул вниз влажные трусики, освобождая доступ к такому знакомому и манящему влагалищу. Так было свободнее и в чем-то кайфовее, чем на качелях. По собственной сперме член вошел, как по маслу. Девушка ойкнула и слегка качнулась туда-обратно, удерживая равновесие. Паша крепко прихватил жену за талию и начал постепенно ускорять движение, касаясь лобком худощавых женских ягодиц. В ослепительном свете подъездных ламп отлично было видно, как при обратном ходе напрягаются, растягиваясь, нижние губки, будто бы стараясь удержать внутри скользкий ствол…

Где-то этажами ниже и выше ходили и переговаривались припозднившиеся жильцы, хлопали двери квартир, на весь подъезд разнося ароматы борща, жареной картошки и домашних котлет. И никто не мог подумать, что совсем рядом, на ступеньках лестницы, молодой муж смачно наяривает свою юную избранницу, хрипло сопя и кряхтя от удовольствия.

Вот только кончить нормально, как хотелось, им не удалось. Громко и противно, кажется, на весь подъезд, заскрежетал замок в квартире напротив. Перепуганная резким звуком Полина засуетилась, дернулась, соскакивая с Павла, запуталась в спущенных до щиколоток трусиках, запнулась и неловко упала на четвереньки, закусив от боли губу. Их спасла боксерская реакция парня. Во время сообразивший, что нужно сейчас и немедленно делать, муж в спортивных штанах, спущенных до колен, успел подхватить на руки девушку и буквально вломиться в собственную квартиру, чтобы уже там, в прихожей, аккуратно уронить Полинку и упасть на пол самому, подставив на глаза изумленных соседей, направившихся, похоже, на позднюю ночную прогулку, голую волосатую задницу.

Давясь от смеха и стараясь не оглядываться на разинувшую рты пожилую парочку, вышедшую из соседней квартиры, Пашка извернулся и, лежа, ногой подцепил за ручку и прихлопнул дверь.

– Разговоров теперь в подъезде будет – на неделю, – фыркая, как тюлень, объявил он.

– Да хоть на месяц, – демонстративно надула губки Полина. – Я вот коленку в кровь разбила, как завтра в институт пойду?

– В джинсах сходишь, велика проблема, – сообразил, слегка успокаиваясь, Павел.

– Да, верно, – кивнула жена и вдруг хитренько посмотрела на парня, успевшего сесть прямо на пол, упираясь спиной в стену. – А ты знаешь… я пока падала, и ты меня тащил сюда… я так кончила!!! Прямо фейерверк какой-то…

– Серьезно?

– Ну, да, видно, от экстрима, да еще соседи, точняк, что-то видели и всё поняли, – Полина потерла вторую, не разбитую, но тоже пострадавшую от падения коленку. – А ты нет, Паша? Чего я спрашиваю, как дура!

Член так и не подтянувшего штаны мужа торчал, как мачта на старинном корабле.

– Нельзя так, сейчас, погоди, отсосу…

Девушка встала на четвереньки, стараясь не опираться на окровавленную коленку, и ловко, смачно заправила багровую головку за щечку…

1 738
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments