Сердцу приказать невозможно…

Я родился в достаточно обеспеченной семье. Да что там скромничать, в богатой семье. Мой отец со временем стал генеральном директором металлургического комбината, а мама всю жизнь проработала врачом. Я окончил школу с золотой медалью и без проблем поступил в Машиностроительный институт. Параллельно со школой я заочно окончил эстрадное отделение музыкальное училища и хорошо играл на гитаре. Опять скромничаю. Отлично я играл, отлично! Писал музыку, тексты песен. Играл в ансамбле на танцах. И в институте, и на городских пятаках. Одно время я сам не знал кем я больше хочу стать музыкантом или инженером. После третьего курса знакомые музыканты пригласили меня поиграть на танцах в городском парке. У меня были каникулы, и я согласился. Играя можно было весело провести время и деньжат срубить!

Порепетировал я с ними пару дней и уже к выходным вовсю лабал танцевальную программу. Как-то в один из теплых летних вечеров я увидел Её и пропал. Высокая стройная блондинка с пронзительно -карими глазами! Несмотря на белый цвет волос дурой она не казалась. По крайней мере, я так для себя сразу определил. Я к тому времени прожил долгую суровую жизнь и в свои двадцать с хвостиком лет в пиве и женщинах разбирался. Во всяком случае, я так думал. Ну, а если честно, то до этого времени у меня с гендерными нашими сестрами опыта общения не было никакого.  Не то, что бы я был какой-то ущербный, наоборот и лицом, и ростом, и телосложением вышел. Как говорила мама, весь в отца – красавца (сам отец считал, что в мать!). Просто как-то не сложилось и до поры до времени бабочки ( в смысле девушки) облетали меня стороной.  А вот тут увидел и пропал! На танцы это роковая блондинка приходила с подругами, и уходила тоже без кавалера. Это вселяло кое- каки надежды. Но пока я жевал сопли, мой коллега по ансамблю Дима (полтора метра в прыжке!) пару раз пригласил эту красотулю по танцевать и все, она стала его девушкой. Это сейчас я юморю, а тогда это было для меня страшно трагедией.

Лето быстро пролетело и в институте снова начались занятия. Как-то на одну из репетиций мой друг Дима пришел той самой девушкой.

– Наташа! – Представил он ее нашему коллективу. – Моя невеста, сегодня заявление в ЗАГС подали.

Все поздравляли, хлопали Диму по плечу. Наташа даже засмущалась и так очаровательно покраснела, что я не выдержал и вышел из репетиционной комнаты.

Потом начались танцы. Дима с Наташей танцевали только медляки. Он ни на минуту не оставлял свою девушку. Я же играл только для неё. Вечер подходил к концу, и мы заиграли последний танец. По моей просьбе мы играли «Still Got the Blues» Гарри Мура. Наверно так хорошо я не играл ни до, ни после. Моя гитара кричала, стонала, пела от тоски по любимой, что мне показалось Наташа что-то почувствовала. Из -за плеча кавалера она несколько раз пристально посмотрела на меня.

Но все закончилось и мои надежды тоже. Но неожиданно Наташа и Дима пригласили меня и еще пару наших ребят отметить подачу заявления. Посидеть решили у Наташи. Мы сели в такси и поехали в спальный район, где она жила. По дороге всем стало ясно, что одной бутылки коньяка будет мало и Дима вместе с друзьями метнулся в ночной магаз. Мне и Наташе было поручено готовит стол. Жила она на седьмом этаже, лифт уже не работал и нам пришлось подниматься пешком. Наташа шла впереди, я на две ступеньки сзади.  Когда мы добрались да пятого этажа (я считал!) мне стало понятно или сейчас или никогда.

– Наташа! – Позвал я. Она остановилась и повернулась ко мне.

-Юра?

– Наташа! –  Продолжил я. – Ты можешь думать про меня все, что угодно, но я тебя люблю. Люблю с того самого момента, когда увидел тебя на танцах в парке летом!

Она молча смотрела на меня. В подъезде было темно, и я не видел выражения ее глаз.

– Почему же ты молчал, почему не подошел, не познакомился? – Ее голос звучал для меня как музыка. – Я ведь тоже тебя заметила. И почувствовала…

Она не договорила. Мы еще помолчали немного.

-Прости если я тебя обидел! – Я стал путаться в словах, понимая, что признание мое в любви запоздало.

-Пойдем, а то не успеем стол подготовить…- Наташа повернулась и продолжила подниматься по лестнице.

Вечеринка прошла быстро. Приехали Наташины родители и мы стали собираться домой. Дима как-то по-хозяйски чмокнул свою невесту в щеку, вальяжно за руку попрощался с будущим тестем, и мы вышли в подъезд.

– Ну как вам моя девчуля? – Спросил он закуривая.

Ребята что- то стали говорить ему, неверно нахваливали его выбор, я же молча стал спускаться по лестнице. Мне был неприятен этот разговор и особенно раздражала самодовольная Димкина рожа.

Домой я шел пешком. Сентябрь был уже на исходе, листья почти облетели и желтой метелью кружили по ночной улице. Накрапывал мелкий осенний дождь. Я, подняв воротник, медленно брел мимо темных мрачных домов понимая, что шансов у меня уже нет.  На душе было тошно. Я сказал, что хотел, но было ясно – слова мои на нее не произвели никакого впечатления. В голове вертелось одно слово «поздно!!!».

Медленно потянулось дождливое осеннее время и каждое новое утро неотвратимо приближало день свадьбы Наташи и ее кавалера. Наступил морозный ноябрь. Все прогрессивное человечество готовилось отметить очередную годовщину Великой Октябрьской Социалистической революции. Димка пригласил наших ребят в компанию на природу на входящие в моду шашлыки. Там должна была быть и его невеста Наташа с подругой. Я отказался, сославшись на какие- то проблемы.

А в день праздника сделал то, чего сам от себя не ожидал. Я приехал к Наташе и пригласил в ресторан. Положительного ответа я не ждал и когда она неожиданно согласилась едва не одурел от счастья! Я заехал за ней на такси в шесть вечера, и мы к половине седьмого были уже на месте.

У входа в ресторан стояла толпа. Мест не было. Из-за праздника все столики были заказаны. Это была катастрофа!  Наташа посмотрела на меня: – Ну что пойдем домой?

– Подожди минутку! – Я бросился к телефону- автомату и набрал мой домашний номер. Трубку взял отец.

– Папа! Помоги я с девушкой и нам нужно попасть в ресторан!

Видимо отец все понял по моему голосу. Поэтому только спросил в какой ресторан я хочу прорваться.

Через пятнадцать минут к нам администратор и под ошалевший взгляд швейцара вежливо пригласила нас пройти во внутрь. Наташа удивленно посмотрела на меня, но ничего не сказала. Вечер прошел великолепно. Мы танцевали и пили Советское шампанское, а, когда все закончилось, я на такси отвез Наташу домой.

Мы опять пешком шли на седьмой этаж и между пятым и шестым этажами я ее в первый раз поцеловал! Она ответила, и мы долго обнимались, не боясь кого -нибудь встретить.  А потом… потом…она позвала меня себе. У нее была своя комната и мы тихонько, что бы не разбудить ее родителей туда пробрались. Мы опять бесконечно долго целовались. А потом она сказала загадочную фразу: «Чему быть, того не миновать…» (интересно, что это значило?!) И стала раздеваться. И все случилось!

Утром я поехал домой, так и не разбудив ее родителей. А вот мои не спали и всю ночь прождали меня. Но повинную голову меч не сечет и первой сдалась мама. Я был прощен и меня даже напоили кофе. Но мыслями я был там, с моей любимой (именно с моей). Поэтому через час я снова поехал к ней.

Мне открыл ее отец. Я вежливо поздоровался и спросил дома ли Наташа. Он махнул рукой в сторону кухни, но пригласил меня в зал.

– Она сейчас занята, не будем ей мешать.

Я послушно сел на диван. Вдруг дверь хлопнула, и я увидел, как из кухни выскочил раскрасневшийся Димка и, не прощаясь хлопнул входной дверью. Следом вышла Наташа. Глаза ее были красными и припухшими. Понятно. Объяснение с несостоявшимся женихом.

Дима очень расстроился, он несколько раз делал попытки вернуть Наташу, пытался со мной разобраться. Но у него ничего не получилось. Через полгода мы с Наташей расписались. Свадьба была шикарной. Мои родители расстарались для единственного сына. Шикарный свадебный кортеж, лучший ресторан и море гостей. Надо сказать, о том, что мой отец генеральный директор Наташа узнала только накануне свадьбы.

Жить мы стали у моих родителей. Нам вполне хватало места в огромной четырехкомнатной квартире. Через девять месяцев родился сын Егор. Но быт нас не засосал. Мы по-прежнему любили друг друга и с годами наша любовь только крепчала. Я закончил институт и ушел в армию, Наташа прервала учебу в медицинском институте и с сыном поехала со мной. Через восемь лет скитаний по гарнизонам родилась дочь. А еще через год развалился Советский Союз. И в месте ним развалилась Советская Армия. Я уволился, и мы вернулись домой.  Отец позвал меня к себе на комбинат, а Наташа сидела с детьми. Егор был уже достаточно большим и ходил в школу А вот дочь Света сидела с мамой. Родители помогли нам купить квартиру. У нас семье все было хорошо. Ни я, ни Наташа не давали повода усомнится в верности друг другу.

Я любил жену по -прежнему, хотя былой остроты чувств уже не было.  Все шло своим чередом, пока однажды я не попал на празднование дня рождения без Наташи. Приболела Света, и я пошел один. Не помню уже у кого был праздник, да это и не важно. В середине вечера, когда танцы поднадоели, меня попросили спеть под гитару.  Красивый молодой мужик с приятным голосом и слабые женские сердца поплыли. Я был нарасхват! Публика поддала и одна шустрая дамочка, не теряя времени, в ванной комнате развела меня на быстрый секс. Потом мы продолжили у нее дома. Очнулся уже утром. Моя дама еще спала, а я уже летел домой на ходу придумывая отмазку Что- то вроде – перепил и ночевал у друга. Мобильной связи еще не было, поэтому прокатило.

Было ужасно стыдно перед женой, но сам процесс мне понравился. Именно с этого момента и началось мое увлекательное путешествие по чужим вагинам!

Нет- нет, жену я любил по-прежнему. У меня и в мыслях не было бросить ее. Она была моим надежным тылом. Дома я был примерным мужем и отцом. Интересы семьи у меня были всегда на первом месте. Но там, на воле, в городских джунглях, я был охотником, ловцом бабочек. Я был альфа-самцом! «Дичи» было сколько угодно. Разведенки, замужние, молодые и по -старше. Я «резал» женщин как автогеном! Со временем появилась даже какая-то вальяжная пресыщенность. Я стал разборчив и не шел на контакт абы с кем. Я упивался своими победами среди слабого женского сословия, пребывая в уверенности, что все шито крыто и моя жена ни о чем не догадывается. Каких-то длительных отношений с любовницами я не строил. Пару тройку раз подрындыгулились и все. Прощай! Я создал для себя правило. Как только в квартире любовницы появлялись для меня тапочки и зубная щетка, я тут же «делал ноги», ибо дальше оставаться было опасно. Могло затянуть. И это правило работало. Но как говорится, не все коту масленица, рано или поздно приходит конец!

Шло время. Я продолжал «работать» сверхурочно очень часто выезжая в «командировки». Жена может о чем -то догадывалась но молчала и меня понесло. На семнадцатом году нашей совместной жизни я заигрался.

Мои игрища с очередной любовницей затянулись. Я зависал с ней уже три месяца, когда понял, что пора прекращать отношения. Если по чесноку, мне на тот момент уже надоела разгульная жизнь и я твердо решил закончить «карьеру Казановы».  Мне было тридцать семь, Наташе на год меньше. К этому времени я уже был первым заместителем генерального и совладельцем комбината. Учитывая, что владельцем был мой отец.  Жена работала врачом в детской поликлинике, ей все- таки удалось закончить медицинский институт.

Сказав жене, что встречаюсь с партнером я поехал к любовнице что бы поставить точку в наших отношениях. Мы с ней курили на кухне, когда раздался звонок и на пороге ее квартиры появилась моя жена. Оказывается, соседка любовницы знала меня и Наташу. Она и рассказала жене о моих похождениях. Наташа знала адрес, место работы и как зовут мою любовницу. Честно говоря, я испугался скандала. Любовница вообще была в шоке. Но Наташа была спокойна. Я что-то лепетал типа «это не то, что ты думаешь». Но жена никак не отреагировала на мои слова. Она стояла и смотрела на меня. И столько боли было в ее глазах, что я готов был провалится сквозь землю! Все так же молча Наташа повернулась и вышла из квартиры. Я выскочил следом, но ее нигде не было, скорее всего она уехала на такси, на котором приехала.

Через пол часа я был дома. Дети спали. Наташа сидела на кухне уронив голову на лежащие на столе руки. Перед ней стояла пустая баночка от снотворного.  Я немедля вызвал скорую.

Наташу удалось спасти. Врач сказал мне что если бы еще немного промедлили, то финал был бы печальным. Все время пока Наташа находилась в реанимации я был возле неё.  Через две недели ее выписали.

Она очень изменилась. Особенно взгляд. Она со мной почти не разговаривала. Общалась только по делу. Я же понимал, что она меня не простит никогда. Как ни странно, но мое предательство повлияло на ее внешность. Она похудела и стала ещё красивее. Мы не ругались с ней, не скандалили. Она никогда не напоминала о моем предательстве. Она просто меня не замечала, я был для нее пустым местом. Она терпела меня возле себя только из-за детей. Ни о какой близости не могло быть и речи. Мы спали в разных комнатах. Я готов был из шкуры вылезти, чтобы хоть как -то загладить свою вину. Но Наташе это было не надо. Так мы просуществовали пять с небольшим лет. Дети подросли Егор учился в академии МВД, Света заканчивала восьмой класс.

В один прекрасный день я понял, что у моей жены появился любовник. Как понял? Трудно сказать. Просто она стала какой-то отрешенной. Улыбалась сама себе. Так ведет себя влюбленная женщина. Мне ли этого не знать?! С моим то опытом. Я не предпринимал никаких попыток что-то у нее выведать. Я не имел на это морального права, ибо сам был последней сволочью и предателем. Я просто с ужасом ждал того момента, когда моя жена уйдет к другому. И наконец дождался.

Как-то вечером Наташа попросила меня задержатся завтра на работе и дать ей возможность собрать свои вещи. Она не сказала к кому уходит, а я не решился спросить. Наташа не оправдывалась передо мной, только сказала, что не хочет больше меня видеть.  Я был готов к этому.

– Детям я все рассказала без подробностей. Света очень расстроилась. Они не хотят жить со мной. Так что ты останешься не один. Прощай.

Захлопнулась входная дверь и я остался без жены. На меня накатила такая тоска, что я зажал зубами край покрывала, чтобы не завыть от отчаяния. Мое состояние описать не возможно. Я сам разрушил все. Поломал жизнь жене, детям и прежде всего себе. Моя жизнь разделила на до и после. А «после» это уже была не жизнь, а существование. Я притворялся что живу. Ходил на работу, разговаривал с кем -то, но ничего вокруг не замечал.

Так прошло полгода. Однажды я увидел Наташу с ее новым мужем. Это был ничем не примечательный полноватый мужчина, явно моложе её. Они мило беседовали сидя за столиком кафе. Глядя на их счастливые лица мне стало плохо. Заболело сердце и потемнело в глазах. Ревновал ли я? Не то слово! Но единственное что я мог, это смотреть со стороны и медленно умирать он отчаяния и бессилия. В этот день я напился до чертиков, и пришедший домой сын вызвал скорою. Пока я был в больнице Света жила у мамы. Она рассказала, что мамин муж очень состоятельный и мама с ним скоро уедет за границу, в Испанию. Там у него вилла на берегу океана, и они на лето будут забирать ее к себе.

Оставалось только порадоваться за жену и ее нового мужа.

Я выписался из больницы и мое существование продолжилось. До меня доходили слухи что Наташа оформляет документы по разводу и готовится уехать с любимым за границу. Наконец ко мне приехал её адвокат и я, не читая подписал все документы. Мне ничего было не нужно. Я хотел только одного. По -быстрее умереть. Родители пытались как-то поддержать меня, но у них это плохо получалось. Дети жили со мной и однажды Света сказала мне, что мама завтра уезжает и она поедет ее провожать. Егор отказался, он не принял мамино решение и осуждал ее, хотя я всеми силами пытался переубедить его.

Утром к нашему подъезду подъехала шикарная черная машина и из нее вышла элегантная красивая женщина, моя бывшая жена. Она обняла дочь, они сели на заднее сидение, и машина уехала. Боже, как мне было больно!

Я не выдержал, заказал такси и помчался в аэропорт. Я понимал, что больше никогда не увижу Наташу и хотел только одного, посмотреть на нее последний раз. Умирать не страшно, страшно жить без любимого человека, которого своими руками оттолкнул от себя…Я смотрел, как Наташа прощается с дочерью. По ее грустному лицу было видно, что ей не хочется уезжать, но она себя пересилила и даже попыталась улыбнутся. Света заплакала, и они поцеловались, Помахав дочери, Наташа с мужем направились к посадочному терминалу.

Все. Почему-то я даже почувствовал какое -то облегчение. Я искренне желал счастья своей любимой. Ну, а я решение уже принял. Я не подошёл к Свете, сел в такси и поехал домой. По дороге я заехал в магазин, купил две бутылки виски. Потом зашел в аптеку и купил две пачки снотворного. Того самого…

Две пачки должно хватить. Не знаю, может это малодушие, но я хотел уйти быстро. Что бы не раздражать детей и родителей своими соплями. Видимо мужской стержень во мне еще остался. Я четко осознавал, что натворил и сам приговорил себя.

Дома было тихо. Видимо Света еще не приехала. Не раздеваясь, я прошел на кухню. Надо все сделать быстро и успеть уйти из квартиры, чтобы не напугать ребенка. Достал стакан и решил сначала выпить для храбрости. Хотя чего мне боятся? Я уже открыл бутылку налил полный стакан, когда за моей спиной раздался Наташин голос:

– А мне нальешь?

«Ну вот уже и галлюцинации начались» – как-то отрешенно подумал я и обернулся.  В дверном проеме стояла Наташа и с грустной улыбкой смотрела на меня.

– Я не смогла, это выше моих сил! Я наверно дура, но все еще люблю тебя. Сердцу приказать невозможно…

416
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments