Школьный учитель – 4-1

Глава 4. Преступления и наказания

Еще по дороге к своей учительской общаге, Алексей понял, что на трезвую голову проблему не решить. Потому он зашел в магазин, купил бутылку водки и пошел к своему другу, который жил в той же общаге и на том же этаже.

– Привет! Доставай рюмки и что-нибудь закусить, – сказал Алексей прямо с порога и протянул другу бутылку.

– У тебя праздник? Или отмечаем окончание учебного года? Что ж, тогда гуляем, – ответил друг, поставив бутылку на стол и удалившись на кухню в поисках подходящей закуски.

Вскоре на столе стояла тарелка с колбасой и сыром, а рюмки были наполнены. После того как друзья их опустошили и немного закусили, Алексей сказал:

– Нет, дружище, не праздник у меня, а беда. Большая беда!

– У тебя беда? Где, в школе? Да ты же один из лучших учителей, тебе даже грамоту за это дали. Или что-то в личной жизни? Так у тебя её нет, насколько я знаю.

– Это вчера я был одним из лучших, а завтра меня скорее всего уволят.

– Ого! За что? Давай-ка рассказывай всё и по-порядку.

И Алексей рассказал всё от начала до конца – от телефонного звонка родителей Инны до разговора с директором.

– Да, это проблема! Большая проблема, – сказал Олег, внимательно выслушав друга и немного помолчав.

Он снова налил водку, выпил и слегка закусил. Его примеру последовал и Алексей.

– Тут надо хорошо подумать, – продолжил коллега. – Для начала могу сказать одно – про суд забудь, родители Инны никогда не станут порочить свою дочь, тем более перед поступлением в ВУЗ. А с директрисой значительно сложнее. Уверен, что эта стерва выгонит тебя из школы, а заодно и из общаги. И потом тебе действительно трудно будет устроиться в школе, может даже невозможно. А где человеку без образования в столице можно найти работу? В торговле? Там все забито. Таксистом? Нужно иметь свою машину. В менты тебя тоже не возьмут, поскольку в армии ты не служил. Остается одно – дворник. И насчет свадьбы опять облом, конечно, родители не захотят выдать свою дочь за безработного, да еще и бездомного. А если будешь жить у них, то им придется кормить не только свою дочь, но и тебя. И почему-то мне кажется, что это им не очень понравится. Тем более, что твои перспективы на будущее весьма туманны.

– Если меня уволят, то мне придется вернуться в свой родной город. Там возможно я устроюсь по профессии. Но это означает, что я потеряю Инну, а это для меня неприемлемо, она – просто ангел. Если же вдруг произойдет чудо, и она поедет со мной, то жить нам придется с моими родителями в тесной двушке без перспектив заработать на жилье. Зарплаты там у нас маленькие, а квартиры дорогие… В общем, вот что я думаю: нужно сначала всё откровенно рассказать Инне, потом её родителям, а дальше будь что будет. И я думаю это сделать прямо сейчас.

– Стоп, стоп, стоп! Рассказать ты всегда успеешь. Но неужели ты думаешь, что твоя откровенность радикально изменит их мнение о тебе? Точнее – о твоих перспективах. Не будь наивным. Все хотят иметь в родственниках если не богатых, то во всяком случае перспективных людей. Так что выход у тебя один – ехать к директрисе. Я пережил это приключение, переживешь и ты, тем более что с новичками она обходится не слишком грубо.

– Ну спасибо, за блестящее решение проблемы! Ты – настоящий друг! – ехидно произнес Алексей. – Одна только мысль о такой поездке вызывает у меня ужас. Нет уж, что угодно, только не это!

И тут у него зазвонил телефон. К его удивлению, это была директриса.

– Алексей, когда будете ко мне собираться, – произнесла она, – не забудьте хорошо помыться, включая свои интимные места. Ну и одеколончик у Вас тоже наверняка имеется, в крайнем случае – дезодорант.

– Вы уверены, что я к Вам приеду?

– Уверена! Я так крепко держу Вас за яйца, что Вы уже никуда от меня не денетесь. И еще, прихватите с собой Вашего друга, с ним я тоже хочу поговорить.

– Не уверен, что он на это согласится.

– Если он хороший друг – то согласится. Друзей в беде не бросают.

– Боюсь, что наша дружба для него менее важна, чем встреча с Вашей собакой.

– Что? Он Вам всё рассказал? Ах, он негодник! Впрочем, я на него не сержусь. Я прекрасно знаю. что все мужики не могут держать язык за зубами. Передайте ему, что если он не будет грубить, то собака больше не будет провожать его до двери. И еще скажите, если он не приедет, то его я тоже выгоню из школы. Уж причину я найду, пусть не сомневается. Да… если уж вы все знаете, пусть он сделает так, чтобы на Вашем теле осталось столько же волос, сколько и у него – то есть, ни одного! До встречи! Я жду!

И она отключилась.

– Ты слышал? – спросил Алексей?

– Слышал, – ответил его друг.

– Надо что-то придумать, чтобы вырваться из лап этого хищника. Срочно! Иначе она съест нас с потрохами.

– Надо! Похоже, эта сука и за меня взялась серьезно. Но что? У меня нет ни одной идеи. Она же – директор, а мы всего лишь…

Алексей опять налил водку, и друзья выпили.

– Наша проблема в том, что мы обороняемся и потому проигрываем, а надо как-то наступать, – сказал он и тут же вскрикнул, – Эврика! Я придумал! Мы поедем в гости!

– И что? Ты решил стать Раскольниковым и убить старушку? Тогда вперед и топор тебе в руки! А я туда даже под дулом пистолета не поеду.

– Ну зачем же так грубо! Все значительно проще: мы будем бить директрису её же оружием. Чем она меня шантажирует? Видеосъемкой! Вот и нам нужно заснять её извращения, и дело в шляпе. Представь, если бы у нас сейчас была запись её траха с сыном и собакой, то она уже не только не работала бы в школе, но и наверняка была бы под следствием. Не знаю как насчет инцеста, но зоофилия, насколько я помню, у нас уголовно наказуема.

– Отличная мысль! И как же я сам раньше не догадался! – воскликнул Олег. – Поезжай друг, и удачи тебе. А у меня только при одной мысли о её собаке понос начинается.

– Нет, один я не поеду. Или вместе, или никто. Нужно чтобы кто-то отвлекал нашу хищницу, тогда другой может всё заснять. Ну и не забывай, тебя она тоже собирается уволить. А насчет собаки есть такая идея: зайдем в магазин, купим перцовый баллончик, и как только увидим собаку – так сразу выпустим газ в её морду, после чего она забудет нас навсегда.

– Что ж, это может сработать. А другого выхода у нас похоже нет, придется ехать. Но только с баллончиком, он мне внушает некоторую надежду. Что ж, тогда допиваем и начинаем собираться, время уже поджимает. А нам надо еще помыться и сбрить все волосы на теле, а то получим дополнительную порку от нашего тирана. У тебя есть чем брить?

– Увы, ничего.

– Тогда прими душ у меня, возьми станок на полке и побрейся здесь, если будет нужно – я помогу.

Друзья допили водку и Алексей тут же пошел в душ, тогда как его друг стал быстро убирать со стола посуду и остатки еды. Когда он закончил это дело, то тоже вошёл в душ. Алексей уже закончил помывку и начал сбривать свои волосы на лобке.

– Блин, никогда в жизни не пользовался станком и никогда ничего не брил на своем теле, а тут приходится заниматься такой ерундой.

– Давай я. У меня есть опыт. Я даже лицо брею станком, а не бритвой.

Олег взял станок в свои руки и стал быстро сбривать волосы на подмышках, ногах, лобке, члене и мошонке своего друга. А после того как тот повернулся спиной, сбрил ему волосы на ягодицах и между ними.

– Вот и ты готов для утех Венеры, – с легкой улыбкой произнес Олег. – Но готов ли ты в душе?

– Ради нашей цели придется вытерпеть всё! – ответил Алексей вытираясь полотенцем. – Как говорится, цель оправдывает средства. Главное, мобильники не забыть.

После того как душ принял и Олег, а также подбрил свои волосы на теле, друзья хорошо подушились одеколоном, вышли на улицу, зашли в магазин, купили баллончик с перцовым газом и отправились к директрисе. А примерно через полчаса уже входили в двери её дома. Всё та же служанка провела их в зал.

– А вот и наши джентльмены! – воскликнула хозяйка, когда увидела парней. – Проходите и садитесь с нами.

Сама она уже сидела за столом, а рядом с ней незнакомая гостям женщина лет тридцати пяти.

– Это моя двоюродная сестра Алла, – представила её хозяйка, – она – врач. А это учителя моей школы – Алексей Анатольевич и Олег Викторович.

– Очень рада с вами познакомиться, – сказала Алла. – Сестра мне о вас уже кое-что рассказала.

– И мы рады, – как-то неуверенно сказали парни и уселись за стол.

После того как вся компания немного выпила и закусила, хозяйка продолжила разговор.

– Хорошие учителя, но в последнее время немного шалят. Алексей, например, во время экзамена поимел свою ученицу прямо на школьной парте, а Олег так и вовсе устроил настоящую оргию!

– Что? Где? Какую оргию? Вы о чём? – возмущенно спросил Олег.

– Он конечно станет отпираться, потому как не знает, что у меня есть доказательства его вины, но я их предъявлю прямо сейчас. Итак, буквально вчера наша уборщица обнаружила в раздевалке спортзала, а точнее – в мусорке раздевалки, бутылку водки и две бутылки вина. Пустые конечно, что говорит о том, что вчера там была пьянка. Ключи от спортзала до уборщицы брал только наш уважаемый Олег Викторович, значит пьянку устроил он. Но и это не всё. Кроме бутылок уборщица еще обнаружила и эти изделия китайской промышленности… – Тут директор достала из сумочки целлофановый пакетик, в котором находилось два использованных презерватива, – А это уже говорит нам о том, что там была не только пьянка, но и оргия, что конечно же недопустимо в стенах образовательного учреждения, и значит требует сурового наказания. Что Вы скажете на это, наш дорогой учитель – будете дальше отпираться или всё же сознаетесь?

– Ну, выпили немного… праздник всё-таки… окончание учебного года… надо же отметить, – сказал Олег после небольшой паузы.

– А разве мы его не отметили сразу после последнего экзамена… в учительской… всем нашим коллективом? Или Вы собрались его целый месяц отмечать? Или может всё лето? Впрочем, имеете право, но только не в стенах школы! В общем так, все явки и пароли на стол – кто был? кто и с кем трахался? Что там еще потребляли кроме алкоголя? Я имею ввиду, наркотики были?

– Отметили в учительской? По бокалу шампанского на человека?.. Разве так отмечают праздники русские люди?.. Наркотиков у нас не было, что же касается друзей – то я их не предаю.

– Хорошо. Я сама выясню, кто участвовал в вашей оргии и всех накажу. Причем, сделать это будет несложно благодаря всё тем же презервативам, потому что внутри них мужской генетический материал, а снаружи – женский. Ну, а сделать генетическую экспертизу в наше время не проблема. Так ведь, моя дорогая сестра?

– Конечно! Это можно сделать прямо в нашей больнице.

– Тогда держи. – Директриса передала сестре пакетик с презервативами. – А для вас, молодые коллеги, альтернатива весьма проста: либо вы принимаете моё наказание за ваши преступления прямо здесь и сейчас, либо завтра же я вас исключаю их школы с формулировкой “за аморальное поведение”, после чего если вы и найдете приличную работу, то очень не скоро. Выбор за вами. Я жду.

И она стала пристально смотреть на парней.

– Наказание, – тихо промолвили учителя, после чего Олег добавил: – Только без собаки, пожалуйста.

– Это правильный выбор. За преступлением должно следовать наказание, но свою биографию портить не стоит. Во всяком случае за такие преступления. Что ж, тогда уточню: весь вечер вы должны будете выполнять все мои команды, а также госпожи Аллы. Если мы вас о чем-то спросим, то вы будете нам отвечать только правду. Не бойтесь, о ваших знакомых мы спрашивать не будем, так что никого предавать вам не придется. Согласны?

– Согласны, – одновременно ответили парни.

– Хорошо! Однако есть одна проблема – сколько я не думала о наказании, так ничего подходящего не придумала. Сначала хотела вас хорошенько выпороть, но потом решила, что это слишком банально. Сестра, может ты поможешь? Скажи, ты своего мужа по-прежнему держишь за яйца?

– Конечно, у меня ведь был отличный учитель в этом деле, – Алла с улыбкой посмотрела на сестру.

– Отлично! И как ты его наказываешь?

– Ой, что я только не пробовала – ничего не помогает. Всё равно гуляет и пьёт, пьёт и гуляет. Вот такой мне муж достался, не мужик – а мартовский кот.

– Так что ты пробовала? Расскажи.

– Ну слушай, если хочешь. Сначала я забирала у него все деньги, чтобы не на что было пить и гулять. Бесполезно! Весь месяц он занимал у друзей, а в день получки отдавал долги и приносил мне лишь половину зарплаты. Потом я пробовала ограничивать наши супружеские обязанности. Тоже бесполезно: перед сном он забегал в туалет, быстро полировал свой огурец, а через пару минут уже храпел у меня под боком. Тогда как я без секса всегда засыпаю с большим трудом. То есть, я больше себя наказывала. После этого я решила его пороть. Он терпел все мои удары, причем молча. Бывало вся спина и задница уже в рубцах, а он всё терпит и ни звука не издаёт. А на следующий день опять за своё. Одно время засовывала ему в задницу разную фигню – то морковку, то огурец, то шарики, причем так, чтобы он сам не смог достать. Вижу, ходит, мучается, но мысли в голове всё те же – как бы завтра выпить и кого-нибудь отодрать. Как-то я сильно рассердилась и пошла в секс-шоп, купила там самый большой фаллоимитатор и вечерком вставила его в задницу мужа. Тут уж он не выдержал и заорал так, что наверняка весь дом услышал. И что ты думаешь? Через день опять пил. Я конечно еще не раз ему вставляла эту игрушку и даже заставляла с ней ходить по дому, но он постепенно привык, орать перестал и даже стал испытывать небольшое удовольствие, а как-то и вовсе кончил от такого наказания. Я так разозлилась, что всунула ему в задницу свою руку по самый локоть, так он и тогда не закричал, а лишь немного замычал. Вот такой у него сейчас анус – хоть бревно засовывай! Потом я пробовала разные пытки, например втыкала в интимные места иголки – и в член, и в яйца, и даже в сфинктер. Туда же лила расплавленный воск от горящей свечи, бывало и прищепки использовала на интимных местах. В общем, что только не делала. Он всё терпел, но так и не менялся. Потом я устала и в последнее время поступаю просто: если муж приходит пьяный, то я тут же заставляю его раздеться и вставляю дилдо в его задницу. Сама тоже раздеваюсь, сажусь на диван, раздвигаю ноги и заставляю лизать мою киску примерно полчаса. Потом я становлюсь раком, и он уже лижет мой зад, по времени примерно столько же. После этого я считаю его наказанным, а себя удовлетворенной. За час интима я кончаю несколько раз. К моему удивлению, он тоже кончает раза два, причем даже тогда, когда лижет задницу. То есть, как говорится, вошел во вкус. Вот так мы с мужем и живем, с одной стороны я держу его за яйца, но с другой раздавить их окончательно не получается.

– Понятно, – сказала директриса, – в общем дома у тебя ничего особенного. А на работе ты никого не наказываешь? Может, какие-то вредные больные или непослушные врачи?

– На работе тоже бывает. Вредные больные попадаются довольно часто, вечно чем-то недовольны, грубят и даже ругаются. Таких я конечно наказываю, но довольно просто: тех кто помоложе оставляю без одежды на несколько дней, в итоге они ходят голыми не только по палате, но и в туалет и даже в столовую. Тем же кто постарше ставлю такой болезненный укол, что они потом от боли целый час на стенку лезут. Или сразу два катетера – один в мочевой пузырь, он вставляется через член или вагину, другой – в прямую кишку и заставляю лежать с ними целый день. А это, прямо скажу, самая настоящая пытка.

Есть и другая категория лиц, которую приходится наказывать. Молодые врачи у нас примерно такие же, как у тебя молодые учителя – и пьют, и трахаются на рабочем месте. Причем не только между собой, но и с больными. Был случай, когда двое молодых врачей поимели женщину средних лет, которая была в таком состоянии, что сама даже повернуться не могла. Таких врачей я тоже крепко беру за яйца и уже никуда не выпускаю. Ну и наказываю, конечно по мере возможностей. Есть у нас на работе и совсем нестандартные персонажи: в последнее время отмечается стабильный рост гомиков среди молодых врачей; сегодня их уже почти четверть. И они тоже не только друг с другом трахаются, но и больных парней имеют. Сначала уговаривают, а если те не соглашаются, то уводят их в отдельную палату, отключают внутривенным наркозом и трахают сколько хотят. А когда те просыпаются и спрашивают, почему у них болит анус, то отвечают просто – поставили клизму и обследовали кишечник. Представляешь какие наглецы к нам приходят из ВУЗов? И чему там их только учат в наши дни?

– И как наказываешь этих проказников?

– Чисто по-медицински! Например, делаю клизму из мыльного раствора и запираю голышом в стакане минут на десять. Стаканом мы называем маленькую и пустую кладовку размером два метра на полтора, в которой нет никакого освещения; то есть, провинившиеся находятся там в полной темноте. А такую клизму и пять минут никто выдержать не может. Естественно, когда я вхожу снова, то всё содержимое кишечника уже на полу. Ну и конечно, заставляю их убирать за собой.

– Да, неплохо вы там развлекаетесь. И чем там у вас отмывают полы? – спросила сестру директриса.

– Половой тряпкой и водой с хлоркой. Провинившиеся сразу идут в туалет, который находится рядом, берут там тряпку и тазик и отмывают стакан. Обычно в два захода. Потом идут в душ, и лишь потом я отдаю им одежду.

– То есть всё делают голышом? Даже по коридору ходят в туалет?

– Да, но по тому коридору больные не ходят, только врачи. Но и они когда видят своих голых коллег, бегающих по коридору, то от смеха чуть не лопаются.

– Слушай, сестра, а почему врачи соглашаются на такое суровое наказание? Как ты их заставляешь?

– Так точно также как и ты: или наказание, или увольнение. Секс на рабочем месте – это везде аморалка. И куда они потом пойдут с такой характеристикой?

– Так ты же не можешь увольнять, ты же там не главная.

– Конечно, я всего лишь старший врач. Но всем грешникам я сообщаю, что доложу об их грехах главврачу, а та их точно уволит. Вот они и соглашаются на наказания, увольняться из нашей больницы никто не хочет.

– А как ты вычисляешь их шалости?

– Опять-таки, благодаря видеокамерам. У нас тоже было распоряжение Минздрава об их установке во всех больничных палатах. Однако наша главная перевыполнила план и установила камеры везде, где можно – даже в туалете. Причем так незаметно установила, что никто из медперсонала до сих пор не знает, кроме её и меня. Она мне доверяет, поскольку у нас с ней особые отношения.

– В смысле?

– В смысле очень близкие; она любит не только мужчин, но и женщин. Я ей понравилась, и она почти сразу сделала меня близкой подругой.

– И где вы любите друг друга – дома или на работе?

– Обычно у неё дома. Причем занимаемся сексом прямо при её муже. Тот не возражает и даже часто к нам присоединяется и тогда имеет нас обоих. И никто из нас троих не против таких развлечений, наоборот такой вариант добавляет остроты ощущений.

– Ого, как у вас там весело! А как ты получаешь информацию с видеокамер? У тебя есть компьютер?

– Нет, изображения видит только главврач на своем компьютере. Она их записывает, а потом мне показывает, если там что-то интересное. А когда нужно действовать оперативно, то звонит и просит меня зайти в то помещение, где совершается аморалка. Ну я и хожу везде, даже в мужской туалет, и часто застаю там шалунов.

Кстати, вспомнила, пожалуй, самый смешной случай. Света – это наша главная, установила инфракрасную видеокамеру даже в стакане, и мы с ней вместе просматриваем, что в нём происходит. Так вот, один раз мы чуть не обоссались от смеха. В тот день я заперла в стакане аж троих – двух молодых врачей и медсестру, которые устроили у себя в кабинете самую настоящую групповуху. И вот когда они были в стакане и уже все обосрались, а медсестра еще и обоссалась, то один врач подскользнулся и упал. Причем падая и пытаясь удержаться, он ухватился за медсестру и тоже её повалил, а когда они оба уже были на полу, то зацепили ноги другого врача, и тот тоже упал. Когда я открывала дверь, то сначала ничего не поняла, но все равно чуть не умерла со смеху. “Вы что тут, копрофилией занимаетесь? – спросила я их. – Таких извращенцев я еще не встречала! А ну-ка быстро в душ, потом всё убрать, потом снова в душ, потом ко мне в кабинет. Одежду получите там.” И вот в таком виде, то есть, голые и почти все в говне, они пошли в душ. Причем пока шли, навстречу им попались две медсестры, которые увидев их, остановились, открыли рты, и так выпучили глаза, что те чуть не выкатились из орбит. А когда поняли, что произошло, то заржали так, что вся больница слышала.

– Да, круто ты с ними! Я до такого еще не додумалась. Хорошо, с одним наказанием понятно. А какие-то ещё используешь?

– Есть у нас еще одно наказание, больше психологическое, и рассчитано именно на молодых врачей, у которых еще немало комплексов в отношении собственной обнаженки. Я его сама придумала, а наша главная его одобрила. В итоге мы решили регулярно проводить в больнице полный врачебный осмотр наших врачей, и теперь, когда мы решаем наказать каких-то шалунов, то вызываем их на эту процедуру. Обычно по двое, так они больше стесняются. И чаще парней, они явно больше грешат на рабочем месте.

– Стоп, сестренка, похоже это именно то, что нужно для моих грешников. Давай-ка ты не расскажешь, а покажешь всё это на примере наших гостей. Согласна?

– Без проблем! Так конечно будет нагляднее. Причем у нас даже состав похожий: двое обследуемых, двое врачей – это обычно я и наша главная. Единственное отличие – мы еще двух медсестер подключаем для обследования, поскольку молодые врачи их особенно стесняются. Они же ими обычно командуют, а тут приходится перед ними принудительно раздеваться и терпеть от них различные манипуляции.

– Что ж, эту проблему мы тоже можем решить, хотя и частично. Мари, иди сюда, – громко сказала директриса.

Тут же в зал вошла молодая девушка лет двадцати, та самая что открыла парням двери, и встала перед хозяйкой дома.

– Мари, ты когда-нибудь мечтала стать врачом или медсестрой?

– Нет, госпожа.

– Почему?

– Болезни… страдания… это не для меня.

– Ты права, Мари, – сказала Алла, – всего этого в медицине более чем достаточно. Однако есть и кое-что другое, и ты в этом сейчас убедишься, поскольку тебе придется немного побыть в роли медсестры. Ты согласна?

Мари посмотрела на хозяйку и, увидев кивок её головы, произнесла:

– Согласна.

– Отлично! Тогда так: мы с тобой, сестра, садимся на диван, там нам будет удобнее. Молодые врачи становятся перед нами и полностью раздеваются, а наша медсестра готовит всё необходимое для осмотра. А нам для начала нужны весы, измерительный метр, палочки с ваткой и реактив для бактериологического анализа, а также резиновые перчатки, медицинские конечно. У тебя же всё это есть, сестра?

– Конечно. – И хозяйка объяснила служанке, где взять всё перечисленное.

1 965
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments