Школьный учитель – 6

Глава 6. Домашний театр

– Рада! Очень рада вас видеть! – сказала хозяйка, когда гости вошли в зал. – Прошу к столу.

Павел вручил ей букет цветов, а бутылку коньяка поставил на стол.

– Спасибо! Какая прелесть! Цветов мне уже давно никто не дарил.

Гости уселись за стол, внимательно осматривая комнату.

– Какая у Вас солидная коллекция картин! – воскликнула Елена. – Это же весьма известные полотна мировой живописи, это же настоящие шедевры! Но как Вы смогли их получить? Они же стоят сумасшедшие деньги.

– Это не оригиналы, а копии современных художников. Причем настолько точные, что вряд ли обычный человек сможет отличить их от оригиналов. И это говорит о том, что художники нашего времени ни в чём не уступают мастерам живописи прошлых столетий. Возможно и они когда-то станут классиками, но боюсь, что это будет только после их смерти. Такова одна из традиций искусства. А теперь прошу вас, угощайтесь.

И вся компания выпила по рюмке коньяка и перешла к закускам.

– Мы с мужем тоже обожаем живопись, но совершенно разные жанры, – продолжила разговор Елена. -Я, например, люблю пейзажи классиков, включая полотна импрессионистов. А муж увлекается авангардной живописью.

– А еще мы оба обожаем инсталляции, особенно из обнаженных тел, и потому часто посещаем такие выставки, – добавил Павел.

– О, да! Инсталляции – совершенно удивительный вид современного искусства, – подхватила тему школьный директор. – Я тоже их обожаю и стараюсь не пропускать подобные выставки. И вообще, я считаю что обнаженное тело, а также эротика во всех её проявлениях – это главная тема мирового искусства с самых древних эпох, несмотря на то, что она сурово подавлялась различными религиями, например, тем же христианством, а часто и многими правителями. К счастью, сейчас мы живем в другое время, и эротики в искусстве у нас хватает. У меня не слишком много свободного времени, но всё же я нахожу его для посещения танцевальных коллективов, выступающих совершенно нагими, и моего любимого театра, во многих спектаклях которого актёры также играют совсем без одежды. Вы, конечно, поняли о каком театре я говорю.

– Да, мы не только про него слышали, но и дважды посещали. И оба раза были в восторге от этих спектаклей, – ответил Павел.

– Рада это слышать. А теперь я Вам открою свою маленькую тайну: я тоже у себя дома создала эротический театр, и сейчас работаю над нашим первым спектаклем. Всех актёров сегодня нет, но одну сцену из этого спектакля я могу показать. Если вы конечно не против.

– Ого, как это неожиданно! – воскликнул Павел. – Но мы не откажемся! Так ведь милая?

Елена в ответ только утвердительно кивнула головой.

– Мари! – громко сказала хозяйка, и когда в зале появилась служанка, добавила: – приготовьтесь с партнером для пятой сцены и приходите сюда.

– Да, госпожа, – ответила та и тут же исчезла за той же дверью из которой появилась.

Однако минут через пять она снова вошла в зал и на сей раз не одна, с нею был парень на несколько лет старше её. Одеты они были весьма необычно – в итальянские костюмы позднего Средневековья. Молодые люди подошли к столу и встали перед хозяйкой.

– Вот два актёра моего театра. Это мой сын Виктор, а это моя служанка Марина, которую я зову просто Мари.

Молодые люди слегка поклонились гостям, а хозяйка продолжила.

– Сегодня мы играем классику: Шекспир, Ромео и Джульетта, вечная драма любви. Актёры, начинайте!

И игра началась. Парень с девушкой сначала разошлись по разным сторонам комнаты, а потом пошли навстречу, ускоряя шаг. Наконец они встретились прямо перед гостями и крепко обняли друг друга.

– Милый, Ромео! – воскликнула служанка, – Как ты решился ко мне снова прийти? Во дворе ведь ходят собаки, и они могли тебя разорвать на части. Тебя могли увидеть мои братья, и они тебя бы точно убили. Поднимаясь на мой балкон, ты мог упасть и разбиться. Ну зачем ты так рискуешь своей жизнью?

– Моя жизнь – ничто, по сравнению с тем, чтобы снова увидеть тебя. Чтобы обнять тебя, поцеловать услышать твои сладкие слова.
После этих слов Ромео крепко поцеловал Джульетту.

– Я безумно тебя люблю! Я хочу слиться с тобой в единое целое и не разлучаться никогда! Ради этого я готов на всё, даже на смерть.
И он стал снимать платье со своей любимой.

– Я тоже тебя люблю, – отвечала та. – Возьми меня, я теперь твоя навеки.

Как только вся одежда влюблённых осталась на полу, они улеглись на диван и занялись сексом, продолжая целовать друг друга и говорить нежные слова. Через некоторое время к сцене подключилась и хозяйка дома, она вышла в коридор и оттуда громко произнесла:

– Джульетта, ты еще не спишь?

– Я уже в кровати, – громко ответила та и тихо добавила своему любимому, – Ромео, это матушка. Уходи, скорее, через балкон.
Парень резво встал с дивана, прихватил свою одежду и убежал в другую комнату.

Через мгновение в зале появилась мать и подошла к дивану.

– Дочь моя, мне надо… Ой, что это с тобой? Почему ты голая?

– Я еще не успела…

– У тебя кто-то был? Кто? Говори сейчас же!

Девушка молчала. Мать быстро подошла к окну, выглянула во двор и воскликнула:

– Боже, это опять он – проклятый Ромео! Я же тебе говорила больше никогда с ним не встречаться. Ты опять меня не слушаешь!

– Мама, я люблю его, а он любит меня. Я не могу без него.

– Ты любишь врага нашей семьи? Тебе напомнить, что его отец сделал с нашим отцом? И ты после этого смеешь… Сын, зайди сюда.
Тут же в зал снова вошёл Виктор, но уже в другой одежде.

– Сын мой! Только что здесь был Ромео и обесчестил твою сестру. Ты, вместе с братом, должен найти его и убить.

– Как скажешь, матушка! Мы сделаем это!

– Нет! Нет! Не надо! Я люблю его! – закричала Джульетта.

После этих слов директор подошла к тумбочке под телевизором и достала из неё плеть, которую тут же передала своему сыну.

– А еще ты должен строго наказать свою сестру. Бей, не щади её! Она изменила нашему дому! И она нас опозорила.

Сын тут же взял плеть и стал бить свою сестру, оставляя на теле красные рубцы. Та стала громко кричать и извиваться, стараясь увернуться от ударов, но всё было бесполезно. А потом она не выдержала боли и зарыдала.

– Достаточно, – сказала мать сыну. – Теперь можешь перейти к другому наказанию. Поскольку наша дочь стала шлюхой, то ты и твой брат можете делать с ней всё что захотите. Я вам разрешаю.

После этих слов сын быстро разделся и стал резво насиловать свою сестру, которая от бессилия уже не сопротивлялась.

Тем временем хозяйка вернулась за стол и тут же произнесла:

– Достаточно! Актёры свободны.

Те тут же поднялись с дивана, захватили с собой одежду и вышли из зала.

– Сегодня вместо двух братьев в сцене играл только один актёр, – продолжила хозяйка, обращаясь к гостям. – Но в нашем сценарии в этой сцене играют два брата, которые будут вместе пороть и насиловать свою сестру. В конце сцены в комнату войдет отец со словами “Что здесь происходит? Почему я слышу крики?” и, увидев происходящее… Впрочем не буду вам дальше рассказывать, надеюсь вы увидите наш спектакль полностью. На премьеру я вас обязательно приглашу. А для начала хотелось бы узнать ваше мнение об увиденном.

– Впечатляет! Никогда такого не видел на сцене, – сказал Павел.

– Я тоже, – согласилась жена. – Сцена очень драматична! Но не слишком ли сурова? Я заметила, что удары плетью были по-настоящему сильные, а слёзы девушки – настоящие!

– Вот именно! Так и должно быть в настоящем театре! Точно как в жизни! Всё только настоящее – и боль, и слёзы, и любовь. Только тогда и актёры, и зрители будут испытывать сильные эмоции, которые и являются главной задачей театра.

– Да, пожалуй, Вы правы. Театр – это жизнь, перенесённая на сцену, – поддержал её Павел.

– А если так, тогда вопрос – не появилось ли у вас желание стать актёрами нашего театра? Актёров у нас как раз не хватает.

– Боюсь, мы пока не готовы к такому откровенному творчеству, – ответила Елена. – Да и со временем у нас проблемы.

– Да, пока не готовы. Возможно, когда-нибудь позже, – согласился с нею муж.

– Жаль! Очень жаль! По-моему из вас получатся хорошие актёры. Если передумаете, то мой театр для вас всегда открыт. А пока не хотите посмотреть реальную сцену из театра нашей жизни? Она произошла недавно в моей школе.

И не ожидая ответа, хозяйка дома взяла пульт и включила телевизор. На нём тут же появилось видеозапись последнего экзамена Инны, точнее – последней части этого экзамена.

– О, боже! – воскликнула Елена. – Это кто – наша дочь? Не может быть. Я не верю.

– И этот учитель, которому я верил, которого уважал… – добавил Павел. – Это реальная съемка или, может, тоже театральная сцена?

– Вся жизнь – театр, а люди в нём – актеры, как говорил великий Шекспир, – ответила директриса и выключила телевизор.

– Он что, её изнасиловал?

– Нет, он принудил её к сексу за ту самую пятерку, которая теперь стоит в аттестате вашей дочери.

– Боже, какой мерзавец!

– И это уже не первый подобный случай в его практике. Да и других грехов у него хватает: пьянки в школе, опоздания на работу и несколько срывов своих уроков, то есть прогулов. Я долго ему это прощала, но теперь моему терпению пришёл конец, я его уволю, как только будут оформлены все документы по окончанию учебного года. Однако есть и другой вопрос: как вы понимаете, данная сцена не красит и вашу дочь. И я это, конечно, вынуждена отразить в её характеристике, которую я написала еще неделю назад, но теперь вынуждена переписать.

– Что? Вы собираетесь написать это… – воскликнула Елена. – Вы понимаете, что с такой характеристикой её не только в МГУ не возьмут, но и в любой другой ВУЗ?

– Понимаю. Но ко всем своим ученикам я обязана относиться честно и объективно. Все положительные стороны вашей дочери также отразятся в её характеристике.

– Любовь Михайловна, Вы нас режете без ножа. Вы просто сжигаете все перспективы нашей дочери.

– Простите, но это не я её воспитывала, и не я занималась сексом на школьной парте.

– Нет, нет, только не это! Я умоляю Вас. Мы готовы заплатить чем угодно… деньги… машина… можем даже подарить квартиру. Но умоляю, не губите жизнь нашей девочке.

После этих слов на лице Елены появилась слеза.

– Ну-ну, давайте больше не будем об этом говорить, это слишком грустная тема. Давайте лучше о чем-то светлом, например, об искусстве, о моём театре. Вы случайно не передумали стать его актёрами?

– Передумали. Мы согласны играть любые роли во всех ваших спектаклях, – ответил Павел, хорошо понимая, чего от супругов добивается директор.

– Да, да, согласны, – подтвердила его жена.

– Отлично, тогда для начала попробуем одну сценку из другого спектакля, который я планирую вскоре поставить.

Она подошла к тумбочке, взяла оттуда папку с бумагами, немного их полистала и, достав оттуда один лист, передала его гостям.

– Почитайте и запомните реплики, – а когда супруги сделали это, продолжила. – Что ж, начнём. Раздевайтесь и идите на диван. Вот предметы, которые вам понадобятся.

Она положила рядом с диваном плеть и игрушечный пистолет, очень похожий на настоящий. После этого Павел и Елена полностью разделись и улеглись на диван, готовые к началу действия.

– Какой же театр без зрителя! Витя, Мари, идите сюда!

Молодые люди снова подошли к столу и уселись в кресла.

– У нас появились новые актёры и сейчас мы познакомимся с их игрой. Итак, Россия 19-го века. Деревня. Дом помещика. Пьяный барин пришёл к своей жене исполнить супружеский долг. Актёры, начинайте. И прежде чем начать диалог, смените несколько поз.
После этих слов супруги начали половой акт, точнее – стали его изображать, поскольку эрекция у мужа полностью отсутствовала. Сменив несколько поз, барин наконец заговорил.

– Ты по-прежнему ко мне холодна. Почему? Ты меня не любишь? Или у тебя кто-то есть? Кто он? Говори!

– Нет у меня никого и никогда не было! Я люблю только тебя.

– Тогда почему ты так холодна? Где твоя страсть? Где твоя любовь? Нет, ты мне лжешь! Я вижу это по твоим глазам! И за это я тебя накажу.

Барин взял плеть и стал пороть жену, приговаривая:

– Я тебе покажу как любить другого! Я тебе покажу, как изменять мужу и лгать ему в глаза!

– Я не изменяю! Я люблю только тебя! – кричала от боли жена.

– Давай, Витя, теперь твой выход, – сказала директор своему сыну.

Тот поднялся с кресла и встал недалеко от дивана.

– Барин, не бейте госпожу. Она Вам не изменяет! – сказал он.

– Что? Как ты смел войти в комнату, холоп? Кто тебя звал? Пшёл вон отсюда, а то и тебя выпорю, – заорал помещик.

– Барин, не бейте госпожу. Она Вам не изменяет!

– Ты что, меня не слышишь? Ты со мной споришь? Ах ты наглец!

Пылая от гнева, барин взял пистолет и выстрелил в холопа. Тот тут же упал на пол, застыв без единого движения. Помещик внимательно на него посмотрел, бросил пистолет на пол и продолжил пороть свою жену. К дивану подошла Мари. Исполняя роль простой служанки, она взяла пистолет и направила его на хозяина.

– Барин, не бейте госпожу. Она Вам не изменяет!

– Это что – бунт? – взревел тот. – Да я вас всех выпорю! Да я вас…

– Даша, стреляй! – воскликнула жена помещика. – А то он нас всех насмерть запорет.

Служанка нажала на курок, но ничего не произошло. Барин тут же к ней подошел и сильно ударил её по лицу.

– Ах ты сучка! Сегодня же запорю насмерть!

Мари упала на пол, выронив из рук пистолет. И тут произошло неожиданное: слуга встал с пола, быстро схватил пистолет, взвёл курок и выстрелил в хозяина. Тот громко закричал от боли и тут же рухнул на пол. Его жена вскочила с дивана и, посмотрев на неподвижное тело мужа, произнесла:

– Он это заслужил. Он был извергом и не жалел никого – ни холопов, ни детей, ни жену. А вы, мои дорогие слуги, спасли и себя, и меня. Гриша, но как ты смог подняться? Я была уверена, что муж тебя убил.

– К счастью, барин сегодня слишком пьян, он промахнулся, а я сделал вид, что он меня убил

– Я всегда говорила, что есть бог на свете, и сегодня он был на нашей стороне. А теперь, мои дорогие слуги, требуйте награду, я выполню любое ваше желание. Даша, чего ты хочешь?

– Я хочу выйти замуж за Ивана, и хочу чтобы у нас был отдельный дом.

– Будет вам всё, и свадьба, и дом, и подарками не обделю.

– Гриша, а ты чего хочешь?

– А я хочу стать Вашим любовником! Я уже давно в вас влюблён!

Госпожа внимательно на него посмотрела, слегка улыбнулась и произнесла.

– Хорошо! Отныне ты – мой любовник. Иди ко мне, мой милый Гриша.

Она легла на диван и раздвинула ноги. Слуга быстро разделся, улёгся сверху на госпожу, вставил свой член ей между ног и начал резво двигать своими бёдрами, при этом осыпая её тело своими поцелуями.

Тем временем Павел открыл глаза и с удивлением наблюдал за изменой своей жены. Он собирался что-то сказать хозяйке дома, но та поднесла палец к губам, заставляя мужа молчать.

И лишь когда её сын и Елена закончили свой акт почти одновременным и весьма бурным оргазмом, она произнесла:

– Стоп! Сцена закончена. Поздравляю всех с успешной репетицией. Всем можно одеться, кроме Вас, Павел Сергеевич. Вы заслужили наказание – хорошую порку. Становитесь на четвереньки! Сейчас же!

– За что? – недоуменно воскликнул тот, тем не менее выполняя приказ хозяйки.

– Я же говорила Вам, что на сцене всё должно быть натурально: если порете кого-то, то порите как следует, а не ласкайте тело жертвы. Из-за Вас и Елена кричала не натурально, и слёз у неё конечно не появилось. Вы думаете, зритель этого не видит? “Не верю!” – говорил Станиславский в таких случаях. “Не верю!” – говорю я, и уверена, также скажут зрители. А потому получайте своё первое наказание, которое сегодня исполнит… Давай, Мари, возьми плеть, встань над нашим новым актёром и ровно десяточку по заднице. И так чтобы я поверила, иначе уже ты заслужишь очередной порки.

Мари не возражала, она встала над гостем и изо всех сил нанесла десять ударов по его голым ягодицам. Тот старался не произносить ни единого звука, но в конце всё же застонал. На его мягких местах появились красные полосы.

– Отлично, Мари, – сказала её госпожа. – Вы с Витей свободны.

А когда молодые люди вышли из зала, то подошла к Павлу, нежно намазала чем-то его ягодицы и произнесла:

– С этой мазью боль и рубцы пройдут быстро. А теперь прошу к столу. У нас еще есть что выпить и закусить.

Уже одетая Елена подошла к столу, но садиться не стала. Павел оделся и тоже остался стоять.

– Спасибо за угощения, но нам уже пора. Надеюсь, вы не станете переписывать характеристику нашей дочери.

– Конечно. Кроме того, я надеюсь, что вы будете регулярно посещать репетиции нашего театра. Со временем из вас получатся отличные актёры.

И хозяйка сама проводила гостей до двери.

* * * * *

– Да, уж! Такого театра я еще не видела! – произнесла Елена, когда супруги катили домой в своём автомобиле.

– Какой к чёрту театр! Милая, ты понимаешь, что произошло? Нас – солидных и уважаемых людей – выпороли как нашкодивших щенков! Обоих! А тебя еще и отодрали как последнюю шлюху прямо на глазах мужа. Ты понимаешь, что директор – это самая настоящая садистка? Ты видела её глаза во время порки? Она же этим наслаждается! Ты понимаешь, что мышки попали в лапы кошки, и теперь уже никогда из них не выберутся?

– Ну-ну, милый. Не всё так грустно. Мы обязательно что-нибудь придумаем, хотя, конечно, придётся немного пострадать. Но разве мы не готовы на всё ради нашей дочери?

– А всё этот хренов учитель! Ох, я его проучу! Еще не знаю как – но точно проучу. Завтра же!

– Только не вмешивай сюда нашу дочь, она ничего не должна знать об этом.

– Конечно! Хотя на ней тоже лежит часть вины.

– Нет, милый, она просто готова на любые жертвы ради нашей общей цели. Путь на Олимп не бывает лёгким!

– И всё же не стоит идти в гору через постель.

– А как же ты? Кем бы ты сейчас работал, если бы регулярно не подставлял начальству свою задницу?

– Ну… у меня особый путь. Ты же знаешь, что в культуре всё работает только через жопу в прямом смысле этого слова.

1 669
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments