Школьный учитель – 8

Глава 8. Сеанс живописи

Они проспали почти до обеда. Потом слегка перекусили, и Инна ушла по своим делам. А примерно через час позвонила директор.

– Алло! Алексей Анатольевич? Вы ещё по мне не скучаете?

– Нисколько!

– А я скучаю, причём сегодня ещё больше чем вчера. И почему-то я уверена, что сегодня мы увидимся.

– Даже не надейтесь, особенно после тех гадостей, которые Вы наговорили родителям Инны. Зачем Вы это сделали? Получаете удовольствие от того, что другим плохо?

– Ну, должна же я как-то о себе напоминать, а то ведь Вы меня совсем забудете. И кроме того, я дала Вам понять, что Ваши угрозы меня не пугают. Хотите войны? Пожалуйста! Я даже могу выложить все карты на стол. Да, после вашего компромата меня могут уволить. Но это для меня не проблема, я уже давно хочу отдохнуть, а денег для отдыха у меня достаточно. Если доведете дело до суда, то и там для меня всё решится довольно спокойно: в отличие от нас с Вами, судьи взятки берут с большим удовольствием. А теперь мои удары: Вас с Олегом я уволю и конечно выгоню из общежития. Тем более Вы, Алексей, дали мне для этого ещё один повод: приводить на ночь женщин у нас категорически запрещено. Да, да, мне уже всё доложили! Свадьбы у вас, скорее всего, тоже не будет. Но и это не всё: в характеристику Инны я, конечно, включу её развлечения на школьной парте и в учительском общежитии. Сами понимаете, что её перспективы поступления в ВУЗ с такой характеристикой становятся минимальными.

– Не смейте трогать Инну! – почти закричал Алексей. – Она совершенно ни в чём не виновата! Что она Вам сделала плохого? За что вы ей портите жизнь?

– Я не имею ничего против Инны, но я говорю Вам о том, чем для Вас может закончится эта война. Я буду сражаться всеми доступными средствами. Удар по Инне – это и по Вам удар, причём ощутимый. Потому что я верю в вашу любовь. Но поймите и другое, я вовсе не хочу войны, и потому предлагаю вам компромиссный вариант: вы с Олегом приедете ко мне ещё раз, последний раз, и после этого я оставлю вас в покое. Обещаю! Согласны?

– Для чего? Вы приготовили для нас новые пытки? Еще более безумные? И не мечтайте!

– Нет, на этот раз всё будет проще. Я заказала художнику новую картину с моим участием, и для неё мне нужны несколько натурщиков. Вы с Олегом подходите идеально. Ой, какая прекрасная мысль мне только что пришла в голову! Инна тоже очень подойдёт для этого полотна, потому приезжайте втроём. Как всегда в семь. И про свои тела не забудьте: они должны быть идеальны.

– Инну не трогайте, она чиста как слеза.

– И это прекрасно! Именно такой персонаж мне и нужен! Приезжайте, пару часов живописи и все ваши проблемы уйдут в прошлое. Я обещаю!

И она отключилась.

Инна пришла около шести часов, и Алексей ей рассказал о предложении директора.

– Отлично! – сказала она. – Едем. Я уже как-то позировала художнику и не вижу в этом никаких проблем.

– Ты не понимаешь! Там нам придется позировать совсем без одежды. И там будут люди… среди них и мужчины… Неужели ты готова?..

– Хм… Удивил! А ты видел как мы танцуем?

– Нет. И как же? Да точно также – совсем без одежды. А в зале обычно сотни зрителей. Это ты, похоже, комплексуешь насчёт своего тела, а у меня таких комплексов нет. Моё тело прекрасно! Не так ли?

– Конечно… Но… Что ж, как знаешь. Я тебя предупредил. Кстати, а позировала ты тоже обнажённой?

– Ну-да, к нам на танцы часто приходят художники и рисуют нас абсольтно нагими. Они говорят, что эту традицию заложили ещё французские импрессионисты, которые рисовали обнажённых балерин.

– Да, я тоже слышал об этом. А ещё они покупали этих балерин на ночь. Вас тоже покупают?

– Да, предлагают, и некоторые девчонки соглашаются, деньги платят им весьма приличные. Одна моя подруга всего лишь за месяц заработала себе на машину. А если за один раз, то как-то мои подруги заработали за ночь по сто тысяч. В тот вечер к нам приехали бандиты и увезли несколько девчонок к себе на банкет, а потом трахали их всю ночь. Но оплатой девчонки остались довольными. Одна из них мне рассказывала, что за ночь её поимели аж восемь бандитов, причём некоторые их них дважды.

– Ого, какие гости у вас бывают. Надеюсь, увезли добровольно?

– Да, они нас уважают, видно, ценят не только наши тела, но и наше искусство.

– И тебе предлагали?

– Предлагали, но я не поддаюсь на такие уговоры. Мои предки давно мне объяснили, что продавать своё тело неприлично.

– Что ж, старики у тебя правильные, это действительно самая настоящая проституция, и зарабатывать деньги таким образом – явно не лучший вариант.

– А ты знаешь, не все наши девчонки отдаются ради денег. Многие из них так любят секс, что готовы трахаться с кем угодно даже бесплатно. Но не делают это просто для того, чтобы не сбивать цену. Зато часто трахаются со своими поклонниками прямо за сценой или в гримерке. А как-то был случай, когда один из зрителей во время выступления выбежал на сцену и предложил одной нашей девчонке заняться с ней сексом с ней прямо на виду у публики, предлагая аж полмиллиона. Та была согласна, но наш хореограф это не допустила.

– Да, вижу ваш коллектив весьма популярен. А за выступления вам платят?

– Да, но не много, особенно новичкам. А я как раз еще новичок: танцую чуть больше года и пока всего два танца. Но на косметику уже зарабатываю. А сейчас у нас почти готовы ещё два танца с моим участием, так что и на одежду скоро будет хватать. Да, наш коллектив уже популярен, и все равно нам для выступлений дают только небольшие залы. Но наш директор говорит, что это временно, и скоро мы будем выступать на более солидных площадках. Так что возможно, скоро мы будем зарабатывать хорошие деньги.

И тут в комнату Алексея, как всегда без стука, ввалился Олег.

– Всем привет! Ого, какие гости в нашем сарае! Приятно видеть!

– Добрый день! – ответила Инна.

– Привет, друг! Ты как раз вовремя, – сказал Алексей. – Намечается новое дело, и ты в нём конечно участвуешь. Мы снова едем в гости, на сей раз втроём.

– Что? В гости? К директрисе? К этой извращенке? Вы чего-то обнюхались?

– Друг, не кипи! Всё просто! Мы немного попозируем художнику для новой картины во главе с нашей Венерой, и нас оставят в покое. Навсегда. Я об этом договорился.

– В покое? Навсегда? Нет, брат, ты точно что-то принял вовнутрь, если веришь хоть одному её слову. Да это же очередной капкан, и когда мы в него попадём, то нас опять используют по полной программе.

– Нет! На сей раз будет так, как мы договорились. Теперь у нас на руках есть козыри, и мы больше не будет игрушками в руках маньяка. Так что иди, прими душ, и будь готов через полчаса.

– Хорошо! Но помни, это последний раз, когда я поддаюсь на твои уговоры. Последний! Запомни!

И Олег ушёл в свою комнату.

– Душ примем вместе или по одному? – спросил Алексей Инну.

– Вместе, милый. Я хочу быть с тобой рядом везде – даже в душе.

И они помылись, оделись и вместе с Олегом поехали к директору.

– Вот и наши гости! Очень рада вас видеть! – воскликнула директор, когда прибывшая тройка вошла во двор её дома.

Сама она стояла возле крыльца вместе со своим сыном и Мари. Все они были полностью обнажены. На небольшой зелёной лужайке справа от крыльца стояло роскошное кресло и большая ваза с разноцветными цветами, а рядом с креслом на траве лежала большая собака. В нескольких метрах от этого натюрморта стоял мужчина лет пятидесяти, одетый всего лишь в одну длинную светлую рубашку, прикрывающую его тело почти до колен. На большом белом полотне, закрепленном на мольберте, он делал свои первые наброски.

Директор представила художнику прибывших гостей, которые весьма удивились одежде присутствующих, но ни сказали по этому поводу ни единого слова, а потом представила им художника.

– Перед нами знаменитый на весь мир бог живописи и не стареющий во всех смыслах этого слова Никас Сафронов. Надеюсь, вы, также как и я, восхищаетесь его картинами в жанре эротического фэнтези.

– Да, его картины великолепны! – ответил Алексей.

– Мне тоже нравятся, – поддержала его Инна.

– Ну, что, начнём? – спросил художник хозяйку, и увидев её утвердительный кивок, продолжил. – Тогда по местам. Всех прибывших прошу раздеться. Мы начинаем работать над картиной под названием “Венера плодотворящая”. Венера, конечно, будет находиться в центре картины – сидеть в кресле в торжественно-божественной позе. Справа от неё – цветы, которых она будет слегка касаться, в знак её любви к флоре. Слева от неё – собака, которую Венера будет гладить по голове в знак её любви к фауне.

Художник дождался пока гости полностью разделись, сложив свою одежду на кресла, стоящие слева от крыльца, и продолжил:

– Справа от Венеры будут стоять Инна и Алексей, слегка обнявшись и глядя друг другу в глаза. Они будут олицетворять собой любовь людей разного пола. Молодые люди, прошу вас, встаньте рядом с цветами, но не загораживайте их. Отлично! А слева от Венеры будут стоять Виктор и Олег, как олицетворение любви людей одного пола. Олег, Вы впереди и смотрите на Венеру. Виктор, Вы стоите за Олегом, слегка прижавшись своим пахом к его ягодицам и обняв руками его тело в районе живота. При этом смотрите на его лицо. Отлично! И наконец, Вы, Мари будете сидеть на траве между ног Венеры, как символ её плода, который конечно же является воплощением любви и красоты. Прошу Вас! И смотрите на меня – то есть на всех будущих зрителей нашей картины.

Когда все персонажи заняли свои места и приняли необходимые позы, художник произнёс:

– А теперь для натурщиков начинается самое сложное: находиться неподвижными хотя бы полчаса, включая нашего славного пса. Пёсик, ты же не против?

Собака внимательно посмотрела в глаза художника, и повернула голову в сторону.

– Отлично, вижу что даже у собаки возражений нет. Сам же я снимаю свою рубаху, поскольку обычно творю свои полотна обнажённым. Вы не поверите, но моя нагота добавляет мне творческой энергии. Впрочем, я такой не один среди нашего творческого цеха. Итак, все замерли!

– И как наши дела? – спросила хозяйка дома художника, когда прошло примерно полчаса.

– Продвигаются, – ответил тот. – Контуры тел уже прорисованы, теперь перехожу к чертам лица. А здесь у нас пока проблемы.

– В смысле?

– Не те выражения! Нет в них огня, страсти, радости, любви, наслаждения. А есть какое-то безразличие, отстранённость. Такие лица конечно не вписываются в наш сюжет.

– И какие у Вас предложения?

– Всё просто: надо всем заняться сексом, но остановиться прямо перед оргазмом. Тогда в глазах будет блеск, энергия, наслаждение.

– Так, мои дорогие натурщики, вы слышали? Вот как разбиты по парам, так и начинайте. Но не забудьте вовремя остановиться.

– Прямо здесь? – спросила Инна.

– Прямо здесь. На зеленой траве секс приятен вдвойне. Попробуй и убедишься.

– Но здесь так много людей.

– Не надо стесняться! Здесь царство Венеры, то есть, Любви. Вот и любите друг друга в своё удовольствие.

– Но у Алексея даже не стоит.

– Так ты возьми его в свой милый ротик, он тут же и встанет.

– Но я и никогда…

– Всё когда-то происходит впервые. Если парня любишь – то сделаешь для него всё. Даже перед другими людьми.

Инна медленно опустилась перед своим любимым на колени, но замерла, не решаясь взять его член в рот.

– Если не хочешь – не надо, – сказал ей Алексей. – Просто подрочи немного. Я сильно волнуюсь, вот у меня и не стоит.

– Я хочу! И я смелая! Ты же помнишь! – ответила та, и впервые в жизни взяла мужской член в свой рот.

Алексей возбудился довольно быстро, после чего повалил Инну на траву и занялся с ней энергичным сексом.

– А вы чего стоите? – обратилась директор к парням. – Давай Витя, зажги нашего в гостя, потрахай его в задницу. Я вижу у тебя уже вовсю стоит, и презик уже на нём. Давай, начинай.

Виктор сильнее прижал Олега к себе и уже собирался в него войти, как тот сказал:

– Мари меня сильнее зажжет.

– Хорошо, ответила хозяйка, сначала потрахайся с моим сыном, а потом… Хотя нет, пожалуй, мы это совместим. Мари, встань передо мной на четвереньки лицом ко мне. Олег, пристройся к ней сзади, а ты, сынок, к заднице Олега. А теперь, нежно входим друг в друга и поехали!
Олег наконец-то вошёл в служанку, о которой он уже давно мечтал, и стал резво двигать своими бёдрами. Тоже самое делал и Виктор, засадивший свой член в задницу Олега. Тем временем Мари по команде госпожи стала резво вылизывать её вагину. И тут случилось неожиданное: пёс наконец встал со своего места, пристроился к Виктору сзади и стал энергично трахать его в задницу. Тот же никак не реагировал на такой пассаж, похоже это было ему не в новинку.

– Какой великолепный поезд получился! – воскликнул художник. – Кажется, я знаю как будет называться моя новая картина – “Караван любви”, в которой все персонажи будут заниматься сексом, устроившись друг за другом. Впереди, конечно, Венера, а в конце будет мышка – в полном соответствии со сказкой о репке.

– Отличная идея! – воскликнула Венера. – Но Вы забыли флору! Она же тоже часть мира любви!

– Да, да, конечно! Караван будет находиться среди красивых цветов, фруктов, ягод, а некоторые овощи даже будут проникать во рты, вагины и анусы людей.

– Прекрасный сюжет! Надеюсь, эту картину вы тоже будете писать в гостях у Венеры.

– Конечно! Храм Любви – самое подходящее место для такого творчества!

Групповое проявление любви продолжалось недолго, по телам и лицам любовников разлилось наслаждение, но они остановились, не желая доводить дело до оргазма. К тому времени остановились и Инна с Алексеем. На их лицах также сияла блаженная улыбка.

– Сейчас лучше? – спросила хозяйка художника.

– Сейчас отлично! – ответил тот. – Осталась лишь одна небольшая проблема.

– Какая?

– Художнику для создания шедевра тоже необходима сексуальная энергия.

– Прекрасно! Кого предпочитаете? Мальчиков? Девочек? Собаку? Или всех сразу?

– Нет, мне достаточно всего одной женщины, но самой прекрасной – настоящей богини Любви!

– Что ж, богиня вовсе не возражает отдаться богу прямо здесь и сейчас.

После этих слов директор встала с кресла, легла на траву и раздвинула ноги.

– Прошу, маэстро!

Художник, член которого уже дрожал от напряжения, улегся сверху на богиню и владел ею до тех пор, пока не приблизился к оргазму. Все окружающие внимательно смотрели за этим актом. Даже пёс, который недовольно прорычал на изменяющую ему хозяйку.

– Не сейчас, мой бог фауны! – ответила ему хозяйка.

– Отлично! Продолжим! – наконец, сказал весьма довольный художник, и все персонажи картины снова заняли свои места.

– Прекрасно! – произнёс он примерно через полчаса. – Лица прорисованы, эрегированные члены тоже, потому всем можно расслабиться. Эскиз картины готов, а краски я наложу дома.

Усталые натурщики уселись на траве, но вскоре хозяйка скомандовала:

– Мари, Витя, идите на кухню, достаньте из холодильника еду, разогрейте её в микроволновке и принесите сюда. А также не забудьте посуду на всех и бутылку Бургундского. У нас сегодня будет ужин на траве.

Через несколько минут всё перечисленное стояло на лужайке, а все присутствующие расселись вокруг угощения.

– За нашу совместную работу и за нашего мастера! – сказала хозяйка, когда вино было разлито по бокалам. – Всем огромное спасибо.
Она подняла бокал, а за нею и все остальные.

– А я также хочу выпить за нашу гостеприимную хозяйку, без которой не было бы столь прекрасного вечера, – сказал художник. – Вы настоящая богиня Любви и Красоты!

– Спасибо, Никас! – мне очень приятно это слышать.

После этих слов вся компания выпила и хорошо закусила. Потом они пили за любовь, за красоту, за искусство, пока наконец совсем не стемнело. Хозяйка предложила всем пойти в дом, но Алексей, его друг и Инна отказались.

– Нам пора домой! – сказал Алексей. – Надеюсь, мы оказали достаточную помощь в создании нового шедевра великого мастера.

– О, да! Благодарю! – ответил им Никас. – Без вас это творение было бы невозможным.

– И я благодарю вас, – поддержала его хозяйка дома. – Мы сегодня славно поработали, благодаря чему, возможно, войдем в историю современной живописи. И помните, я сдержу своё обещание, которое дала вам сегодня по телефону.

– Всего доброго! – сказал Олег, и молодые гости, полностью одевшись, поехали домой.

Эпилог.

Прошло два месяца. Алексей по-прежнему работает в школе. Он женился на Инне и теперь живёт с нею у её отца и матери. На те деньги, что дали ему её родители перед повторным экзаменом, он купил своей жене такой красивый перстень с розовым бриллиантом, что Инна сияет от счастья не меньше, чем драгоценный камень, который она носит не снимая.

Сама же Инна поступила в МГУ и всё также увлекается танцами. Алексей не пропускает ни одного выступления её танцевального коллектива, поскольку все его участницы прекрасно танцуют и всегда выступают без каких-либо костюмов, их единственный наряд – красочные росписи на теле. После выступлений жены он бродит с нею по ночной Москве и занимается сексом в укромных уголках, не обращая ни малейшего внимания на случайных прохожих. К директору он больше не ездит, зато регулярно ходит на плавание и также регулярно навещает своего друга. Уж больно он полюбил его спортивный массаж. От него Алексей как всегда испытывает бурный оргазм. Инна знает о близких отношениях друзей, но не препятствует им, также как не возражает её мать против гомосексуальных вечеринок её мужа на работе. Сама Инна уже тоже полюбила секс, она делает Алексею отличный минет и с удовольствием подставляет ему свою белую попку. Не скучает и её мать: когда дома нет дочери и мужа, она с удовольствием высасывает всю сперму из яиц своего зятя и с радостью раздвигает для него свои ноги. Именно для этого она настояла на том, чтобы молодожёны жили вместе с нею и мужем. Алексей никогда не изменяет жене с женщинами, но своей тёще отказать не может. Слишком уж она его любит, и уж больно хорошо о нём заботится. Инна и её отец знают об этой связи, но не возражают, поскольку понимают, что главное в семье – это любовь и гармония.

Когда у Алексея и Олега не хватает денег, они ездят в больницу к сестре директора и там сдают свою сперму прямо в кабинете врача. Там же они рассказывают о своей сексуальной жизни и показывают врачам, как они любят друг друга. Олег к тому же отвечает на приглашения поклонников плавания и уже заработал на этом приличные деньги.

Родители Инны тоже не скучают: они регулярно ездят к директору школы и участвуют в репетициях и выступлениях её театра, который уже получил в столице определённую известность. На премьеру первого спектакля, который прошёл в доме Венеры, приезжал зам. министра культуры Москвы и остался в восторге от увиденного зрелища. После этого он разрешил выступления театра на всех театральных сценах столицы, в результате чего популярность коллектива быстро возросла. А самым популярным актёром театра стал Олег, он просто обожает заниматься сексом на сцене, особенно групповым, и похоже именно за это его очень любят зрители. Сегодня он живёт в доме директора и спит в одной кровати с Мари и Виктором. Венера тоже с ними часто развлекается, считая их своими слугами и детьми. Популярным актером театра стал и пёс директора, который принимает участие во многих спектаклях и с удовольствием трахает других актёров.

Что же касается картины Сафронова, то сегодня она выставляется в Третьяковской галереи и пользуется огромной популярностью у посетителей. Художник запросил за неё такие деньги, что директор отказалась её выкупать. Но она часто приходит в галерею и наслаждается новым шедевром знаменитого мастера. Туда же приходят и другие натурщики картины, всем им также очень нравится это полотно, и особенно собственные обнажённые тела, которые сияют молодостью, красотой, любовью. Нравится картина и критикам, они видят в ней отражение нового времени. После краха деспотического путинского режима, секс во всех его проявлениях больше не является запретным ни в искусстве, ни в жизни. Как и во всём мире, в России началась Эпоха Всеобщей Любви.

Шёл 2030-й год.

650
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
2 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Viktor Rewik
29 дней назад

Можно в следующем рассказе по подробнее о связи Алексея и его тёщи

Viktor Rewik
29 дней назад

Или это уже всё