Шла со свадьбы…

Была на свадьбе. На свадьбе … любимого.

В голове туманилось. Однако взяла себя в руки: и глазом не повела, что так страдает. «Горько!» Вместе со всеми выкрикивала. То там приветственное громко говорила. Молодожены слышали и приветливо отвечали. Это так, вскользь, она отмечала. Сосредоточиться не могла. Какое там сосредоточение ?! Ведь и он, и она могли бы быть вместе. Она сейчас стояла бы рядом с ним, а он — рядом с ней, там — за свадебным столом, в центре внимания. И она, как влюбленного на свете девушка, была бы такой счастливой.

Размечталась.

Невольно взгляд скользил по присутствующим. Едят. Тикают ложками, вилками. Накладывают. Наливают. Пьют. Закусывают. Улыбаются. Хмурятся. Икают. Оглядываются. Флиртуют. Пересматриваются. Пьянеют. Восклицают: «Горько!». Считают: «… Семь-над-цать». Возгласы восхищения. Опять накладывают на-а-али-ва-ют … пьют … из-за-а-аку-ют … ХГУ-в-уряться … г-гиккка ют … п-пьянннию ют … Опять вы … из … восклицают: «Горько!» …

Да и у нее на душе горько … Ах, как горько!

Он сидит за столом почти напротив нее, с позволения сказать, ее подруга. Конечно, уже бывшая. Так вот подруга едва ли не первой начала ее любимому всякие сплетни рассказывать. Как впоследствии выяснилось, сама же их и придумывала. А когда поняла, что они не очень действенны, организовала ей встречу с каким-то там деловым человеком. Тот и не думал, что за собеседницей и им самим внимательно следит ее любимый и дурачится за ревности. Предприниматель просто, искренне и во всех подробностях рассказывал, что именно он в ближайшее время сможет привезти с мебели и других домашних вещей, каких производителей, по каким ценам и с этого можно будет приобрести со скидками.

А подруга же убедила будущего жениха, что это — любовник. Тот поверил. Глупый. В народе говорят, что есть женская солидарность … Но оно как еще рассудить. Наверное, больше женских зависти.

А он, чуть дальше, чавкает и запихивается рыжий курдупель. Имеет уже за сорок лет, а к ней — молодюсинькои-гарнюсинькои — заигрывал. И что ему в миску стукнуло? Ну, посмотрела то на него дружелюбно. Так ведь во время концерта было, раз находилась в образе, выполняя номер. А он и Гемба развесил. Засиял. Ну, то сиял бы перед своей женой и четырьмя детьми и перед их учителями, которых систематически обеспечивает ценными подарками, чтобы чада имели хорошие оценки в аттестатах зрелости. Так нет же! Напротив, розбевкав по всей округе, что она — его … ну, как сказать .. почти любовница. А где кто говорит «почти» другой прибреше, что любовница. Так и пошло-поехало.

Сидела за свадебным столом. И сама не понимала, почему согласилась прийти на свадьбу любимого. А когда же пообещала, надо было держать слово. Такая ее характер. Пришла. Пришла, или чтобы понять, что пригласили поиздеваться над девичьими чувствами, что ли? Ведь все вокруг знали, что вы любите друг друга.

А что получилось?

Как же эти все люди, которые накладывают, наливают, пьют, закусывают, флиртуют, икают и выкрикивают «Горько!», Пришли сейчас?!. Они же должны были прийти на свадьбу их: ее и его. Ведь большинство из них так и уверяла: ждем вашей свадьбы, придем, будем! ..

Так что получается? Неискренними были?!.

На душе горько … Ой, горько!

И так горько, что … ой!

И хорошо, что в один момент встала и быстро покинула то свадьба …

Хм! «Оставила» … «оставила» — значит, была! А чего была? Какого черта туда пошла? Позвали? Ну и что? Что позвали заработок давать? Или премию? Или дивиденды? А что это за они? .. Чего ты там не видела? Еще раз хотела почувствовать душевный трепет? А зачем? Это же на твоем здоровье аговкнеться.

Покинула свадьбы, и чарки не пригубив. Но почему так качает тело? Почему туманиться перед глазами? Глупо. Пресно.
Ноги ковыляют. А куда? ..

После «Горько!» Он целовал … Ой, Господи, не ее … Не ее! Не ее !!!

А там вот неподалеку молодоженов сидела — и что «сидела»? Еще, пожалуй, сидит — такая ехидна колобок-баба. Злилась на нее, молодюсиньку-гарнюсиньку. Сначала хотела, чтобы за ее внука вышла замуж. Он внешне неплохой-то, но ленивый, лживый, крадийкуватий и хвастун. Ну, что это за человек молодой-красивый, да еще и трудолюбивой? То там она, колобок-баба, о ней еще и некрасивое сказала своей соседке по столу и хлопать своими Бенька — глядь ворочает. Думала, не увидит … А ведь такое, хочешь не хочешь, видится.

А ноги ковыляют-заплетаются, куда ведут …

Направила прямо с намерением — через пути железной дороги.

Протоптанной дорожке — через лесополосу.

Послышался гудок поезда или электрички.

Так он же там, на свадьбе, должны быть их свадьбой, целует не ее, улыбается не ей …

Такие красивые пути. Отражающиеся на солнце … А если шею положить?

Нет-нет! Что там в голову лезет?!. Только попробовать, теплые? Вот и все!

Или ухо прислонить, чтобы понять, далеко поезд? Хотя, наверное, около. Гудок уже дал. Значит, и железнодорожная платформа близко. А почему он больше не гудит? Может уезжая загудел-засвистел?

С такими мыслями опустилась на колени и медленно прижалась ухом к рельсу. И вдруг услышала встревожены оговорки мальчишек, ниоткуда взялись, что поезд на подходе и надо отойти от пути.

Быстренько встала, отошла. Почувствовала, что покраснела. Странно: почему покраснела? Стыдно стало перед своим существом и своей совестью? А у него есть совесть, что из-за сплетен покинул ?!

Поезд — тук-тук, тук-тук, тук-тук …

А обещал организовать свадебное путешествие железными дорогами Украины в удобном купе лучшего вагона.

Поезд — тук-тук, тук-тук, тук-тук: обещание не три года ждут, обещание не три года ждут! ..

Пусто. Пресно. А ноги куда шлепает.

Ага … Вот оно как ?! Река!

Гм, река … Ты смотри! .. Так вот тут же он целовал ее! Точно здесь! И так горячо, так горячо, что вовек не забыть. И тут предложил свадебное путешествие на выбор. Она выбрала путешествие по железной дороге.

А-ну, глубока река?

Так в обуви, в одежде и вошла …

Ты смотри, неглубокая. А-ну, еще надо пройти …

На душе — пресно и прегорько …

А вода прохладная. И ничто. Вскоре все кончится.

Ноги … Ты посмотри, какие умные ноги, ползут по дну реки, ищут глубину. Правильно. Вода шеи достигла.

Но что это? За камышом, как оказалось, они были рыболовы. Увидели. Звать начали и полушутя-напивстривожено объяснять, что в обуви люди не купаются.

Действительно, кто же в обуви купается?!. Что Она с ума сошла? И нет!

Мокрой отошла в гаек, вблизи берега.

Вплоть вдруг в животе — толчок-толчок.

Но как-то не обратила внимания. Замерзла, промокнув. Надо было согреться, сбросив и просушив одежда и обувь.

Однако, что это?!. В животе — толчок-толчок! .. Толчок-толчок! ..

И тут же сердце — тук-тук-тук-тук, тук-тук-тук-тук … зачастили-зачастило.

Поняла.

Задумалась: значит, это стучит-играет ребенок мужа, ее законного мужа, который сейчас далеко от нее на заработках …
А она здесь придумала ?! Ишь что придумала ?! Влюбилась. У другого влюбилась … Это же надо! .. Футы-нуты! .. Вот так учудили …

А если бы не мальчишки? Не рыбаки? ..

Вот глупые ноги! .. Ковыляла … заплетались … Прошкувалы … Вели …

Завели бы, не мальчишки, не рыбаки … Ой, завели бы …

А на свадьбе он … Ну, и пусть целует! Не ее целует …

У нее есть лучше его поцелуи — то, чему в животе играет и под сердцем стучит, и предстоит еще и тому, который на заработках.

Сквозь кроны деревьев пробился яркие солнечные лучи. Она подставила свое лицо прямо под него и от того … чихнула: раз, другой … третий …

«Правда», — подумала она, вспоминая народные поверья.

Душа постепенно начала наливаться смыслом и надеждами.

657
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000