СИ (Четыре)

Внимание: не читайте и не рассказывайте эту историю, если на часах 4 часа или 40 минут или 44 секунды, а также в 4 день месяца, иначе навлечете на себя 4 несчастья… Вы были предупреждены!

СИ (ЧЕТЫРЕ)

Я давно влюбился в Японию. Началось все просто: аниме, суши, потом японский язык, переписка с друзьями… И конечно, страшилки!

Поэтому когда представилась возможность поехать на месяц в Осаку по обмену, я был в восторге.

Самолет был битком набит подобными мне безбашенными учениками нашего колледжа. Со мной рядом сидели Джеси и Джули, секс-бомбы №1 всего городка, а в боковом ряду Джим, очкарик, ботан и жиртрес к тому же, из шкуры вон лез, чтобы привлечь к себе внимание, и, не переставая, травил байки о призраках. Мы веселились вовсю, не зная, что нас ожидает…

Нас хорошо встретили и разместили в съемной квартире по соседству с японской школой, которую мы должны были посещать. Я был очень рад соседству с Джули и Джеси, а толстяк Джим научился не храпеть по ночам после пары метких попаданий моих кроссовок в его лоснящуюся физиономию. После этого мы были предоставлены сами себе, и этой свободой мы пользовались вовсю. Гуляли по улицам вечером, объедались суши, девчонки закупились кучей японских шмоток… Джим пропадал в антикварных ”истинно японских” лавочках, выискивая древние пергаменты и статуэтки. Я пару раз ходил с ним, но ничего путного не приметил. Разве что продавщица, милая цветущая девушка, когда Джим отошел в дальний угол лавки, шепнула мне: ”ваш друг какой-то странный”(я не мог с ней в этом не согласиться) и повесила мне на шею маленький деревянный амулетик с изображением обезьяны. ”Подарок, на удачу”- сказала она, и я не смог ей отказать. Джим приближался, а мне стало неловко, что он увидит меня с амулетом на шее, ведь я скептик! И я спрятал амулет под футболку. Больше ничего примечательного не произошло. Джим накупил кучу ненужной ерунды (как девчонка, ей-богу!), и мы отправились домой.

Школу мы посещали, хотя охотнее вместо занятий околачивались во дворе в поисках новых знакомых. Ребята сначала относились к нам настороженно, но, видя наш неподдельный интерес к их культуре, стали более откровенными. В частности, рассказали пару баек о страшных местах школы, о руках, высовывающихся из стен в южном коридоре и о плачущем призраке учительницы во дворе, ну и разумеется, в их школе тоже появлялись Ака Манто, Ханако и другие знаменитости. Мы мечтали попасть в здание ночью, чтобы лично в этом убедиться, да и вызывать призраков там было бы идеально, но… нет, школа ночью была неприступной крепостью…

Поэтому развлекались мы дома, благо никто нас особо не контролировал (приходила пара наших старших студентов по обмену на пару минут раз в 5-7 дней, но это же не в счет), приглашали новых друзей проводить всякие дурацкие, на мой взгляд, ритуалы, призывы всяких духов. Идеи, разумеется подбрасывал ботаник Джим. Я давно заметил за ним склонность рисоваться перед всеми, но было что-то еще… Как будто он и правда верил, что все эти штуки помогают. А однажды припер домой какую-то жутко потрепанную книжонку, уверял, что это оригинал знаменитой книги ”Вызова духов и обретения силы” великого Идзуки Моруками (ни разу о таком не слышал). И предлагал провести ритуал из этой книги, который поможет нам обрести Силу. Как ни странно, девчонки его поддержали. Мне было все равно, в силе я конечно не нуждался (Джон Карпентер, капитан сборной колледжа по футболу, действующий чемпион по армрестлингу, качок и вообще крутой парень, к вашим услугам), но как же отпустить этого смазливого ботана с двумя крутыми девчонками ночью в парк, а самому остаться дома спать?! Нет, это не в моем стиле.

Таким образом, этой же ночью компания из четырех безбашенных подростков отправилась в парк по соседству, чтобы провести ”Великий ритуал обретения силы” или как он там назывался. По словам Джима, этот ритуал был очень древним и очень опасным, и взывал к таким мощным силам, что был запрещен на протяжении всей истории Японии. Всех пытавшихся провести ритуал постоянно преследовали, так как считалось, что они навлекают зло не только на себя, но и на весь свой род, деревню, а может, и на весь мир. Поэтому пойманных во время церемонии умерщвляли самым жестоким образом: сдирали кожу, кидали в расплавленное олово, заживо сжигали на кострах, четвертовали, отдавали на растерзание волкам…

Я думаю, тут он приврал малость, чтобы порисоваться перед девчонками, я давно это за ним замечал, садист чертов. Тем не менее, они были в в ужасе и восторге и смотрели на него во все глаза. Итак, целью ритуала было обретение Силы (это могла быть и моральная сила, как рассудили девочки, и удача). Переводил книгу Джим, и Джесси и Джули ему помогали.

Ритуал назывался ”Си”, то есть четыре. Его должны были проводить четыре человека, чьи имена начинаются одинаково (Мы подходили – Джон, Джеси, Джули и Джим). Они должны были в 4 часа находиться по четырем сторонам квадрата- четырем сторонам света – и представлять одно из 4 мифических существ: Тигра Запада (Джеси), Дракона Востока (Джули), Черепаху Севера (Джим) и Феникса Юга (Я). После выполнения ритуальных жертвоприношений и заклинаний четыре участника ритуала должны были обрести Силу. Вот и все.
Таким образом, в полчетвертого утра мы занимались тем, что чертили в парке квадрат, писали японские и китайские иероглифы на земле, в общем, готовились по полной. Несмотря на все веселье, сопровождавшее подготовку, у меня появилось недоброе предчувствие. Я никому о нем не сказал, разумеется, не пристало спортсмену и крутому парню говорить о своих страхах, и пытался подавить это чувство. Но оно все меня не отпускало, ныло где-то внутри, предостерегало. Такое чувство было у меня лишь однажды, на охоте, когда я сидел в засаде, ожидая медведя. Внезапно что-то внутри подало мне сигнал, и я обернулся, подняв ствол. Прямо передо мной стоял здоровый гризли, готовый сожрать меня живьем. Я увидел его бешеные глаза и пену у рта, я не думал, просто выстрелил автоматически. Благо мой Ремингтон не подвел, да и стрелял я отлично. Гризли свалился замертво с остекленелыми глазами. Потом меня хвалили отец и другие охотники, но я знал, что сам почти ничего не сделал, это было оно, то чувство, только одно оно спасло меня от смерти. И вот оно снова вернулось… И когда? Во время детской игры в ритуалы обретения силы? Или это не просто игра? Жаль, я тогда не послушал сам себя…

Все было готово. Жертвы были принесены (как оказалось, достаточно было фарфоровых фигурок животных, которые мы разбили, тоже мне, жертва) и Джим начал произносить заклинания. Многие слова были мне непонятны, хоть я и неплохо знал японский (Джули потом сказала мне, что это устаревшие слова), но от этого не были менее жуткими. Ночная тишина, безмолвие этого места странно действовали на меня. Нервы были на пределе не только у меня, поэтому, когда внезапно поднялся ветер и бросил песок нам в лицо, мы с Джимом вздрогнули, а девчонки взвизгнули. Джим передохнул и сказал: ”Сейчас будет решающая часть ритуала. Если кто-то хочет отступить, это последняя возможность.” Он был странно серьезен, и глаза его вместе со стеклами очков сверкали зловеще. Я посмотрел на девочек. Они были напуганы, особенно Джеси. Я видел, она колеблется, но не сможет уступить Джули в смелости, ведь они соперницы. Нам всем придется продолжать, даже если мы не хотим. Мы скованы невидимыми цепями: боязнью показаться трусом, страхом, что подумают о нас другие, упрямым нежеланием уступить. Мы не должны показать свою слабость, должны следовать навязанной нам роли и игре, чего бы нам это не стоило. Глупы, как все подростки… Я понимаю это только сейчас, когда уже слишком поздно…

Джим еще раз оглядел нас. Мы молчали. Он кивнул и стал произносить заключительные слова:

Сила, приди с Запада на Восток
Перенесись с Севера на Юг
Приди ко мне
Живи во мне
Я твой дом
Я твое пристанище
Служи мне и я послужу тебе!
Я, Тигр Запада,
Я, Дракон Востока
Я, Черепаха Севера
Я, Феникс Юга…

(Каждый из нас повторял за ним свою часть).

Я отдам тебе все и получу от тебя все
Ты послужишь мне как я послужу тебе
Приди ко мне!
Живи во мне!

Лица Джули и Джеси стали торжественными и страшными, когда они словно одержимые повторяли:

Я, Тигр Запада, скрепляю договор!
Я, Дракон Востока, скрепляю договор!

Джим прокричал свои слова, словно хотел, чтобы его услышало небо:

Я, Черепаха Севера, скрепляю договор!

И я, словно заразившись этой общей вакханалией, исступленно повторял за Джимом мои слова Феникса:

Я, Феникс Юга, скрепляю договор!

Мы исступленно завопили хором уже выученные слова:

Приди ко мне!
Живи во мне!

Вихрь закрутился кругами в центре квадрата, по сторонам которого мы стояли. Нас всех обуял страх, мы ждали появления кого-то, кто должен был придти и поселиться в нас…

Мы не могли остановиться, словно невидимая сила заставляла нас продолжать. Для скрепления договора нужна была кровь…

Каждый из нас заготовленным заранее ножом порезал четыре пальца на левой руке и капнул четыре капли крови вдоль своей стороны квадрата.

Приди ко мне!
Живи во мне!

После того, как мы повторили эти слова в четвертый раз, вихрь неожиданно стих. Нам показалось, что мы услышали мощный вздох, идущий из центра квадрата, как будто вздохнула сама мать-земля о потерянных детях…

Ну это, конечно, потом сказала Джеси, она вообще была поэтической натурой, но тогда я был с ней согласен. Странное чувство оторванности от всего окружающего захватило меня, словно мир уже не принимал меня, я не был больше его частью… Звуки и запахи исчезли, свет померк в глазах, и на мгновение – только на мгновение – я увидел серый мир с черными и красными тенями, которые вечно преследуют друг друга и гонятся за кем-то в неустанном поиске…

Это длилось лишь секунду, и я быстро пришел в себя. Мир снова обрел краски, вставало солнце, должно быть, ритуал занял больше времени, чем мы предполагали. Я вышел из бессознательного состояния как раз вовремя, чтобы успеть подхватить Джули, которая упала в обморок. Джеси тоже выглядела растерянной и испуганной, сидела на траве с очумевшим видом, а Джим что-то ей говорил, пытаясь привести в чувство. Я брызгал на Джули водой из всегда имевшейся у меня при себе бутылки, и она постепенно приходила в себя. Она была такая красивая в лучах восходящего солнца…

Несмотря на то, что внимание мое было занято Джули, я краем глаза заметил, что Джим вообще не испытал никакого дискомфорта, словно его это не касалось. Странно… Но, возможно, для меня сыграла роль бессоница, а для девочек вид крови. Я выбросил это из головы.

Джеси и Джули полностью пришли в себя уже через 5 минут. Джеси, однако, по-прежнему была страшно напугана, и все повторяла ”зачем мы проводили этот дурацкий ритуал.” Джули же уже шутила по поводу произошедшего и весело поддразнивала Джима, что из него вышел бы отличный колдун. Мы быстро стерли следы своего присутствия в парке, благо, час был ранний, и нас никто не заметил, и отправились домой спать.

Когда мы вышли из-под сени деревьев, я обернулся, словно почувствовав чей-то взгляд. Мне на секунду показалось, что на месте ритуала кто-то стоит, но, когда я моргнул, видение исчезло. Просто усталость… Спать, спать…

Два дня мы не проводили никаких ритуалов, отсыпались по ночам, ну а днем призраки, как известно, уже не те. Страх, оставленный ночным ритуалом, быстро развеялся, хотя мы все же избегали разговоров об этом происшествии. Я, однако, заметил, что Джим стал несколько увереннее в себе и откровенно стал проявлять симпатию к Джеси. Ну что ж, флаг ему в руки. В общем-то он был неплохой парень, просто ботан и слегка полный, но уж занудой или дураком его никак не назовешь. Чего стоило одно это ночное приключение! Уж не знаю, чего он тогда шептал Джеси, когда приводил ее в чувство, но она, кажется, тоже стала отвечать на его симпатию. Я был искренне рад за них.

За время, проведенное в Осаке, мы стали по-настоящему близкими друзьями.

Странный ритуал сблизил нас, и наши две сладкие парочки все делали вместе. Через три дня мы уже забыли обо всех страхах, и снова начались всякие страшилки по вечерам, призывы духов…

Коккури сан, Дарума-сан, Сатору-кан… Я бы на месте этих духов давно поубивал всех вызывающих, покоя не дают… Ну да ладно. Это весело, разгоняет адреналин в крови. Словно победа на соревновании. Главное не перестараться. Но мы, кажется… Но об этом после.
Девчонкам не давали покоя школьные духи. Они страшно хотели познакомиться со всеми духами лично. Например, с Минори, которую можно вызвать только в школе и именно ночью. Школа была нашей заветной мечтой.

Примерно через неделю Джим ворвался в комнату чрезвычайно взбудораженный, волосы взъерошены, очки съехали набок.

Я в это время подкатывал к Джули, и он тут мне вообще не сдался. Хотел его выпихать в кухню, но сердобольная Джил стала выпытывать, чем он расстроен. Джим выпалил новость, которая обрадовала даже меня: мы можем ночью попасть в школу! И делать там что заблагорассудится до самого утра! По словам Джима, один парень обещал его провести за умеренное вознаграждение. Мы были счастливы…

Ночью (все еще было полнолуние) мы тайком выбрались из дома и задворками пробрались к школе. Облака временами закрывали луну, и здание, такое знакомое и безвредное днем, становилось зловещим, то показываясь, то пропадая во мгле. Парень, с которым договорился Джим, уже стоял у запасного входа, ожидая нас. Его лицо было скрыто в тени, и его фигура почему-то показалась мне настолько зловещей и знакомой, что захотелось с криками убежать… ”Глупости, ”- сказал я сам себе, ”ты просто параноик, не позорься перед девчонками.” Это помогло, страх спрятался куда-то в глубину, но ощущение, что я видел этого парня раньше, не исчезло.

”Вот и мы” – сказал Джим, подходя к нему и протягивая конверт. Тот покачал головой. ”Вы вознаградите меня позже” – так он сказал. Я не очень силен в японском, но Джеси и Джули уверяли, что именно это он и сказал. Странная фраза, но тогда мы не обратили на нее внимания…

Калитка запасного входа с легким скрипом распахнулась перед нами, и мы вошли. Наши шаги глухо звучали в пустынном дворе, и мы переговаривались шепотом. Ветер шумел в кронах деревьев, зловеще скрипели ставни старого корпуса, и сейчас как никогда мы верили, что из окон на нас смотрят призраки, за деревьями притаились враждебные духи, а из-под земли в любой момент может высунуться рука мертвеца, похороненного здесь сотни лет назад…

Ощущение жути только усилилось, когда мы подошли к зданию. Я смело вставил ключ в замок, хоть меня всего и била дрожь, и тут Джули остановила мою руку и прошептала, с мольбой заглядывая мне в глаза: ”Джон, может, не надо?!” Я посмотрел на нее, на Джеси, жавшуюся к Джиму, чего она обычно на дух не переносила, на самого Джима, который тяжело дышал и глаза его были такими же стеклянными, как очки… Я и сам был бы рад свалить отсюда, но… Я, Джон Карпентер, ходивший с отцом на охоту на медведя с 7 лет, разве я мог отступить? Убежать с криками от школы, как жалкий малыш, а потом всю жизнь вспоминать этот позор?! Нет, я не отступлю! Глупая мальчишеская бравада… Хотел бы я вернуть все вспять и вновь оказавшись там, принять другое решение… Но прошлое никому не дано изменить… Распрямив плечи, я высказал в лицо друзьям, какие они трусы, высмеял их, и они, тоже рассмеявшись своим детским страхам, расслабились. Я был хорошим лидером.

Мы вошли. Пустое здание, мертвая тишина… Вы знаете, что наполняет здания жизнью? Люди, их голоса, смех, запахи, топот их ног… Сейчас школа действительно была мертва. Джули сказала, что чувствует запах разложения, и я не мог с ней не согласиться. Какая-то сырость, промозглость витала повсюду, казалось, сейчас из мокрого воздуха материализуется нечто и схватит вас…

Джим зажег принесенный фонарь, и я был ему за это очень признателен. Свет да одолеет тьму, так кажется? Все мои плохие предчувствия и страхи в момент улетучились. Мы все повеселели и через минуту уже, веселые и радостно возбужденные неслись по школе к зловещему южному коридору с появляющимися руками.

Все оказалось куда интереснее, чем мы ожидали. Когда на нас из темноты выскочила белая фигура, все завизжали и бросились наутек. Из стен действительно тянулись белые руки, и слышались заунывные причитания. Пара рук схватила Джеси и она, дико завывая, стала отбиваться. Мы с Джули пришли к ней на выручку, лупили чем ни попадя и руки, и показавшегося их обладателя. Для призрака он что-то был слишком материален, и слишком молил о пощаде. Он снял простыню, и мы с удивлением поняли, что это обычный пацан лет на 5 старше нас. Джим хватался за живот от хохота. ”Видели бы вы свои глупые лица!” – надрывался он. ”Ох, ну и умора! Как же легко вас напугать обычной простыней! Но ничего, я-то буду покрепче!” – с улыбкой заявил он. ”Призрак”, как только мы его отпустили, с достоинством поклонился, и в компании других простыней отправился в другой коридор. ”Ты нарочно это подстроил, да?” – набросилась Джеси на Джима. ”Хотел, чтобы я окочурилась от страха? Скотина жирная!” Джим надул губы. ”Я-то хотел как лучше, нанял самых лучших мистификаторов, а эта неблагодарная еще и обзывается! Между прочим, эти ребята, которых Эмма нанял, встанут нам в кругленькую сумму, поэтому он и не взял деньги вперед. Наверное, это обойдется нам дороже, чем я думал. Ну да ладно, раз все ввязались в это, то и свое вознаграждение парень получит от всех вас! Все поровну!” – завопил Джим, и я невольно рассмеялся. Какой же он дуралей! Нанял актеров, чтобы нас напугать, и сам же срезал весь план с первой же сцены! Джеси и Джули между тем не теряли времени, и Джиму досталось-таки на орехи. ”Не буду я ни за что платить, я на это не подписывалась!” – вопила Джеси, молотя очкарика кулачками. ”А я тем более!” – вторила ей Джули, пытаясь пинуть толстяка побольнее. Мне пришлось их разнять, хотя я и сам с удовольствием отпинал бы его. Все-таки атака призраков выглядела очень реалистично…

”Ну, что еще нас ожидает, колись, ботаник” – сурово нахмурившись, пытал я Джима. ”С твоей-то извращенной фантазией одной сценкой ты не мог ограничиться, верно?” Он хитро улыбнулся. ”Есть еще парочка трюков в запасе. Вы никогда не забудете эту ночь, и вообще, пожалеете, что родились!” – встав на цыпочки и изобразив зловещий голос, провещал Джим. Мы не могли не рассмеяться. В конце концов этот дуралей был нашим другом и он старался для нас… Так что вскоре все перепалки были забыты и мы, предводительствуемые на этот раз Джимом, радостно носились по школе, взвизгивая от страха при каждой атаке ”потусторонних сил” и хохоча как умалишенные после. Это и правда было незабываемо: жуткий Ака Манто в туалете со своим извечным ”красный плащ или синий”, на вскидку оказавшийся худым пареньком в бумажной накидке, Ханако, набросившаяся на девчонок из третьей кабинки, а еще Каппа, безлицый Неперабу, Хашишакусама со своим ”Поу-поу”, Кутисаке-Онна с огромными садовыми ножницами, Тек-тек, Дзикининки и даже лысый старикан, который подглядывал за девушками, забыл, как его звали… Девочка из ”проклятия”, синий мальчик неизвестно откуда, Футакучи-онна, Оширой-баба с бутылкой саке… К тому же, куча всяких безымянных демонов в масках, выскакивавших на нас буквально из каждого угла… У меня проскальзывала мысль, откуда тот странный парень, назвавшийся Эммой, набрал столько народу, но если честно, в тот момент мне это было не важно. Так здорово мы еще никогда не веселились! Четыре часа протекли незаметно. О времени нам напомнил Джим. ”Эмма сказал, что в 4 он нам приготовит особенный сюрприз” -с блеском в глазах заявил он. Нужно пройти в центральный холл, там места действия больше. Не задумываясь, мы последовали за ним…

В холле действительно было все готово. Призраки, духи, различная нечисть выстоилась рядами вдоль стен. Нам было отведено место в центре. ”Мне не по себе” – со смешком шепнула мне Джули, и я разделял ее чувства. Стоять в центре как дураку, когда на тебя пялится сотня человек в масках, как то странновато… Но игра есть игра, и нужно принимать ее условия, нравится вам это или нет.

Мы встали в отведенные нам места. Я почувствовал тревогу и отголоски страха, когда увидел, что знаки по сторонам квадрата, вокруг которого мы стояли, точно совпадают с теми, которые мы рисовали во время того дурацкого ритуала несколько дней назад… А я уже почти забыл о нем… Ну да конечно, это же Джим подстоил! Я шепнул это Джули, и она улыбнулась.

Как только мы заняли свои места, в центр круга вышел тот самый парень, что встречал нас у ворот, Эмма. От него и тогда веяло чем-то зловещим, но сейчас, в маске с вытаращенными глазами, огромными клыками, торчащими изо рта, красной рожей и ноздрями, из которых шел настоящий дым, он выглядел потрясающе жутко! На голове красовалась картонная китайская корона с иероглифом царь, но страх, неподвластный мне, идущий из самых глубин моего существа, настолько сковал меня, что я не мог посмеяться над чем-нибудь в его внешности против моего обыкновения. Холл освещался только свечами, которые держали демоны, но я хорошо видел лица друзей, и мог убедиться, что на них Владыка Ада (я наконец вспомнил, что означает это имя!) произвел то же впечатление.

Эмма начал говорить. Голос его был гулким и грозным и отдавался гулким эхом в мертвой тишине зала. Я не понимал многих слов, но чувстовал зловещую силу, заключенную в них. Они пронизывали, сковывали, опутывали невидимой нитью, проникали в самое сердце и сжимали его ледяной рукой. В глазах у меня помутилось, я перестал осознавать, где нахожусь. Казалось, я в глубине ада престою какому-то страшному суду и не имею сил защищаться…

Я очнулся от крика. Тонкий, звенящий, неестественный вопль принадлежал Джеси. Зрение прояснилось, и я увидел, как двое демонов тащат ее в центр круга. Третий демон занес над ней кинжал… ”Нет!” – крикнул я изо всех сил и хотел рвануться к ней на помощь, но ни звука не сорвалось с моих губ, и тело мое осталось недвижимо… Миг – и занесенный кинжал, сверкнув, вновь поднялся, обагренный кровью… Джеси со стоном сползла к ногам Эммы… Бедная девочка, она так и не успела ничего понять… Игра, с самого начала не предвещавшая ничего хорошего, переросла в жуткое действо, и никто из нас уже не мог ему помешать…

Следующей стала Джули. Как я ни любил ее, как ни хотел спасти, все равно тело, опутанное незримыми ловушками, отказалось слушать меня… Вторая сторона квадрата окрасилась кровью, и настал черед Севера… Джим, толстый негодяй, стоял и ухмылялся, глядя на происходящее. ”Мы заключили договор, Эмма,” – сказал он, торжествующе подняв голову. ”Трое в обмен на четвертого, сила в обмен на жертвы.” О чем говорит этот подонок? А, теперь я понял… Только поздно… Ублюдок не случайно притащил эту книгу, не ради шутки уговорил нас провести страшный ритуал. Он хотел получить Силу – для себя и только для себя, и неважно, ценой каких жертв. Джеси и Джули уже умерли, сейчас умру и я… Только в ритуале перед Фениксом Юга умирает Черепаха Севера…

Я оказался прав. Два демона приблизились к Джиму так же, как перед тем к девушкам Запада и Востока… Страх, ужас в его глазах, пламя факелов, отразившееся в стеклах очков, пот, стекающий по лицу… Сверкнули кинжалы – и он рухнул к ногам Эммы, туда же, куда своим нечестивым ритуалом он уже загнал беспомощных Джеси и Джули… Я стоял, смело ожидая своей участи. Страх отступил, пришло осознание того, что происходит, и с ним контроль над ситуацией. Я по-прежнему не владел своим телом, нет, но моя душа, моя сущность освободилась от оков ужаса, и я отважно смотрел смерти – Эмме – в лицо.

Прислужники Ада приблизились ко мне. Еще чуть-чуть… и все… Но? Почему они замерли? Почему Эмма смотрит на меня и смеется?

Почему его чудовищный, леденящий душу хохот разносится по залу?

И он заговорил. Он, Эмма, демон смерти и владыка Ада, заговорил со мной на языке преисподней, и я понял его. Он сказал, что если бы ритуал был проведен правильно, мы все четверо обрели бы силу – силу ада – и стали его подчиненными – демонами! Но так как главное условие было нарушено, мы все должны были умереть сегодня здесь. Меня спасла ничтожная вещь, на которую я даже не обращал внимания – маленький амулет обезьяны, сделанный из остролиста, который, казалось, тысячу лет назад повесила мне на шею продавщица. Эмма сказал, что я сам себя поставил между двух миров, призвав его ритуалом, и в то же время отогнав остролистом.

Поэтому я не умру сегодня и не обрету силу.

”Но,”- сказал он, ухмыляясь,- ”когда ты расстанешься с амулетом, ты мой навеки.” ”Ты скрепил договор своей кровью, ты мой дом, ты мое пристанище, я пришел к тебе и живу в тебе, как и обещал. И ты должен отдать мне все, чтобы получить все и послужить мне, как я послужил тебе.”

”Послужил?!” – исступленно завопил я, – ”ты убил всех моих друзей! Ты разрушил мою жизнь!”

”Разве ты не знал?” – жутко ухмыляясь и скалясь, он обернулся к демонам, окружавшим нас со всех сторон, и демонический хохот

зазвенел у меня в ушах. ”Именно так призванные демоны и служат людям…”

Все закружилось у меня перед глазами. Серая бездна с черно-красными тенями… Только теперь тени обрели очертания… Падая, я сумел разглядеть в них Джули, и Джеси, и Джима…

Темнота… Сначала просто тяжелая, густая и обволакивающая, в которой нет ни начала, ни конца… Потом в ней появились звуки, все резче и резче, грохот, словно проезжающий поезд, крики… И потом яркая вспышка, словно от взрыва сверхновой… и я открыл глаза.

Я был в больнице, было светло и тепло, кругом сновал персонал, приводя меня в чувство. Заметив, что я очнулся, они радостно заулыбались. Я тоже через силу улыбнулся им, испытывая такое облегчение от знакомого мне мира людей, где все подчинено строгим законам, все в порядке, и нигде не видно демонов со страшными лицами… Я уже поверил, что я просто упал в обморок там, в парке, во время ритуала, а дальнейшее было просто привидевшимся мне сном, но… Одно из лиц не было радо мне в этом мире. Суровый взгляд, словно у самурая, строгая выправка… Я понял, что это полицейский, который хочет меня допросить по поводу событий, происшедших там… там… в школе… я закрыл лицо руками и зарыдал…

”Мы не можем допрашивать его каждый день заново, Моруками” – говорил инспектор. ”Он еще не оправился от болезни, к тому же он гражданин Америки, и мы не имеем права…”

”Я все понимаю, инспектор, но он подозреваемый №1 в этом жутком деле, и пока никто кроме него не может пролить свет на произошедшее. Все записи со школьных камер почему-то оказались уничтожены.”

”Повременим пару дней, может, парень оклимается, на вид он крепкий,” – сочувственно заметил инспектор.

Они не верят мне. Они допрашивают меня. Иногда бьют, иногда просто плюют в лицо. Я знаю, я это заслужил. В той школе нашли не просто тела моих друзей. Они нашли тела сотни школьников, убитых и изувеченных до неузнаваемости, как будто их растерзал дикий зверь. Сначала они верили моему рассказу о таинственном незнакомце, убившем моих друзей. ДНК-тест показал, что я их не убивал… Но дети, остальные дети… На них следы моих рук, зубов и ногтей, и именно их кровью я был покрыт с ног до головы, когда меня привезли в больницу…

Доктор Ямагути очень добр ко мне, он считает, что именно школьники в масках убили моих друзей, а я, увидев это, просто спятил и поубивал тех, кого я принимал за демонов. Он говорит, это психоз, и он лечится. Но я… Я знаю, что это было. Амулет из остролиста защитил меня от смерти, но не от Эммы. Я звал его придти ко мне и жить во мне, и он пришел по моему зову и поселился внутри меня. Я его дом, я его пристанище, и мне не спастись от него. Я служу ему, и он служит мне. Я обрел силу крушить камни и черепа врагов, только вот врагов у меня нет, кроме меня самого. Я с радостью убил бы себя, чтобы не причинять другим боль, но здесь мне этого не позволят.

Приближается полнолуние… Я видел сегодня Эмму, он приходил ко мне. Он всегда входит с кем-нибудь вместе, наверное, дверь из остролиста, и он не может ее открыть… Но его никто не видит кроме меня. Доктор Ямагути говорит, что таблетки могут его прогнать, но я не верю. Он стоит и ухмыляется своей жуткой ухмылкой, и клыки торчат из его рта, и дым идет из его ноздрей. Если он всего лишь галлюцинация, почему больничный кот шипит и фыркает на него, а потом прячется в дальний угол на весь день? Но это не важно… Ничто уже не важно… Сегодня я раздобыл скальпель… Полнолуние приближается, а я не хочу… не хочу причинять другим боль… не хочу больше быть его домом… по крайней мере на земле…

– На этом записка обрывается, господин Моруками.

Следователь стоял над телом подростка, задумавшись. Кровь медленно стекала из глубокой резаной раны на шее на простыни и капала на пол.

– Кто обнаружил тело?

– Медсестра, которая приносила лекарства. Она была в ужасе, кровь так и лилась… Наверное, это произошло перед самым ее приходом.

– Он ничего не успел ей сказать перед смертью?

– Нет, не думаю, что он вообще мог говорить… Хотя Вы можете с ней побеседовать.

– Благодарю.

Следователь еще раз склонился над телом.

– А что это за амулет?

– Амулет? Доктор склонился над маленькой обезьянкой из остролиста. – Ах, этот. Он был на нем при поступлении. Бедный парень бредил, что это его единственная защита. Жаль, у него уже намечался прогресс. Я надеялся, что после полнолуния кризис минует, и бред постепенно ослабит свою хватку… К сожалению, мои надежды не оправдались. Будьте уверены, – спохватился доктор, – тот, кто оставил скальпель без присмотра, непременно будет найден и наказан.

– Это уже не важно.

Следователь Моруками вышел из больницы и направился к съемной квартире, которую еще недавно занимали жизнерадостные американские подростки.

Квартира была опечатана, повсюду сновала куча народу. Он предъявил удостоверение и без помех поднялся в комнату.

Ничего особенного, обычное жилище подростков.

Криминалисты уже заканчивали снимать отпечатки.

– Ничего особенного, господин Моруками, – доложил один из них. Мы уже все осмотрели, хотите прослушать отчет?

– Нет, спасибо, я сам осмотрюсь.

– Как хотите.

Они ушли. Он остался в комнате один. Подождал несколько минут. Никто не вернулся, все тихо. Тогда следователь подошел к столу, проверил все книги на нем, и выбрал одну. Идзуки Моруками, ”Вызывание духов и обретение Силы”, как он и думал. Закладка лежала на ”Великом ритуале обретения Силы”. Конечно, как же иначе. Всем нужна сила. Даже этим гринго, приехавшим невесть откуда, понадобилась сила демона. Беда в том, что они не умеют правильно обращаться с ней. Не то что он… Моруками скривил губы в презрительной усмешке. Сегодня полнолуние, и Он потребует от него службы. Что ж, не эта первая, не эта последняя. Эмма знал, какие службы кому давать. Моруками мог отлично справляться и с его небольшими поручениями каждое полнолуние, и продолжать успешно работать следователем. ”Интересно, кто же это будет сегодня?” – думал Моруками, спускаясь по лестнице и засовывая книгу под плащ. ”Мужчина? Женщина? Или как в прошлый раз, невинная девочка?” Это уже не важно. Парень был прав. Ничто не важно, когда ты дом для Эммы. Ты его пристанище, и он делает все, что захочет.

Однако нужно подкинуть книгу обратно в магазин. Ловушка исправно работает и поставляет новых слуг в Дзигоку. В чем же ошиблись эти? А, главное условие! Американские недотепы… Моруками улыбнулся, и мысленно написал имена подростков:

ゾヌ Джон
ズリ Джули
ゼシ Джеси
ジム Джим

Наивные…

Моруками усмехнулся, направляясь к своей цели…

Приди ко мне
Живи во мне
Я твой дом
Я твое пристанище
Служи мне и я послужу тебе!
Я, Тигр Запада,
Я, Дракон Востока
Я, Черепаха Севера
Я, Феникс Юга…
Я отдам тебе все и получу от тебя все
Ты послужишь мне как я послужу тебе
Приди ко мне!
Живи во мне!
Я, Тигр Запада, скрепляю договор!
Я, Дракон Востока, скрепляю договор!
Я, Черепаха Севера, скрепляю договор!
Я, Феникс Юга, скрепляю договор!
Приди ко мне!
Живи во мне!

Он ждет во тьме…

147
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Анонимно

202
Истории и рассказы от анонимных авторов!
Комментарии: 0Публикации: 2447Регистрация: 28-09-2017

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000