Случай с ногой

Все участники описываемых событий старше 18 лет.

До сих пор не могу ответить себе на вопрос: правильно ли я поступила? Наверное, я просто пытаюсь найти себе оправдание, своей слабости и своей похоти. Сейчас, конечно, уже поздно об этом рассуждать, ведь что случилось, то случилось. Давайте расскажу все по порядку.

Я никогда не считала себя красивой. В школе была пухленькой, не толстой, а именно пухлой. Душой компании я не была, да и друзей-подруг почти не имелось. Просто училась и училась. Когда девчонки вовсю гуляли с парнями, я сидела дома. Конечно, гормоны играли, хотелось общения с противоположным полом, хотелось эмоций, страстей, тактильных ощущений. Но ничего такого не наблюдалось, и школу я закончила с отличием и полнейшим отсутствием сексуального опыта. Я даже целовалась в школе только один раз.

Поступив в университет, я начала искать причины моей невостребованности. С учебой все было хорошо, я не испытывала каких-либо трудностей, и, войдя в ритм учебного процесса, я занялась собой. К тому же появилась неплохая подработка. Я вела бухгалтерию небольшой компании, так как я училась именно на бухгалтера. Это ещё была и хорошая практика. Появились какие-то деньги, и я могла позволить себе визиты в салон красоты, взяла за правило дважды в неделю посещать фитнес. Я стала преображаться – заметно похудела, нашла свою прическу, обязательный маникюр-педикюр, убрала дефекты на коже. Но я все еще не любила свое отражение. Мне казалось, да я и сейчас так думаю, что полновата. Вроде в целом выгляжу неплохо, но как-то не на все сто процентов.

На третьем курсе я встретила Бориса. Он был немного старше меня и работал в моей фирме. Через три месяца Боря сделал мне предложение, и мы поженились. Казалось, жизнь наладилась и все хорошо. Через год я забеременела и пришлось переводиться на заочное обучение. В двадцать лет я родила, и универ закончила уже с сыном на руках. Спасибо, что наши родители помогли. Я была счастлива – семья, работа, своя квартира. Но случилась трагедия. Боря погиб в ДТП. Мне было очень трудно работать и воспитывать сына. Родители помогали, но мы жили в разных городах, и в основном все проблемы я решала сама. Постепенно жизнь наладилась. Мы жили вдвоем. Я не искала новых связей. Конечно, пару раз было, но это несерьезно. После Бори это все было не то. Так шло время и ближе к тридцати на меня смотрели в основном мужики за сорок. Строили глазки, делали сальные намеки. Только мне такого и даром не нужно было. Вся эта пузатая, неопрятная публика скорее вызывала смех, чем амурные чувства. Я стала удовлетворять себя сама и достигла в этом определенного мастерства. Конечно, мне очень хотелось полноценного секса, но не с кем было, а ложиться под невесть кого мне было противно.

Я удаленно работала бухгалтером. Благо дело свое знаю, и без работы никогда не сидела. Вела две-три фирмы и достаток был весьма приличным.

Немного опишу себя. Среднего роста 164 см, кареглазая шатенка, не худая, но и не полная, грудь двоечка и еще стоит, попка кругленькая, подтянутая, ноги ровные стройные. Кожа у меня смуглая, гладкая. Нормальная ухоженная женщина. Люблю красивое нижнее белье, часто себя балую обновками. Снизу у меня всегда аккуратная стрижка. На лобке оставляю полоску в три пальца, а остальное гладко выбрито. Последние годы предпочитаю там фотоэпиляцию. Мне очень нравится – получается гладенько, без раздражения и не колются когда отрастают. Есть у меня одна особенность, из-за которой я постоянно комплексую раздеваться полностью. У меня длинные мясистые малые губки и большой клитор. Когда я возбуждаюсь, он увеличивается до двух с половиной сантиметров. Мне кажется, что это некрасиво и все смотрят туда.

История, о которой хочу рассказать началась, когда мне было уже 32 года. Сын учился в школе. Мы с ним вроде и друзья, но такой прям близости между нами не было. Костя, вроде, и ласковый и заботливый и по дому помогает. Но у него своя жизнь и свои интересы. У меня работа, домашние заботы. Мы как бы параллельно существовали. Иногда вместе ездили в отпуск к морю. Короче, ничего необычного.

Где-то за год до начала истории я начала обращать внимание, что сын подглядывает за мной. Я, конечно, все понимала, просто возраст такой настал. Сама я сына никогда не провоцировала. При нем я не переодевалась, не обнажалась, особо откровенных нарядов не носила. Но, тем не менее, он пытался подглядывать, подкрадывался к дверям ванной и туалета, когда я там была, и через маленькие щели старался что-то рассмотреть, иногда, как бы невзначай заглядывал мне между ног. Меня это только веселило. Через те щели толком ничего не увидишь, там очень маленький угол обзора. Я понимала, что сын растет, ему интересны вопросы секса, и что наверняка он уже видел все во всей красе на картинках в сети. Но вживую, естественно, ему было интересней. Иногда у меня было игривое настроение, и я давала ему возможность немного увидеть, когда я была в ванной. Но в деталях он вряд ли что-то успевал рассмотреть. Только мой лобок с волосиками да еще щелочку. Опять же не хотела, чтоб он видел мой клитор-акселерат. Так шло время до одного поворотного события.

Мы с подругой поехали за город кататься на лошадях. Я, вроде, опытный наездник, но молодой жеребец чего-то испугался и неожиданно дернулся. Я слетела с него и сломала ногу в двух местах, а также сильно ушибла позвоночник. В результате две недели провела в стационаре. Мне там было максимально некомфортно. Общая атмосфера уныния, все обшарпанное и плохое питание. А главное – проблемы с гигиеной. Под меня ставили судно, что было унизительно, я не могла приять душ. Ночами я тихо плакала от беспомощности и мечтала быстрее попасть домой. Котька каждый день навещал меня, утешал и шутил, приносил вкусняшки.

И вот, наконец, меня отпустили домой, и назначили амбулаторное лечение. Нога была полностью в гипсе, и мне пришлось осваивать костыли. Самостоятельно я передвигалась очень плохо. Было трудно, костыли впивались в мои подмышки, нога не гнется, чешется и постоянно за все задевает. Котька помог мне добраться домой, и я стала приспосабливаться к новым обстоятельствам. Сын ходил по магазинам, делал уборку, выносил мусор и т.д. А я занималась готовкой и продолжала работать удаленно.

Проблема обнаружилась в первый день. Я захотела в туалет, но зайти туда и развернуться на костылях, было невозможно. Помещение туалетной комнаты узкое и тесное. Крутилась и крутилась, но так и не смогла сама. Также выяснилось, что трусики я сама тоже не смогу снять. Пришлось звать Котьку. Он все понял, и было видно, что засмущался. С его помощью я развернулась к нему лицом, а фаянсовому сосуду задом. Сын запустил руки мне под халат и стянул с меня трусики.

– Сними их совсем, – сказала я ему.

Он так и сделал. Я, держась за сына, уселась на унитаз, и он вышел и закрыл дверь. Я уже сама приподняла халатик и сделала свои дела. Тогда мне показалось, что я немножко светанула своей киской и Котька это заметил. Я была смущена и не знала, как быть дальше. Ведь сама я не смогу в гипсе нормально ходить в туалет, а ведь ещё надо и мыться. Я так долго мечтала о нормальной ванне, а сейчас не знаю, как это осуществить. Не хотелось, чтобы сын видел мои прелести. Одно я понимала отчетливо: без помощи сына я не справлюсь. Я ополоснула себя гигиеническим душем, прикрыла все халатом и позвала Котьку. Он помог мне встать и выйти наружу.

По дому я стала ходить в длинной футболке почти до колен и без нижнего белья. Меня не покидал вопрос, как принять ванну.

– Котя, ты поможешь мне помыться? – спросила я.

– Конечно, мама, – отозвался сын.

Он старался не смотреть мне в глаза. Видимо он тоже понимал, что это будет весьма интимный ритуал. Я попросила его поставить в ванну табуретку, что он и сделал. Мы зашли в ванную, и Котька помог мне залезть в ванну и сесть на табуретку спиной к нему. Я сидела и не знала, куда девать негнущуюся ногу. И так неудобно и так. В итоге мне пришлось развернуться лицом к нему, ногу я свесила за край ванны. Было очень неудобно, но хоть уже можно мыться. Я попросила сына повернуться ко мне спиной и держать ногу. Он так и сделал.

Я сняла футболку и настроила воду. Потихоньку начала из лейки душа мыть себя. Конечно, было неудобно, но уже какой-то результат. С особым удовольствием я вымыла свою киску и попку. Ведь две недели я не имела такой возможности. Кое-как я домылась и вытерлась полотенцем, надела свою футболку и Котька стал извлекать меня из ванны. И опять я на секунду светанула свой низ. Сделали вид, что ничего не произошло.

– Давай я сделаю поперечную скамейку в ванну? – спросил сын.

– Конечно сделай, спасибо, – обрадовалась я.

Не буду описывать наши бытовые дела, там ничего необычного не было. На следующий день Котька сделал мне лавку, и мне эта идея показалась привлекательной.

Он также помог мне сходить в туалет, все по той же схеме. После ужина я попросила Котю помочь с ванной. Он настроил лавку и привел меня. Я разместилась на лавке, а ногу опять оставила снаружи. Сын опять держал её. Вроде, было удобней, но все равно не то. Я не могла нормально помыть себе спину, и меня это не устраивало.

– Коть, помоги мне, потри мне спинку, – попросила я.

Я прикрыла свой низ ладошкой и попросила сына повернуться. Он бегло оглядел меня, и одной рукой придерживая ногу, второй рукой мыл мне спинку. Было уже неплохо. Я ловила любопытные взгляды сына на мое тело. Он рассматривал мою грудь, даже пару раз коснулся её рукой. Но он постоянно бросал взгляд на то, что было прикрыто ладошкой. Внезапно я ощутила возбуждение, мне определенно нравилось его внимание. Почему-то, внезапно для самой себя, мне захотелось, что Котька рассмотрел у меня все в деталях. Ведь тело то у меня очень неплохо выглядит. Но эту мысль я отогнала прочь.

Он домыл меня и сам отвернулся. Я вытерлась, оделась и мы вышли.

Дальше все было как обычно. Все шло своим чередом. Я дома, Котька в школе, потом на тренировке. Днем, когда сын отсутствовал, я писала в баночку и выливала её в ванну.

Наступил вечер. Время дошло до водных процедур. Сделали также как вчера. И вот моет сынуля мою спинку, а сам разглядывает меня.

– Интересно посмотреть? – спросила я.

Сын залился краской, но промолчал.

– Вижу ведь, что интересно. Это нормально, – продолжила я.

– Интересно, – пробурчал сын, – ты очень красивая.

-Тогда посмотри, – убрала я руку.

Котька открыл рот и уставился мне между ног.

– Ну как? Красиво или нет?- поинтересовалась я.

– Я ничего красивей ещё не видел, – выдавил из себя Котька.

– Залазь ко мне, помой меня полностью, – попросила я.

Сын снял треники и полез в ванну.

– Ты в трусах моешься? Я ведь вся голая, – сказала я.

Котька снял трусы. Его небольшой писюн стоял железным колом. Он, видимо, стеснялся этого и поначалу прикрывал его. Я не стала ничего говорить. Он сел на край ванны напротив меня и не отрывал взгляда от моего низа. Я не совсем была довольна видом там. Во-первых, я две недели там не брила. Во-вторых, мой возбуждённый клитор предательски торчал. Но Котьке, похоже, нравилось зрелище.

Я намылила мочалку и дала её сыну. Котька принялся меня мыть. Делал он это аккуратно и нежно. Вымыл все и спереди и сзади, а снизу никак не решался.

– Помоешь там, не смущаю тебя? – спросила я.

– Помою, конечно, – отозвался сын.

Я приподнялась на руках и дала возможность сыну помыть меня снизу. Мне было очень приятно, я уже не обращала внимания на ногу. Он нежно мочалкой, а потом и пальчиками помыл все мои дырочки.

– Ты не будешь на меня обижаться? Ведь мама так не должна себя вести, – спросила я.

– Я тебя очень люблю и только дурак на это обидится. Я всегда очень хотел увидеть, что у тебя в трусиках, – признался сын

– Прям всегда?

– Ну скажем очень давно.

– Я знала, что ты подглядываешь за мной. Ты хоть что-то тогда видел?

– Очень немного. Мне хотелось увидеть твою писю.

– Почему? Чего там интересного?

– Она очень красивая и я такого ещё никогда не видел.

– А раньше ты когда-нибудь видел женскую писю?

– У девчонок видел, но они не такие. Красивые, но детские.

– А тебе взрослая интересна?

– Да, мама. А у тебя она очень красивая. А можно я её рассмотрю внимательно?

– Это как? Ты ведь итак все видишь.

– Я хочу посмотреть, что там внутри, как там устроено. То, что я трогал. Можно?

– Можно. У тебя писюн стоит. Что ты испытываешь сейчас?

– Мне кажется, что он лопнет вот-вот.

– Ты не против если я его посмотрю? У тебя он открывается?

– Открывается, но плохо.

– Больно?

– Нет. Не очень приятно, но не больно.

Я взяла в руки его членик. Он был небольшой, сантиметров десять и тоненький. Аккуратно я открыла головку, вроде все хорошо, но шкурка туговато ходит. Я взяла мыло и намылила ему писюн. Осторожно я пальцем промыла головку и шкурку внутри, немного помассировала и смыла водой.

– Так лучше?

– Да.

Я продолжила легонько массировать его писюн. И вот Котька кончил. Он обильно изливался и удивленно смотрел на меня.

– У тебя такое первый раз?

– Да, мама. Очень приятно мне. Что это такое.

– Это называется оргазм. Когда эта жидкость, сперма, попадает в женщину, то она беременеет. Ты ведь знаешь, как это происходит?

– Знаю, пацаны говорили.

Все это время Котька смотрел на мой низ, и мне было это и приятно и волнительно. Я уже полностью привыкла к ситуации и стеснение прошло. Мы ополоснулись и вылезли из ванны.

После ужина мы смотрели телевизор, я расположилась на диване, а Котька что-то ерзал рядом.

– Мам, а помнишь ты обещала?

– Ты о чем?

– Ну показать все вблизи.

– Я поняла. Ты точно хочешь все рассмотреть?

– Да мамочка. Пожалуйста!

– Только обещай, что это наша тайна, и никто никогда об этом не узнает.

– Обещаю. Я ведь уже взрослый.

– Хорошо. Тогда смотри.

Я села на край дивана. Сын включил свет и подошел ко мне. Он встал на колени на пол и попытался заглянуть мне между ног. Я рассмеялась.

– Котя, сними с меня футболку.

Он снял ее, и я легла на спину, а здоровую ногу согнула в колене и отвела в сторону. Представила свою девочку на обозрение собственному сыну. Котька опять опустился на колени и стал внимательно меня рассматривать.

– Что показывают? – пошутила я.

– Это самое красивое, что я видел в своей жизни.

– Чего ж там красивого? Складочки да и только.

– Нет, мама, это самая красивая пися. Можно я потрогаю?

– Можно, только пальчик послюнявь, чтоб не сухой был. А то будет неприятно.

Котька сунул палец в рот и обильно его смазал. Он нежно начал исследовать мою пещерку.

– Я из этой дырочки вылез? – сын ввел палец мне во влагалище.

– Да, из неё.

– Как из такой маленькой дырочки я смог вылезти? Тебе было больно?

– Да, малыш, было больно. Она хорошо растягивается. Да и ты был намного меньше.

Котька продолжал изучать мою киску. Он гладил волосики, перебирал пальчиками складочки и легонько прикасался к клитору. А мне хотелось именно этого. Чтоб он поласкал именно его.

– Мам, а что это такое? Я такое у девочек не видел. Тебе не больно?

– Котя, это клитор. Самая чувствительная часть у женщины. Если его нежно ласкать, то женщине очень приятно. Он у меня большой, не как у других женщин. Такое бывает редко. В основном клитор не больше горошины.

– Как его лучше поласкать? Я хочу, чтоб тебе тоже стало приятно.

– Намочи пальчик и легонько погладь его.

– Хорошо, мама.

Котя стал очень сосредоточено мусолить мой клитор. Вроде было приятно, но как-то так, я никак не могла настроиться на нужную волну.

– Котя, ты помнишь как я в ванной сделала тебе хорошо?

– Да, мам. А что?

– Сделай мне так же. Вот эта кожица вокруг клитора как у тебя на писюне. Надо делать так же. Сделай мне так, помассируй как я твой писюнчик.

Сын начал мне дрочить клиторок. Он был нежен и аккуратен. Я почувствовала как потекла.

– Мама, у тебя пися мокрая. Ты сикнула?

– Нет, дорогой. Это маме очень приятно, поэтому пися начала течь. Так и должно быть. Продолжай, пожалуйста.

Котька продолжил и я бурно кончила.

– Такой оргазм у женщин.

– Я испугался за тебя, мама. Твоя пися начала дрожать, а потом это….

– Мне очень хорошо!

Я ещё какое-то время лежала отрешенной, а Котька продолжал изучать мое лоно. В моей голове кружились разные срамные мысли, но я гнала их прочь.

– Ну что, все рассмотрел?

– Да, мамочка, все интересно. А можно я поцелую твою писю?

– Зачем это?

– Я в нее влюбился и мне так хочется её поцеловать.

– Не нужно, милый. Когда женишься, будешь своей жене писю целовать. Ей это понравится, ведь ты теперь знаешь женские слабости. Понимаешь сына, то чем мы занимаемся итак плохо, и люди осуждают такое поведение. Поэтому мы будем помогать друг другу снимать напряжение, но писи друг другу целовать не будем. Хорошо, малыш?

– Хорошо, мама. Спасибо тебе, что разрешила мне так много сегодня узнать. Очень люблю тебя.

– Спасибо милый. А можешь маме рассказать, у кого ты еще видел письки? Это тоже будет наш секрет.

– Ты точно не обидишься и никому не расскажешь?

– Клянусь!

– Я видел у девчонок, когда мы ездили на море. Там в пансионате были две близняшки, и мы с ними показывали друг другу письки. Потом видел у девчонок, когда был в деревне у тети Лиды. Там все девочки показывали мне, а им. Только я ни разу не видел все так подробно как у тебя. И ещё видел кое у кого…..

– У кого? Я её знаю?

– Я один раз случайно увидел у бабушки Тани. Она шила за столом, а я нагнулся погладить Барсика и заглянул туда. Бабушка была в халате и без трусов. Только у нее там ничего кроме волос не увидел. Думаю, она не заметила.

– Но тебе было интересно? Тебе нравилось рассматривать их писи?

– Конечно, мам. Мне было стыдно, но я не мог отказаться от этого. Это так красиво! Я много раз хотел увидеть у тебя. Почему-то я всегда думал, что у тебя самая красивая, а сегодня все увидел и моя мечта сбылась.

– Ты прям мечтал увидеть мою писю? Малыш, если бы я знала это, то давно бы показала тебе сама.

– Боялся тебе признаться.

– А ведь ты все же что-то видел, когда подглядывал за мной? Ты говорил, что немножко получилось. Это было когда я была в ванной?

– Нет, мам. Один раз, ещё на старой квартире, ты пошла в туалет, а я заглянул в дырочку. Тогда я немножко заметил, но это было быстро и я видел как ты сидишь и писаешь. Тогда мне стало интересно посмотреть, как именно это происходит, ну как ты писаешь, но ничего толком не рассмотрел.

– А ты хотел увидеть и мою писю и как я ею писаю?

– Да. Наверное, это тоже очень красиво.

– Я подумаю, но на сегодня итак много.

– Мам, а почему ты больше не вышла замуж? Ты ведь красивая и умная.

– Твой папа был лучший. Никого лучше я не встретила, да уже и не хочу встречать.

– А папа тебе писю целовал? Он тоже её любил?

– Да сынок. И писю целовал и попку. И сексом мы занимались очень часто. Поэтому и родился у нас такой замечательный сынок.

– Мам, можно я тебя ещё потрогаю? Мне так приятно когда тебе хорошо.

Я молча легла и раздвинула ноги. Котька опять занялся моим клитором. Меня бросало то в жар, то в холод. Мне было невероятно сладко, такого я давно не ощущала. Когда мастурбируешь себе это одно, но когда это делает твой ребенок, да ещё с таким энтузиазмом, это абсолютно другое. Моя попка заходила ходуном в преддверии оргазма, и через какие-то секунды я кончила. Я аж отключилась немного. Так сладко было впервые.

Котька смотрел на мою мокрую, пульсирующую киску, а его стручок смотрел на меня. Мне уже не хотелось секса, но и не отблагодарить сына я не могла.

– Подойди ко мне ближе. Твоя пися опять хочет лопнуть?

– Да мама. От твоей красивой писи так сладко пахнет, что мой член разрывается.

Я ввела себе во влагалище два пальца и обильно покрыла их смазкой, благо её было хоть отбавляй. Мокрыми пальчиками я обхватила его писюнчик и хорошенько смазала его. Я потихоньку подрачивала его маленький ствол, который действительно был почти стальной. Я нанесла ему смазку на головку и немного помассировала дырочку. Котька трогал мою грудь и все также смотрел на мой низ. Мне пришлось немного изменить позу, чтоб сыну все хорошо было видно. Мне было неудобно сидеть, но пришлось потерпеть. Сынок засопел сильнее и я поняла, что финиш близко. Он кончил в мою ладошку, и я наклонила его, чтоб чмокнуть в губы. Мы оба сияли от счастья, столько эмоций за один день не испытывали никогда.

– Помоги мне дойти до туалета.

– Давай, мам.

Котька помог дойти и разместиться на горшке.

– Не смотри, пожалуйста, милый, я стесняюсь.

– Мам, ну можно хоть одним глазком посмотреть?

– А если тебе не понравится? Мне потом будет неловко.

– Мне понравится. Я мечтал на это посмотреть.

– Ладно, давай попробуем.

Я очень хотела писать и мощная струя стала бить из меня. Котя смотрел завороженно на мою киску. Я опять почувствовала возбуждение, клитор набух и вызывающе торчал.

– Мамочка, это очень красиво. Твоя пися опять возбудилась. Давай я ещё её поласкаю.

– Не надо милый. Лучше ополосни меня душем. А то мне самой это не просто.

Котя настроил водичку и ласково вымыл меня.

– Как много смазки!

– Да, это значит что было очень приятно. Тебе ведь тоже понравилось.

– Конечно! Так красиво! И ты мне сделала очень приятно!

Дальше все пошло своим чередом. Мы жили своей обычной жизнью, но благодаря нашей тайне в ней появились новые краски. Котька почти каждый день ласкал меня снизу, ласкал мою киску и дарил мне шикарные оргазмы. Я думала, что ему это надоест, но ему все было мало. Я ласкала его писюнчик, и он получал по нескольку оргазмов за вечер. Нам обоим было чудесно. Только нога под гипсом чесалась нестерпимо. Свою киску я привела в порядок, вернула её прежний вид. Котька был от этого в восторге. Как-то раз он долго сомневался, но попросил меня об одном.

– Мам, а можно мне посмотреть на тебя сзади?

– Как это?

– Ну так, что было видно и попку и писю.

– Ты хочешь, чтоб я встала раком? То есть на четвереньки, попой к тебе?

– Да. Мне очень хочется увидеть тебя так. Я подсматривал когда ты наклонялась на кухне. Было очень красиво.

– Просто посмотреть на меня?

– Да. И потрогать. Можно?

Я встала коленом здоровой ноги на диван и уперлась руками на него. Гипс мешал. Котька пристроился сзади и гладил меня по попке. Потом он намочил палец и ввел его в меня. Мне было приятно и я стала течь. Котя почувствовал это и продолжил. Он ласкал мою дырочку, а я слегка стала подмахивать ему. В итоге я кончила.

– Мам, какая ты красивая!

– Только сзади?

– Вся красивая.

– Все хорошо рассмотрел?

– Да. Очень понравилось!

Но потом обнаружилась ещё одна проблема. У меня должны были начаться месячные. Как об этом рассказать сыну я не знала. Мне не нравилась эта тема, и тем более я не хотела обсуждать её с сыном. Но делать было нечего и мне пришлось попросить его купить мне тампоны. Конечно, это не осталось без его внимания.

– Давай так, когда принесешь, тогда и поговорим. Хорошо?

– Хорошо.

Котька ушел в маркет и купил все по списку.

– Видишь ли малыш, у женщин раз в месяц наступаю такие дни, когда из писи идет кровь. Это значит, что женщина все еще способна рожать. А когда с возрастом это прекращается, то значит, она уже не сможет родить.

– А это больно?

– Не больно, а очень неприятно. Такое состояние длится несколько дней. Потом все проходит и все становится как обычно до следующего месяца.

– Понятно.

– Но я бы не хотела, чтоб ты видел мою писю в таком состоянии. Договорились?

– Ладно, я потерплю.

– Спасибо, милый.

Пришлось поставить в туалет пачку с тампонами. Я их не люблю, и всегда пользовалась прокладками. Но трусы я носить не могла, поэтому пришлось терпеть тампоны. Я делала на ниточке узелок бантиком, чтоб уменьшить его длину и вводила его в себя. Котька как обычно садил меня на горшок и удалялся. Там я делала свое дело, подмывала себе и он мне помогал мне выбраться. В ванне было сложнее. Сама я не могла в нее забраться, но сын старался не смотреть на мою киску. Так я промучилась четыре дня. Потом все прошло, и мы зажили своей прежней жизнью.

Через три месяца гипс сняли. Нога стала дряблой и бледной. Я долго приводила её в порядок и ещё через пару месяцев окончательно пришла в форму.

С начала наших особенных отношений прошло почти два года. Мы все так же продолжаем шалить, но за рамки не выходим. Может Котьке и хочется большего, но он эту тему не поднимает, а я этого не хочу. Мне оооочень нравится и льстит его интерес к моей киске. Я четко осознала, что очень много потеряла в этой жизни и только сейчас, на четвертом десятке, выдался шанс использовать свою сексуальность и природные инстинкты. Мне кажется наши забавы не такой уж большой грех, а вот полноценный секс это совсем другое. Но не буду зарекаться, ведь еще два года назад и это для меня было слишком. Котька несколько раз просил меня разрешить отлизать мне, но я против этого. Хотя, наверное, я бы и сама была рада отсосать ему. Но пока все остается, как было.

Только вот теперь меня терзают другие сомнения. Не навредила ли я сыну? Сможет ли он найти свою девушку? Не буду ли я ревновать его к ней? Короче, я не могу определиться для себя. Но пока стараюсь гнать эти мысли, пусть будет как будет.

4 865
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments