Случайные попутчики

«Сдачи у меня нет. Первый вызов, только что выехал.»

Вот оно! Наконец-то! Когда где-то с полгода назад я нашла таксофирму, которая меня устроила, то узнала, что я, как обладатель дисконтной карты буду иметь скидку. А устроила меня эта фирма потому, что машину можно заказать в любое время, приезжает она в течении десяти-пятнадцати минут, при заказе мне диспетчер сообщает в какую сумму обойдется поездка.

По причине больных ног я уже лет десять вынуждена часто пользоваться услугами наемного транспорта. Раньше это были так называемые «бомбилы» – остановившиеся на мою поднятую руку владельцы личного транспорта или подхалтуривающие водители ведомственных машин. Мне было интересно разговаривать с этими людьми, узнавать их точки зрения по разным аспектам нашей жизни. Например, проводила опрос, кого они считают самым популярным человеком в городе. Все это, в конце концов, вылилось в статью «Бомбилы» для «Южноуральской панорамы». Но – любопытная тенденция: все меньше и меньше машин стало останавливаться, чтобы подобрать пассажира на дороге и таким образом заработать какие-то деньги «на бензин». Богатые что ли все стали.

И тогда я озаботилась поиском таксопарка с приемлемыми для меня условиями. Перебрала несколько таких фирм и остановилась на одной из них. К тем достоинствам, которые я уже перечислила, надо добавить еще и чистые салоны в автомобилях, вежливость водителей.

Маршруты у меня короткие и постоянные. В основном это дорога на работу (А что поделаешь?). «Наши люди в булочную на такси не ездят!» А на работу – да. Поняла, что сто рублей – это тот минимум, который определили для себя таксисты. Мне диспетчеры, узнав о наличии у меня дисконтной карты, называют сумму – 80 руб.

И я сразу подумала, что сдачи с сотни мне будет не дождаться: Двадцатка – не та сумма из-за которой есть смысл выяснять отношения с водителем, значит надо заранее запасаться восемьюдесятью рублями без сдачи. Но – удивительно: водители без напоминания вручали сдачу – две десятки. И я расслабилась, рассупонилась. Разбаловали меня, я так радовалась, что нет повода для выяснения платы за проезд, которые часто возникали с «бомбилами». Цену называет диспетчер. И – точка.

И тут этот молодой человек, который получив мою сотню, категорично заявляет: «Сдачи нет».

Вообще-то надо было наплевать на эти две десятки: я не обеднею, да и водитель не разбогатеет. Но – разочарование в обаявшей меня фирме. И почти неожиданно для себя произношу:

– По Закону «О защите прав потребителей» сдача – проблема продавца.

Парень не ожидал отпора и перешел в наступление:

– Хорошо. Я сейчас остановлю машину, вы выйдете и разменяете свои деньги.

Во гад! Видит же, что у меня в руках трость, значит, ходить мне не просто.

– Вы не поняли, – говорю, – сдача – забота продавца. Это вы должны выйти и разменять купюру.

– Хорошо, отвечает, сейчас остановлю машину, вы выйдете, я закрою машину и пойду разменивать деньги. Да чего вы волнуетесь, вы же чуть ли не каждый день ездите. Вернут вам ваши две десятки завтра.

Тут мы уже подъехали к месту назначения, я вышла, коря себя за крахоборство, и в сожалении, что фирма, работа которой меня до сих пор радовавшая, увы, разочаровала.

И я начинаю вспоминать случившееся со мной лет двенадцать назад, когда я оказалась на окраине Челябинска. Разгар летнего дня, жара. Автобусов нет. Поднятая рука затекла, но никто не останавливается. Вдруг скрежет тормозов, из грузовика, такого старого, что мог бы сниматься в фильме Шукшина «Живет такой парень». Из кабины высовывается коричневая, почти черная рука:

– Залазь, мать, поди спеклась уже.

Залажу. Явно откуда-то из области водитель. И не из сегодняшнего дня. Выгоревшая на плечах клетчатая рубаха-ковбойка кирзовые сапоги, надвинутая на лоб плоская кепочка с «пупочкой», возраста приблизительно моего. Опережает мой вопрос:

– Из Южноуральска я.

Как я в молодости любила ездить в Южноуральск!

Спрашиваю, как там заводы, на которых когда-то бывала: арматурно-изоляторный, фарфоровый. Отвечает охотно, со знанием ситуации.

– Я тебя довезу до кольца у областной больницы, там на трамвай или троллейбус сядешь.

Протягиваю деньги и слышу обиженное:

– Ты чего, мать! Спрячь. Да разве в годы нашей молодости ты бы совала мне деньги, а я бы взял?

Он прав. Можно было выйти на дорогу, шоссе ли, на проселочную ли, и спокойно сесть в кабину первой же остановившейся машины. Никто случайную попутчицу не примет за «плечевую» или «лаптевую». Хотя нечто подобное и тогда было, но не так откровенно, как сейчас. В пути, если кто-то хотел есть, делились друг с другом, у кого что было. И денег «водилы» с попутчиков не брали.

Но это дела очень давно минувших дней. Хотя, должна сказать, что и в наши дни некоторые из тех, кто останавливается подвезти, в результате денег не брали: «Все равно по пути». А один бизнесмен из Казахстана даже свернул с маршрута, чтобы завезти меня, опаздывавшую в театр, и тоже отказался от денег.

Нет, нет, я понимаю разницу между владельцем автомобиля, для которого извоз – дело случайное, от профессионального таксиста, зарабатывающего за баранкой на жизнь.

Кстати фирма меня больше ни разу не разочаровала. Так зачем я все это рассказываю? Да просто сама пытаюсь разобраться в тех отношениях между людьми, которые складываются в сегодняшнем нашем обществе. Не вздыхаю по прошлому, не пугаюсь нового.

Разобраться хочу.

724
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments