Сон — вот чего я хочу…

Сон - вот чего я хочу...

Примечание: данная история не несет в себе никаких скрытых побуждений к суициду. Ответственность за Ваши действия автор не несет.

Вчера произошло знаменательное событие, которое имеет сколько-нибудь важное значение для любого подростка. Вчера у Полины случилось день рождение. Ей исполнилось 18 лет, она стала на год старше. Теперь она уже совершеннолетняя… Но это знание не вызывало у неё радости. Она просто приняла это к сведению. И теперь, когда её будут спрашивать — сколько вам лет -, она ответит — восемнадцать. Не семнадцать.

Она свернулась на кровати. Чувствовала обиду на маму и сестру, вспоминая вчерашний день. Полина редко позволяла себе на кого-то обижаться и жаловаться самой себе, психовать… Но вчерашний день выбил её из колеи. Она ожидала радости, торта, свечей, подарка и поздравлений, а получила удручающий взгляд матери и сестры. Мама сказала, что это не повод для радости и праздника, а сестра лишь вздохнула, согласившись с матерью. Затем они уши обе на свои работы, оставив Полину одну с этим неприятным чувством внутри.

Она достала торт, который с вечера заготовила и отмечала свой день рождения в одиночестве, уговаривая себя, что это пройдет, как и все, что проходит. Торт пришлось снова убрать в холодильник. Полина пошла в школу.

День рождения давал о себе знать. Все одноклассники подарили открытки и тут же вернулись к своим делам. На каждом уроке кто-нибудь из учителей подходил и поздравлял её, не забывая упомянуть экзамены и дальнейший жизненный путь. И все они говорили, в общем, схоже. И Полина выслушала одно и тоже за полдня добрый десяток раз. Под конец перестала слушать.

Дома Полина громко слушала музыку и делала уроки. Даже возмущения мамы были не слышны. Делала уроки она от того, что ей было некуда деть свои назойливые неприятные мысли. Стоило только немного отвлечься от алгебры или химии как она вспоминала о дне рождении и всю свою жизнь в целом… Но уроки были не бесконечны и оборону прорвали. Полину захлестнула депрессия, которая назревала в ней очень давно. Она ждала подходящего момента, чтобы утопить девочку в своих черных водах. По её щекам текли горькие слезы, всхлипы она давила голосом…

А на следующий день в ней что-то оборвалось. Утром она не поздоровалась с мамой и сестрой, не сказала доброго утра, даже не улыбнулась. Раньше она часто улыбалась, пусть и глупо, но улыбалась. Пусть и не искренне. Её улыбка часто была вымученной или пустой. Мама это заметила, но всего лишь подумала, что она не выспалась или у неё плохое настроение, с кем не бывает… Затем она ушла на работу. Сестра вообще не обратила внимания на эту незначительную деталь, потому что очень спешила — она сегодня проспала.

А Полина и маму, и сестру на заметила. Смотрела рассеяно, от её сознания ускальзывали детали. Она ни о чем не думала, ничего не хотела, просто делала тоже что и всегда. Встала, почистила зубы, заправила постель, прибрала комнату, оделась, расчесалась, поела и ушла в школу.

В школе никто перемен не заметил, даже особо лояльные учителя. Все так же одноклассники болтали, обсуждали ныне популярные темы для одиннадцатого класса. И учителя объясняли новые темы, давали контрольные. Потом Полина шла домой и делала домашнее задание, готовилась к экзаменам, мылась и ложилась спать.

Так появились однообразные дни, которые почти ничем не отличались друга от друга.

Полина перестала улыбаться нормально, её улыбка стала похожа на улыбку робота, которая вовсе не улыбка, а маска. Полина перестала чего-то хотеть. Делала то чего хотели другие, что надо, что должна. И даже на выходных она садила за учебники и вслух читала их много раз. Мама только радовалась этому.

И успеваемость девочки действительно выросла. Учителя были довольны.

А мысли Полины с каждым днем становились все мрачнее, хотя и не отражались на её лице, не портили учебу. Лицо Полины превратилось в маску, которую она носила теперь всегда. А кому какое дело до того что думает какая-то там девочка, если она учится почти на отлично?..

Однажды утром она открыла глаза и подумала — «Я устала…» Она полежала в кровати пять мнут, рассматривая потолок. Таким красивым, простым и удивительным ей он вдруг показался, что она тоже на мгновение захотела стать белой и исчезнуть в белизне своего потолка. Но желание было не осуществимо… И она начала свой привычный день.

Неожиданно её взгляд зацепился за угол тумбочки и в голове в доли секунды нарисовался образ, как она падает и ударяется головой об этот угол. Она валяется на полу. В её голове дырка, от туда течет кровь, а сердце больше не бьётся…

Она отвернулась, прогнала странное ведение и посмотрела на пол, где могла бы валяться, если бы умерла. Смотрела бы спокойно в потолок и больше её ничего не волновало бы. Но она жива и надо жить дальше.

В ванной кафельные стены и пол. Здесь можно подскользнуться и разбиться. Не об пол, так об угол или стену, а может об раковину или ванну. Ещё можно упасть в ванной и тоже разбиться или сломать себе шею при падении, а ещё можно утонуть. Все эти мысли в виде мимолетных изображений посыпались на её сознание, как град в середине лета. Но она все ровно попыталась отогнать эти навязчивые мысли, которые упорно лезли в глаза. Полина закрыла глаза, но от этого видения стали только ярче… Она открыла глаза и увидела себя в зеркале. Бледная, осунувшаяся, с кругами под глазами. Как только никто не заметил, как она изменилась… А может, они этого не замечают, потому что и раньше-то не особо обращали на неё внимание. А может она и раньше такой была.

Полина провела по зеркалу рукой, как бы трогая саму себя в этом зеркале. И отвернулась. В глаза ей бросилась она сома, лежащая на полу с разбитой головой. Её окружали собственные мёртвые тела. Куда ни глянь. Она боялась на них смотреть и потому вертела головой в разные стороны. И довертелась до того, что сома свалилась — зацепилась за собственную ногу. И теперь остывающее тело с открытыми спокойными счастливыми глазами лежало перед ней так близко, что даже если она отвернется, то все ровно не сможет не смотреть на него. И она посмотрела на себя…

Она рассмотрела каждый сантиметр этого лица. Холодное, мертвое, синюшное, но такое умиротворенное, такое спокойное и красивое, что Полина начала завидовать этому телу, которое она видела в своей голове. А потом оно пропало. Растаяло словно туман.

На кухне достаточно способов убиться. И все они бросились ей в глаза. Одна Полина стояла с перерезанным горлом, другая перетягивала себе шею полотенцем, еще одна проткнула себя ножом в живот, и ещё одна резала вены. Потом они все попадали и стали мельтешить перед глазами. Все мертвые. Полина не смогла проглотить и кусочка, её начинало тошнить… И она ушла в школу как можно быстрее.

Но даже в прихожей собственные смерти её поджидали. Одна лежала возле угла, на котором был след от крови. Другая случайно напоролась на вешалку. И ещё одна лежала со сломанной шеей. Полина застыла. С лестничной площадки послышался хлопок дверью и чья-то ругань. Это привело Полину в чувство. Она медленно, с тяжестью в теле, обходила трупы, которые существовали только в её голове. Быстро схватила свои вещи и хлопнула дверью. Оделась уже на лестничной площадке. Осталось только запереть входную дверь. Она повернула ключ и быстро сунула его в карман куртки.

Она села когда повернулась. На лестничной площадке прямо под её ногами лежала она со сломанной нагой и шеей. Другая, она лежала ниже, лицом вниз и из под неё текла кровь. Полина сглотнула и попыталась унять свою истерику, что хотела вырваться наружу. Она закрыла глаза и открыла. Трупы медленно подернулись и рассыпались. На лестнице больше ничего не было. Она медленно наступала на каждую ступеньку, крепко вцепившись в перила. И когда она дошла до первого этажа, всего их было пять, она увидела ещё одну себя. Она свалилась с пятого этажа через перила и лежала вся поломанная. Полина обошла её и двинулась к выходу. Ей навстречу шел какой-то дедушка. Видел, как она обошла пустое место, смотря туда пустыми от ужаса глазами. Она пробежала мимо и не заметила старика.

Полина остановилась прямо перед выходом из подъезда, на котором лежала ещё одна Полина со стеклянными глазами, смотрящими в небо. Из-под головы у неё текла кровь, а на дери подъезда был от неё след. Полина побежала.

Она повсюду видела себя с бесцветными глазами, в которых больше не было этой необъяснимой боли, которую она испытывала изо дня в день, как только просыпалась. Это боль была отголоском ненависти к своей жизни и ненависти к себе за то, что она не может изменить свою жизнь. Потребовалось много времени чтобы понять что не так в её жизни и почему каждый день похож на изощренную психологическую пытку. А когда поняла стало ещё хуже…

Трупы никуда не девались, одни исчезали — другие появлялись. Они сопровождали Полину повсюду. И штабелями складывались в её голове, накатывая ужас, как снежный ком.

В столовой Полина проглотила только ложку риса и почувствовала горький отвратительный вкус. Больше она не ела.

На уроках только и спасалась тем, что думала о задачах, об уроках, о чем угодно лишь бы не зацикливаться на окружавших её трупах самой себя. И когда закончился последний урок она не знала чем занять свои мысли. Когда видела их думать ни о чем не получалось.

Озираясь вокруг и спасаясь от собственной крови она увидела себя в снегу, холодную, замершую и умиротворенно спящую. Рядом не было крови и страха. Казалось она просто спит. И Полина тоже решила заснуть прям там. Во сне нет крови, страха, нет даже её самой, во сне не о чем волноваться, во сне нет ненависти ни к жизни, ни к самой себе. Вот почему Полина так любит спать. И она заснула. Потом она умерла.

104
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000