Сон

Мне всё чаще снился один и тот же сон. Будто я стою посреди большого поля, на вершине высокого холма, а навстречу мне летит чёрная птица. Неясные очертания её становятся всё отчётливее, приобретают цвет, форму, размеры. Я уже вижу её хищный клюв, налитые кровью красные глаза и опалённые перья. Хотя солнца нет, но птица отбрасывает на землю непроницаемую, чёрную тень. Смерть, болезни и разрушения несёт она всему, что затрагивает на земле. Горе тому, кто попал под её губительное крыло. Вот птица уже близко, вот она уже надо мной, липкая тьма обволакивает меня… и я просыпаюсь.

Так было и в этот раз. Я немного полежал, приходя в себя, и стал собираться на работу. Когда открывал дверь, наша кошка Машка успела выскочить вперёд меня и сразу ринулась во двор. Стоял конец марта и кошачьи инстинкты брали своё. Я опаздывал, и не стал закрывать ворота. Успокоил себя мыслью, что дальше двора Маша не убежит, и уехал. Эти, не закрытые ворота и явились началом последующей цепи печальных и удивительных событий.

Было еще светло, когда я вернулся домой. У крыльца, на снегу лежал маленький, голубой комок. Я узнал нашу бедную Машу. Она была мертва. Утром выпал небольшой снег, и вся картина происшедшего убийства была видна, как на ладони. Наша кошка не отличалась мягким нравом и ревностно охраняла свою территорию. Её боялись даже окрестные собаки, но в этот раз силы были не равные. Судя по следам, орудовала целая свора голодных, бездомных псов. Машка отчаянно защищалась, кругом были видны капли крови, и разноцветные клочки собачьей шерсти. В какой то момент борьбы и был нанесён ей подлый укус в живот. Она погибла не сразу. Отчаянно сражаясь с превосходящим противником, медленно отступала вглубь двора, истекая кровью. Это было видно по красной дорожке, тянувшейся от ворот до крыльца. Очевидно, потрепанные собаки не решились добить свою жертву и отступили. Тут силы покинули и нашу Машу. Помочь ей было некому и она, свернувшись калачиком, медленно умирала у крыльца своего дома. Я поднял её холодное, безжизненное тело и обнаружил в снегу глубокую проталину, наполненную замёрзшей кровью.
На следующий день, положив обёрнутую брезентом мёртвую кошку в рюкзак и прихватив с собой лопату и лом, я пустился в путь. Снега в этот год выпало много, всю зиму я едва успевал разгребать двор, а в марте установилась ясная погода, и по ночам случались крепкие морозы. Подтаявший за день мокрый снег превращался в прочный наст. Добравшись до леса и выбрав подходящее место, начал разгребать лопатой глубокий снег. Сняв с земли осеннюю подстилку из прошлогодних листьев, я приготовился долбить ломом мёрзлую землю, но он легко проваливался в толщу земли. Присмотревшись, я увидел, что земля дышала, она была живая. Туда-сюда бегали потревоженные паучки, через чёрную листву пробивались красные, лишённые зелени ростки, многочисленные жёлуди уже пустили длинные корни. От земли шёл пар, наполненный запахом леса и прелых листьев.

Похоронив бедную Машу как мог, я пошёл дальше, чтобы набрать немного воды из родника, дающему начало небольшому ручью у реки. Наст уже подтаял, и идти становилось труднее. Вот и родник. Издалека был слышен его торопливый говорок. Но что это за чудо? Среди метровой толщи снега в лучах мартовского солнца ярко зеленела небольшая поляна. Родник, сильной струёй вытекающий из разлома песчаных плит ровным слоем омывал плоское дно небольшой долины, давая влагу и подземное тепло ранним растениям, образовавшим сплошной зелёный ковёр. Кое-где, под водой цвели мелкие белые цветы. И здесь природа опережала естественное течение времени. Постояв некоторое время на этой удивительной поляне, и вдохнув аромат ранней весны, я двинулся дальше.

Рыхлый снег сильно затруднял движение и мне пришлось спустится к руслу реки. Там была тропинка, протоптанная любителями зимней рыбалки и идти стало легче. Кое-где быстрое течение воды образовало длинные промоины. Забыв осторожность, я подошёл к одной из них, залюбовавшись кружевной бахромой изо льда, сверкающего по краю бурлящей воды. Сзади меня раздался опасный треск, подтаявший лёд лопнул, я упал на спину и провалился.

Почему именно я? Всплыл в голове извечный вопрос, когда чёрная вода поглотила меня с головой, и я медленно пошёл ко дну. Эта была единственная человеческая мысль, после которой включился «автопилот» подсознания, называемый борьбой за выживание. Достигнув твёрдого дна, я с силой оттолкнулся и всплыл на поверхность. Холода воды не чувствовалось. Течение неотвратимо тянуло меня по промоине, не давая зацепиться за край льда. Секунды казались вечностью. Наконец, течение воды замедлилось, и лёд по краям промоины стал толще. Я, что называется, «включил лося». Видели ли вы, как пытается выбраться из воды, провалившийся лось, колотя и ломая передними копытами лед, теряя силы. Я тоже раньше не видел, но мои действия ничем не отличались от его и предвещали такой же печальный конец. На моё счастье, лёд в этом месте имел слоистую структуру. Под верхним слоем тонкого льда и прослойкой воды оказался довольно толстый второй слой, на который меня и вынесло течением.

Хорошо и блаженно лежать в тёплой воде на льду, понимая, что спасён, и не надо больше бороться за жизнь. Накатывает слабость, спокойствие, сон, и глаза закрываются сами собой.

Медленно возвращается сознание. Где я, что со мной? Начинаю понимать, что холодная вода реки не бассейн и надо срочно убираться отсюда. Усилием воли скидываю с себя насквозь промокшую и отяжелевшую куртку, полные воды валенки и бегом, чтобы окончательно не замёрзнуть, припускаю к дому.

Уже потом, сидя в жарко натопленной бане, понимаю, что птица смерти в этот раз пролетела мимо меня, лишь слегка задев своей зловещей тенью.
Кошмарный сон с этого времени прекратился, но надолго остался в моей памяти.

Другие истории Александра Краеведова https://proza.ru/avtor/kraeved2015

211
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000