Старые фотографии

Со старенькой, когда-то давным-давно отсканированной фотографии смотрела серьезная, надувшая щечки и нахмурившая бровки девушка. По выражению лица её похоже было, что к позированию моделька отнеслась со всей возможной серьезностью, как к делу ответственному и чрезвычайно важному. За спиной девушки на стене громоздился так любимый многими почитателями советского ретро узорчатый ковер. А она сидела на пятках, широко раздвинув колени, упираясь руками в тусклое пестренькое покрывало у себя за спиной. Девушка была совершенно голенькой. Небольшая плотная грудь топорщилась остренькими ягодками светло-малиновых сосков, между раздвинутых ног скромно проглядывалось начало хорошо выбритой щелки.

Все та же молоденькая моделька в длинной, как тулуп, изрядно потертой дубленке развалившись в подтаявшем, крапленом черными пятнышками снегу жизнерадостно обнималась с огромным и слюнявым бело-рыжим сенбернаром. Выражение лица девушки было бы счастливым и веселым, если бы не слепящий солнечный свет, заставляющий её отчаянно морщить носик и щурить глаза.

А вот она в той же поношенной дубленке и высоких зимних сапогах стоит на фоне избушки на курьих ножках, именуемой почему-то теплой дачей. Где-то далеко едва заметен высокий забор и черно-белые подопревшие сугробы. Дубленка на модельке распахнута, и солнечный свет играет на обнаженном теле, подчеркивая крепкие молодые грудки, плоский живот и не очень тщательно выбритый лобок. Но теперь девушка не морщится, прикрыв глаза нелепыми на фоне снега и зимней будничной одежды черными солнечными очками.

Олег, полюбовавшись на фотографии, свернул окошко просмотра в ноутбуке, откинулся на спинку удобного офисного кресла, улыбнулся и задумался, вспоминая…

Знакомство со Светкой состоялось в доме его троюродной сестры. Впрочем, даже троюродной Ирину можно было назвать с большой натяжкой. Совсем уж дальняя родня – седьмая вода на киселе. Правда, в последние пару лет ставшая довольно близкой во всех отношениях.

Разница между Олегом и Ириной была большая, почти десять лет, и он долго не обращал внимания сперва на малолетку, потом на быстренько почти сразу после школы вышедшую замуж юную женщину, через полгода после свадьбы родившую сына, а через три года и дочь. Вот только муж Ирины для семейной жизни оказался плохо приспособлен. То и дело срывался он «на заработки» иной раз на полгода, а то и на год, оставляя жену и детей фактически на произвол судьбы. Хорошо еще, что её родители, да и другая родня помогали по мелочи. А вот в последний раз муж исчез почти три года назад. Все это время женщина, как могла, маялась одна с двумя детьми, без профессии и постоянной работы, без мужской ласки и внимания.

И как-то неожиданно для самого себя Олег оказался в постели этой как бы родственницы. А всего-то – посидели за бутылочкой джина, беспощадно разбавляемого швепсом, проговорили за жизнь далеко за полночь, а там уж Ирина сама откровенно сказала: «Куда ты среди ночи-то… Давай спать…» И постелила на двоих.

В сексе она ничем особенным не выделялась, лишь послушно выполняя минимальные, без особых изощрений,  пожелания Олега, вот только получалось у нее всё как-то средненько, серо и простенько. Сразу было понятно, что не избалована женщина в интимных делах. Но после того первого случая стал Олег раз-два в месяц заезжать к родне, чтобы поддержать Ирину не только морально и материально, но и физиологически.

В этот вечер он привез с собой «чудо техники» – видеокамеру. Поснимал забавы ради визжащих от удовольствия детишек вместе с мамой, потом одну маму. Потом устроил семейный просмотр снятого и пообещал скинуть запись на видеокассету. И, наконец, пристроил камкодер к телевизору, который, кстати, сам же и подарил любовнице несколько месяцев назад. И теперь на экране мельтешила периодически открываемая и закрываемая любопытствующими братом и сестричкой дверь в комнату.

Ночевать сегодня у Ирины мужчина не планировал, и теперь хаял самого себя за житейскую недогадливость всяческими неприличными словами. Отвлечь детишек от себя и видеокамеры, пусть уже ничего не снимающей, сейчас было просто невозможно, а перепихнуться быстренько и уехать домой очень хотелось. Вот тут, в нагрузку к детям, Ирина, сходив к городскому телефону, пристроенному у входных дверей, объявила:

– Сейчас Светка заедет. Она ненадолго.

И тут же пояснила, что подруга эта – дочка соседки, живущей ниже этажом. И никакие дела её с Ириной не связывают, кроме как поболтать по-соседски. Светлана почти на восемь лет моложе многодетной матери. «Малолеток мне не хватало здесь для компании», – с неприязнью подумал Олег, но изменил свое мнение, едва только девушка появилась в комнате и была представлена гостю по всей форме.

Одетая по зимнему времени тепло и практично в мохнатый бесформенный свитер и толстые просторные брюки, Светка выглядела вне возраста, заявленного родственницей. Девушке легко можно было дать и двадцать, а при внимательном рассмотрении и двадцать пять, а если смыть небрежно наложенный макияж, то и все тридцать. Впрочем, с тридцатью Олег, конечно же, погорячился. Выглядела нежданная гостья достаточно свежо для позднего вечера рабочего дня.

И тут же поинтересовалась промелькнувшим в телевизоре собственным изображением. Такое, похоже, она видела только в больших магазинах, где изображение торгового зала запускали на большие экраны предназначенной к продаже техники. Пока Олег с чисто мужским апломбом разъяснял, что и к чему, Ирина выскочила на несколько минут кухню.

Разумеется, в связи с приходом гостьи на столе появилась бутылочка холодной водки и собранная на скорую руку закуска. А после пары употребленных рюмок, разговор вдруг свернул на интимные темы, причем, похоже, инициатором этого была сама хозяйка дома, хотя раньше за ней такого не водилось. Видимо, очень уж ей хотелось похвастаться перед давнишней знакомой Олегом, как удачным любовником. Светка разговор поддержала, правда, без интимных подробностей из личной жизни, рассказала только, что, наконец-то, подала на развод после пары лет мучений с ревнивым мужем. «Я ему говорю, козел, я тебе уже три месяца не изменяла с того раза, а он – все равно не верит и каждый вечер только что трусы не обнюхивает, – со смехом жаловалась гостья. – И что теперь – всю жизнь такого терпеть? А я мужиков люблю разных…»

– И не только, –  с явным намеком поддакнула Ирина.

– Ага, – расплылась в улыбке Светка. – Баб тоже люблю.

– Одновременно или по очереди? – поинтересовался Олег.

– Ну, пока только по очереди, – почему-то смутилась Светка. – Вместе как-то не выходит.

И тут же перевела разговор на другую тему: «А видеокамеру ты зачем привез? Ну, не только же детишек снимать?»

– Ей еще и порнуху снимать можно, – засмеялся Олег. – Хочешь, тебя голышом сниму?

– Да ладно! Кому это интересно, я же не звездень какая из телевизора, – отмахнулась Светка. – А сейчас она снимает?

– Нет, просто изображение идет, без записи…

– О! Тогда я на себя все-таки гляну…

Поднявшись с места, девушка бросила на спинку стула быстро снятый свитер, под которым была надета застиранная просторная футболка неопределенной расцветки. Вот её Светка и стащила следом, явив Олегу крепкое молодое тело с белесой по зимнему времени и чистой кожей и небольшие упругие грудки.

Оставив мужчину обалдевать от такой непосредственности, девушка пригладила кое-как ладошкой взлохматившиеся русые, едва прикрывающие  стройную шейку волосы со странным сероватым отливом и блеклыми прядками в глубине. Она сделала пару шагов поближе к телевизору и принялась крутиться из стороны в сторону, разглядывая себя на экране. Потрогав себя за соски кончиками пальцев и то ли удивленно, то ли удовлетворенно похмыкав, Светка вернулась к столу.

– Прикольно! – сделал она вывод, напяливая обратно футболку.

– Может, попозируешь мне? – заинтересовался Олег. – Ну, на фото и на видео.

– Это как? Голой, что ли? – мгновенно поняла девушка.

– Можно и голой.

– Ладно, – не стала выкобениваться и набивать себе цену Светка. – Только не сегодня, мне уже пора от вас тю-тю…

По дороге до троллейбусной остановки, куда Олег все-таки пошел провожать гостью, та рассказала, что уже пробовала себя, как ню-модель. «Ха, первый раз это так давно случилось-то, я тогда совсем молоденькая еще была, глупенькая, наверное, но все равно – думаешь, не понимала, зачем и почему? Один дядька уговорил, – откровенничала она. – Ну, там ничего такого не было, да и он уже совсем старый весь… Просто нафоткал голышом, как пупса какого… Хотя я бы не стала сопротивляться, если бы он за щечку дал. Вот только просить такое тогда еще не решалась… Привыкла, что пацаны сами мне в рот суют, даже не спрашивая…»

– Любишь минет? – спросил Олег, когда они в гордом одиночестве встали у оклеенной объявлениями остановки.

– Не просто люблю, а классно строчу, – с некоторой гордостью отозвалась Светка. – Практика у меня большая.

– В самом деле? А если проверить? – не ожидая согласия, решил спровоцировать девушку провожатый.

– А где ж тут проверишь, на морозе-то?

Конечно, на улице было холодно, но называть морозом «около нуля» не стоило.

– А вон – в подъезд зайдем, и покажешь свое умение, – предложил Олег, неожиданно ощутивший, что вечер может закончиться очень приятно. – Ну, видишь, троллейбусов нет и как бы не предвидится. А мы быстро…

– Ну, пошли тогда…

И Светка сама потащила за руку мужчину в ближайший ярко освещенный подъезд, от которого до остановки было метров десять не больше.

Они осторожно, как подпольщики в оккупированном городе, стараясь громко не топать и не разговаривать, чтобы не привлечь к себе ненужного внимания затихарившихся в квартирах жильцов, поднялись на площадку между этажами. Через грязное стекло можно было увидеть троллейбусную остановку. А при большом желании, думается, даже успеть добежать до прибывающего транспорта. Но пока на улице было тихо, лишь редкие машины проносились мимо на невероятно бешеной скорости.

– Ну, давай, доставай, – тихонько скомандовала Светка, подобрав полы пуховика и опускаясь перед Олегом на корточки.

«Обалдеть!» – подумал мужчина, вываливая из ширинки уже напрягшийся член.

Девушка, подув для согрева на руки, взялась пальчиками за ствол, подергала туда-сюда кожицу с залупы, старательно облизала её и направила в ротик, продолжая и внутри действовать язычком, описывая им восьмерки вокруг головки.

«Вот так вечерок! – в легком обалдении подумал Олег. – Двадцатилетняя почти разведенка, через пару часов знакомства, строчит минет в подъезде, чтобы доказать свои умения в этом деле…»

А Светка, оторвавшись на пару секунд от сосания, спросила, лукаво улыбнувшись:

– Ну, как? Нравится?

– Бесподобно, – искренне согласился мужчина, – ты классная минетчица, правильно говорят…

Девушка еще несколько раз глотнула член, пропихнула его глубоко за вздувшуюся от залупы щеку и принялась лизать ствол, иногда деловито поглядывая в окошко. Олегу показалось, что весь процесс Светка затеяла, чтобы погреться в подъезде и просто поозоровать с малознакомым взрослым мужичком.

То ли от необычности ситуации – минет в подъезде мужчине последний раз делали лет двадцать назад – то ли от старательности и умений партнерши, Олег никак не мог настроиться для окончания. Как только что-то похожее начинало подкатывать где-то еще далеко-далеко, Светка меняла ритм, извлекала член изо рта и принималась с чмоканьем целовать залупу или полизывать короткими прикосновениями основание ствола.

А потом ей это надоело. Или просто устали ноги от неудобной позы на корточках. Она поднялась, продолжая слегка подрачивать рукой, выдохнула: «Ух…» и удовлетворенно заулыбалась без тени смущения, мол, доказала и показала все, что надо, знай наших. Олег правильно её понял, отстранил уже теплую ладошку и быстро заправил член в брюки.

– Пошли на остановку, перекурим…

– Тебе правда понравилось? – уже на улице поинтересовалась Светка, по ней видно было, что иного ответа, кроме: «Очень. Надо повторить» она не ждет.

– Ты мастерица, – подмигнул Олег. – Как бы нам с тобой потрахаться по серьезному, а то ведь я даже не кончил.

– Ну, я только «за», но надо будет время и место найти, – спокойненько пожала плечами Светка.

«Похоже, прав был её почти бывший муж, ревнуя такую девчонку», – подумал Олег прикуривая одну за другой две сигареты, себе и Светке.

Троллейбуса пришлось ждать еще с десяток минут, а говорить практически было не о чем. Уже заходя в салон, девушка, обернувшись в открытых дверях, сказала:

– Через Ирку состыкуемся, ладно? У меня сейчас с телефоном напряг…

… – Ну, что? Договорился со Светкой? – поинтересовалась мать двоих детей, с трудом уже держащаяся на ногах, когда Олег вернулся в дом.

Похоже, после бутылки на троих Ирина за время отсутствия гостя успела еще чем-то злоупотребить.

– О чем договорился?

– Ну, когда фоткать её.

– А-а-а… нет, конечно. Надо время и место подбирать…

– Давайте у меня? Я заодно посмотрю, как оно бывает…

– А сама не хочешь в фотомодели попасть? – с облегчением подмигнул Олег, ожидавший чего угодно, но не такого щедрого предложения.

– Куда мне, с моими-то костями и «тряпочками»… – махнула рукой Ирина. – Лучше давай в постельку, а?

К собственной внешности она относилась скептически и реально. Тощая, как анорексичка, узкобедрая, с двумя маленькими обвислыми кожаными мешочками вместо груди… Единственно, что признавала в плюс себе женщина – большие голубые глаза и волнистые густые белые волосы, правда, вечно растрепанные и заколотые кое-как первым же предметом, что подворачивался под руку.

…в эту ночь так и не поехавший, как изначально планировал, домой Олег драл тощую мамочку двоих детей с непонятным остервенением, как какую-нибудь дворовую девчонку из своей юности, долго не дававшую, но согласившуюся, в конце концов, на «полшишечки» и «совсем чуть-чуть». Пьяненькая Ирина слабо сопротивлялась, когда партнер вертел её с боку на бок, потом раком, еще сидя, и даже крест на крест. Женщина предпочитала классику с закинутыми на мужские плечи ногами. Все-таки неоднократные роды здорово растянули её женские органы изнутри. Но возбужденный подъездным минетом и планируемой фотосессией Олег от всей души оторвался на своей почти родственнице. Хорошо хоть, успел вытащить перед концом в позе «ложечек» и оросить спермой тощие ягодицы женщины. Доставлять ей интимные неприятности, типа неожиданной беременности, вовсе не хотелось.

***

В следующий раз они встретились почти через три недели. И опять в квартире Ирины. Олег уже знал, что там будет Светка, и прихватил с собой неплохую «зеркалку», взятую на прокат у приятеля.

Ну, и началась встреча, как обычно, с маленького застолья и большой литровой бутылки водки.

– Ну, за фотосессию! – предложил Олег, раздумывая, откуда у нищей родственницы взялась дорогущая водка.

Впрочем, долго думать ему не дали. Ирина, нарочито для своего мужчины, пристала к гостье с просьбой рассказать, как же сложилось у той с одной подружкой. Оказывается, пока Светлана жила в этом доме у матери, у нее был скандальный громкий роман с какой-то соседкой школьных лет, окончившийся едва ли не мордобоем со стороны отца той самой юной соседки.

– Да увезли её куда-то родичи, спрятали, – махнула рукой Светка. – Кажись, даже совсем из Москвы то ли к бабушке, то ли к дедушке. Прямо не конец двадцатого века, а средневековье какое-то. Уж нельзя девушкам друг дружку любить…

И тут она замерла, мечтательно уставившись в потолок, а потом чуть слышно произнесла: «А как она лизала… Никто так не умеет…»

– Тогда еще по одной, и за дело, – поторопил девушек Олег.

Сегодня он точно должен ночевать дома, рано утром заедет приятель за фотокамерой. А ссориться с ним по пустякам не стоит, мало ли когда еще может понадобиться и техника, и неплохой знаток её.

– Давай, – подняла рюмку Светка. – Зря я что ли сегодня новые трусы надела…

Разумеется, как только было выпито, и модель стянула с себя плотные брюки, оставшись в заношенных, кое-где драных колготках, в комнату ворвались детишки и устроили шумную возню с явным желанием подольше поприсутствовать во взрослой компании.

– Черт! – ругнулась гостья.

Не то, чтобы она стеснялась продемонстрировать себя малолеткам. Помнится, как раз прошлым летом она при них меняла лифчик и трусы на продаваемый Ириной купальник. Но тут все-таки немного другое, да и мать, кажется, настроена категорически против эротической фотосессии при своих детях.

– Ладно, – с досадой сказала Ирина, – я их займу чем-нибудь, а вы пока начинайте. Чего время зря терять.

И увела расшумевшихся ребятишек в соседнюю комнату.

Оставшись наедине с Олегом, Светлана быстро и деловито разделась, оставив на крепком молодом теле пресловутые новенькие белые трусики. Сделала она это так легко и непринужденно, будто прожила с фотографом бок о бок не меньше пятилетки и раздеваться при нем давно вошло у нее в привычку.

– Ну, чего? Давай, фоткай, – подогнала Светка мужчину, взбираясь на застланную цветастым покрывалом широкую постель.

Олег, словно очнувшись, защелкал аппаратом, а девушка, стоя перед ним на коленях, принялась принимать разные позы, то забрасывая руки за голову и выпячивая вперед грудки, то становясь на четвереньки и повиливая попкой. Видимо, опыт в позировании у нее был немалый и положительный.

После смены первой пленки Светка стянула трусики, и фотограф увлекся, фиксируя на память гладко выбритую щелку, которую модель, бесстыдно и умело раздвигая пальцами, подставляла под взгляд фотокамеры.

Но всему приходит конец. Пришел он и второй пленке, а больше Олег с собой не захватил. Все-таки не был он профессионалом, и эта ню-сессия была для него лишь забавной игрой. Прелюдией перед возможным и желанным сексом с молоденькой, пусть и изрядно опытной девчонкой. Светка устало села на постели, спустив на пол ноги.

– А проявлять кто будет? – поинтересовалась она. – Мой-то фотограф все сам делал, время такое было, а ты?

– А у меня дружок в «Кодаке» работает, – подготовлено соврал Олег. – Так что все будет без шума и пыли.

– Тогда ладно, – согласилась Светка. – Только пленки потом мне отдашь, ага?

– А тебе-то зачем? – удивился фотограф.

– Ну, так, на всякий случай, – пожала плечами девушка. – А тебе они нужны?

– Да, в общем-то, нет… Фоток вполне достаточно. На память.

На работе Олега уже с год, как вовсю функционировал сканер, и теперь мужчине достаточно было простых фотографий, чтобы навсегда сохранить их в памяти компьютера.

– Ладно, давай отсосу по-быстрому, – сказала Светка. – А то у тебя сейчас штаны лопнут от напряга.

В самом деле, молоденькая голая девушка и принимаемые ей позы изрядно возбудили Олега. Он шагнул поближе к постели. Моделька сноровисто расстегнула ремень и молнию и, достав уже стоячий член, бодро запихнула его себе за щеку… Олег наслаждался бойкой игрой язычка и смачными движениями губ по стволу, поглаживая пегую головку партнерши. И в этот момент – ну, как обычно бывает, совсем не во время – в комнату заглянула Ирина.

– Ну, ты и обнаглела, Светка, – сердито сказала она, увидев, как член мужчины исчезает в ротике её подруги. – Я ж тебя только попозировать пустила, а ты…

– А что я? – выпустив изо рта член, резонно возразила минетчица. – Ты же все равно ему не сосешь, так пусть хоть со мной Олежек порадуется…

– Кто тебе сказал, что не сосу? – возмутилась Ирка. – Вранье!

– Да ты сама и говорила на прошлой неделе, – ехидно аргументировала Светка. – Мол, он тебе все время в рот старается заправить, а ты такое дело не любишь. Вот.

И она снова принялась старательно отсасывать Олегу.

– Ну, ты и сволочь! – снова возмутилась Ирина, теперь, правда, уже непонятно то ли самому факту минета, то ли раскрытию тайны «девичьих» разговоров.

Молча слушавший эту легкую перебранку между подругами Олег почему-то именно сейчас не сдержался, замычал что-то невнятное и, непроизвольно дергая бедрами, стал сливать сперму в старательный ротик Светки. Та послушно приняла весь заряд, но глотать не стала, ловко подтянула к себе брошенные на стул брюки, достала из кармана скомканный грязноватый носовой платок и сплюнула туда тягучую, густую белесую жидкость.

– Вот так, Ирка, – сказала она, лучезарно улыбаясь. – Если у мужика встал, надо обязательно успокоить. А то, не дай бог, простатит нагрянет. Понятно?

– Все равно – сволочь, – уже спокойно отозвалась мать двоих детей.

А что, собственно, теперь-то волноваться и переживать? Дело сделано, Олег спустил, Светка сплюнула в тряпочку. Можно снова присесть к столу и выпить водочки, благо, почти полбутылки осталось. Чем они и занялись после того, как довольная и фотосеансом и свежей спермой, попавшей в рот, моделька проворно оделась.

…Видимо, возня с детьми и стресс от поведения коварной Светки сказались на Ирине очень отрицательно. Водка еще не кончилась, но уже через полчаса хозяйка дома аккуратно положила голову на подставленные руки и задремала прямо за столом.

Олег начал собираться домой. А Светка, провожая его до двери – сама она планировала переночевать сегодня у матери этажом ниже – сказала:

– Давай в выходные рванем на дачу к моей мамочке? Там можно ни на кого не оглядываться, потрахаемся вволю.

– А её что же – там не будет? Да и по такому холоду – какая дача? – возразил было Олег.

– У нее дом зимний, а есть при нем еще отдельная «конура», ну, для гостей. Я там всегда с мужем кувыркалась, пока он еще ездил к теще, – пояснила Светка и хихикнула: – И с другими тоже бывало. Мамка нам не помеха.

– Ну, ладно, считай, договорились, – кивнул мужчина. – Тогда сама позвони мне на работу в пятницу. Уточним, где и во сколько встречаться. Лады?

И он протянул девушке свежеотпечатанную визитку. Ими только-только руководство компании снабдило всех без исключения сотрудников для солидности.

1 197
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments