Стендап

О каком муже я мечтала? Хотела, чтоб он чем- нибудь реально интересовался. Вот чем угодно: футболом, рыбалкой, марки собирал, и радовался жизни. И мне бы не мешал. Такой у меня был сложный сценарий: на работе бои без правил, а дома – покой и тишина. Но без психологической грамотности алгоритм выбора партнёра дико подводил. Я всё время притаскивала к себе кого-то смазливого, но буйного, такого что и в ванной не укроешься.

Психиатр! Белковский сказал, что психотерапевт, это – семейный врач будущего. А я это ещё лет двадцать пять назад для себя решила. Прозрение пришло на собственном опыте, когда было во всех отношениях хреново, и захожу в больницу МВД, а там во все кабинеты очереди нев-меряные, а под этим кабинетом никого. Менты боялись сильно о себе правду светить, потому что с работы чтоб не вылететь со своими “сквозняками”. И только комиссуясь на пенсию, приоткрывали завесу тайн души, после чего счастливые бежали на комиссию по определению процента потери трудоспособности. Такие себе вымотанные непосильным трудом сорока пяти летние лоси.

Так вот, зашла я в единственный кабинет, куда не было очереди, и осталась всем довольна. Пилюли навыписывали и чтоб кровь по мозгам лучше циркулировала, и чтоб засыпала хорошо, и чтоб днём некоторая пелена безразличия присутствовала на размахивающие руками объекты.

Наш доктор – Ольга Фёдоровна, себя для нас старалась называть нефрологом, чтоб уже не сильно комплексовали.

Вообще, психиатры – самые прекрасные люди на планете, они лучше всех знают какой писец и кипяток ходят по мозгам у …всех. И это знание, как боль, постоянно присутствует в их жизни. Смотрят они по сторонам, а кругом сплошные диагнозы курсируют. Так что в моих глазах это исповедальная профессия.

Ольга Фёдоровна, заводя на мой случай себе в картотеку карточку, сказала:

– Не допустим, чтоб как тот – с пистолетом по рынку бегал.

– Кто? – тихо ужаснулась я.

– Да, только что из района постового привозили.

– А, – успокоилась я немного. У меня, слава Богу, закреплённого за мной оружия так никогда и не появилось,только запись “В стрессовой ситуации оружие не выдавать”.

Как известно, люди делятся на основные две группы: те которые сами к психиатру приходят, и те кого приводят. Вот я – сама пришла, и это стало для меня шестой точкой опоры в жизни.

Вообще- то я этот рассказ собиралась писать о том, как я стендап Вани Усовича “Ещё один день” смотрела. Я особо таким не увлекаюсь, там Гришковцы всякие не по моей линии. А тут выслушала. Потом второй раз выслушала с конспектом, структуру нарисовала, и в третий – с хронометражем. Уже этот Ваня у меня из ушей полез, но я трудолюбивая и любознательная. Изучила темы, темп, как он в своём моно-спектакле охватил от кофе по три сотни, до “берлинского пациента”. Про этого “пациента” я даже оживилась со своим мнением (не беспокойте беспокойного), потому что мы, конечно, из соседнего государства на него смотрим, и слегка ушиблены многочисленными рЭволюциями, сознание уже под углом видит. Но если ПАЦИЕНТА не совсем убить хотели, а только лишить части здоровья, то тут я не понимаю: “Зачем?”, ведь и так хорошо видно что он УЖЕ как говорят наши весёлые женщины: “Я вже така, як треба”.

А с чего началось? Во время первого просмотра Вани Усовича я посмеялась, но задумалась. Всё же преддверие Нового Года, типа итоги подводим, Пошла в зеркало смотреть: “С чем мы в завтрашний день собрались?”. Стою, любуюсь:

– Дожила! Дожилась, то есть! А как всё классно начиналось, в девяностые!

Вы заметили сколько сейчас всего про девяностые пишут? Это типа отбежали от опасного места и со стороны разглядывают: “Как там оно шанарахнуло!” Прямо модной темой опять стало. Такое впечатление, что машина времени тендер объявила “Вернуться и исправить”.

******

Как это прекрасно, когда никто не лезет под локоть: “А что ты там пишешь?!” Вот сочиняла на днях “Гоша – бухгалтер” и ухватили меня “вовремя” под локоток, и всё – несколько сочных абзацев “уронила в пропасть”. Но ничего, мы их нагоним на других персонажах.

Вообще, писать – кайф. Тихо сижу, я – никому не нужна, мне – никто, кроме всего мира. Моя страница, что хочу – то пишу.

И вся родня, кто про меня вообще помнит, стазу озаботилась: “Ты что, писателем решила стать?” Блин, как будто предо мною каталог профессий, а я в зубах ковыряю, нижнюю губу отвесила и перебираю: “Не хочу, хочу, не хочу”. Вот был бы у меня рояль, то все соседи бы чёкнулись, как я круглосуточно концертино бы сочиняла, а так – пишу, кнопаю: “Выбираем из доступного”. Кем там я уже собралась стать – думайте, как хотите.

В юности я бухгалтером хотела стать ооочень хорошим, что-то тянуло деньги чужие считать, лучше бы на своих сосредоточилась. (Иногда слово напишешь и думаешь: “Не может быть что бы оно такое длинное. Вот и сейчас по слогам проверяла “со-сре-до-то-чи-лась”, а то бывает, буквы соскакивают). Так вот, усадили меня зарплату считать, и я по молодости и неопытности взялась и “Закон о подоходном налоге” весь по косточкам зачем-то разобрала, пометки и подчёркивания сделала, в тетрадку вклеила, пункты все важные на память выучила и -да – его через три месяца отменили. Весь! И даже термин “подоходный” убрали нафик. Так что ку-ку ту-ту все мои старания.

Я так расстроилась, обиделась на весь мир. Ощущения были хуже, чем когда от меня первый парень ушёл. Парень-то через день вернулся, а с тем законом такой радости не произошло. С тех пор у меня и на “личном” полная атрофия – кто там пришёл, ушёл, раскаялся, прозрел, созрел, осознал… Пусть все идут куда хотят, мой душевный покой просьба в керзе не беспокоить. И с законами – ни одного больше до такого блЭска не стала изучать: надо будет по ситуации, подберём абзац и на месте уточним “что тут нонче пишут”. Потому что к моменту когда оно будет надо (может и никогда), то столько изменений появится, что эти знания станут только помехой, доведут до ошибочной устаревшей трактовки.

Это я сейчас так разнервничалась после новости, что Дума за год пять с половиной сотен новых законов приняла. И как без них десять тысяч лет люди на этой территории существовали? У нас, конечно, государство – соседнее, но трудолюбие у законодателей такое же дятловое. Это одна из главнейших причин, по которой от одной мысли работать бухгалтером у меня глаз дёргается. Три месяца паузы в профессии, и ты – профан.

Когда слово “труды” всплывает, то я свою курсовую по экономической истории вспоминаю, которую на первом курсе намалевала. Там была накладка, какие случаются, когда какой-то предмет только раз в неделю преподают. Вот проходит семестр, все свои темы курсовых обсуждают, кроме тебя. И ты с тихим ужасом понимаешь: “Кажется я, каким-то странным стечением обстоятельств, по средам на третью пару ни разу не попадала”. И вот завтра предпоследняя среда этого семестра. Блин! Где моя тема?

Идёшь по коридорам и … В какой он аудитории хоть? Потом находишь. Фух. А препод как выглядит? Это хоть он?

Тему выдали “Экономический потенциал стран Юго- Восточной Азии”.В учебнике, как всегда с моим везением, было написано, что на Юго- Востоке Азии есть кое – какие страны. То есть, из учебника два абзаца на пару десятков страниц не размажешь, даже если самым крупным почерком и добавить картинки со стрелочками.

В областной библиотеки коммунистических времён прям всё этой Юго- Восточной Азией было набито. Стало очень страшно. Да, я сыкливая в неприятности попадать. Но в страхе люди мобилизуются и творят чудеса. Например, я быстро перерыла подшивки подходящей по названию периодики и всю картотеку. Исписала таки листы крупным почерком, и сдала.

А в голове “крутится” какая в следующий раз я буду “никогда больше!” добросовестная, и создам прямо научный шедевр.

Прихожу на зачёт, а препод на меня удивлённо смотрит и говорит, что от меня лично такой работы не ожидал. И “отлично” бы поставил , но снижает, за отсутствия.

Потом я и от других девчёнок слышала, как они в общаге распинались про “следующий раз”, пока те, что на год старше не разъяснили:

– Запомните эту работу. Ничего лучше вы не сделаете.

– Почему?

– Увидите.

И точно! Всё остальное уже бралось готовое с прошлого года и переписывалось. Иногда даже просто меняли фамилию на обложке, за отсутствием свободного для переписывания времени. Почерк немного не совпадал, но этого в целом не сверяли.

Я вообще заметила, что фраза “Первый блин комом” не про меня. У меня все проблемы со второго захода начинаются. А по первому действует правило: “Дуракам везёт”. Хоть это, я считаю, только в картах справедливо, а к примеру в кулинарии такое уже не честно думать. Потому что по первому разу всё тщательно выверяется, с весами и градусником. Написано: “Вылить в муку 250 млт холодной воды, не выше 10 градусов”, вот и орудуешь, как сапёр. А со второго раза начинается: “Я жёсткий профессионал” (расшифровка: “я уже однажды видел как это делают”) и получи все комочки сразу, и за наглость, и за самомнение, и пренебрежение к измерительным приборам.

Кулинария и я, это отдельная эпопея. Вехи:

12 лет – яичница,
22 года – макароны,
25 лет – индейка, начинённая рисом и яблоками, в духовке; торт “Мишка”, холодец, восемь салатов…
30 лет – сосиськи вареные,
45 лет – борщ, плов, торт “Наполеон”……..
56 лет- “Карантин” – вся кулинарная книга, плюс “примерный рецепт по фотографии в инстограм”, плюс собственные наработки.

По жизни сильно интересоваться кулинарией мне не давали то личные перипетии, то интересная работа. То есть пока меня один- на- один со внуком не запрели, особых делов -то и не было. А когда все уехали, и я увидела этот строго устремлённый на меня испытующий взгляд, то способности пришли мгновенно, а утраченные по жизни навыки собрались в единый пул.

Короче, стендап это не только интересно, но и наталкивает.

31
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments