Странное сплетение судеб. 1

В предбанник, где за широким и длинным, уже изрядно опустошенным столом в ленивой неге развалились трое распаренных, в меру выпивших и хорошо закусивших мужчин средних лет, заглянул широкоплечий и мрачный, с завистливым выражением лица банщик, на досуге и в ночное время выполняющий еще и обязанности охранника-вышибалы.

– Там это… Девочек вам привезли, – перекрикивая громкую разухабистую музыку из подвешенного в углу телевизора, сообщил он. – Кто выйдет-то?

– Чего выходить! – яростно заорал в ответ самый, пожалуй, возрастной из присутствующих мужчина под пятьдесят годков с изрядным брюшком, которое не скрывала обмотанная вокруг тела влажная простыня, и не менее изрядной плешью, покрытой капельками то ли пота, то ли воды. – Тащи их сюда, давай. Засадить кому-нибудь охота – страсть как!

Ближний к дверям, кажется, совсем трезвый, помоложе толстячка, постройнее, с длинными, черными с легкой проседью, полусухими волосами, укоризненно покачал головой и, чтобы не срывать в крике голос, показал банщику вполне понятными жестами: «Не слушай его, сейчас подойду, всё решим», поднимаясь неторопливо со своего места. Банщик, памятуя, что именно этот – «лохматый», как он обозначил гостя для себя – договаривался о съеме сауны и расплачивался крупными купюрами, отслюнявливая их от толстой «котлеты», послушно подался на выход, в вестибюль. Там толклись, переминаясь с ноги на ногу, по-осеннему одетые в куртки, джинсы и сапоги, предоставленные как бы для выбора пять проституток и их «мама-сан», возрастом едва ли значительно старше своих подопечных, но с нарочитой хозяйской строгостью во взгляде.

У дверей Кирилл поправил на себе простыню – нечего перед всеми подряд путанами трясти мудями – и, выйдя в холл, разочарованно присвистнул. Конечно, он не ожидал здесь увидеть два десятка модельных красавиц в коротеньких платьях и открытых туфельках на шпильках, но укутанные в бесформенные уличные одеяния девицы, кроме, пожалуй, одной в короткой черной косухе, впечатление производили серое и унылое, как слякотная осенняя погода за стеклянными дверями.

Правда, «мамочка» тут же засуетилась, ощутив недовольный взгляд заказчика.

– Девочки, расстегнулись, быстренько! – громко скомандовала она и едва только для полной ассоциации с детским садом не захлопала в ладоши.

Проститутки лениво зашевелились, ерзая длинными молниями и откидывая назад, за спину, полы распахнутых курток, чтобы продемонстрировать потенциальному покупателю свои формы. И только коротко стриженная «под мальчика» блеклая блондинка с длинной челкой, падающей на глаза – та самая, в черной косухе – вдруг резко шагнула вперед, искренне, радостно заулыбалась и громко, на весь вестибюль, сказала, почти крикнула:

– Кирюша! Привет! Ты меня не признал?

Мужчина с легким недоумением, постепенно переходящим в узнавание, уставился на девицу, сделавшую еще пару шагов к нему.

– Я же Влада. Ну, которая в самом деле Лизавета. Вспомнил?

– Ты похудела, что ли? – ошеломленно спросил Кирилл, окончательно вспомнив девушку.

Ну, да, ну, да. Первый раз года два назад. Она была тогда совсем еще юной, похоже, сразу после школы в столицу подалась, причем не на учебу, а на конкретные заработки. Потом еще раз-другой вызывал к себе не её конкретно, но попадалась веселая, казалось, никогда неунывающая Влада, оказавшаяся, как выяснилось, по паспорту Елизаветой. Как-то раз Кирилл заглянул в случайный неплохой по отзывам «салон» и тоже встретил там её. И конечно же, взял на пару часиков. Он, в общем, при наличии выбора предпочитал иметь дело со знакомыми девчонками. Правда, в тот раз Влада уговорила его на компанию «подружки», но и втроем тогда удалось отдохнуть очень неплохо и памятно.

– Еще как похудела, на восемь кило, – громко похвасталась Лиза и, резко понизив голос, шепотком подсказала Кириллу: – Бери всех, кроме рыжей, ага? Она стервозная да и попадалась пару раз, по карманам у клиентов шарила.

«Четверо, Лизка со мной, и мужиков трое, – задумался на минуту мужчина. – Хотел им разнообразие с развратом устроить, да обойдутся. Тем более, банный «ченьдж» никто не отменял».

Он чуток отодвинул от себя девушку, шагнул ближе к равнодушно покручивающим попками её подругам и потыкал пальцем в трех шатенок разных оттенков волос.

– Эту, эту и эту, ну и Владу тоже. А вот рыжих мы не любим…

Зачем подставлять умелую и полезную советчицу?

– Так, девочки, вперед, – скомандовала «мамочка», буквально подпихивая подопечных ко входу в банный коридор. – А мы пока рассчитаемся…

– На четыре часа, продлим – доплатим, но это вряд ли…

Кирилл раскрыл пухлое портмоне и принялся «отслюнявливать» купюры от массивной «котлеты», физически ощущая алчный блеск глаз «мамочки» при виде толстенькой пачки денег. Цены на услуги были оговорены еще при заказе, торговаться было не о чем.

– Все в презервативах, без анала, – затараторила привычно-рекламной скороговоркой женщина, убирая «гонорар» куда-то за пазуху. – Если о чем еще договоритесь по согласию, то доплатите. И это… На такси потом девчонкам отстегните. Среди ночи как им обратно-то добираться…

– Иди уж, справимся, – недовольно скривился Кирилл.

Попрошайничества, даже в такой легкой форме, он категорически не любил.

В коридоре, почти сразу за входной дверью их встретил пятидесятилетний плешивый толстячок, которому, видно и впрямь было невмоготу дожидаться проституток за столом. Конечно, вряд ли он смог бы загнуть какую из них прямо в коридоре, учитывая осенний наряд «ночных фей», но удержаться истомившийся мужчина не мог.

– Опа-на! Девчонки! Заждался! – дурашливо заорал он и полез лапать идущую первой Лизу.

Похоже, финансист новосибирской фирмы успел принять еще стаканчик водочки и без закуски.

– Стоп-стоп, – оторвал его от присмотренной для себя девчонки Кирилл. – Сейчас все разденутся, сядем за стол, познакомимся, а потом уже и все остальное…

Он выждал секунду, пока толстый финансист с обиженным лицом не уберется обратно в предбанник, и направил троих проституток во вторую, незанятую раздевалку. Первая, в которой оставили свои вещи гости столицы, была под замком, а ключ категорически вытребовал себе у банщика Кирилл. Ему так спокойнее было. Впрочем, свое набитое деньгами портмоне он не на секунду не выпускал из рук от греха подальше. Все-таки суммы на развлечение гостей московской фирмой были выделены солидные, да и остаток с них отходил, как было заведено, «массовику-затейнику».

– Там простыни, полотенца, тапочки разовые, короче, не первый раз, небось… через пять минут за вами зайду, – проинструктировал он путан, а потом обратился к Лизе: – Пошли, посидишь пока одна, поскучаешь.

Ну, не хотелось ему почему-то тащить знакомую за общий стол с обязательной водкой, похабными анекдотами и развязными гостями, отлично понимающими, для чего сюда приехали эти молоденькие и не очень особы. Все-таки старое знакомство, приятная спокойная девушка, которой после некоторых её поступков Кирилл вполне мог довериться, во всяком случае, по бытовым и денежным мелочам. Он вдруг вспомнил, как почти восемь месяцев назад на «салон», где работала Лизавета, круто наехали за какие-то грехи, и в мгновение ока все работницы оказались без денег и вещей на улице в прямом смысле слова. Тогда растерянная девушка попросилась у него переночевать на пару дней. И очень честно эти ночевки отработала. И не стала задерживаться дольше обещанного.

В комнате, куда Кирилл завел свою спутницу, царила тишина и интимный полумрак. Практически все пространство помещения занимало огромное низкое ложе, накрытое темно-синим узорчатым покрывалом. В углу висел выключенный телевизор, а в изголовье притулилась крохотная тумбочка.

– Вот, посиди здесь минут двадцать, поскучай, – предложил девушке Кирилл, понимая, что скука за уже выплаченные деньги – заветная мечта любой профессионалки. – Мы с сибиряками днем договор крупный подписали, они считают – взаимовыгодный. Как такое не отметить? Не по понятиям. Вот шеф меня и напряг, как главного «массовика-затейника». Ну, и самого непьющего. Я там разберусь немного и вернусь. Поговорить, знаешь ли, с тобой хочется.

– Только поговорить? – засмеялась Лиза, усаживаясь на ложе.

– Потрахаться тоже хочется. С тобой – с превеликим удовольствием…

…Завернутые под горло в простыни девчонки уже расселись за столом, трое мужчин разливали по стаканам и бокалам водку, виски, разбавляли последний кока-колой, шутили пока еще очень пристойно, знакомились. Таня, Катя и Маша, конечно, по паспортам были двумя Оксанами и Галей, но во избежание путаницы раскрывать свои подлинные имена не стали. Да и какая разница приехавшим на пару дней для подписания оговоренных и оформленных бумаг генеральному с замами, как называть профессионалок? Хорошо еще, не «Эй, ты», как бывало иной раз в подобных случаях.

Выпили, завели какие-то для разгона невнятные разговоры между собой и, кажется, даже определились кто и с кем начнет «священнодействие». Успокоившийся Кирилл – все идет, как надо, тихо-мирно, чинно-благородно – вернулся в комнату отдыха, где его послушно ждала Лиза.

Немного освоившаяся девушка во всю щелкала телевизионным пультиком, пытаясь найти какой-нибудь нейтральный, музыкальный канал. При виде Кирилла она бодренько вскочила с места:

– Может, мне сразу раздеться?

– Куда спешить? – резонно, с улыбочкой, возразил клиент. – Общаться все-таки лучше одетыми. А то сразу захочется присунуть и уже не до разговоров будет.

Куртку-косуху Лиза сняла еще при входе и теперь тонкий лиловый свитерок на её груди топорщили прыщики малюсеньких сосков. Груди, похоже, под свитерком не было совсем.

– Ага, – согласилась девушка, уловив недоумевающий взгляд Кирилла. – Я как похудела, так даже и та единичка, что была, в нолик превратилась. Плохо, да?

– Перестань, – поморщился мужчина. – Знаешь ведь, для меня чем меньше, тем лучше… Вот скажи, ты же полгода назад, вроде, домой собиралась? Замуж. Или не вышло?

– Почему же? – с затаенной гордостью сказала Лиза. – Все вышло.

И она протянула к глазам Кирилла правую руку, безымянный пальчик которой был украшен тоненьким обручальным кольцом.

– Вот только в городке у нас – тухло всё, – продолжила рассказ о своей жизни девушка. – Работы нет, от завода всего два цеха по полдня работают, ну, и денег, понятно, тоже нет ни у кого. Короче, поскучала я, поскучала пару месяцев, да и вернулась. Здесь хотя бы о еде думать не надо. На хлеб с колбасой и новые трусы всегда заработаю

– А что муж?

– А что муж? Он в курсе. Уже давно, с год, если не больше, – пожала худенькими плечами Лиза. – А куда он денется-то, если любовь у него с девятого класса? Да и я не против с ним жить. Он хороший мальчик. Спокойный и ласковый, а главное, не пьет, как все его дружки, до зеленых чертиков. У нас там мужики только и делают, что квасят, как в последний день. Откуда только деньги на водку берут.

Прервавшись на секунду, Лиза все-таки стащила через голову свитер, она всегда считала, что деньги все-таки надо отрабатывать а не просто получать. Под свитером, как и подумал сразу клиент, лифчиком и не пахло.

– Давай я тебе пососу? – предложила она, аккуратно расстегивая свои джинсики и приподнимая попку, чтобы стянуть их. – Видно же через простынку, тебе давно хочется…

– Ну, тебя мне всегда хочется, – пробормотал пошлый комплимент Кирилл, вставая перед полуголенькой Лизой и распахивая простыню.

Член твердел и подымался, что называется, на глазах. Девушка засмеялась, поймала его в ладошку и принялась аккуратно подрачивать.

– А где резинки? – поинтересовался мужчина.

– Резинки в сумке, – отозвалась проститутка, – но с тобой я в рот без резинки хочу. Третий месяц пошел, как только в презиках сосу. Доверишь мне свою драгоценность?

Лизавета захихикала и осторожненько потерлась маленьким курносым носиком о залупу.

– А как же муж?

– Муж отдельно, минеты отдельно.

Девушка не стала пояснять, что значит эта загадочная фраза, а заглотнула в ротик головку, пососала её и лишь потом принялась старательно облизывать и покрывать поцелуйчиками ствол и мошонку клиента.

Кирилл аж зажмурился от удовольствия, поставил левую ногу на край ложа, чтобы сидящей перед ним Лизе было удобнее добираться язычком едва ли не до мужского ануса. Мастерицей в оральных ласках девушка была отменной. Как-то в порыве откровения сама же похвасталась, что начинала сосать совсем в юном возрасте соседским ребятам и двоюродным братьям. Такие вот простые провинциальные нравы.

Как-то незаметно в полутьме Лиза ухитрилась снять с себя джинсы и даже трусики, лишь изредка отстраняясь от обрабатываемого с любовью и желанием члена. «И правда, похоже, ей в последнее время не лучшие клиенты перепадали, – подумал Кирилл. – Ишь, как соскучилась по живому-то херу…»

Остановив увлекшуюся ласками девушку, он попросил расположиться её на спинке, широко раскинув ножки, в самой что ни есть классической позе. А сам устроился над Лизой, чуть откинувшись в бок и капитально опершись на левый локоть. Правой рукой Кирилл взялся за член и принялся водить головкой по едва заметной, похожей на подростковую, почти безгубой щелке девушки. Ему нравились такие аккуратные женские формы.

А Лиза, придержав сперва руку клиента, прошептала в ответ на потирание клитора залупой:

– Туда… без резинки нельзя. А вот сюда – можно…

Она сменила руку Кирилла на стволе своей и решительно, одним движением приставила головку члена к коричневой звездочке собственного ануса. И даже помогла мужчине, чуть-чуть надевшись сфинктером на залупку.

– Давай!

Кирилл неторопливо, готовый каждую секунду остановиться и сдать назад, стал вводить член в задницу Лизы. «С чего бы это? – подумал он в легком недоумении. – И я не просил, и она не предлагала, а сразу – хоп, и уже там… И как-то легко без смазки-то пролез…»

Клиент, конечно, не мог и предположить, что пока он изображал радушного хозяина перед сибиряками, Лизавета, чуть-чуть поскучав и включив телевизор, быстренько стянула с попки джинсы и трусики и пальцами впихнула в задний проход изрядную дозу косметического вазелина. Маленькая плоская баночка «Норки» всегда болталась у нее в сумочке, ведь при её работе, случаи, как известно, разные бывают. Даже самой себе объяснить эти неожиданные действия путана не смогла, да и не задумывалась особо, просто сделала всё по наитию. Потому Кирилл без проблем вошел на все восемнадцать сантиметров и принялся двигаться, наблюдая, как узенькая ладошка Лизы нервно теребит клитор.

– Кирюша, давай пожестче, – шепотом попросила она. – Я так давно никому в жопу не давала, у меня там всё паутиной затянуло, наверное… Смахни её, что ли…

И клиент «дал». Двигаясь размашисто и быстро, он почти до конца доставал член из прямой кишки, оставляя внутри самый кончик головки и тут же задвигал его полностью, вызывая в теле девушки мелкие судорожные  подрагивания.

Кирилл помнил, что влагалище Лизы было мелким, совсем не растянутым, и стоило только забросить её ножки на плечи, как головка члена упиралась в какое-то упругую смачную преграду. Задний проход же показался бездонным, даже когда мужчина резко прижал голени девушки к её плечам. Загнутая «в салазки», Лиза отчаянно ерзала по покрывалу, вкусно подмахивая навстречу движениям Кирилла, и вдруг безумно затряслась всем телом, выгнулась в бешеном оргазме, изо всех сил сжимая и пустое влагалище и растянутый сфинктер. В ответ мужчина, словно по команде, задвинул член до предела и принялся выпускать в прямую кишку струи спермы.

В себя они пришли минут через пять.

– Давно я так не кончала, – счастливо улыбаясь, сказала Лиза, поглаживая увядший член клиента. – Вот, что значит – в охотку…

– Давай я тебя, может, прямо сейчас обратно отправлю? – в виде ответного комплимента предложил Кирилл. – Мне тут еще с гостями валандаться, а после такого удовольствия уже не хочется чем-то другим кайф перебивать.

– Давай, – согласилась девушка и тут же, спохватившись, вспомнила о своем: – Кирюша, помнишь, ты меня с подругой фоткал и на камеру снимал? У тебя записи сохранились?

Мужчина поднялся на ноги, оборачивая чресла простыней.

– А куда бы они делись?

– Ой, а можешь при случае показать? – оживилась Лиза. – Я же с тех пор у тебя не была и не видела на большом экране, что там получилось.

– Так поехали ко мне, как тут все закончится, – моментально пересмотрел свое первоначальное предложение Кирилл. – Поскучаешь здесь еще пару часиков, гостей отправлю в гостиницу, подружек твоих на контору и – рванем ко мне, посмотрим…

– Нет, не могу, – с сожалением в голосе отказалась девушка. – Меня же Артемка ждет. Он же психовать будет, если девчонки скажут, что меня увезли отдельно… Мало ли, что подумает.

– Артемка – муж? – догадался об очевидном клиент. – Так позвони ему, предупреди, что все хорошо.

– Не заработали еще ему на телефон, дешевка какая не нужна, а хороший денег стоит, – подосадовала проститутка. – Мы же не так давно в городе, пока только на еду да чуть одеться хватает. Вот он и сидит сейчас с «мамочкой» Светой, ждет, а через нее – нет! Не хочу, чтобы она подробности про тебя знала.

– Так он что же – на конторе тебя ждет?

– Ага, он у нас шоферит сейчас, а куда было деваться, когда только-только приехали? Я даже про тебя вспоминала, ну, чтобы хоть чуток подзаработать по первости, но тут девчонку знакомую встретила случайно в торговом центре, она помогла, вот пристроились кое-как, – пояснила Лизавета и добавила нарочитым шепотком: – Я тебе по секрету скажу, мы с ним уже пару раз работали вместе, как семейная пара…

– И как ему такое мероприятие показалось? – удивленно хмыкнул Кирилл, просто не ожидавший подобной раскованности от отечественных провинциалов.

– Да ерунда все это, – пренебрежительно махнула рукой девушка. – Нас муж с женой к себе приглашали. Кино и немцы. Я думаю, там просто сам мужик захотел с другой потрахаться. Он меня полночи пер рядом со своей женой и Артемкой. Наверное, «сиалекса» какого глотнул втихаря для храбрости. В сторону жены даже не глядел, как мой на ней пыхтел все это время. Так-то Артемка, ну, не скорострел, конечно, но быстрый, а тут все глядел, как меня дерут, отвлекался, вот и выдал дамочке марафон. Я-то думала, там и «ченьдж» будет, и групповуха. А мужик этот спустил в резинку и тут же спать завалился. Смех! Мы еще посидели маленько и ушли. Говорю же – кино и немцы.

Рассказывая забавную историю из своей жизни, Лизавета неотвратимо, не спеша, одевалась, как бы давая понять клиенту, что слово свое об окончании работы надо держать.

– А второй так совсем… Одинокий мужик заказал. И только смотрел два часа, как мы с Артемкой трахаемся. А сам – дрочил. Мне показалось, у него так и не встал. В итоге слил кое-как с вялого, хоть и лез постоянно под руку, посмотреть поближе на живой секс. Ладно, я готова, ага?

Коротенькие бежевые сапожки в легких пятнах городской осенней грязи, джинсики, чуть великоватые, видно, остались со времен «до похудания», сиреневый свитерок под массивной кожанкой и черная сумочка на длинном ремешке через плечо – Лиза выглядела, как отощавший подросток лет шестнадцати, а вовсе не  профессионалка с изрядным стажем.

Кирилл подобрал с тумбочки заброшенное туда в самом начале действа портмоне, вытащил крупную купюру – все равно деньги казенные – ухмыльнулся, протягивая её девушке: «На такси», а потом извлек из другого отделения визитку.

– На, только днем не звони, ладно? У меня вечная запарка на работе, даже если один перед монитором сижу, – пояснил он. – Лучше вечерком, после девяти. Бывает же у тебя и тогда свободное время? Вот домой и звони, а там – договорим «на когда». Посмотришь на свои фотки. Там многое неплохо получилось. Во всяком случае – забавно. Лады?

Обрадованная полученными просто-таки гигантскими чаевыми и быстрым окончанием пусть и приятной в этот раз, но все равно – работы, Лиза послушно закивала. Знал бы Кирилл, как скоро сбудется его пожелание!

Они вышли из комнаты, невольно прислушались к громким голосам и женскому повизгиванию, раздающимися из предбанника.

– Это Ксюшка лохматая так, – авторитетно сказала Лиза. – Она всегда под клиентами голосит, будто кончает непрерывно. Кому-то нравится, а другие велят заткнуться. Хи-хи-хи…

Кирилл вывел проститутку через коридор в пустынный вестибюль сауны. Там их встретил бдительный банщик в накинутом на плечи старом, драном пуховике.

– Что? Уже все?

– Да, давай-ка, вызови такси девушке, – скомандовал мужчина.

– А чего его вызывать? – покосился на Лизу – тоже мол, нашли девушку, пробы негде ставить – хмурый и сонный вышибала. – У нас тут свои, значит, дежурят через дорогу. Плати и езжай.

– Значит, давай своих.

Лизавета, привстав на цыпочки, смачно чмокнула клиента в щеку. Кирилл, улыбнувшись в ответ – тоже ведь словил удовольствие не хилое – достал из портмоне купюрку изрядно помельче, сунул её банщику в карман пуховика.

И они ушли на улицу.

697
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments