Тома. Знакомство.

1

«Привет, Игорек! Ты чего без звонка-то?»

Открывшая мне двери Ирка была одета слишком уж «по-домашнему». В накинутый на плечи легкий и коротенький халатик светло-бежевого цвета. Под халатиком светилось в полумраке маленькой прихожки плотное, крепко сбитое тело двадцатидвухлетней девушки. С аккуратными маленькими грудями, плоским, но вовсе не спортивным животиком и гладко выбритым лобком.

«Мне Пашка нужен, – ответил я, проходя в квартиру и прикрывая за собой двери. – Тут он, надеюсь?»

«А где ж ему еще быть, как не на празднике жизни?» – озорно засмеялась Ирина, спиной подходя к неплотно закрытой двери в единственную комнату, из-за которой слышалось тяжелое сопение, вскрики и звонкие шлепки друг о друга голых тел.

«У вас опять секс-сейшен?» – спросил я об очевидном.

«Так ведь – суббота, чем еще заняться? Так тебе Пашку позвать или сам присоединишься, а потом уж поговорите?»

«Сначала по делу с ним перетрем, а там видно будет», – ответил я, направляясь в сторону маленькой кухоньки, тоже прикрытой дверью.

Надеюсь, там сейчас никто никого не ублажает. Тихо там.

Пашка вышел ко мне даже не прикрыв стоячий член. Впрочем, чего ему стесняться и кого? Не раз, не два вместе девчонок ублажали, ту же Ирку, и на местных секс-сейшенах отмечались. Пашка – бывший казенный человек. И хотя их бывших не бывает, но он от службы плотно уже отошел, хотя связи и остались. Да еще какие!  Вот ради этих связей я и заглянул к нему.

Разговор был короткий, по делам Пашка только так и умел, это без дела он мог трепаться сколь угодно долго и обо всем, перескакивая с темы на тему так легко и непринужденно, что я только диву давался. Надо же, начинали с качества водки, выпитой вчера, а заканчивали принципиальными различиями католичества и православия.

Сейчас же мне был нужен выход на кадровую службу министерства, а у Пашки там до сих пор работала любовница.

«Позвоню ей прямо сейчас, – пообещал он. – Скажу про тебя, потом – сам, как обычно».

Как оказалось, телефон своей пассии он помнил наизусть. Правда, при мне разговаривать не стал, показал жестом, мол, выйди. А я решил – раз уж так совпало – заглянуть «на огонек» в комнату разврата. И потихоньку разделся в прихожей среди многочисленных ветровок и кожаных курток. Можно было это сделать и в ванной, но там кто-то плескался под душем.

А в комнате плоть уже не очень-то и буйствовала. Ирка возлегала на огромной тахта, раскинув руки и ноги, как морская звезда, кто-то маленький, тощий и длинноволосый, но явно мужского пола лизал ей между ног, двое ребят покрупнее забавлялись грудями. Еще одна девушка стояла раком вполоборота к дверям, сзади её наяривал седой и лохматый мужичонка лет под шестьдесят. На полу было разбросано с десяток использованных презервативов.

Я не стал с разгона влезать в компанию, а тихо-мирно присел в уголке на кресло. И тут стоявшая раком девушка сорвалась с конца седого, выругалась громко и неприлично и соскочила с тахты.

Невысокая, да что там, совсем миниатюрная, худенькая, едва ли не тощая, особенно по контрасту с плотной Иркой, с задорно торчащей грудью-полторашкой, блондинистая, с короткой «мальчишеской» стрижкой, светлыми глазами. Она чуть очумело оглядела всех участников оргии, а потом целенаправленно устремилась ко мне. Плюхнувшись на мои колени, девушка чуть поерзала, устраиваясь поудобнее, положила мне руки на плечи и сказала:

– Заебали! Долбят и долбят, как отбойные молотки! Ну, кто им сказал, что так женщинам нравится? Меня Тамара зовут. Тома.

– А я Игорь. Без Гариков, Гошей и прочего. Просто Игорь.

– Ты часто тут бываешь? Знаешь эту компанию?

– Только Ирку и Пашу, – приглядевшись внимательнее к мужской части оргии, ответил я.

– Я в первый раз, – призналась Тома. – Подруга насоветовала. Говорит, наебешься на месяц вперед. А тут – одни секс-автоматы. Такое впечатление, что с резиновым хуем трахаюсь. Ты меня хочешь?

Девушка ощутила, как начал напрягаться под её круглой аппетитной попкой мой член. Она ловко перевернулась лицом ко мне, сунула вниз, между нами, руку и вставила в себя успевший достаточно окрепнуть корешок.

– А презики?.. – попытался сопротивляться я, понимая, что уже опоздал.

– Они для этих вот, юных и одаренных…

Тома кивнул назад, на тахту. Тут она, пожалуй, права. Мальчишки, обрабатывающие груди Ирки, вряд ли были старше её. С такими предохранение обязательно. А вот я, видимо, выглядел в глазах девушки солидным сорокалетним мужчиной. Неплохо сохранившимся. Каковым и являлся. Правда, сорока мне еще не исполнилось, но была эта дата уже очень близко.

Тома медленно пошевелилась-подвигалась, плотно обхватив мой член вагиной, чуть прикрыла глаза… В этот момент из кухни вернулся Паша и тут же подошел к нам.

– Переговорил, звони ей от моего имени, телефон тебе смской сбросил, – сказал он и без церемоний запихнул Томе за щеку.

Та пососала немного, без всякого старания, ей явно не нравился этот процесс. Потом вытолкнула член Паши изо рта.

– Неудобно же так!

Ей повезло. Сразу после освобождения рта в комнату завалилась еще одна девица. Вот её я сразу узнал. Подруга Ирки-хозяйки по сексуальным приключениям. Длинная, худая, плоская. Или как сейчас говорят – модельной внешности. С нелепой татуировкой ящерицы от левого запястья до локтя. Похоже, это она плескалась в ванной, когда я решал, где раздеться.

Взмахнув руками, подруга Неля схватила освободившегося вроде Пашу за член и потащила к тахте. Там, уложив его на спину, ловко надела презик на готовый к употреблению орган и оседлала его. Все это произошла так быстро и естественно, что никто в комнате, кажется, не заметил появления на тахте новых партнеров.

Тома, оглянувшись, замерла на месте, глубоко осев на меня.

– Давай слиняем отсюда, – прошептал я ей на ухо.

– Куда?

– Сначала перекусим где-нибудь, а потом – можно и ко мне.

– Давай, – согласилась Тома, аккуратно привстав и освобождая тугую вагину от заполняющего её члена.

…через полчаса, вдоволь полазив на уголкам комнаты разврата в поисках разбросанных вещей Томки, заглянув «на секундочку» в ванную и туалет, одевшись, наконец, мы выбрались из квартиры. Мне показалось, что никто на наши маневры внимания так и не обратил.

2

Приличных заведений общепита в округе было раз-два и обчелся. Под приличными я, как старый командировочный, понимаю не те, в которых ростовые зеркала, чучело медведя и цыганский хор с кордебалетом. В приличном заведении в первую очередь должны вкусно и сытно кормить. Без излишеств, но при белых скатертях и с чистыми столовыми приборами.

Через десять минут нашей прогулки в осенних сумерках я понял, что погорел, как сопливый подросток. Кафе «Огонек» было закрыто на спецобслуживание. То ли свадьбу там праздновали, то развод отмечали. Но с улицы входа не было, да и не хотел бы я присутствовать, хоть и за угловым столиком, на чужом празднике жизни. А следующая точка была и вовсе на замке. Без объяснительных табличек. Давненько ничего подобного в городе не встречал. Просто закрыто и – всё.

При этом ехать куда-то специально, чтобы пустить пыль в глаза едва знакомой девушке,  откровенно говоря, не хотелось. Возрастная лень, наверное.

Вот такая получилась нелепая история.

– Нам дико не повезло, Тома, – чуть приобнял я девушку за плечи.

Она сейчас, рядом со мной, в простеньких джинсах, потертых кроссовках, в черной водолазке и плотной ветровке буро-зеленого цвета, выглядела ничуть не лучше и не хуже, чем полчаса назад голенькой. Просто это была другая девушка.

– Ужин наш пролетает… – догадалась Тома. – А если к тебе сразу? Что – в холодильнике мышь висит?

– Ну, мышь не висит, но разносолов нет, – огорченно развел я руками.

– Довела холостяцкая жизнь? – легонько засмеялась девушка.

– Почему холостяцкая?

– Интересно, какой женатик к себе домой девушку поведет? Или у тебя жена в отпуске со вчерашнего дня?

– Логично, – кивнул я. – Но холостяцкая жизнь тут не при чем. Просто завтра вечером я уезжаю в командировку. На неделю, скорее всего. Вот и подъел все в доме, чтобы за это время не пропало.

– Так можно и в лавку заглянуть по дороге, – грамотно рассудила Томка.

От второй общепитовской точки до моего дома было идти минут двадцать, а если проходными дворами срезать – то и быстрее вдвое. А магазинчик «шаговой доступности» как раз рядом находился.

Хлеб, мясная нарезка, лимоны, яблоки. Что еще нужно для интимных посиделок вдвоем? Тома, правда, дернулась за каким-то ликерчиком подороже, при этом лукаво на меня посмотрев. Но я её остановил. У меня всё, что нужно, есть. И гораздо лучше магазинного.

Ну, вот, наконец, и дом.

«А ты неплохо устроился!» – заявила Тома, заглянув во все комнаты, на кухню, в ванную и туалет, пока я раскладывал принесенные с собой продукты на столе в гостиной.

– Наследство это, – пояснил я.

– Не скучно в таком доме и одному? – поинтересовалась девушка.

Явных следов постоянного женского присутствия при беглом осмотре квартиры Тома не обнаружила, да и не могла обнаружить.

– Почему же одному? – попытался схохмить я. – Ты вот, например, в гостях…

Потом я достал из антикварного огромного буфета, занимающего почти всю стену в гостиной, хрустальный литровый графинчик, полный темного янтарного напитка, и мы, наконец-то, уселись за стол.

– Что это? – изумленно распахнула глаза Тома, пригубив из бокала на пробу.

– Ты не поверишь, – довольный произведенным эффектом, засмеялся я. – Самопал. Краснодарский коньяк. Тесть одного приятеля делает исключительно для себя и друзей.

–  Обалдеть!!!

Ну, и как положено, под коньяк с лимонами и яблоками завязался уже откровенный разговор.

Томе оказалось почти двадцать шесть. Выглядит она помоложе, но этот и понятно, блондинка. Причем – натуральная, хотя по канону она, наверное, очень-очень светло-русая. Сейчас живет со старшей сестрой, её мужем и племянниками. В двухкомнатной квартирке, потому так мои хоромы и оценила. Но у нее работа сменная, так домашнее многолюдье легче переносится, да и позволяет частенько бывать при детях. Но такая родственная эксплуатация ей надоела. Да и бездомное положение – тоже. Но деваться некуда. У родителей вообще комната в коммуналке, пусть и в самом центре города.

С мужчинами у нее не то, чтобы не получается, а не складывается дальше десятка-другого постельных встреч. В принципе замуж Тома не стремится с одержимостью провинциалки, но чего-то более стабильного, чем секс раз в неделю в гостинице или, как сегодня, на групповухе у знакомых, хочется. Кстати, ни Ирку, ни Пашу сама Тома близко не знает. Ей адресок подогнала подружка с работы.

А после третьей – или уже четвертой-пятой рюмки, кто их считал – Томка разоткровенничалась окончательно и с юморком рассказала, как лишилась невинности в пятнадцать из чистого любопытства и потому что «пора». Сделала она это с одноклассником. С ним же попозже попробовала и групповушку. Просто так получилось, что две парочка оказались в одной квартире – вечная проблема «где» у школьников и студентов – и кто-то , вроде в шутку – предложил: «Давайте вместе!» Не то, чтобы сама Томка была без ума от дополнительных двух-трех партнеров в постели рядом с ней, но принимала это, как должное. Мол, есть такое, почему бы не пользоваться?

Ну, да, с девчонками она тоже пробовала. Еще в школе. Ну, и потом пару раз было по пьяни. Но только это не её. Томка мужчин любила.

Но с мальчиком своим первым рассталась уже после школы. Так получилось. Он в институт поступил, она – в ПТУ. «Ну, это мы так называли его, – пояснила Томка. – Готовит операторов ЭВМ для больших машин. А по сути – тоже самое ПТУ, как его не обзывай». А я вот и не знал даже, что осталась такая профессия, думал – канула в небытие вместе с нашествием персоналок. Оказывается, во многих министерствах стоят отечественные большие ЭВМ новых поколений. На них и все базы данных, и любые запросы через них. И там вот Томка и трудилась с утра и до утра. На вычислительном центре серьезной государевой конторы . Технических подробностей я не запомнил, да и вряд ли бы понял. А вот то, что Томка старшая смены из трех девчонок-операторов, двух программистов и двух «железочников»-электронщиков, сообразил. И про работу в три смены, как на каком-нибудь сверхприбыльном заводе. Ну, и про то, что на работе, даже в ночной смене, не пошалишь. Кругом видеокамеры. Мало того, народец «гнилой», доносят друг на друга – только так.

Денег, конечно, маловато платят, ну, да их никогда не хватает. Зато форма казенная, на работе можно свои вещи не трепать, а вот по городу Тома в погонах ходить не любит, ну, какой она блюститель порядка, когда сама беспорядок любит?

3

– Игорь, ты самый нормальный мужик из тех, кого я встречала, – безапелляционно заявила Томка после очередного бокальчика самопального коньяка.

Мне, конечно, был приятен такой отзыв, несмотря на намек, что встречала девушка очень многих, а она, зажевывая ароматный напиток кусочком яблока, продолжила:

– Если бы мы не перепихнулись два часа назад, я бы решила, что ты импотент-задушевник.

– А что не так?

– Понимаешь, все мужики, приведя к себе бабу, стремятся тут же её уложить горизонтально, – помогая себе жестами, пояснила Тома. – А ты – просто выпиваешь со мной уже который час. Хотя там, в гостях, ты же не кончил, да?

– Ну, да, – согласился я. – Там не кончил. А здесь – куда нам спешить? Или ты на ночь глядя домой собралась?

– Я дома сказала, чтобы до утра не ждали, вот.

– Ну, тогда в душ? По очереди!

…постелив под задницу полотенце, после душа я расположился опять возле стола, налив по рюмашке и дожидаясь Томку. Она вернулась из ванной быстро, не так, как обычно это бывает с женщинами даже в незнакомом доме. Увидев меня, сбросила на второй стул свое полотенце, которым обмоталась, выходя из ванной, присела возле меня на корточки и взяла в руку начавший напрягаться член. Передернув несколько раз шкурку, она улыбнулась и взяла в рот головку. Пососала. Вынула и чмокнула в самое навершие. Потом склонилась ниже, полизала яички, поиграла с ними пальцами, вновь взяла в рот. В этот раз поработала дольше, запуская головку за щеку, заглатывая поглубже, облизывая язычком.

И встала, выпрямилась, раздвигая плечи так, что небольшие, крепкие грудки оказались прямо перед моими глазами. «Люблю я сосать, – полушепотом призналась Тома. – И вкусно у тебя…» Я видел, что она не льстит и не обманывает. Ей в самом деле очень нравился процесс. Но останавливаться на нем не стоило. Я поднялся и подхватил Томку на руки. Если и было в ней когда-то сорок кило, то было это давно. Сейчас, пожалуй, и тридцати не наберётся.

…в постели, разложив девушку в классической позе, я поинтересовался: «Кончать в тебя можно?» «Кончай, куда хочешь, я на спирали, – махнула рукой Томка. – Но первый раз хочу в ротик. Сумеешь?» «Запросто».

Несмотря на то, что выпили мы изрядно, ощущения мои не притупились совершенно. Я чувствовал, как раздвигаются ребристые эластичные стенки влагалища под напором головки, как они ласково и сильно обнимают ствол, не отпуская его в обратном движении. Я слышал, как томно вздыхает подо мной девушка, полузакрывшая глаза в предвкушении.

Пару минут Тома лежала неподвижно, наслаждаясь неторопливыми движениями, ощущением заполненности вагины. Потом начала вздыхать чуть глубже и чаще, шевельнулась, стала подмахивать в такт моим движениям.

«Стоп! А сейчас так…»

Я подхватил девушку под ягодицы и одним движением перевернулся на спину, водружая её на себя. Томка охнула, захихикала тихонько, немного повозилась, пристраиваясь, и приподнявшись на корточки, принялась активно нанизываться на мой стержень.

Так она и кончила первый раз – насела до упора, вздрогнула и как-то съежилась вся, стараясь по максимуму сжать ноги.

– Ух! Ты меня дожал, Игорь.

Томка удовлетворенно откинулась назад, выпячивая возбужденные соски.

– Я пьяная так быстро не кончаю… Ну, что? Продолжим?

И мы продолжили через пару секунд. Теперь уже на боку.

«Давай… еще… вот так… еще… круче… давай же…» – приговаривала девушка, поигрывая движениями попки мне навстречу.

Ох, как же приятно было упираться в её упругие ягодицы! До того самого момента, как Томка скользнула вперед, встала на четвереньки, выгнув спинку, и обернулась ко мне через плечо:

– А теперь так давай…

И вот глядя на виляющую крепкую попку, активно насаживающуюся на меня, на худенькую гибкую спину с торчащими позвонками, на вздрагивающие плечи – я почувствовал, что вот-вот… и…

– Сейчас… – только и успел я хрипло выплюнуть из себя, откидываясь назад.

Томка змеей извернулась, соскакивая с моего члена и тут же насаживаясь ртом на начавшую фонтанировать головку!

– Уф! – она глотнула вытекшую сперму, облизала губки. – Горькая, как полынь! Ты ведь не со мной пить начал, не сегодня?

– Ну, да, – подтвердил я. – Еще вчера на работе днюху у сотрудника отмечали. Очень даже прилично за воротник заложили в компании.

– От спиртного сперма всегда горькая, – пояснила свои слова Томка, откидываясь на спину.

Я прилег рядом. Было хорошо и спокойно, но вот в сон почему-то не клонило.

Девушка приподнялась, облокотившись, принялась поглаживать меня по груди, животу… это даже не ласки были, а какие-то знаки признательности, что ли.

– Кайфово с тобой, честно, – сказала она, а потом переключилась: – А чего это ты в воскресение в командировку едешь?

– Удобнее так. Я в семь часов выезжаю, утром в полдевятого – там. В гостинице устроюсь – а впереди еще целый рабочий день.

– Далеко едешь?

– В Пензу.

– Не было никогда. И как оно там?

– Провинция, однако, – пожал я плечами. – Из достопримечательностей – одна лишь и есть, да и та неприличная.

– Неприличная? – чуть оживилась Тома.

– Ну, да, их знаменитая в узких кругах компания, которая порно снимает. Они там – звезды. Таскаются по кабакам, на корпоративы их приглашают. Ну, в узком кругу, понятно.

– То есть, они там свое кино в натуре показывают? – слегка удивилась девушка.

– Даже присоединиться можно, – засмеялся я в ответ.

– А ты присоединялся?

– Не получалось ни разу.

– А что ты там, в общем, делаешь?

– Проверяю. Ну, как попроще-то… Есть Центральная фирма, в Москве. Она в провинции создает совместные предприятия. От фирмы – оборудование, технологии, деньги. От местных помещение, народ, «крыша». А я вот езжу и проверяю, как денежки расходуются, как с «крышей» ладят. Ревизор, короче.

– Круто, – позавидовала Томка. – А я вот только в Подмосковье и вырываюсь в отпуск. Ну, еще разок в Крыму была, но туда меня с подругами мальчики вывозили, одной по деньгам не потянуть.

– Не завидуй. Гостиницы вечные с кучей проституток, ресторанное питание, обязательные банкеты «с приездом-отъездом». А еще лакейство местное. Пусть завуалированное, но прям сквозит из них «чего изволите?» Устал и надоело все это. Дома почти не бываю.

– Да, в такой квартирке, как у тебя, пожить – одно удовольствие… – задумчиво протянула девушка.

– Так поживи недельку, пока меня не будет…

4

С чего это я решил совсем незнакомому человеку свое жилье доверить? Вот хоть тресни – не пойму. Само по себе как-то вырвалось. Колдовство какое-то…

В этот вечер уснули мы не сразу. Все-таки, что Тома, что я сам отвыкли спать вдвоем, вот и толкались коленями и локтями, пока приспособились.

А вот утром никакого порнографического минетика спросонья не было. Я – пташка ранняя, уже в половине девятого был на ногах, а Томка забилась в уголок, свернулась под одеялом калачиком и додремывала еще два часа, пока я наводил относительный порядок в гостиной и на кухне и готовил омлет на завтрак из последних трех яиц. Примерно в десять утра моя гостья прошмыгнула в ванную, а уж оттуда появилась на кухне во всей красе: свеженькая, взлохмаченная, с легким блеском в глазах. И зачем-то натянула на себя поношенную футболку, что была на нее вчера под водолазкой. Футболка эта едва прикрывала животик, а вот про трусики Томка забыла и сверкала передо мной едва заметной щетинкой на лобке и крепкой попкой.

– Игорь! Мне вот странно, – вместо «доброго утра» сказала она. – Вчера выпили много. Для меня – так слишком даже. А с утра голова не болит, сушняка нет. Это вот с чего?

– Хороший секс все болезни лечит, – засмеялся я. – Да и коньячок мой… он же для себя сделанный, чтобы с него не болеть утром, в порхать, как птичка. Садись за стол, завтракать будем…

– Угу…

После аппетитного уничтожения омета, Томка забралась ко мне на колени, вытащила из домашних штанов член и засунула его в себя, проделав это так ловко и непринужденно, будто уже в сотый, а то и тысячный раз. Прямо семейная идиллия, а случайная встреча.

В этот раз спустил я очень быстро, просто сбросил утренний напряг, удивив девушку. Впрочем, никакого неудовольствия, даже подспудного, Томка не выразила. Видно, ей хотелось в это утро не столько самой кончить, как доставить удовольствие мне. Да и не последний раз за сегодняшний день у нас контакт.

Быстренько сбегав в ванную, моя гостья примостилась уже в гостиной, включив телевизор «для фона».

– Игорь, а вот ты вчера сказал… – слегка запинаясь, начала Томка. – Ну, что могу тут, у тебя, недельку пожить… Это просто так, в экстазе или на самом деле?

– На самом деле, – улыбнулся я. – Хотя экстаз тут тоже немалую роль сыграл…

– Хочешь – еще сыграем в такой экстаз? – тут же оживилась девушка. – Я всегда «за».

– Конечно, сыграем, – согласился я. – Если пообещаешь после моего отъезда посуду помыть.

И сыграли. На этот раз – в гостиной. Даже футболку не снимая. Томка оперлась на стол, оттопырив приветливо попку и – понеслось.

Вставляя, получается уже четвертый раз за последние полсуток, я удивился её полной готовности. Вагина была мокренькая, чуть приоткрытая, чтобы принять гостя. Интересно, это я на девушка так действую или не совсем обычное для нее изобилие секса?

Ну, а потом мы еще немного покувыркались на постели. И в ванной, где я попытался вставить Томке в попку, и мне это легко удалось. Правда, сперва она запротестовала, мол, я не готовилась, там грязновато, наверное, но через пару минут моей настойчивости смирилась. «Сам захотел», – сказала. Ничего особенного из её попки на моем члене не осталось. Так, совсем чуть-чуть, а учитывая место действия – и внимания обращать не стоило. Пришлось, правда, поднапрячься, чтобы слить ей в прямую кишку жалкие остатки из своих яичек.

И пошли мы после этого обедать.

Пока жевали бутерброды с остатками колбасной нарезки и закусывали их яблоками, я подумал, что за это утро успел привыкнуть к маленькой юркой фигурке, рассекающей по моей квартире то голышом, то в застиранной старой футболке. Странно как-то, но такого вот быстрого привыкания у меня никогда не было. Вечно остающиеся хоть на одну ночь, хоть на пару недель женщины чем-то неуловимым, непонятным мешали мне в быту.

После еды я принялся упаковывать в небольшой чемоданчик вещи. Бритву, пену, пяток трусов с носками – ну, не стирать же мне в гостиничном номере свое нижнее белье – добавил и пару водолазок. Не люблю офисного официоза – костюмчики, галстуки, стрелки на брюках. Лучше уж джинсы и кожанка, а под нее рубашки как-то не очень. Ну, на мой взгляд.

Вслед за мной начала собираться-одеваться и Тома. Сразу-то я, честно говоря не понял – зачем. Но она все разъяснила всего одним вопросом.

– Игорь, а если я, пока тебя не будет, опять к Ирке с Пашей загляну?

Я подумал, что она приготовилась «на выход» после такого. Казалось, правильно приготовилась, какому же мужику такое откровение понравится? Наверное, такому, кто не видел её, стоящей раком перед седым лохматым любителем свежих девочек на огромной тахте в доме моих знакомцев. А вот я видел. И не умер после этого. Ха-ха-ха. А даже забрал с собой и оставляю сейчас на недельку одну в своей квартире.

– Загляни, – ответил я, слегка пожав плечами. – Ты же женщина свободная, не надо терпеть, если хочется. Вот только сама мне об этом потом скажи, не хочу от других такие новости узнавать. И еще – сюда не води. Что это за мужик, если он для встречи с дамой место найти не может. Договорились?

– Ты серьезно?

Мне кажется, слегка Томка прибалдела от такой моей откровенности.

– Вполне.

И тогда она повисла у меня на шее. Самым натуральным образом. Целуя в шею, щеки, губы – везде, куда смогла дотянуться.

Я по жизни, в общем-то, не ревнивый. Наверное, потому, что женат никогда не был. Или просто слишком уж «философ»? Если сам позволяю одновременно с парой-тройкой девушек гулять и спать, то почему же им с таком отказывать должен? Пусть и у нее три мужика будет, если, конечно, меня при этом ни в чем не ущемляют. Но вот если вместо «в кино со мной» она отправится в ресторан с другим – то лучше такого не надо.

Ну, а пока я так философствовал и потихонечку одевался к поезду, Томка тоже оделась и встала у дверей готовая на выход. Я сперва-то не понял, но она разъяснила. «К сестре надо заехать, взять кое-что…» Ну, а как же! Трусики запасные, блузку-кофточку-свитерок, и это не говоря уж про зубную щетку. Ох, кстати, или как раз не кстати, холодильник-то пустой!

Я положил под зеркалом в прихожей пару пятитысячных купюр и, отвлекая внимание Томки от них, кивнул на крайний крючок вешалки:

– Запасные ключи возьми!

Вот так все и начиналось.

3 592
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments