Тонкая невидимая грань

— А все же мне их жалко, — произнес Дик, молодой парень, недавно закончивший медицинский колледж и сейчас проходивший стажировку в окружной психиатрической больнице.

— Так пойди и пожалей, — усмехнулся Терри, тридцатипятилетний санитар с холодным взглядом исподлобья и опущенным уголком нижней губы, — когда кто-нибудь из них в очередной раз сходит под себя, разрешаю тебе лично подтереть ему попку.

Дик поморщился и снова принялся разглядывать пациентов, находившихся в палате, пока его напарник осматривал прикроватные тумбочки.

— Причем здесь это? — снова обратился он к Терри. — Я просто хотел сказать, что эти люди достойны хотя бы минимального сочувствия. Что бы там ни произошло в их жизни, потерять разум — это самое жестокое наказание для любого человека.

— А кто тебе сказал, что эти ублюдки лишены разума? — захлопнув дверцу очередной тумбочки, выкрикнул Терри, абсолютно не волнуясь о том, что их разговор слышат пациенты, молчаливой и угрюмой толпой выстроившиеся у стены. — Дик, запомни. Каждый первый из этого сброда — симулянт. Каждый из этих уродов совершил преступление, но чтобы не гнить в тюрьме, они решают изображать из себя психов. О какой жалости ты говоришь, Дик? Наша с тобой задача — сделать так, чтобы они тысячу раз пожалели о том, что когда-то в их тупые головы пришла мысль о том, что принудительное лечение лучше тюремного срока.

— Да с чего ты взял? — развел руками стажер. — Почему ты думаешь, что среди них не может быть людей, потерявших разум? Не подумай, что я хочу оправдать их преступления. Совсем нет. Я просто хотел сказать, что стать сумасшедшим это… Это хуже всего на свете, Терри. Это ужасно. Я понимаю, что каждый из них совершил преступление, но я же живой человек! Я смотрю на них и вижу, что они наказаны самой жестокой карой, которую только можно представить. Вот поэтому я и испытываю такие эмоции.

— Да плевать я хотел и на них, и на твои сопли, которые ты тут распустил, -Терри закончил осмотр и подошел к Дику. — Хочешь пари?

— Какое пари?

— Забьемся на пятерку. Выбери любого из этого сброда и я докажу тебе, что он симулянт.

Дик бросил взгляд на пациентов и, замешкавшись, опустил глаза.

— Вот видишь, — оскалился Терри, — ты сам не веришь в то, что говоришь.

— Причем тут…

— Пари или иди поплачь в уголок.

— Хорошо, — кивнул Дик, — пари так пари.

Стажер еще раз осмотрел молчаливое скопление людей и ткнул пальцем в мужчину лет сорока, который стоял в некотором отдалении от остальных пациентов и, заложив руки за спину, спокойным взглядом смотрел в зарешеченное окно.

— Ты выбрал самый легкий вариант, — расплылся в кривой улыбке Терри, — готовь пятерку.

Он потер ладони и окликнул пациента.

— Эй, Рэнди!

Мужчина вздрогнул и медленно перевел взгляд от окна на санитара.

— Иди сюда. Быстрее.

Рэнди неспеша подошел к Терри и уставился в его глаза долгим и, как показалось Дику, вполне осмысленным взглядом.

— Рэнди, ты говорил, что к тебе на днях должна приехать жена. Это правда?

— Да, сэр. Завтра, — коротко ответил мужчина.

— Вот и отлично, — усмехнулся Терри и толкнул локтем Дика, — завтра ты сам всё увидишь.

***

Обстановка помещения для свиданий, несмотря на свое название, не вызывала никаких положительных эмоций. Свет, тусклым потоком срывающийся с потолка, освещал спартанский интерьер комнаты: деревянный стол с закругленными краями, два стула по обе его стороны и еще один в углу. За столом сидели двое. Напротив Рэнди, изящно подперев подбородок ладонью, сидела молодая темноволосая девушка и смотрела на мужчину слегка печальным взглядом серых глаз.

— Лили, любимая, я так рад тебя видеть! — улыбнулся Рэнди и взял в руку ладонь девушки.

Уголки ее рта вздрогнули и поползли вверх, обнажив ряд красивых белоснежных зубов. На самом деле жену Рэнди звали Луизой, но она очень любила, когда он называл ее именно так. Лили. С ударением на последний слог.

— Скоро этот кошмар закончится, Лили, — произнес он, нежно поглаживая ладонь жены. — Скоро они поймут, что я абсолютно здоров и я вернусь домой.

Девушка вздохнула и слегка опустила голову. Рэнди, заметив это движение, нахмурился и еще крепче сжал ладонь.

— Лили, ты же мне веришь? — произнес он дрожащим голосом. — Ты же понимаешь, что я здоров? Задай мне любой вопрос и я отвечу. На улице осень, Земля вращается вокруг Солнца, формула воды — аш два о, трижды девять двадцать семь… Лили, спроси у меня что-нибудь!

— Я верю тебе, Рэнди, — кивнула девушка, — я знаю, что ты здоров. Просто мне грустно видеть тебя здесь, пойми. Мне тебя очень не хватает.

— Правда? — прищурился мужчина.

— Конечно, любимый. Я знаю тебя уже почти восемь лет. Конечно же я вижу, что ты здоров. Даже и не думай, что я могу изменить твое отношение к тебе из-за этого глупого недоразумения. Скоро ты выйдешь отсюда и мы снова заживем счастливо. Как раньше.

Мужчина заметно успокоился и снова улыбнулся.

— Лили, — понизив голос, произнес он, — ты бы видела, какие здесь встречаются кадры среди пациентов… Они на самом деле психи. Один парень всерьез думает, что он гриб, представляешь? Ему кажется, что если он оторвет ноги от земли, то тут же засохнет. Когда санитары пытаются уложить его на койку, этот мухомор орет так, что у меня чуть ли не кровь идет из ушей.

Девушка дотронулась пальцами губ, чтобы скрыть улыбку.

— Другому кажется, что он уже давно умер и требует, чтобы его похоронили. Он думает, что это заговор его родственников и они специально его не закапывают, а держат здесь, пока он не напишет завещание и не передаст в их собственность все свое имущество. Лили, потерять разум — самое ужасное проклятье, которое может обрушиться на человека. Это действительно страшно.

Девушка вздохнула и погладила мужа по руке.

— Скорее бы всё это закончилось, Рэнди…

— Непременно закончится, Лили. Не переживай. Лучше расскажи, как дела у родителей? Ты давно у них была?

***

Дик и Терри сидели в соседней комнате, склонив головы над небольшим динамиком, из которого раздавался спокойный голос Рэнди. Прослушивание разговоров в комнате для свиданий никогда не считалось чем-то неэтичным. Даже наоборот, разговоры пациентов, находящихся вне больничной обстановки, могли дать врачам множество подсказок о том, каким аспектам личности пациента стоит уделить больше внимания в процессе лечения.

— Ну, что скажешь, Дик? — ухмыльнулся Терри, — каков твой диагноз?

— Он так тихо говорит, что я почти ничего не услышал, — пожал плечами стажер, — но по обрывкам фраз он действительно производит впечатление здорового человека.

— Ты так ничего и не понял? — нахмурился Терри. — Ладно, пойдем я тебе покажу.

Он схватил Дика за руку и потащил его за собой. Остановившись у двери комнаты для свиданий, он на секунду замешкался, завозившись с замком, но через мгновение дверь распахнулась и Дик, заглянув через порог, замер как вкопанный.

— Теперь понял? — бросив взгляд на стажера, произнес Терри. — Есть куча способов симулировать болезнь, но этот тупица выбрал самый неочивидный. Он всем рассказывает о том, что он здесь по ошибке и скоро его выпустят, он каждый день пишет письма своей жене с просьбой прийти к нему на свидание, он пытается убедить ее в том, что он абсолютно здоровый человек… Понимаешь? Этот ублюдок думает, что если он будет изображать, будто бы совсем забыл о том, что самолично всадил в голову своей жены шесть пуль, то все подумают, что он действительно сумасшедший.

Глаза Терри налились кровью, а уголок рта опустился еще ниже.

— Оставь себе свои пять баксов, Дик, и продолжай жалеть этих ублюдков. Эй, придурок! — крикнул он Рэнди, сидящему за столом, — Хватит изображать идиота, в этой комнате нет никого, кроме тебя. Твоя жена мертва и ты прекрасно об этом знаешь. Потому что ты сам ее пристрелил. Если ты думаешь, что и дальше будешь водить всех за нос, то ты ошибаешься. Я выведу тебя на чистую воду и ты все равно отправишься гнить в тюрьму!

С этими словами Терри бросил стажеру связку ключей и зашагал по коридору, выкрикивая самые грязные ругательства в сторону пациентов. Дик посмотрел на Рэнди. Его взгляд из вполне осмысленного вдруг превратился в равнодушно-безумный, как будто его глаза в одно мгновение заменили на два стеклянных шарика с нарисованными на них зрачками. Левой ладонью он как будто сжимал что-то невидимое, а правой совершал медленные движения, поглаживая воздух.

Дик, стараясь не шуметь, медленно перешагнул через порог и приблизился к Рэнди. Тот, не переставая гладить невидимый объект, пристально смотрел в стену напротив и что-то шептал себе под нос. Дик наклонился над ним и прислушался.

— Не верь им, Лили. Пожалуйста, не верь. Не верь, не верь, не верь…

©ЧеширКо

27
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000