Три подвенечных убора

Додола

Додола и Лель познакомились в клубе на дискотеке. Весь вечер Додола наблюдала за Лелем тёмными горячими глазами. Танцующий мальчик, сотканный из света, отражал в себе самую ясную мечту широкой девичьей души. Додола приблизилась к Лелю и стала расспрашивать его, играет ли он на гитаре и любит ли петь. Он любил музыку и песни точно так же, как и она. Додола пригласила Леля пообщаться с её друзьями-металлистами. Она открыла ему дорогу в новый загадочный мир. Металлисты не всегда бывают резкими и непредсказуемыми. Это люди, уходящие в музыку и пение от грустных моментов реальности.

– Спой нам, Лель! – попросила Додола.

Лель запел песню о пробуждающейся природе, о цветах и траве, о движениях птичьих крыльев. В воздухе разлилось тепло, сердца металлистов погрузились в мечты о нежности. Они заиграли на гитарах, и Лель пригласил Додолу на танец. Додола с самого начала глядела на нежное лицо Леля с замиранием сердца, но ещё важнее для неё стала его любовь к музыке и пению. Сама Додола слышала музыку в любом месте, при каждом шаге, при звуках голосов. Потому Додола казалась олицетворённой песней земли и земной энергии – полная жизненной силы, плоти и крови, с тёмно-карим жгучим взглядом и тёмными волосами, сейчас переплетёнными с дредами по современной моде.

Додола шила себе одежду, которую носила. В рукоделие она вкладывала особый смысл. По мнению Додолы, в том, как сшита вещь, отражается настроение рукодельницы. Додола часто находилась в творческом и приподнятом настроении, поэтому её шитьё выглядело загадочным, непохожим на привычные одеяния. Додола шила то джинсы с заниженной талией, то широкие колдовские балахоны, тщательно прорезала дырки, как в рыболовной сети. Ткань, которую кроила Додола, часто была расписана самыми диковинными рисунками. Те, кто смотрел на рукоделие Додолы, думали, что нечистая сила покуражилась над работой швеи. А металлисты любовались на неё с восторгом, признавали Додолу своей оберегательницей.

Очарование Додолы приворожило Леля. Он видел среду эстетов, не всегда красивых внутри столько же, сколько снаружи. Лель хотел знать, только ли из этого состоит жизнь. Он искал среди разных людей в разной обстановке того, что для него будет бесконечной радостью. А бесконечная радость скрывалась в солнечной улыбке Додолы, весёлой танцующей девушки. Когда она глядела ласковыми глазами, можно было забыть о том, в каком кругу Додола находится. Она всегда оставалась жизнелюбивой и открытой. Её лицо узнавали везде. Додола работала системным администратором в библиотеке. Глядя на неё, посетители сначала удивлялись, каким образом колдунья с дредами до пояса прилетела сюда с концертных площадок. Но Додола разговаривала с людьми так деликатно, как разговаривают книжные мечтательницы. Просто Додола любила многое – и книги о грёзах, и громкую музыку, и солнце. Колдовство Додолы заключалось в том, что ей открывались все пространства.

Белая Дама

Додола и Лель снимались в авторском кино. Город отмечал круглую дату, и кино предназначалось в подарок городу на юбилей. Актёры в роскошных костюмах эпохи девятнадцатого века ездили по улицам в каретах и рассказывали историю здешних достопримечательностей. Костюмы собравшихся, скорее всего, относились к разным годам девятнадцатого века, и даже к разным странам. Образ Додолы воплотил в себе вечную мечту поэтов всех стран и времён. Додола снималась в белом платье, окружавшем её волнами кружев, как будто морской пеной, облаками или весенними цветами. Она уже не носила дреды, но сегодня причёска Додолы собралась из накладных тёмных локонов.

– Как сказать «круто» и «клёво», но на аристократичном языке? – спросила Додола, глядя в зеркало.

-– Бесподобно! Очаровательно! Великолепно!

Снимающиеся вышли из дома к каретам.

– У вас свадьба? – спросил прохожий у компании.

– Нет, мы снимаем фильм, — ответили ему.

Посчитать этот выезд свадьбой можно было, глядя на Додолу в белом старинном платье. Сегодня Лель как будто заново открыл её для себя, обычно такую радостную, лёгкую и понятную. Сама Додола задумалась, слыша упоминание о свадьбе. Она до сих пор жила жизнью природного существа, такого же естественного, как солнце и ветер. Но в этот день она превратилась в Белую Даму, хранительницу мировой мечты и кумира создателей искусства. Белая Дама создаёт гармонию из разрозненных грёз. Додола вошла в новую ипостась благодаря встрече с Лелем и любви, сложившейся между ними. Роль Белой Дамы нужна ей для того, чтобы обворожить любимого. И если любовь Додолы и Леля стала сильнее и ярче, значит, сегодня произошла их свадьба. Платье Белой Дамы помогло Додоле приблизить счастье.

Красная Невеста, Фея и Ангел

Додола слушала рок-концерт. Она пришла туда вместе с Лелем, одноклассницей и подругой Живой и женихом Живы Юрой. Музыка, казалось бы, тяжело гремела и не настраивала на романтические вздохи. Но две молодые пары опьянели от любви и радости, их энергия била ключом. Громкая музыка и радостные восклицания поклонников рока превратились в вихрь, а если говорить точнее – в цунами. Додола подпевала рокерам, вплетая свой чистый голос в музыку концерта.

После концерта началась дискотека. Танцы стали ещё одной частью любви, набиравшей силу и расцветавшей всё ярче. Додола и Жива привлекали движениями танца каждая того, в кого она влюбилась. Танцующие девушки выглядели по-разному – Додола величественной и уверенной, Жива гибкой, порывистой и бурной. Каждая из них выражала языком тела собственную мечту.

– Какая ты красавица, Жива! – с откровенным восхищением призналась Додола.

– Все влюблённые девушки красивы.

– Но ты особенно! В танце ты похожа на распускающийся вьюнок! Кажется, что, как только твои волосы рассыплются по воздуху, всё зацветёт!

Жива улыбнулась. Скоро у них с Юрой должна быть свадьба, поэтому ей сейчас особенно нужна весенняя красота. Жива войдёт в новое счастье. Многие разговоры в компании сводились к выбору места для праздника. Жених и невеста уже выбрали кафе, которое давно стало для них уютным пространством, где можно расслабиться.

Незадолго до свадьбы Жива, Юра, Додола и Лель зашли в кафе, понравившееся им. Там они пели под караоке. Додола, как всегда, оживилась от звуков песен, у неё загорелись глаза.

– Сегодня музыка подарила мне новую страницу жизни! – воскликнула Додола.

– Ну, ты и романтик! – засмеялась Жива. – Что бы ни произошло, у тебя на всё готово лирическое отступление: то «страница жизни», то «душевный трепет».

– Это лучше, чем когда описываешь всё одним и тем же словом… ну, вы поняли, – смутилась Додола.

– Да ладно, Жива просто прикалывается, – улыбнулся Юра. – Ещё бы, у вас конфетно-букетный период, вот тебе и открывается романтика во всём.

Додола не признавалась даже самой себе, что она с опаской думает о семье Леля и некоторых его знакомых. Её могут принять недоброжелательно только на том основании, что она – современная девушка. Современность часто ставится в вину молодому поколению. Лель не догадывался о сомнениях Додолы. Он шёл за ней всюду, куда бы она ни направилась случайно, ещё не зная, что она там найдёт. Волны энергии, исходящие от Додолы, забирали в счастливый плен мечтательного Леля. Свобода Додолы необъятна, поэтому Додоле трудно примениться к чужому пространству, она предпочитает вести за собой туда, где ей уютно.

В библиотеке вместе с Додолой работала девушка, которую часто называли Цветочницей. Наверное, потому, что она приехала из села и привыкла к тому, что рядом с ней всё растёт, расцветает, деформируется и восстанавливается. Цветочница сама напоминала растение, тянущееся к свету, разворачивающее листья. И ещё Цветочница странным образом походила на Додолу, только в уменьшенном хрупком облике. Цветочница носила очки, отчего казалась ещё более трогательной. Додола смотрела на Цветочницу с любопытством, перемешанным с грустью. Сельская девочка, выскользнувшая из натуральной природы, обладала нежной манерой поведения и изящными манерами. Она выглядела окультуренным цветком, прижившимся в оранжерее. Додола не могла избавиться от мысли, что, стань она абсолютно такой же, как Цветочница, это и был бы идеальный вариант её жизни, исправленный и дополненный.

Цветочница жила на съёмной квартире. Она не замечала бытовых трудностей, это и украшало её. Но Цветочница отстранялась от реальной жизни из-за тайной любви, пока что неразделённой. Это и придавало ей романтический ореол, и наполняло болью душу. О чувствах Цветочницы не догадывался тот, о ком она мечтала, а вот Додола заметила волнение загадочной девушки. Цветочница влюбилась в металлиста Илью, которого Додола видела на концертных площадках. Среди слушателей тяжеловесной музыки находилась и Цветочница, взирающая на металлистов с детской доверчивостью.

Однажды Додола решилась пообщаться с Цветочницей поближе.

– Я иногда вижу тебя на музыкальных концертах, – сказала Додола. – А ты бываешь на квартирниках?

– Нет, меня до сих пор никто не приглашал.

– Я могу тебя пригласить на квартирник. Туда собираемся мы с моим парнем, моя одноклассница… Ещё там будет Илья.

Цветочница, скрывая волнение, согласилась. Додола подумала, что ещё неизвестно, получится ли что-нибудь у Цветочницы с Ильёй, но сама Додола хотела бы подружиться с Цветочницей. Может быть, хотя бы этот союз окажется нужным.

Цветочница стала смотреть на жизнь оптимистичнее, чувствуя поддержку Додолы. Учась на филологическом факультете, Цветочница привыкла делиться переживаниями только с книгами и сюжетами, сложившимися за гранью веков. Она ждала, когда книжная любовь случится в её жизни. Теперь у Цветочницы появилась компания, где её ждали, и грёзы Цветочницы уже не теснились внутри неё, а превращались в радостные улыбки, которые она дарила тем, кто рядом. Цветочница подружилась и с Живой. К тому времени, когда Жива праздновала свадьбу, Цветочница оказалась в числе гостей.

Жива выбрала красный цвет свадебного платья, тёплый и животворящий. Она стала Красной Невестой. Жених и невеста пригласили свидетелями Леля и Додолу. Додола пришла на свадьбу в костюме Феи, с которым гармонировал костюм Ангела, надетый Цветочницей. По замыслу Живы, два крылатых очаровательных создания охраняли её вступление в брак.

– Прямо амурчики! – оценил подруг Юра.

Разумеется, Фея и Ангел не были отражением римского бога любви, но оставляли такое же трогательное впечатление, тоже светлые и воздушные.

Жених и Красная Невеста исполнили свадебный танец. После этого начался танец для всех собравшихся. Лель пригласил Додолу. До этого дня их счастье уже давно длилось ровно и спокойно, со времени съёмок авторского кино. Сейчас Додола почувствовала, что свадьба Живы вспыхнула ярким огнём, ставшим точкой отсчёта и для их с Лелем любви. Любовь должна быть счастливой постоянно, и в то же время окрашиваться новыми красками. Благодаря тому, что у Живы случился день, когда она надела красное свадебное платье, Додола превратилась в Фею. Её обаяние стало более нежным и детским. Лелю ещё предстоит узнать и понять такую Додолу. Волшебные перемены Додолы не дадут любимому привыкнуть к ней. Получилось так, что свадьба Живы и Юры стала свадьбой и для Додолы и Леля. Образ Феи соединил влюблённых и открыл им новую красоту их любви.

Цветочница скромно стояла у стены. Из толпы к ней вышел Илья и сказал:

– Разрешишь с тобой потанцевать?

– Пожалуйста, – тихо ответила Цветочница, как будто вздохнула.

Она не могла поверить, что танец с возлюбленным случился в её жизни так внезапно, когда Цветочница уже думала, что её мечта так и останется мечтой. Илья смотрел на неё со всё возрастающим восхищением.

– Знаешь, ты во всех компаниях выглядела как принцесса среди конкистадоров, – признался он. – А сегодня ты прямо как неземное существо!

– Почему же неземное? – усмехнулась Цветочница. – По-моему, как раз от земли, я же из села.

– Да ну, мне казалось, что ты живёшь в стихах, которые изучают на вашем литературном факультете.

Цветочница чувствовала себя на вершине счастья. Сегодня случилась и её свадьба, когда её роль Ангела заставила Илью высказать всё, что он не решался раскрыть. Любовь Цветочницы состоялась, и впереди ещё много счастливых поводов узнать любовь с новой прекрасной стороны.

Белая Невеста

Додола вышла замуж за Леля. Теперь в её жизни по-прежнему останутся библиотека и концерты, книги и музыка, радость от любви, перешедшей в музыку и слова, но при этом Додола ещё и будет женой. Додола появилась на свадьбе в традиционном образе Белой Невесты, но всё-таки не изменила вкусу к неформальным атрибутам. В руках Додола держала букет из игрушечных мышек. Даже во время вступления в новую жизнь есть место приколу. В этот день случилась истинная свадьба Додолы. Она стала Белой Невестой, чтобы рассказать без слов о любви к Лелю. Свадьба – время обратить внимание на свои чувства, когда откровенность будет принята с пониманием и радостью. Именно потому, что Додола и Лель прожили две свадьбы в определённые моменты жизни, случилась третья, самая важная. И дальше влюблённые сыграют ещё не одну свадьбу, когда будут внимательно смотреть друг на друга новым взглядом. Хотя, наверное, каждое ласковое слово и каждая улыбка, обращённые друг к другу – это следующий этап счастья и следующая свадьба.

122
0
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Автор публикации

2
графоманка
Комментарии: 7Публикации: 106Регистрация: 05-03-2018

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000