Ты счастлива?

«Ну что, Катюша? Стоило оно того?» Девочка опустила глаза. Но я понимала и без ее ответа: не стоило. Бледная. Потухшая. Похудевшая. Куда делась искрящаяся и сияющая Катенька? Похожая на фею с радужными крыльями ?

Нина Васильевна — педагог по вокалу. Не постесняюсь сказать, что один из лучших в нашем уездном городке педагогов. И в консерватории преподаю, и в музыкальном училище. И частные уроки даю — как же без этого?

К сожалению, на преподавательскую зарплату не прожить, пенсия, недавно мне начисленная, вообще слезы. Раньше все финансовое благополучие супруг обеспечивал, но после развода… Впрочем, снова я сбиваюсь с ровного повествования. Эмоции, знаете ли. Да и не рассказчица я, а певица. Но поделиться хочется — наболело… Начну издалека. Чтобы все понятно разъяснить. Мы с Сережей, мужем моим, познакомились совсем молодыми. Как ни странно, на картошке. Хотя для тех лет вовсе и не странно: всех в колхозы и совхозы вывозили, и студентов консерватории в том числе. А мы оба там учились. Только я на вокальном отделении, а Сергей — на режиссерском. И так случилось, что в стенах альма-матер за два года ни разу не встретились. И в общежитии не пересеклись. А вот в колхозе на картошке в первый же день друг друга увидели. И влюбились — страстно и взаимно.

Легко мы никогда не жили. Характеры у нас у обоих — только держись. Он из купеческого рода, а я — потомственная донская казачка. Да еще и творческие люди оба. Так что спуску никто другому не давал: ругались так, что соседи боялись за общагу — того и гляди, от нашего ора по кирпичику развалится! Сын и дочка родились с интервалом в год и тоже крикуны — хоть беги. Хотя при таких родителях откуда бы им взяться тихими и покладистыми?

Да и времена тогда стояли непростые. Союз рухнул, прошлое оказалось погребено под руинами, про будущее никто ничего не знал. А в настоящем было страшно. Денег нет. Продуктов нет.

Работы нет. Театральные труппы разваливаются. Опера никому не нужна. На улицах — братки в кожаных куртках. И еще периодически стреляют… Но мы выжили. И даже смогли выцарапать какое-никакое благополучие. Пахали как заведенные — оба. Сережка пару раз в нужном месте в нужное время оказался и стал очень востребованным и высокооплачиваемым режиссером. Да и я не отставала: и в столице выступала, и в миланской опере пела, и в Германию не раз с гастролями ездила. Дети выросли здоровыми и умными, покинули родное гнездо. Дочка в Москве осталась после учебы, сын вообще в Канаду переехал. Мы с Сережей скучали, конечно. Но поскольку каждый жил своей активной жизнью, разлуку вынесли. Муж старше меня на два года, и сначала мы отметили его пятидесятилетний юбилей — шумно, с помпой, с размахом. Сняли самый роскошный в городе ресторан, гуляли на всю катушку… Я мысленно прикидывала, как хотела бы отметить свое пятидесятилетие. Но не сложилось. Утром на следующий день Сергей улетел в командировку: его приглашали ставить спектакль в один из сибирских театров, и он летел на «рекогносцировку», как выразился. У меня в тот день все занятия были во второй половине дня, поэтому я налила себе кофе и приготовилась к короткому, но приятному одиночеству. Не вышло — требовательно зазвонил дверной звонок. Я досадливо поморщилась, но пошла открывать.

На пороге стояла Катя — одна из лучших моих учениц.

Эта девочка буквально ослепляла. Нет, она не было записной красавицей, но от нее исходил свет, огромные синие глаза лучились такой любовью к миру, что взгляд отвести было невозможно. А уж когда она говорила или пела… Уникальный голос, редчайший тембр… Катя никогда не училась музыке, пела исключительно дома, аккомпанируя себе на гитаре. Она счастливо окончила художественное училище, устроилась дизайнером сразу в несколько фирм, вышла замуж, родила очаровательную дочку Сонечку. Муж ее обожал. Именно он буквально за руку привел ее ко мне, искренне полагая, что такой талант, как у его жены, нельзя зарывать в землю. И привел, надо сказать, к лучшему педагогу, способному этот талант оценить. Я оценила! И схватилась за голову. Да, голос потрясающий. Но — 25 лет, уже не девочка. Ни денег, ни связей, чтобы пробиваться на сцену. Но не взять ее я просто не могла — от таких подарков судьбы не отказываются. И стала заниматься с Катей, смутно надеясь, что ею заинтересуется мой супруг. И поможет потенциальной звезде. Как в воду глядела! Только в какую-то болотную воду.

Сережа увлекся Катей. Но не как певицей — как женщиной. А она влюбилась в него. Страстно и до полного умопомрачения, как никогда не любила своего доброго, милого и насквозь положительного мужа. И в это утро Катя пришла ко мне не заниматься. Любимая ученица упала передо мной на колени, обняла меня за ноги и зарыдала. Все это — на пороге нашей квартиры. Мизансцена убийственная, но я еще не знала, что мне предстоит дальше. Я затащила девчонку внутрь, доволокла до кухни, пихнула в кресло и сунула стакан с водой:

— Пей. И вытри сопли уже. Все живы?

Та судорожно закивала, цокая зубами о тонкое стекло.

— Тогда однозначно не по чему так убиваться. Ну что случилось, Катенька?

Я не могла выдерживать с ней такой суровый тон — взяла его, скорее от испуга и неожиданности. Но, глядя на эту зареванную девочку, вдруг вспомнила дочку. И захотелось утешить, погладить по голове, приласкать… Только потянулась обнять, Катерина меня и огорошила:

— Нина Васильевна! Родная! Любимая! Отдайте мне Сережу!

Я сначала даже не поняла, о ком речь — при мне Катя величала моего мужа исключительно Сергеем Владимировичем. Поэтому я переспросила:

— Кого тебе отдать?

Катя всхлипнула, но решительно продолжила:

— Сергея Владимировича, вашего мужа. Мы… любим друг друга. Уже полгода. И жить друг без друга не можем.

Дальше я такое видела только в фильмах. Дальнейшее развитие сюжета бывало разным: обманутая жена выгоняла молоденькую любовницу, выцарапывала ей глаза, стыдила-вразумляла… А я совсем даже не знала, как действовать. И что говорить. Просто окаменела.

Сережа никогда не изменял мне. Понимаю, что это заявление вызовет у взрослых и циничных читателей улыбку, но это правда. У него был дефект в интимной сфере — очень маленькие гениталии. На возможность стать отцом это не влияло никак, но выглядело, прямо скажем, не вдохновляюще. Когда-то, еще до меня, он пытался заниматься сексом с другими женщинами. И всегда это заканчивалось их насмешками, отвращением и его фиаско.

Я была единственной, с кем ему было комфортно в этом плане. И таковой оставалась. Плюс, став знаменитым, Сережа просто не мог допустить, чтобы кто-то обсуждал такую его «интимность». Поэтому не было бы счастья, да несчастье помогло — от измен я была застрахована. Однако, как выяснилось, не навсегда… Разговор у нас с Катей вышел непростым. И тяжелым для обеих. Но я не могла держать зла на эту девочку, как, ни старалась. Просто попыталась объяснить, что роман — это одно. А совместная жизнь — совсем другое. И что в быту Сергей очень и очень непростой «сожитель». Но кто слушает такие речи, будучи влюбленным?! Вот и Катя все пропустила мимо ушей. И снова завела свою пластинку про «отдайте мне Сережу». И я отдала. Хотя сама до сих пор в это не верю…

Было очень трудно. Всем. Два развода. Два разъезда. Наши с Сережей возмущенные и ненавидящие Катю дети. Совершенно раздавленный и деморализованный Катин муж. Трехлетняя Сонечка, не понимающая, почему теперь вместо папы с ними будет жить дядя Сережа… Полгода всех трясло и лихорадило. Но, в конце концов, все как-то устроилось. Я осталась в нашей квартире. Сережа переехал к Кате — ей от деда-генерала досталась роскошная трехкомнатная «сталинка». А бывшему Катиному супругу Сергей подарил квартиру в новом районе, в новостройке. Так что на улице никто не остался, к счастью. Морально все тоже как-то выстояли. Катин экс-супруг увлекся богословием и в этом увлечении нашел успокоение. Я набрала ровно столько учеников, сколько смогла выдержать физически. Съездила отдохнуть в Мексику — прощальный подарок Сергея. Погостила у сына в Монреале и у дочки в Москве. И вернулась в свою новую старую жизнь.

Друзьям и знакомым я запретила обсуждать ситуацию со мной и при мне. Все вошли в положение — люди интеллигентные. Но сама я постоянно сидела в соцсетях и следила за тем, что происходит в Катиной жизни. С бывшим мужем мы периодически виделись — очень коротко, только по делам. Мне все еще было тяжело, да и ему непросто. А Катю я больше не видела, тем интереснее было знать, как развиваются их отношения.

Соцсети — это кладезь информации. Особенно если у человека, как у блаженной Кати, доступные всем аккаунты. И первые два года я понимала, что все, видимо, было не зря. Судя по фотографиям и восторженным девочкиным записям, роман все еще находился в романтической стадии. И Сергей в глазах юной супруги выглядел принцем и героем. Однако, как и следовало предполагать, дальше все пошло на спад. Видимо, Кате пришлось-таки узнавать Сережу со всех сторон — даже самых неприятных. И смириться с этим ей оказалось нелегко. Тяжелый, вспыльчивый нрав. Язык без костей — может ляпнуть все что угодно. Неряшливость и брезгливость в быту. Придирки по мелочам: кондиционер для белья не тот, пыль на люстре осталась… Думаю, что и деньгами Сережа Катю не очень баловал, и с ребенком вряд ли был очень мил: он и с родными-то нормально общаться стал, когда они начальную школу закончили…

252
0
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Конкурс для авторов с призовым фондом 1500 руб. >>

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Анонимно

198

Истории и рассказы от анонимных авторов!

Комментарии: 0Публикации: 2390Регистрация: 28-09-2017

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.

Прокомментировать запись

 
avatar
5000