Тёмная Башня Мальмуты. Глава 02. Анка решает доказать, что она отличный стрелок

Несмотря на то, что утром Анку разбудил озноб, который пробирал до костей, она всё равно считала, что неплохо выспалась. Неподалёку от неё сидел Джон, в руках у которого была отремонтированная одежда Анки, если эти тряпки вообще можно было назвать одеждой, но другой у девушки не было.

Бурбон подошёл к проснувшейся выжившей, небрежно кинул рядом с ней её тунику, штаны и пояс, где раньше та и носила пистолеты, и попросил одеться. Сам же он отвернулся и отошёл к двери, вернее отверстию, что напоминала дверь.

– Я давно уже никого не стесняюсь. – фыркнула Анка, надевая тунику, – я несколько лет бродила по пустоши с мужчиной. Он был тоже стрелком, как и я, но наши дорожки разошлись. – она сама не понимала, зачем перед ним распинается.

– Я рад, что ты не из застенчивых, но я ещё не разучился сохранять рамки приличия. – ответил капитан, всё так же стоя к Анке спиной.

Анка ещё раз фыркнула на его слова. Она быстро оделась, встала и расправила длинные, цвета вороньего пера волосы, которые доходили ей почти до поясницы.

– Можешь повернуться, я переоделась. – сказала она таким тоном, как будто делала одолжение.

После этих слов девушка принялась расчёсывать руками растрёпанные и запутанные волосы. Больше всего на свете ей хотелось бы ещё принять ванную и помыть голову. Она настолько об этом замечталась, что её мысли прервал капитан.

– Воды чистой у нас нет. – он как будто знал, чего она хочет. – Но неподалёку от тюрьмы, если двигаться на восток, есть ручей. Там вода ещё не заражена. И есть ещё несколько заброшенных домов, где, возможно, остался провиант. Я знаю, ты хочешь есть, поэтому в дорогу могу дать тебе лишь несколько сухарей. Если ты такая сильная и смелая, как ты о себе говоришь, то думаю, ты сумеешь добраться до ручья и даже поесть.

– Вы говорили… – начала было Анка разговор, но капитан её перебил.

– Можно на “ты”. Мы здесь все как одна большая семья, ни к чему эта почтительность. Мой ранг сейчас не имеет никакого значения.

– Хорошо. Ты говорил, что за оградой полным полно тварей. И я, по-твоему, способна одна сквозь них пробраться? У меня же кроме этой чертовой дубинки ничего нет!

– Прости, но у нас у самих ничего нет. Запасы очень скудны. Я мог бы тебе выделить с десяток патронов, но стрелять тебе нечем.

– Но ты также говорил, что там полно трупов солдат, с которых я смогу стащить обувь, одежду и, возможно, даже найду оружие. Если только оно не отсырело и не сгнило… – как бы заключила она.

– Да, много наших людей в походе за ресурсами, так и не смогли вернуться назад. Поэтому остальные не осмеливаются туда соваться. Максимум, на что хватает их смелости, это отстреливать зомби вокруг посёлка.

– А ты сам? Что же ты?

– Если я покину пост, люди внутри посёлка сами станут вести себя не хуже, чем зомби. Да и к тому же, если со мной что-то случится, они лишатся единственного своего защитника.

– Да-да, где-то я это уже слышала. – Анка немного скривилась, и сделала жест рукой, как будто дразнит его (“бла-бла-бла”).

– Что, прости? – Джону явно не понравился её жест и поведение.

– Забудь! Просто скажи, где этот чертов ручей. Я туда пойду.

– Раз уж собралась, я, пожалуй, всё-таки дам тебе несколько патронов. Вдруг найдёшь годный пистолет. И ещё я дам тебе нож, чтобы… можно было щепок для костра настрогать.

Джон провёл Анку к его убежищу, где похоже и хранился весь скудный провиант этой забытой богом деревушки. Он выделил ей с десяток патронов, как обещал, и отдал ей клинок внушительно размера, больше похожий на здоровый мачете. Ясное дело, предназначался он не для щепок.

Ещё капитан рассказал, как добраться до ручья, где найти заброшенные дома, в которых мог оказаться провиант и даже, возможно, остались рабочие печки. Он не советовал ей спать ночью вне убежищ и оставлять слишком яркий огонь. Твари эти хоть и боялись огня, но ещё они знают, что люди любят ошиваться у костров. Также капитан сказал, что некоторые из тварей, те что отсвечивают голубым (в некоторых из них торчат кристаллы) особо опасны. Умереть можно от одного укуса. А если монстр поцарапает, можно быстро стать одним из них. И это хуже смерти. Поведал капитан и о странных бутыльках с красной и голубой жидкостью.

– Такие носили с собой в походы солдаты. Те, что голубые, придают много сил и энергии, а красная – быстро заживит даже глубокие раны. На вкус обе мерзкие, но если выпьешь, то быстрый эффект гарантирован.

– Это что, какие-то наркотики?

– Я не знаю, что такое наркотики. Мы называем их зелье выздоровления и энергетическое зелье. Их для нас разрабатывали алхимики, которые давно канули в лету или пошли служить тёмным силам. Иногда эти бутыльки могут быть и у тварей. Но будь осторожна, забрать ты их сможешь у них, только если убьёшь. – капитан как-то неумело и криво улыбнулся, когда говорил последнюю фразу.

Казалось, он не мог поверить, что эта хрупкая девушка, вообще там выживет. Он, конечно, был бы рад новым сильным солдатам, но не лишним нахлебникам.

– Кстати, если найдёшь другие зелья, не пей их. Лучше принеси сюда. У нас есть медик, который в них более-менее разбирается. Если ты вернёшься…

– Пффф, ты надеешься, что я НЕ вернусь! – фыркнула Анка. – Вернее, что не выживу. Не на ту напал! Я вернусь, ещё и принесу сюда достаточно еды и воды и этих, как их там, железок. Если вообще захочу вернуться. Но сначала, я искупаюсь в реке, даже если та окажется жутко ледяной, и набью себе живот едой. Спасибо за патроны и за клинок. Им действительно можно “наколоть щепок”. – на слове “щепок” она сделала особый акцент и подмигнула Джону.

Джон немного опешил от натиска этой девчонки, но не повёл даже и бровью.

– Что ж, удачи. – он даже по-джентельменски откланялся, сняв шляпу. – Надеюсь, ты не найдёшь смерть на этой тропе и сможешь вернуться назад. Ах, да! Чуть не забыл! Держи хлеб. До первой еды тебе ещё неизвестно сколько идти, и будет очень досадно, если ты умрёшь от того, что упала в голодный обморок среди кучи этих тварей. – он протянул ей несколько ломтей хлеба, завёрнутых в ткань. Хлеб был черствый, но есть можно.

Анка тоже решила немного поиздеваться и выдала небольшое плие:

– Благодарю.

В глубине души она мечтала наброситься на эту единственную еду, что у неё была за первые два дня, но она вспомнила о тех временах, когда они с Роландом попадали в похожую западню, и как он научил её сдерживаться от естественного желания поесть. Потому что, когда еды крайне мало, к ней необходимо относиться очень бережно.

Сглотнув слюну, она сдержала своё животное желание наброситься с аппетитом на хлеб. Она просто развернулась и молча пошла к выходу из этого мрачного места. Но путь ей предстоял ещё куда мрачней. Казалось, в этом мире навсегда поселилась тьма, потому что солнце даже днём практически не светило. Небо покрывали огромные свинцовые тучи, которые так и хотели обрушить на этот мир миллионы литров осадков, но как будто терпеливо ждали чего-то.

И вот она уже ступила на свою тропу. Из всего снаряжения у неё была только дубинка, кинжал, патроны, которые могут оказаться бесполезными, да несколько скудных кусочков черствого хлеба.

Анка ещё раз вспомнила Роланда и всё, чему он её учил. Вспомнила молитву стрелка, которую и повторяла про себя на протяжении всего своего пути. И пусть, у неё не пистолеты, а дубинка и клинок, но это всё же какое-никакое оружие.

“Я не целюсь рукой. Тот, кто целится рукой, забыл лицо своего отца. Я целюсь глазом. Я не стреляю рукой. Тот, кто стреляет рукой, забыл имя своего отца. Я стреляю разумом. Я не убиваю оружием. Тот, кто убивает оружием, забыл имя своего отца. Я убиваю сердцем.” (из “Темной башни” С.Кинга. Кредо стрелка)

23
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments