В армию? Мест нет!

Сам лично, в этом действии не участвовал, мне рассказывал заместитель военкома, поэтому за точность не ручаюсь, однако, за достоверность поручится могу, что так все и было.

Жил у нас в поселке коммерсант один, ну, допустим… Петров Анатолий Ильич (сами понимаете, имена называть не стоит). Поднялся Толя Петров с продажи алкоголя с дому в лихие 90-е. Сам когда-то бухал, но резко завязал, понял, в чем может сорвать куш, и решил сам продажей крепких алкогольных напитков заняться. А почему бы и нет? Статью в уголовном кодексе РСФСР за продажу крепких алкогольных напитков домашней выработки отменили, административный кодекс предполагал небольшой административный штраф, раз в год заплатил и трудись дальше спокойно.

Дела у Толи Петрова шли хорошо, торговля самогоном и разбадяженным спиртом шла бойко. Скопил он денег и приобрел в совместную собственность с такими же бутлегерами три райповских магазина. Потом немного пошевелился, и остался одним собственником.

Все было хорошо уже у Анатолия Ильича, бизнес шел своим чередом (от продажи нелегального алкоголя Толя отказался сразу, как только магазины приобрел), приносил доход, в семье тоже все нормально… Пока сынок Валерка у Толи не подрос.

Сынок вырос внешне на загляденье: высокий, статный, здоровый, блондин, приятный на лицо, тихий и скромный, правда, учился плохо – не в папу умом пошел. Но был у Валерки еще один недостаток: он, когда выпьет, совсем себя не контролирует, на всех подряд кидается как дикий зверь, только отца с матерью и признавал, а лось вырос здоровый, попробуй с ним совладай. Помню, разок, крутили мы его вдвоем, а сами тоже парни не маленькие, но он все таки от нас вырвался и убежал, кидаться не стал, побоялся, наверное, а может, что другое было на уме, не знаю.

Когда в шестнадцать лет Валерка в первый раз в милицию попал, ходили выручать его всей семьей, потом стала приходить только мама. Когда Валерке исполнилось семнадцать лет, стал его из милицейского полона приходить выручать только Анатолий Ильич. А когда исполнилось восемнадцать – никто не приходил. Так и сидел Валерка в «обезьяннике» до утра, пока не протрезвеет, тогда только папа придет, штраф заплатит, с потерпевшими вопросы решит, после чего Валерку из «обезьянника» выпускали. Причем и в «обезьяннике» Валерка, пока во хмелю, вел себя плохо, вот пока на «ласточке» (мягкая вязка) не полежит – не успокоится. Его когда приводили, то через полчаса смотришь лежит, орет, да песни поет. Полежит минут сорок – час, успокоится, развязываешь его, он идет спать и до утра не беспокоит.

Много раз хорошие люди говорили Анатолию Ильичу: «Реши проблему с сыном, отправь его куда-нибудь, в армию что ли, или куда на север, а то или он кого порешит, или самого на нож посадят».

Анатолий Ильич отправил Валерку в институт. А тут до стольного губернского города меньше ста километров езды. Валерка домой наведывался каждую неделю – на выходные, и, в ночь с субботы на воскресенье, каждую неделю ночевал в милиции в «обезьяннике». Ничего не изменилось. Правда, стоит отметить, что Валерка особо сильно не бузил, так двоим, троим морду набьет, в милиции на «ласточке» полежит, вот вроде и все.

Но вот, Валерка закончил институт, и решил это дело отметить с друзьями и подругами, весьма не тяжелого поведения, как сейчас говорят: с низкой социальной ответственностью. В тот вечер он приполз в милицию сам, именно приполз, сказал дежурному, что его убил Гарик в доме у одной из девиц, и потерял сознание. Скорая примчалась за минуту, никогда такого не видел, забрали Валерку на операцию. Хирург после операции пояснил, что у Валерки проникающее ножевое ранение в область живота, никакие важные органы не задеты, а потерял он сознание от алкогольной интоксикации, и если бы его сразу под капельницу не положили – умер, да не от раны, от алкоголя. Все это он рассказал и папе Толе Петрову.

Вот тут надо меры срочно принимать, а то любимого сыночка оденут в деревянный макинтош. Как только Валерку из хирургии выписали, папа Толя взял его за руку и повел в военкомат, в армию сдавать, благо время как раз призывное, да и документы все на руках. Заходят к военкому:

— Забери сыночка в армию! — говорит  папа Толя

— Обычно родители своих отпрысков от армии отмазывают, а ты, Анатолий Ильич, наоборот. Как-то это не понятно.

— А что тут непонятного, в армию его забирай, Петр Федорович, а то не ровен час лишусь отпрыска, либо зарежет кто, либо с паленой водки, как собака под забором, сдохнет.

— А у нас в этот призыв мест нет, все в армию больше не берем.

— Ты что городишь, Петр Федорович, как нет мест? Армия что автобус, или поезд «Москва-Сочи» в курортный сезон, у вас же постоянный недобор?

— Я план призыва, Анатолий Ильич, выполнил! Лишний призывник мне без надобности, а то на следующий призыв план поднимут, нету для твоего сыночка места в армии, подожди полгода.

— Да какие полгода, ты, что не слышал, что я тебе говорил, может и не доживет он до следующего призыва.

— Я тебе, Анатолий Ильич, русским языком объясняю: все, набор закончен! Мест нет!

— Да ты…! Да я… на тебя в областной военкомат жаловаться буду!

— Вот и езжай туда, Анатолий Ильич, и сыночка прихвати, может, чем и помогут.

Схватил папа Толя сыночка в охапку, в машину, да прямиком в областной военкомат. Вернулся он оттуда уже один, сдал таки сына в армию. То ли взятку дал, то ли вошли в его положение, не знаю. Вот только проводов сыночку он не устраивал, от греха подальше.

А Валерка Петров из армии не вернулся. Нет, не подумайте чего плохого, просто по контракту остался дальше служить. А что правильно сделал, хоть какая-то польза  от него будет. Выпивает ли Валерка сейчас, или нет? Не знаю, врать не буду. Бывает, правда, приезжает в отпуск, но недолго, и со старыми своими «корешками» больше не общается.

А. Скворцов © 2017г

Автор публикации

не в сети 2 недели

Squally

4
Комментарии: 12Публикации: 22Регистрация: 18-09-2018
271
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000