В эдеме семейного секса, не может быть оскомины…

Весеннее майское утро обещало сегодня быть теплым и ласковым. Я проснулась и тут же все встало на свои места: мы с папой у его друга, а мама у своей подруги — одноклассницы. Родители были приглашены на юбилей. Когда мы отпраздновали День рождения папиного сослуживца, мамина подруга пригласила ее к себе, папин друг пригласил к себе и такое чувство было, хоть разорвись, и поэтому я, так как мне было от папиного друга близко до универа, поехала с папой до его друга ночевать.

В квартире мы были одни, так как хозяева уже укатили на работу, а я сходила умылась, и пошла на кухню приготовить нам завтрак. В это время я услышала, как папа прошлепал в туалет, потом в ванную и тут я вспомнила, что в этой же квартире мы с папой не раз трахались и в кухне, и в зале, в спальне, и, конечно же, в ванной. И я отчетливо вспомнила, как папа меня трахал в этой ванной. Я машинально, импульсивно что ли, решила проявить инициативу, потому что уже внизу живота я почувствовала приятную пульсацию, и приятную до того, что хотелось закрыть глаза, чувствуя, как соком увлажняются трусики. Четко представляя действия своей инициативы, и зная, что папе, как и многим мужчинам, нравится женская инициатива в сексе, а тут особенный случай — родная дочь. Я, приготовив бутерброды, пошла в ванную, открыла дверь. Развязав поясок халатика, скинула его на пол, оставшись в белоснежных лифчике и трусиках. Папа посмотрел на меня. А глаза уже полные неги — видно, что не ожидал.

— Мы успеем? — спросил папа, помогая лямочкам лифчика соскользнуть с моих плеч.

— Успеем, пап! — я уже переступила через трусики.

— А то, вдруг, мама сейчас приедет с Олей…- и папа стал нежно ласкать груди. Ну а они, конечно же, ответили на ласку твердостью сосков.

— Успеем, пап! — повторила я и приблизила губы. Стали страстно целоваться, взаимно играя языками. А рука моя сама потянулась к члену, и тут же папа, взяв мою ладонь направил на член, а он уже у папы вовсю стоял, в моем кулачке приятно дергался.

— Я так вчера хотел тебя! — шептал мне папа, — Но постоянно кто то мешал. Я прижалась к телу папы, а он уже пальцем ласкал мокрую щелочку прелести, круговыми движениями ласкал клитор и снова мокрую щелочку, у самой дырочки в мой анус. А мое тело уже тряслось, ноги уже не держали, каждая частичка моего тела жаждала наслаждения и от кого, от родного папочки. Папа пальцем надавил несильно на клитор, что вызвало у меня стон наслаждения. Моё прерывистое дыхание стало более учащенным и шумным, а волны наслаждения всё сильнее накатывали на меня, заставляя все тело непроизвольно вздрагивать, и когда папа чуть сильнее стиснул грудь, и сжал сосок, лёгкий стон непроизвольно вырвался из меня, выдав моё сильное возбуждение. Папа страстнее стал меня ласкать, всё сильнее и сильнее тиская грудь, уже причиняя мне этим небольшой дискомфорт, и потирая клитор. Я дрожала всем телом, моё дыхание утяжелилось, а мои постанывания в ответ на ласки отца сводили с ума его.
Мы уже почти ничего не понимали в происходящем от охватившей нас страсти и мысли о совокуплении почти полностью овладели нашими сознаниями. Каждая частичка моего тела взывала к этому. Меня уже безумно заводило то, что все это сейчас происходит со мной и с папой. Я всё сильнее и сильнее хотела нашего секса и плевать на всё остальное, как всегда в таких случаях.

Моя ладошка сдавила член, он ответил подергиванием, папа простонал и тут же, опустившись ниже, начал осыпать внутреннюю часть бедер поцелуями, он так смотрел на мою аккуратненькую прелесть — киску с розовыми, немного раскрытыми, малыми губами, немного выглядывавшими между большими, так у меня всегда они выглядывают, когда я возбуждена. А так, у меня просто щелочка. И папа мне всегда говорил, что у меня даже прелесть — киска до самого конца остается загадкой. Только если когда раздвинешь щелочку и не начнешь рассматривать твою прелесть — киску. Папа начал страстно лизать мою прелесть — киску, одновременно разрабатывая её, а я всё это время стонала. После такого пятиминутного блаженства он встал, а я, чуть отдышавшись, спустилась к его члену и обнажив багрово — красную головочку члена, обхватив головку губами, я начала его облизывать и играть с ним язычком, а потом полностью взяла в рот и начала сосать.

Продолжалось это недолго. Вскоре он взял меня, поднял и на руках потащил в спальню хозяев. Лёг рядом и с новой силой принялся сводить меня с ума, лаская каждую клеточку тела, тиская грудь и потягивая соски, гладя клитор языком. Я, как можно широко раздвинула ноги и согнула их в коленях, тем самым открывая папе свою истекающую соками писечку. Папа прям страстно припал к мокрой писечке, стал нежно посасывать клитор, теребить его языком и снова посасывать. От прокатившейся волны наслаждения моё тело непроизвольно дернулось навстречу губам папы, сильнее прижимаясь к ним клитором. Мне хотелось, чтобы он не останавливался, продолжал, продолжал и продолжал ласкать меня до бесконечности. Боже! Я содрогаясь всем телом и выгнувшись мостиком, начала сладостно кончать!

Папа оторвался от прелести — киски. Щеки его были мокрые. Я с трудом открыла томные глаза, его слова не сразу дошли до моего сознания.

— Хочу тебя доча! Хочу тебя родненькая моя!

— Да, пап, дааа!…Ты хочешь меня, и я хочу тебя. Так давай же, делай меня, пап, делай ! Поеби меня! Выеби меня! Еби меня!…

— Хорошо, Июля, хорошо дочка!…- и папа вновь принялся за ласки, вырывая из моей груди стоны и вскрики. Я прям чувствовала, как из влагалища так и текли соки моей прелести — киски — писечки — писи…Он оторвался от меня и пододвинулся к моему лицу, ая уже открыла рот, так как головка члена начала входить в мой рот, а я гутами сделала так, как будто член входил в писечку. Головочка уперлась в нёбо. Я принялась сосать член, стараясь заглотать как можно глубже, давясь и кашляя, выпуская иногда его изо рта, но тут же захватывая губами и засасывая обратно вместе со своими слюнями. И тут папа опустился. Взял ногу за ступню, и я поняла,…сама закинула ему на плечи. Руками папа прижал мои запястья к кровати, закрыв мой рот страстным поцелуем, он так всегда меня трахал. О! Папа медленно вошел в меня! Я чуть приподняла таз навстречу члену папы, подмахивая, чем и себе доставляла наслаждение. Чувствовала, как член папы, его толстая головочка раздвигая мокрые стеночки влагалища доставляли неописуемое наслаждение. Все там хлюпало от обилия сока писечки. Раньше этот звук я стыдилась, а сейчас этот звук доставлял дополнительную изюминку в общем кайфе секса. Уух, как я задергалась под папой, который стал прям все быстрее и быстрее «работать»…И когда папа трахал, меня или маму, он всегда спрашивал, хоть и видно было, что очень хорошо !…
— Как доченька, хорошо ? – спросил папа, смотря на меня и я тоже в это время отвечала папе, смотря на него, зная, что его это заводит. Это яуж знала от мамы.

— Да, пап, хорошо ! — отвечала я, — Хорошо, пап…Делай, делай меня ! Делай свою дочку ! Делай свою Июльку — Вишенку !…- и я смотрела на папу, подмахивая попочкой навстречу движениям папы.

Папа ласкал груди, мы целовались, и когда я начинала, уже в темпе подмахивать папиным ускоренным движениям, я начинала думать, что вот сейчас меня трахает мой родной папа, от этого я заводилась кайфом ещё больше, еще сильнее, еще сладострастнее. Папа остановился и я уже знала, что сейчас папа попросит, как всегда, как и с мамой….

— Укуси!…- и я сжимала мышцами влагалища член, и на каждое сжатие, член отвечал подергиванием. Папа аж стонал от этого. Но и с другой стороны, папа в это время и, типа, отдыхал. Вот и сейчас :

— Доча, укуси!….- и я сжала член, а он дернулся. Я опять сжала, царапая ноготками спину папы…

— Еще, дочка! Ооо! Даа! Вот как пригодились твои занятия гимнастикой, — простонал папа…Так мы лежали некоторое время. И папа снова задвигался, принося новое необычное наслаждение. Я же только стонала и извивалась под ним, вскрикивая от пронзающих моё тело наслаждения. Вскоре движения ускорились и я зашлась в крике, испытывая божественный оргазм, совершенно не контролируя свои стоны, и не боясь, что в соседней квартире вдруг не все на работе. Всё моё тело было одной сплошной точкой наслаждения. И тут задрожал папа ускоряя темп и спрашивая меня :

— В тебя же можно? В тебя же можно, дочаааа!….

— Да, пап, даааа!…..и в глубине меня будто разразился фонтан горячие, пряные струи спермы заполнили всё внутри до краев, затопили влагалище и матку. Мы оба тряслись судорогами….Папа медленно вытащил член из моей киски, сперма потекла на полотенце. С трудом дыша, он завалился на кровать рядом со мной.

-Это было супер, папа! — я только еле улыбнулась усталой улыбкой и поцеловала папу…

— Тебе точно можно кончать в писечку?

— Да, пап, еще и завтра можно будет!

— Это хорошо!…

Так мы какое то время, просто лежали без движений, переводя дыхание и вспоминая происшедшее. Об этом мы уже знали, потому что как то папа меня спросил, после нашего бурного и страстного секса, что о чем я сейчас думаю, и я тогда ответила, что вспоминаю происшедшее и папа сказал, что тоже. Мы тогда еще посмеялись.

Я прилегла на грудь папы, положив свою голову и обнимая папу, сказала :

— Классно, когда есть выходные, когда есть праздники, да?

— А мы с тобой так классно успели. Что то мамы нет и не звонит.

— А может они еще спят…- и я опустила руку и взяла член в кулачок. Стала его сжимать, и обнажила головочку.

— Ты хочешь? — спросил папа.

— Да…- ответила я. — Я ж у тебя»сиповочка»!…

— О, да! Я понял доча! Ты хочешь рачком, да?

— Да, ты угадал! Прям все знаешь!…

— А может в попочку? Мы давно уже ее не эксплуатировали…

— Давай в попку! — согласилась я и наклонившись, взяла в рот член, уже наполовину твердый. стала сосать, стараясь во всю. Начав сначала лизать ствол от начала до конца, я обхватила его у основания и, насколько это было возможно, взяла в рот и продолжила ласкать член уже с помощью губ. Тихо постанывая, с закрытыми глазами, папа запустил свои пальцы в мои волосы и ухватив за голову, начал сам то вводить, то выводить, задавая темп. Когда член оказывался вне рта, я быстро облизывала головку, прежде чем вновь проглотить ее…

— Становись, — и я стала на кровати рачком. Папа обильно намочил головку члена моим соком из писечки и я почувствовала, как в мою попку упёрлась горячая головка члена и решила помочь, чуть разведя ягодицы руками и сделав движение навстречу, демонстрируя своё желание. Папа надавил головкой на дырочку, она слегка раздвинула сфинктер. Я зажмурилась, думая, что ждёт меня, когда член прорвётся в мою попу полностью, ведь она уже испытывала боль ранее, а потом становилось очень даже хорошо.

И вот он начал медленно всовывать член в меня. Я тихо вскрикнула и выгнулась дугой, рухнула на свои локти, а папа какое время не двигался, давая сфинктеру привыкнуть к толщине члена, и потом постепенно начал двигаться, понемногу стал ускоряться. Уже через пару минут он буквально долбил мою попу, иногда похлопывая по ней. Она уже не так горела от боли, головочка члена через стеночку контактировала с шейкой матки и тем самым мне становилось все кайфовее и кайфовее, но и было конечно же ещё больновато.

Папа вытащил член, лёг и жестом попросил сменить позу, сев на него. Я с трудом выпрямилась и, встав, полезла пристраиваться на его член. Приняв нужную позицию, я взялась за ствол, чтобы направить его в уже сжавшийся анус, направив, я начала плавно садиться, хоть попа и была уже достаточно растянута, толстый член папы входил с терпимой болью.

Но папа, взяв меня за руки, потянул вниз быстрее, и я сразу уселась на весь член. Рот аж сам открылся и по всему телу покрыли приятные мурашки. Я вскрикнула от неожиданности. Ощущение было такое, будто меня пронзили насквозь. Папа переложил одну руку мне на бедро, а другой обхватил правую грудь, пока левая была занята уже его губами, прильнувшими к соску.

Рука тем временем поползла с бедра к влагалищу, стала её гладить. Затем папа стал играть с клитором, сначала нежно поглаживая, затем ускоряясь. Я почувствовала, что скоро уже не смогу сдержаться. Но папа прекратил эти действия. Надвинувшийся было оргазм стал ослабевать, так и не наступив.

Папа стал ласкать всё моё тело — ноги, живот, грудь, в завершении остановился на попе, сжав её. А я начала осторожно двигаться вверх и вниз. Анальное колечко плотно обхватывало папин ствол, так что когда я случайно соскочила с него, раздался характерный чпокающий звук. Я почувствовала, как оргазм вновь начинает приближаться, и стала двигаться быстрее, чувствуя, как член всё больше и глубже погружается в её зёв. Ритм движений стал ускоряться, дыхание участилось. Задыхаясь, я с трудом пыталась сдержать оргазм, не сбиваться с ритма и не потерять сознание. Но вскоре я стала кончать, бурно и с громкими стонами. Анус плотно сидел на члене, не желая отпускать его. Тут дошёл до финиша и папа. Резко вогнав член до конца в меня и схватившись со всей силы за мои бёдра, он стал разряжаться, заполняя мои внутренности горячими зарядами спермы.

Вынул свой, уже успевший наполовину уменьшиться, влажный член. Я со стоном завалилась назад на спину. Ни единой мысли или слов не приходило мне на ум, хотя я знала, что надо что-то сказать. Просто лежала с закрытыми глазами.

— Ну как, понравилось? — спросил папа.

Я с трудом прошептала, ещё не до конца отдышавшись:

— Пап, конечно! Просто супер!…Секс в попку совсем иной кайф!…

Тут нам позвонила мама и сказала, что едет к нам, сама, без подруги Оли. Ну и конечно же ничего не оставалось делать, как убираться, собираться. И пока я одевалась и убиралась в квартире, проветрив конечно комнату, папа уже одевшись сказал мне что, пошел на стоянку за машиной.

Когда я маме открыла двери, она выглядела прекрасной и веселой. И когда мы сели пить чай, она мне и рассказала, что они классно посидели с Олей, что приятно было повспоминать им школьные годы. Меня мама конечно же расспросила, что давно мы с папой встали, что конечно же трахались и что она хочет скорее домой и уже дома, без напряга поебаться втроем. И по маме было видно, что с Олей у нее не было ничего и что мама действительно хочет секса и секса нашего, семейного. Мы убрали со стола, когда папа позвонил, что ждет нас. И когда уже спускались, мама меня к себе прижала и тиская сиськи, шепнула мне, что сильно хочет и меня и папу. Когда садились с мамой назад, папа вдруг спросил:

— А чего это вы обе назад?

— А вот, надо на! — игриво ответила мама и погладила меня по бедру, глядя на папу. Когда поехали, мама взяв мою руку, дала понять, что моей руке нужно повозиться с ее задиранием платья. А я уже рукой, задрав платье, засвечивая красные трусики мамы, полезла смело под ткань трусиков мамы. И о, Господи ! Как же мокро было у мамы. Пальцы обильно стали мокрыми и я вынув руку :

— Пап, мама прям течет ! — и поднесла руку к папе. Он сначала понюхал сок киски любимой жены и облизал.

— Моя сладенькая так соскучилась !

— Оо, да! И как видишь сильно!….

— Ну может сейчас заедем в посадки, на наше место! — предложил папа, — Погода классная! Покрывала есть!…Комаров нету!….Как девчонки согласны? — и мы с мамой ответили папе страстным поцелуем с сосанием языка друг друга…А я снова всунула руку под трусики мамы и стала с хлюпаньем трахать пальчиком. Мама аж приподнимала ножку!

Папа уже стал говорить, что давайте хоть выедем за город, а то ведь увидят, но мы хоть и страстно с мамой ласкались, все же не было заметно. Мамина рука уже тоже залезла под мои трусики. Вот так мы и ехали домой, трахая друг друга пальчиками. А папа просил, то мамины пальцы облизать сок моей прелести — киски, то ми пальцы, облизать сок киски мамы. И по мере того, как мы уже выезжали за город, и уже ехали домой по нашей трассе, я с мамы начала потихоньку снимать одежды.

Мама уже сидела без чулок. Это я не люблю чулки, а мама любит и у нее куча разных поясов для чулок. Мои руки уже начали брать подол платья и мама приподняв попочку, помогла мне обнажить ножки . Папа смотрел в зеркало заднего вида и мял член через брюки, восторгаясь своими девочками…Я сняла платье любуясь обнаженной мамой.

Мамины набухшие сосочки были видны даже через лифчик. Я прям впилась губами в губы мамы и расстегнула крючки лифчика. Теперь на маме остался пояс для чулок и трусики. Я сама сняла с себя лосины, и футболку, оставаясь в белье. Пояс и трусики мама сняла сама, и последовав ее примеру, я сняла свое белье. В этот момент мы уже съехав с трассы подъезжали к лесопосадкам. Папа ехал на наше место, где мы и раньше наслаждались. Там прям была маленькая полянка и мягкая густая трава. По маме было видно, что она действительно сильно хотела нашего секса. Уже буквально подъехав к нашему месту, я маме раздвинула ножки и увидела, как из киски вытекал сок. И тут мое желание, слизать этот потом сока маминой киски прервал папа. Я голая, за мной мама вышли из машины, папа открыв багажник выкидывал покрывала а мы с мамой их расстелали. Мама тут же легла и стала ласкать себя. От ее ласки прям хлюпала киска. Папа разделся и подошел к маме. Член почти стоял и мама взявшись за него, стала сосать. Когда член мама стала прям заглатывать до основания папа улыбнулся мне блаженной улыбкой.

Я села рядом, лаская себя, смотрела со сладким вожделением, как мама сосала. Я уже ускорила темп рукой, следя за родителями, как мама все быстрее и быстрее сосала член, я поняла, что папа скоро кончит, нагнулась к бедрам мамы и она поняла меня, раздвинула их шире. Не переставая себя ласкать, я принялась лизать мамину киску…

— Давай вместе!….Аааааа! Вместе!….- и мама другой рукой прижала мою голову к своей киске.

— Мам может подольше, такой кайф!…..

— Хорошо!….Хорошо!…- и тут наш папочка застонал, напряг мышцы ног и мама потянула меня к себе, я поняла все. Мама хотела, чтобы мы вместе сейчас глотали папину сперму и она забрызгала. Мама выпустила член изо рта уже со спермой, направила член на мое лицо и струя обрызгала мое лицо.

И пока папа ложился на спину, я слизывая сперму и глотая ее, смотря, как и мама тоже ее слизывает и глотает, легла на спину и почти в шпагате раздвигая ноги. Показывая родителям свою розовенькую, нежную пещерку, с торчащим клитором и набухшими губками, на которых было обилие сока писечки. И убирая пальцем со щеки капельку спермы, аж вскрикнула от блаженствующего чувства, когда мамочка принялась лизать мою прелесть — киску. Какие то полторы минутки и я сжала мамину голову бедрами, прогнулась почти мостиком, содрогаясь всем телом, со стоном кончила…И еще даже не отдышавшись папа подошел и всунул мне в рот член. Я стала сосать, а мама полезла к нам и мы вместе стали ласкать папин член. Когда член встал, мама стала на четвереньки и папа посмотрел на меня, я его взгляд поняла и взяв член, направила в мамину мокрую киску. Одной рукой он ласкал грудь мамы, другой шлепнул по ягодице. Мама приятно стала стонать. Просить еще и еще ! Да приговаривая матерное слово:

— Да,…да,….родной,…да,…еби меня, еби!…

А я лежала ласкала себя, смотря на них, а потом подлезла под маму, да так, что яички стали биться об мой лоб и тут же я застонала, потому что мама стала у меня лизать клитор одновременно всовывая два пальца в прелесть — киску. Когда член до головочки выходил из киски мамы, на стволе члена был белесоватый сок киски и мне так его захотелось слизать, что взявшись за член, вынула его, стала облизывать этот кисловатенький сок маминой киски и облизав, поводив головочкой по всей щелочке и поласкав клитор, направила и папа всунул. Я уже больше не могла просто так смотреть, стала лизать яички и когда капали капли сока из киски я открывала рот и глотала.

Затем, папа лег на спину. Мама присела, сама себе направила член и села, приоткрыв рот :

— О! Да! — застонала мама и стала сама «работать». Папа лежал и ласкал мамины груди. Ну а мне пришла шальная мысль сесть прелестью — киской на лицо папы. Вот так мы и трахались минут десять. Несмотря, что на свежем воздухе, но от безветрия, вокруг нас пахло нашими выделениями кисловато — терпкий запах из наших писечек прям возбуждал нас.

Я уже была близка. И когда я уже начала, как всегда волнообразно кончать, я как в тумане слезла с папиного лица и легла рядом, а папа приподнял маму с члена и потянул маму на свое лицо. Папа очень любил нас «пить» потому что я и мама всегда обильно текли. Мама, не теряя времени, стала облизывать папин член, слизав свои соки киски и после чего стала папе дрочить. Она то открывала, то вновь закрывала его головочку.

Наконец она взяла его в свой рот. Папа поднялся на ноги, он любил кончать стоя… Мама села на корточки. Папа прям мощно начал иметь мамин рот, прям трахая глубоко в глотку. Член проникал по самые яйца, а мама только стонала. Меня так это заводило. Да и маме по ходу тоже нравилось, как дочка смотрела. Мама все это время трахала себя пальцами и,… начала кончать. Ее так начало трясти судорогами. И папин оргазм тоже был близок, это я поняла по напрягу мышц ног. Ещё немного ускоряясь в движениях в маминой глотке, папа вытащил член и я подскочив вместе с мамой стали принимать и в себя и на себя эликсир молодости. Сперма папы была конечно уже не той густоты и не того количества, но тем не менее, мы были счастливы.

Уже дома, папа мне еще сказал, что не спи на закате солнца, я все равно уснула. А проснулась от тесных объятий папиных рук и был уже поздний- поздний вечер. Я встала и прошла на кухню, где нашла маму, которая сидела пила чай и как всегда гадала Судоку.

— Мам, ты хоть отдыхала? — спросила я маму, присоединяясь к ней, наливая себе чай.

— Ну, да как приехали я поспала. Ты кушать не хочешь? — спросила мама, поправляя халат, показывая наготу своих ног.

— Мама, да я на еду смотреть не хочу со Дня рождения!…

— Наш папа «наработался» с нами спит без задних ног! — и тут мы услышали, аж вздрогнули папин бас :

— Это кто спит, аааа?….- и папа обнял нас обеих….А я шаловливо возьми и оттяни в сторону полу халата, показывая папе мамины ноги…Развязала поясок халата, и обнажила голые плечи. Под халатом мама была голая. Папа смотрел на нас и мял член через трусы. Мы возбудились. Я откинула халат на спинку стула и стала ласкать груди мамы, и тут же ее киску, всовывая палец, раздвигая губки… Папа смотрел и вдруг :

— Ну — ка мама раздень дочку нашу?!…И мама стала снимать с меня пижамные шортики. Под ними не было трусиков. И тут стала снимать пижамный топик…

— Как красиво смотреть сейчас на вас, зная, что скоро мы будем ласкать друг друга. — Пойдемте на кровать?…И когда мама подошла с папой к кровати, я уже лежала голая и любовалась голыми родителями, а они голой своей 20 — летней дочкой.

Мама тут же стала на четвереньки почти надо мной и сразу стала целовать мои ноги, бедра, голенький венерин холмик, и уже хотела припасть губами к моей промежности, как папа ее опередил и я застонала от охватившего такого настоящего девичьего нежного счастья блаженства ласки языком прелести — киски. Но тут мама смотрю развернулась и пря надо мной перекинув ногу прилегла надо мной, а передо мной прям раскрылась ее киска. Боже! Она такая сочная уже была и я принялась лизать. А у меня лизали и мама и папа. Я застонала, чувствуя и мамин язык и почти шершавый язык папы.

— Да ты смотри, какая мокрая писечка у нашей дочки, прям течет ! — воскликнул папа и лизнул всю щель снизу до клитора, как бы слизывая вытекающий сок.

— Тебе это нравиться доча? — спросил папа.

— Да, папа, да мама! — я просто содрогнулась всем телом, ведь мама все это время лизала и я кончила.

— А теперь давай маму доведем до блаженства, — сказал папа и направил член к моему рту. Я тут же его взяла в рот, полизала головочку, поигралась уздечкой и вобрала весь в рот. Член прям во рту стал расти и твердеть приятно пульсируя в руке и во рту.

— Доча, а может мама хочет и вторую дырочку, а мама? — и папа хорошо начал трахать меня прям в глотку отчего у меня обильная слюна пошла… Мама, улыбаясь томной улыбкой, лежа на спине, согнула ноги в коленях и прижала их к груди. А я припала к дырочке попы и давай ее лизать, одновременно медленно всовывая два пальца в попу. Мама застонала.

Папа сначала всунул в мокрое влагалище, и какое время потрахал маму в киску, а затем вынул член из пахучего мокрого варева маминой киски, папа начал аккуратно проникать в мамину дырочку попы. А я ласкала мамины груди, сосала и лизала твердые сосочки, целовала маму.

Некоторое время были слышны только хлюпающие звуки, которые издавала мамина мокрая дырочка попы и при каждом движении папы, мама вскрикивала, подмахивая попой. Но вот мама начала громко стонать и когда папа глубоко вводил член в попу, мама аж привставала с открытым ртом и вскрикивала со словами :

— Да,…да,…да!!!… и теперь, закинув ноги себе на плечи, папа стал прям мощно трахать маму в попу, и вскоре папа застонал от удовольствия, до самого конца войдя в маму, а мама еще сладостнее стала стонать, я ускорила теребить свой клитор, смотря на своих страстных родителей. Папа стал двигаться в маминой попе быстрее и быстрее, иногда отвлекаясь лишь на то, чтобы помять её грудь или поцеловать меня, из глаз мамы аж, слёзы пошли. Мама начинала кончать…, и мне уже самой инстинктивно рука стала убыстряться ласкать — теребить клитор и тут я резко перекинула ногу и села маме на лицо…Она тут же с неистовой быстротой языка, стала теребить клитор, сосать его и снова теребить, мама так классно начала вылизывать мою киску, радуясь, что тому, как из меня обильно течет сок…Мы улыбнулись друг другу, довольные, когда моё тело практически через минуту стало сводить в судорогах, однако папа продолжал трахать маму в попу все сильнее и сильнее.

А я некоторое время двигала бедрами взад-вперёд, размазывая свои любовные соки по лицу мамы, привставала, когда мама губами сжимала клитор, а я как бы хотела вырвать клитор из сжатых губ мамы и это приносило такое божественное наслаждение. Мама, лаская грудь, красиво так стонала, ну а когда начала кончать, то мама закричала, задергавшись в судорогах страсти, мама стала бурно кончать. Тут и папа простонал, напряг мышцы ног и вынув член приблизился к лицу мамы, а мама, поняв, тут же взяла член в рот, и начала старательно его сосать. Потом взял маму за голову и стал двигать бедрами взад — вперёд, трахая маму в горло. Когда же наконец он кончил, то не вынул член изо рта мамы, а мама глотала сперму, наш эликсир молодости.

1 831
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
5 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
evgeniya23
1 месяц назад

Июля, рассказ понравился!

9h0s5kT_1hU.jpg
Viktor Rewik
1 месяц назад

Очень нравится ваш рассказ! Но б хотелось узнать как у них произошло в первый раз!

aleksar
aleksar
1 месяц назад

Особенно любопытно читать описание девичьих ощущений и желаний. Это даже интереснее чем описание секса.