Василек 1

«Василий Александрович, Василий Александрович, вы не могли бы потише сопеть, у нас лекция идет», – трясла его за плечо грузная преподавательница по ораторскому искусству.

Василек открыл глаза, пытаясь сообразить где же он находится, но предательское тело никак не хотело покидать царство морфея.

– Извините, Надежда Александровна! Этого больше не повториться.

– Молодость! – Провела она по плечу рукой и подмигнула, отчего студент тут же потерял остатки сна, стараясь мучительно вспомнить на каком из двадцати последних вызовов они все же могли встретится.

Педагог больше не проявляла личного интереса, казалось, подобная фамильярность была лишь быстрым сном на грани реальности.

Отсидев еще две лекции в борьбе с собственным телом, мучительно хотевшим спать, хоть и изрядно напичканным энергетиками, он наконец-то добрался домой и одетым упал на кровать.

Придя с работы Евгения Эдуардовна завела старую шарманку, стараясь наставить сына на истинный путь.

– Сынок, я понимаю молодость и прочее, но ты же здесь не гость. У каждого из нас есть свои обязанности. Ты появляешься, спишь и исчезаешь. Я волнуюсь за твою учебу.

– Все хорошо, мам. Я учусь. На лекции хожу. Вот домашку сейчас делать буду. Все под контролем мам. Вот держи. – Он вынул из кармана смятые купюры и положил на кровать.  – Вчера всю ночь вагоны разгружал. Я еще немного посплю и что-там помочь?

– Спи, сынок, спи. – Разглаживала мать деньги, пряча их в кармах халата.

Гордость охватила ее. Работающий студент нигде не пропадет. Не зря она в свое время спустила на репетиторов родительскую дачу. Затраты уже приносят свои результаты.

***

Не успел он опять погрузится в сон, как запиликал телефон. Ленусик требовала внимания и грозилась отдать свое прекрасное тело давно ухаживающему за ней Марату, если Василек наконец-то не проявится на пороге арендованной квартиры.

За одним грозным сообщением последовало слезно-умоляющее и он готов был уже набрать номер девушки, которой так долго добивался, как вновь позвонил Кирилл.

– На вызов едешь?

– Нет, задали много, да и дел поднакопилось. Пусть Шурик смотается.

– Тебя требуют, постоянные. Не мне тебя учить. В этом бизнесе лет пять максимум и сейчас ты на подъеме. Завтра о тебе даже никто не вспомнит. Придут другие, более сильные и мускулистые, а ты вроде скопить хотел. – Пыхтел Кирилл в трубку.

– Хотел, кинь адрес.

Закончив разговор, он достал из рюкзака листок задания по ораторскому мастерству и увидев в углу нарисованные резиновую дубинку с меховыми наручниками и номером телефона, понял – все-таки она его узнала.

Как не пытался он спрятаться в темной комнате за ослепляющими огнями диско шара, обязательно находились особенно зоркие дамы, которые узнавали знакомые черты в темном силуэте.

Преодолев желание разорвать фривольное послание, он спрятал лист в рюкзак. До следующей лекции еще неделя, будет время подумать и решить, как поступить с немолодой уже хищницей.

***

Поднимаясь в лифте на 14 этаж, он вспоминал как новая работа поначалу забавляла его. Визжащие девчонки всех возрастов, вносили посильный вклад в копилку его самолюбия, пока однажды он не нарвался на агрессивных подружек, в клочья разорвавших его униформу и требовавших выпить с ним на брудершафт.

В этот момент страх подавил сексуальность поставил перед выбором: применить силу к обезумевшим дамам или свалить под шумок, дождавшись потери бдительность.

«Ты правильно сделал. – Успокаивал его Кирилл. – Сила здесь лишняя. Больше не вызовут. Дам включу в серый список, пока не оплатят штраф, а костюмчик придется возместить. За пару раз отработаешь».

Дома Василек прошерстил Интернет и принес Кириллу новый костюм, требуя свои деньги в полном объеме. С ним бы он точно не побоялся вспомнить пару приемов, представляя, как обрюзгшее тело колышется под его мощными ударами.

Кирилл не стал спорить. Лишь сообщил, что всегда знал, что Васек имеет деловую хватку и надеется, что года через три им не придется делить этот практически камерный рынок между собой.

***

После инцидента Василек готов был все бросить и даже удалил номер Кирилла из телефона, но острая нехватка уже привычного уровня жизни, красноречиво говорила о поспешности принятого решения. Он очень обрадовался звонку Шурика, собрата по новому цеху, и, выдержав паузу сам позвонил работодателю, потребовав более высокий процент.

На удивление Кирилл согласился и Василек вновь поехал радовать своим телом визжащих «девочек».

Он механически крутился, сдергивал с себя одежду, позволял трогать свое тело, обильно смазанное маслом и ничего не чувствовал. Он больше не поднимался на их эмоциональной волне, купаясь в лучах славы.

Липкие взгляды стекали по парфюмированному маслу, не соприкасаясь с телом. Он оставлял на их коже свои следы, но сам был девственно чист, под маской супермачо.

Так продолжалось пару лет, пока однажды, он не вздрогнул, прикоснувшись к плечу тихо сидевшей незнакомки. Она тоже почувствовала искру, вскинув свои огромные голубые глаза и заглянула ему в душу.

На несколько секунд они остались наедине, пока накрывшее их безмолвие не снесла волна, громыхавшая басами реальности.

Переодеваясь, он все никак не мог забыть ощущения, на секунды, выхватившие его из механического существования и принял решение дождаться окончания вечеринки.

Конечно же за ней прикатил какой-то парень и увез в неизвестном направлении. Он не решился ехать следом и молча курил в припаркованной рядом с коттеджем машине.

Из ворот вывалилась толпа веселых женщин, расхватывающих прибывающие такси. Полина, являющаяся старой клиенткой, приглашающей его на все вечеринки, еле стояла на ногах и все благодарила арендодателя за чудесный вечер.

Он вышел из машины и позвал приятельницу, давно мечтавшую о совместной ночи. Она тут же задалась вопросом, а не повторить ли нам арест с проникновением, но он, заглушил фразу, прикоснувшись к губам указательным пальцем и пригласил в свою машину.

Полина порывалась расстегнуть ширинку брюк тыкаясь головой в руль и продолжила попытки совместного времяпрепровождения у нее дома, а он все расспрашивал ее о цели вечеринки и её участников, слушая как Полина поливает грязью очередную прошмандовку, мешающую ее профессиональному росту.

«Зойка, в что Зойка, баба как баба, тихая и невзрачная. С мамой живет и братом. Еле вытянула ее пойти с нами. На аренду не хватало. А ты шалунишка!», – протянула она и уснула.

Захлопнув дверь Полиной квартиры, он мучительно соображал где же она работает. Утром набрал Кирилла, соврал, что Полина вновь пригласила его на возможную вечеринку в офисе, а адрес он потерял. Через тридцать минут адрес был у него с припиской «Особо не надейся на новый вызов, она до сих пьяна».

Уточнив часы работы офиса, он к концу рабочего дня уже ожидал Зою на парковке, но так и не решился подойти, проследив ее до дома, который находился в соседнем дворе.

Зоя полностью поглотила его сознание, и он вновь и вновь погружался в секундное ощущение, пытаясь утонуть в ее глазах.

Василек корил себя за страх и отсутствие повода, подойти к Зое на улице, подарив шикарный букет.  Что он ей скажет: «Привет, я положил твою руку на свой торс и хотел бы повторить?»

***

Повод возник неожиданно. Вечером мама несколько раз заходила в комнату намереваясь поговорить о чем-то важном, но постоянно переводила разговор на другую тему. Затем все же не выдержала и с порога заявила:

– Я тут скопила с твоих, надо окна поменять. Самые низкие цены здесь. – Кинула она на кресло брошюрку с вложенными купюрами. – Я сначала сама хотела, но пора бы уже и тебе быть самостоятельным.

– Ты права, я завтра же после универа смотаюсь. – Произнес Василек, едва увидев адрес Зоиной конторы.

Мать опешила, не ожидая столь быстрого согласия Василька. Любые намеки на ремонт всегда заканчивались скандалом и жалобами на полный загруз по учебе.

Она уже три дня готовилась к разговору и никак не решалась опять поднять этот вопрос. Получив столь быстрое согласие, тут же ушла, а затем вернулась, подозревая у сына жар. Потрогала лоб и еще раз посмотрела на него. Василек отвлекся от компьютера и даже чмокнул ее в щеку, проявив несвойственную эмоциональность.

Как же она соскучилась по таким маленьким проявлениям любви. Лет десять он уже не позволял целовать себя и даже на попытки обнять хмурился, смешно морща лоб.

Может и права была Лидка, заявляющая в курилке, что Софочка вышла замуж за собственного сына. Последняя все отрицала, но чувствовала, что старая подруга права.

– Софа, позаботься о себе. – Твердила Лидка, – Год –два и он съедет или еще хлеще, приведет тебе жену – люби какая есть. Ищи мужика и займись, наконец, собой.

– Василек не поймет, он так любит отца. – Оправдывалась Софья Андреевна, после чего Лидка махала рукой и протяжно вздохнув, отправляла окурок в урну.

Софочка вернулась в свою комнату и подошла к зеркалу, разглядывая себя. В пятьдесят лет она была еще довольно привлекательна. Фигура сохраняла стройность и лицо, не отягощённое морщинами вполне могло сойти лет на сорок или даже тридцать пять. Льстила она себе и в порыве острой потребности в любви набрала Лидку.

– Помнится, ты обещала мне променад по злачным местам города. – Заявила Софочка, пропустив приветственную часть.

Да запросто, можешь одеваться. – Закатилась Лидка. – Клиент созрел. Сегодня вторник, давай на пятницу и смотри, ловлю тебя на слове. Не отвертишься. Завтра после работы к тебе, мериться будем, чистить гардероб старой девы.

***

Василек постоянно просыпался, поглядывая на часы и даже с бежал со второй пары, готовясь к непринуждённому разговору с Зоей.

В офисе фирмы по производству пластиковых окон было всего четыре стола и огромное количество посетителей, польстившихся на очередную акцию. Зоя была занята, и он очень надеялся, что первым освободится именно ее стол.

«Василий Александрович, – Услышал он знакомый голос, пройдите, пожалуйста, в следующий кабинет».

Он прошел через офис и попал в небольшую комнату, где сидела директор данного филиала.

– Я как тебя увидела, чуть со стула не упала. – Рассмеялась Полина. – Двери закрой.

– Я за окном. – Неуверенно сказал Василек.

– Как банально. Милый, тебе не нужен повод, чтобы сообщить о том, как прекрасно мы провели тот вечер.

– Нет я действительно за окном. – Нетрепливо произнес он, глядя на монитор компьютера, где за Зоиным столом сменился очередной посетитель.

– Диктуй размеры. – Недовольно произнесла Полина.

– Чьи? – Не понял он.

– Окна, – Опять засмеялась Полина и обогнув стол уселась к нему на колени. – Меня всегда поражала твоя застенчивость. Показывать пьяным бабам задницу тебе не стыдно, а попросить немного секса в начале рабочего дня мальчик еще не дорос. Хотя, ты наверно носишь в кармане волшебный жезл.

Полина расстегивала ширинку, а он все смотрел на монитор, где Зоя терпеливо выслушивала пожелания очередного клиента.

Поправляя перед зеркалом деловой костюм и прическу, она улыбалась.

– На работе конечно экстремально, но лучше дома. Окна ему надо, шутник.

– Мне действительно окна нужны. – Показал Василек, пачку купюр и брошюру.

– Ну так размеры сними сам или замерщиков вызови. Маме позвони, она то точно знает. Вот же написано все на обороте. – Ткнула она пальцем в приписанные ручкой цифры. – В этой жизни надо не только задницей уметь крутить, даже такой как твоя. К Зойке иди, она толковая, сейчас звякну ей по внутреннему.

***

Зоя улыбалась, не натянутыми губами, а всем своим милым личиком. Щечки забавно приподнимались, а от глаз разбегались лучики, прячась в копне непослушных кудрявых волос. Ее нельзя было назвать красивой по меркам глянцевых журналов, но и пройти мимо, не улыбнувшись в ответ, было невозможно.

– Вот здесь распишитесь и здесь. – Протянула она распечатанный договор слегка задев его руку своей.

– Здесь? – Уточнил он, не поднимая глаз от волнения и стыда за недавнюю встречу с Полиной.

Раздалась телефонная трель, затем еще одна. Она скинула, извинилась и продолжила объяснять порядок установки окон. Настойчиво зазвонил стационарный телефон. Зоя еще раз извинилась и взяла трубку из которой доносился гневный голос. Слушая собеседника, она покраснела и тихо произнесла: «Выезжаю».

Попрощавшись с Васильком, она побежала в кабинет Полины, о чем-то спорила с ней, а затем вылетела схватила сумку и направилась к дверям.  Василек пошел за ней и увидел, как она, вытирая слезы пытается вызвать такси.

– Может вас подвезти?

– Я буду благодарна. Здесь такая ситуация, у сына аллергия, а воспитательница постоянно меня терроризирует, требуя забрать больного ребенка. Грозится вызвать скорую. – Тараторила она, семеня за ним по парковке. – Полина Викторовна тоже ругается, и я между двух огней, понимаете?

Он кивнул, открыв перед ней дверь, сел, завел машину и молча слушал, пытаясь переварить новую информацию о предмете своего желания – маленьком ребенке.

– Вот смотрите, аллергический ринит. – Показывала она справку, а затем опомнилась и тихо добавила. – Извините. Достало все.

– Адрес сада можно узнать? – Он с удовольствием бы ее поцеловал и вытер слезы с милого личика, но также тихо произнес. – Не переживайте, все решаемо.

Сам не зная почему Василек не остался сидеть в машине, а поплелся за Зоей. Дети разных возрастов бегали по площадке, производя невероятное количество шума и заражая своей неуемной энергией.

– Явились. – Налетела на Зою какая-то женщина, лет пятидесяти продолжая корить бесстыжую мать. Ей явно доставляло удовольствие унижать родительницу, безропотно выслушивающую гневные речи.

– Вам же предоставили справку. – Заявил Василек суровой даме. – Или вы так и не удосужились с ней ознакомиться. Дорогая, дайка мне ее.

Обе женщины замолчали и с удивлением посмотрели на Василька.

– А вы кто еще? – Не унималась воспитательница, недовольная тем, что кто-то осмелился отнять у нее любимую жертву.

– Муж. Зоя, предъяви ей еще раз документ, а я запечатлею этот торжественный момент для вышестоящих органов. Говорят, вы там давно на карандаше. Жалоб на вас много.

– Извините. Все еще раз пометим. Сенечка может остаться. – Механически произнесла воспитательница, впавшая в ступор от неожиданного напора.

Сенечка не желал оставаться в саду и крутился вокруг матери, радуясь ее раннему приходу. Он с интересом разглядывал Василька, прячась за Зоину юбку.

–  Спасибо, ловко вы придумали про съемку, в жизни не догадалась достать телефон. Я наверно вас уже сильно задержала.

– Нет, я готов вернуть вас на рабочие место.

– Не стоит, мне неудобно.

Опять зазвонил телефон из которого доносились вопли Полины о рабочем времени, акциях и очереди из томящихся заказчиков.

– У вас нет времени на пустые отговорки, прыгайте в салон, куда едем?

– Вы мой папа? – Спросил мальчуган лет пяти.

– Сеня, прекрати, мы уже это обсуждали. – Осекла сына Зоя.

– Если он твой муж, значит мой папа. – Стоял на своем мальчишка.

– Дядя, – Зоя замолчала, пытаясь вспомнить имя, вписанное в договор. – просто помог мне. Вот мы и дома. До работы добегу сама. Спасибо вам огромное – выручили.

Зоя пыталась вспомнить, когда же сообщила свой адрес, коря себя за ужасною память и стремительно побежала наверх по лестнице старой хрущевки.

Зинаида Григорьевна тут же принялась корить дочь за мягкотелость и отсутствие хватки.

– Бабушка, а ты знаешь, что у мамы есть муж? – Влез в разговор Сеня. – Если он ее муж, значит мой папа?

– Какой еще муж? – Удивилась бабушка, но Зоя уже ее слушала.  Торопясь на работу, она размышляла над тем, что все, кого она знает, даже сводный брат Боря, всегда ее в чем-то корили, словно у нее на лбу было написано: «Пинать не возбраняется» и только он заступился. Где-то она уже видела эти глаза, но где?

***

Наличие сына расстроило Василька. Мальчишка искал отца, а к роли последнего будущий выпускник ВУЗа совсем не был готов. Придется идти на компромиссы и подстраиваться, не только к ней, но и к нему.

Мысли плавно перетекли в детство. Он вспомнил похороны отца. Точнее то время, когда отец вдруг исчез из его жизни, а мать резко поменялась, словно умерла вместе с ним, но по какой-то важной причине задержалась на этом свете.

– Зачем ему знать, скажем уехал. Это же травма для детской психики. – Монотонно твердила мать тогда еще живой бабушке.

– И обещал вернуться? Это жизнь, не дури. Поплачет и оправится.

– Нет. Будь с ним. Мне так спокойнее. Пусть верит и ждет.

Василек верил и ждал, что когда-нибудь мать обязательно признается, но та хранила молчание и продолжала врать о нескончаемых командировках. Приносила от отца подарки, якобы присланные по почте и все больше погружалась в собственную ложь. Даже на похоронах бабушки, она продолжала рассказывать сказки, что отец так и не смог прилететь, но очень хотел.

Василек еле сдерживался, чтоб не закричать, сжал кулаки от злобы и убежал на пустырь за домом, где бесцельно блуждал, пиная опавшие листья.

Вернувшись вечером домой он стоял в коридоре и подслушивал разговор матери с ее давней подругой Лидой, вытиравшей посуду после поминок.

– Дура, ты Софка. Ему уже четырнадцать, не восемь. Думаешь он верит в твои сказочки. Покайся и начни жить дальше.

– Не могу я, Васенька так любит папу. Не трави душу т так тошно. – Всхлипнула мать.

Василек не любил папу, и мама впервые показалась до жалости глупой. Неожиданно для себя он простил ей отвратительную ложь и каждый раз поддакивал, очередной сказке.

В этот момент ему стало жалко Сеньку, которому возможно так же рассказывают очередные враки о дальних экспедициях в тридесятое царство.

«Неужели они все одинаковые, – думал он, заходя в комнату матери. – Я давно тебе простил ложь об отце. Тетя Лида права, надо двигаться дальше».

Он слышал, как рыдала мать, но в этот вечер так и не вышел из своей комнаты наслаждаясь легкостью освобождения от громоздкого монстра чужих желаний. В тот же вечер он решил больше не думать о  этот момент он решил больше не думать о Зое, но она настойчиво лезла в смятые сны, выступала на тетрадных листах среди кратких записей очередных лекций, играла на площадке с Сенькой в чужих дворах.

***

– Я тебе это уже десять лет твержу. Васька не дурак, сразу видно в отца. – Отчитывала Софочку Лидка, перебирая ее гардероб.

– Может это? – Крутилась Софья Андреевна перед зеркалом в длинном платье, балахоном свисающих с округлых плечь.

– Все в помойку. – Вынесла свой вердикт Лидка, крутя руках бокал с вином. – Назавтра ничего не планируй, надо приодеть тебя. В клуб идем, а не в дом культуры.

На третий день Василек не выдержал и начал искать повод вновь встретится с Зоей. Идти в офис не хотелось. Полина и так засыпала его фривольными картинками собственного содержания и бесконечно ему прощала перенос свиданий из-за завала на работе, которая для карьеристки была на первом месте.

Сидя в машине после лекции он механически просматривал очередные мемы, пытаясь придумать повод оказаться у Зои во дворе, а желательно в квартире.

Кинув нечаянно телефон мимо пассажирского сиденья, он наклонился и увидел заколку, вспоминая, как Зоя пыталась собрать непослушные волосы, а затем отвлеклась на любопытного Сеню.

Он уже был готов рвануть к дому Зои но вовремя опомнился, рабочий день в самом разгаре.

Вечером вместе с мамой пришла Лидия Петровна и первым делом пожала Васильку руку, назвав его героем и самым адекватным человеком в этой семье. Женщины смеялись, разглядывая покупки, а Вася под шумок выбрался из дома, е привлекая к себе внимание.

«Я ведь не знаю номер квартиры. – Вспомнил он сидя в машине перед нужным подъездом».

– Привет, муж, ты к маме приехал? – Заглядывал в окно любопытный Сеня.

– Тебе разве не говорили, что нельзя лезть в машины к незнакомым людям. – Строго ответил Василек.

– Говорили, но ты же родной, да?

– Мама дома? – Перевел Василек тему разговора.

– Ага, и дядя Боря, но он не мой папа, а мамин брат и бабушка, она строгая, но меня больше всех любит. – расплылся в улыбке Сенька, выложив всю подноготную о своей семье.

Поднявшись на пятый этаж по лестнице, Сенька первым влетел в квартиру и с порога закричал: «Мама, там твой муж пришел!».

На шум вышли все домочадцы с интересом разглядывая гостя.

– Вы заколку забыли. – Протянул Василек Зое копеечную безделушку.

– Право не стоило, столько трудов. – Раскраснелась Зоя.

– А мы как раз ужинаем, давайте-ка с нами. – Взяла ситуацию под контроль Сенькина бабушка, давно мечтающая пристроить дочь с любимым довеском.

72
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments