Волчий остров

Я человек сугубо городской, как говорится, дитя асфальта и бетона. Но муж, будучи заядлым рыболовом, обладал и даром убеждения.

— Таня, сколько можно дышать пылью и общаться с гламурными подружками в интернете? Поедем на природу, там лес, речка, продукты без ГМО и знакомство с местными жителями, — изо дня в день ныл он.

— Но Андрюша, я не так представляла себе наш свадебный отдых, — сердилась я. — Думала, мы поедем в Венецию или, на худой конец, в Турцию, а ты мне предлагаешь какую-то Сколовку! Там хоть водопровод имеется? И потом, я работаю в банке, помнишь? Что общего у меня может быть с местными доярками?

— Что ты, Тань! Никуда от нас не денутся Венеция с Турцией! А жители Сколовки — невероятно милые люди, их селу триста лет. Можно сказать, старинный культурный центр. Кроме того, они знают массу сказок и легенд, представляешь? — с энтузиазмом вещал Андрей, вожделенно поглядывая на свои новенькие рыболовные крючки.

— Ага, наверняка эти аборигены до сих пор верят в какую-нибудь кикимору и поклоняются водяному! — огрызнулась я.

Но задумалась. Деревня, которую с жаром расхваливал жених, начала казаться мне довольно экзотическим местом…

Наши споры по поводу поездки продолжались три дня, и, как в случае с водой, которая камни точит, я вскоре сдалась на уговоры. Конечно, я тогда и помыслить не могла, что во время пребывания в забытой богом деревеньке я — современная деловая женщина! — столкнусь со страшным мистическим явлением, которое в корне изменит мою жизнь.

Наши несчастья начались в день окаянных сборов: пока Андрей, соблюдая священный ритуал рыболова, паковал удочки, я пыталась привести себя в порядок с помощью легкого макияжа. Неожиданно старое бабушкино зеркало, верно служившее нашей семье тридцать лет, треснуло безо всякого на то основания.

— Андрей, мы никуда не едем! — взвизгнула я. — Посмотри, зеркало разбилось! Это дурная примета. С нами случится беда…

— Да успокойся ты, господи! Оно просто треснуло от времени! Меньше читай свои сонники и не будешь верить во всякую чушь. И потом, если ты не порезалась его осколками, значит, все в порядке. Удача на нашей стороне, — ответил Андрей, предвкушая удачную поездку на реку.

— Ну да, когда мужчина думает о рыбалке, он становится ужасным эгоистом, — упрекнула я мужа.

В этот момент нам просигналило такси.

— Ну, поехали, поехали! Хватит переживать из-за ерунды! — заторопился Андрей, хватая дорожную сумку и рюкзак. Однако когда мы вышли из подъезда, дорогу нам перебежал наглый черный кот. Я остолбенела.

— Андрюша, мне страшно! Может, мы лучше останемся дома? — взмолилась я.

— Теперь почему? Ты же знаешь, это наша сумасшедшая соседка с первого этажа их подкармливает! По двору бродит целое стадо кошек всех мастей. Если бы по этому случаю мы каждый раз оставались дома, уже померли бы с голоду! — разозлился Андрей. И я вынуждена была признать его правоту.

До вокзала мы ехали, молча, надувшись друг на друга. Тогда, глядя на мужа, я пыталась понять, почему я выбрала именно его, нищего нескладного историка, который увлекался рыбалкой и был счастлив со своими книгами. Ведь на работе за мной увивались богатые и успешные мужчины, и я могла составить себе вполне приличную партию. «Любовь — самая большая загадка на свете…» — подумала я, когда таксист выгрузил наши пожитки перед вокзалом.

Пока супруг бегал за билетами, я, скучая, жевала мороженое. И тут неизвестно откуда передо мной появилась старая цыганка.

— Бойся тумана на Волчьем острове! Любимого потеряешь, богатство найдешь, забытые души освободишь… — прошамкала она беззубым ртом.

Я нехотя протянула ненормальной ворожее мелкую купюру, но цыганка исчезла, не взяв денег, также неожиданно, как и появилась. Когда Андрей принес билеты, я не стала рассказывать ему о третьем предостережении. Он бы все равно не стал слушать.

Когда мы приехали в деревню, я изменила свое мнение о ней, и мои страхи развеялись.

— Танюшка, посмотри, какая красота кругом! — весело сказал Андрей, целуя меня. — Здесь прошло мое детство.

Село Сколовка принадлежало к числу тех прекрасных мест, в которых, казалось, остановилось время. Череда аккуратных, окруженных яблочными и вишневыми садами, домиков выстроилась в ряд на прекрасном зеленом холме, за которым раскинулось поле, исчерченное ровными квадратиками огородов. У подножия холма протекала извилистая речушка, теряясь затем в дремучем лесу с вековыми дубами. На мой взгляд, картину немного портили развалины церкви, окруженные старыми покосившимися могильными крестами, но кто-то наверняка счел бы это романтической изюминкой пейзажа. Мне же ее выбитые окна представлялись пустыми глазницами черепа, а красные кирпичи стен, выглядывавшие из-за обвалившейся штукатурки, напоминали кровоточащие раны.

Страшный вид разрушенной церкви разбудил в глубине души противное чувство тоски. Так иногда бывает: ничего плохого еще не случилось, а подсознание уже готовится пережить катастрофу.

— Выше нос, Танюша, я покажу тебе дом моего деда, — сказал Андрей, прижимая меня к своей груди, и я храбро улыбнулась. Дом оказался просто замечательный: двухэтажный, он был построен в виде старинного терема и напоминал пряничный домик из сказки. Я ходила по его скрипучим лестницам, и мне казалось, что где-то в темном углу прячется домовой. Потом я обнаружила шикарную библиотеку дедушки моего мужа и так увлеклась чтением, что совсем забыла об ужине.

— Андрюшка! Сам приехал и жену-красавицу привез! — раздался на крыльце голос толстой соседки тети Нюры, которая заглянула «на огонек» с тарелкой пирожков. — Молодец! А что твой непутевый братец? Есть новости?

По лицу Андрея пробежало темное облачко, и он ничего не ответил. А тетя Нюра, покивав, перевела разговор на другую тему. Мы посидели, выпили чаю и поболтали — так, ни о чем.

— Я не знала, что у тебя есть брат, — сразу подступила я к Андрею с расспросами, когда гостья удалилась восвояси. — Почему ты мне никогда о нем не рассказывал?

— А рассказывать особо нечего, — тяжело вздохнув, ответил муж. — Наш дед был учителем математики. Он воспитывал нас после смерти родителей. Только вот я поступил в институт, а Игорь связался с дурной компанией. И попал в скверную историю. Когда ему вынесли приговор, дедушка умер от сердечного приступа… С тех пор я с братом не общался.

Он нервно закурил сигарету.

— Прости, я не хотела причинить тебе боль, — сказала я, целуя мужа. — А чей это портрет? — спросила я, указывая на пожелтевшую фотографию, висевшую на стене в деревянной рамке.

— Это старшая сестра моего деда. Она погибла вовремя войны, — откликнулся муж.

— Какое красивое лицо. В наше время она могла бы стать моделью, — предположила я, разглядывая фото.

— Ну, на сегодня все, хватит воспоминаний! — тряхнул головой Андрей. — Завтра рано вставать, поедем на рыбалку.

Оказавшись в постели и закрыв глаза, муж мгновенно погрузился в царство сладких снов, а я еще долго ворочалась с боку на бок. Казалось, что старый дом жил своей жизнью, дышал и мне назло скрипел половицами. Заодно с ним выступал, и разбойник соловей за окном. Потом мне показалось, что я все-таки забылась тяжелой дремотой и в этом полусне увидела девушку с пожелтевшей фотографии.

— Не бойся ужасов Волчьего острова, я тебя спасу, — сказала она с тихой улыбкой. — Только найди золото, освободи нас… — и она коснулась моего лба ледяной рукой.

— А как же мой муж? — в ужасе спросила я, оглядываясь на спящего Андрея.

— От судьбы не уйдешь! — долетели до меня тихие слова, и я провалилась в беззвучную тьму тревожного сна.

Утром меня разбудил бодрый голос мужа:

— Ну, дорогая моя, горазда же ты спать. Вставай, а то на рыбалку не успеем.

— Андрюша, посмотри! — испуганно воскликнула я, указывая на огромное мокрое пятно на краю кровати. Именно там в моем сне и сидело привидение.

— А, это, наверное, крыша протекает. Ночью дождь был, — махнул рукой Андрей.

Но когда мы вышли из дому, земля оказалась сухой. Впрочем, странный сон быстро вылетел у меня из головы, когда мы с Андреем оказались в лесу. Пройдя около километра среди вековых дубов, мы остановились на берегу реки. Там муж со знанием дела поставил палатку, расставит удочки и уставился на воду, а я, как все женщины на рыбалке, покорно принялась скучать.

Побродив немного по берегу реки, я почувствовала, что больше не выдержу этой скуки. И вдруг увидела посреди реки покрытый молодыми деревцами и камышом островок… Тут же вспомнилось ночное видение. Самым странным было то, что в центре островка рос высокий старый дуб.

— Андрюша, как называется этот остров? — спросила я своего аборигена. — Волчьим — да?

От удивления тот выронил свою удочку:

— Ты откуда знаешь? — резко обернувшись, спросил Андрей.

— Слышала где-то… Может, ты и говорил, — безразлично ответила я.

— Ну, не знаю… В нашем селе старухи пугают детей легендой об этом острове. Пойдем, попьем чаю, я тебе все расскажу. Все равно клева никакого. Теряю, видно, квалификацию, — усмехнулся любимый.

Мы сели у костра, Андрей налил мне горячего чаю из термоса и начал свой удивительный рассказ.

— Старшая сестра моего деда, Нина, фотографию которой ты видела, в сорок первом году работала бухгалтером в банке районного центра. Когда немцы начали наступать, работники банка согласно инструкции сожгли деньги, а три ящика с золотыми слитками спрятали на этом островке. Тогда он показался им надежным убежищем. Потом все работники банка погибли, а бедную Нину кто-то сдал немцам. Захватчики долго пытали девушку, а потом отвезли на этот остров. Виселицу устроили вон на том дубе, — Андрей показал на огромное дерево в центре острова.

— Что же было дальше? — с интересом спросила я.

— Да ничего хорошего. Немцы набросили Нине петлю на шею, а предавший ее односельчанин, стоя на коленях, умолял: «Нина, Ниночка, скажи им все, ведь это твой последний шанс». Но девушка молчала, и гауляйтер выбил бревно из-под ее ног. Через минуту все было кончено, но… К удивлению и ужасу палачей мертвая девушка открыла глаза. «Теперь вы будете вечно бродить на этом острове в облике волков, пока добрая душа не найдет проклятое золото и не отправит ваши души в ад!» — сказала повешенная. Вот и все. С тех пор немцев и предателя того больше никто не видел, только по ночам люди слышали, как с острова раздавался волчий вой.

Мне показалось, что от реки повеяло ледяным ветром.

— Какая страшная судьба… Значит, твоя несчастная бабушка тоже, как и я, работала в банке? — заметила я, выслушав рассказ. — Нет, ну про ее воскрешение и проклятье это, конечно, выдумки, но остальное вполне может быть правдой.

Потом мы гуляли по волшебному лесу, кормили друг друга спелыми ягодами, занимались любовью на берегу реки — так страстно и долго, что не заметили, как наступила ночь.

Андрей крепко уснул в палатке, а я, лежа в его объятиях, с ужасом слушала волчий вой, доносившийся с острова. Лишь под утро мне удалось уснуть. Когда я открыла глаза, завтрак был готов, а Андрей гордо предъявил мне старую моторную лодку.

— Вот, лесник одолжил. Сегодня поплывем на Волчий остров. Там клев отличный, — заявил Андрей.

— Но, милый, я ночью слышала волчий вой, — сказала я, показывая рукой в сторону острова.

— Брось, трусишка! Просто после моего страшного рассказа тебе приснился кошмар. Ну, какие могут быть волки в центре реки? — рассмеялся он.

Его уверенность и веселое настроение разогнали мои страхи, и я бездумно села в лодку. Но чем ближе мы приближались к острову, тем больше я нервничала. Наконец лодка с противным скрипом врезалась в берег. Уютно устроившись с удочками на новом месте, супруг занялся своей рыбалкой, а я пошла в центр острова, посмотреть на дуб, где оборвалась жизнь красавицы Нины.

Когда я коснулась коры дуба рукой, на остров среди прекрасного летнего дня спустился густой туман.

— Таня, беги! — услышала я голос Андрея. Я хотела бежать к нему на берег, но в тумане потеряла дорогу. Теряя остатки рассудка, я металась среди деревьев. Неожиданно передо мной в тумане зажглись два диких красных глаза, потом еще пара, и дорогу мне преградили четыре огромных черных волка. Они стояли, беззвучно скаля зубы, но через минуту отступили и скрылись в зарослях.

Туман рассеялся, а я, наконец, оказалась на берегу. В лодке, дрожа, сидел Андрей, его куртка была вымазана грязью.

— Андрюша, поехали с этого проклятого острова скорее! Ну ее к чертям, эту рыбалку, вернемся домой! — взмолилась я, бросившись к нему в объятия.

— Да, поехали, — кивнул он. Когда мы приплыли на середину реки, я заметила, что муж мой изменился: все время сутулился, и голос его стал другим — глухим и неприятным, к тому же у него все время дергалась левая щека.

— Где ты вымазал одежду? — подозрительно спросила я.

— Тебя искал в этом проклятом тумане, — сквозь зубы процедил супруг, и тут я заметила у него на запястье странную татуировку,

— Ты не Андрей! — в страхе крикнула я.

— А, догадалась, чертова курица! Я его брат, Игорь… — зло расхохотался он. — Сбежал из колонии, прятался на этом острове. Здесь я нашел золото, оно спрятано под большим дубом. На мое счастье вы тут оказались. Я решил воспользоваться документами братика… Сейчас и тебя в воду скину, а потом буду разыгрывать убитого горем вдовца, — спокойно сказал мерзавец.

Страх придал мне силы. «Убийца!» — крикнула я, со всей силы толкнув негодяя в грудь. Он свалился за борт лодки, всплыл, а затем с криком ушел, на дно, точно его кто-то утянул его из глубины.

Вернувшись на остров с полицией, я нашла Андрея. Он был ранен, но жив. А вот тела его брата-убийцы водолазы так и не нашли, поэтому его объявили в розыск. Пока муж поправлялся и набирался сил, я посетила остров с местными жителями. Мы нашли сгнившие ящики со слитками золота, а когда погрузили их в лодку, со дна реки всплыли пять черепов. Эксперты установили, что один из них был женским, а остальные принадлежали мужчинам. Будучи опытным бухгалтером, я оформила клад как пожертвование на восстановление церкви в селе Сколовка. Сейчас там идут ремонтные работы, и уже появился священник. Вот так была раскрыта тайна Волчьего острова.

532
0
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 4 месяца

Анонимно

164

Истории и рассказы от анонимных авторов!

Комментарии: 0Публикации: 2189Регистрация: 28-09-2017

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.

Прокомментировать запись

 
avatar
5000