Воробьи

Мишаня (так его звали все, кто знал) был маленьким, щупленьким подростком 17-ти лет. Жил он с мамой в обычной двушке, в обычной серой пятиэтажке, в обычном городе. Родился Мишаня болезненным, и все детство его прошло в постоянных посещениях врачей и различных обследованиях. Лишь летом они с мамой выезжали в деревню к бабушке, как советовали врачи. Там был свежий воздух, тишина и полноценный сон. На чердаке у бабушки были целые горы старых книг, оставшихся с каких – то, как казалось Мишане, доисторических времен. Были книги про стройки века, про милицию и даже про болгарских партизан. За чтением летний отдых пролетал для мечтательного подростка как один день и казался очень насыщенным.

Потом они возвращались на раздолбанном автобусе в город. Опять были походы по врачам и процедуры…

Время шло, Мишаня взрослел, и его болезни как-то сами собой утряслись и поутихли. Они никуда не делись. Просто Мишаня окреп, а главное, привык справляться с этим всем самостоятельно. Он стал один выходить на улицу и даже нашел себе друга, жившего в соседнем доме. Так что, можно сказать, жизнь брала своё…

Сегодня был довольно тёплый для октября день. Мишаня сидел на скамейке возле подъезда и наблюдал за рыжим котом, охотившимся за воробьями. Начатая с утра книга не пошла, и он погрузился в собственные мысли. Ему в принципе никогда не было скучно в одиночестве.
Из подъезда вышла соседка и тоже уселась на скамейке. Понимая, что сейчас придётся долго слушать о тяжёлой жизни и маленькой пенсии, Мишаня немного расстроился. Но домой идти не хотелось.

В это время кот на полусогнутых, прижимаясь к асфальту, подбирался к воробьям.

– Опять масло подорожало! – громко сказала соседка. Она была старенькая и глуховата. Мишаня в ответ понимающе кивнул.

– А пенсия, какая была, такая и осталась, – продолжала старушка, поправляя толстый вязаный шарф на своей шее. Похоже, она нацелилась на долгий разговор.

Кот был уже совсем близко к воробьям. Мишаня даже слегка внутренне напрягся. Дело шло к решительному броску.

– Я же не дура, – почти кричала соседка, – я же взяла, да позвонила!

О чем она говорила было непонятно. Наблюдая за котом, Мишаня отвлёкся и теперь не улавливал главной мысли.

– Это же издевательство! ИЗДЕ-ВА-ТЕЛЬ-СТВО! – четко и громко сказанула Антонина Ивановна. Так её звали. Мишаня только что вспомнил.
В этот момент кота отделяли от воробьев всего пара метров. Они спокойно сидели на асфальте и клевали рассыпанное кем-то зерно. Сейчас казалось, что на кота никто из птиц не обращает внимания. И тут, как истинный хищник, прилично толстый кошак, резко рванул с места и прыгнул, почти воспарив в воздухе. В это мгновение Мишаня моргнул и на долю секунды потерял ситуацию из под контроля. Когда он вновь открыл глаза, воробьи мелькали среди веток деревьев. Но кота нигде не было. Он исчез…

Немного растерявшись, Мишаня посмотрел на соседку. К его удивлению она сидела , молча и смотрела куда-то вдаль. То-ли она сказала все, что хотела, а он просто не заметил, то-ли она поняла,что ее никто не слушает и замолчала.

Он опять посмотрел туда, где были воробьи и кот. Воробьи, как и прежде мирно клевали зерно. Теперь к ним присоединились несколько голубей.
Кота нигде не было…

Ночью Мишаня просыпался несколько раз. Ему снился странный сон. Причём, когда он просыпался, его не покидало чувство полной реальности происходившего. Во сне он бегал за воробьями вместе с котом. Почему-то там, во сне, они были одного роста и размера с усатым. И каждый раз, когда не удавалось поймать воробья, кот подмигивал Мишане, мол, не волнуйся, будет и на нашей улице праздник. Но, ни одного воробья они так и не поймали…

– Чушь – сказал вслух Мишаня, сев в кровати и окончательно проснувшись.

– Чушшшь – сказал кто-то за его спиной.

Мишаня испуганно обернулся. От увиденного у него сам собой открылся рот, давая дорогу зарождавшемуся в груди крику. Но на свет вырвалось только сиплое мычание.

На стуле в углу комнаты сидел тот самый кот. Он чесал задней лапой у себя за ухом и смотрел на Мишаню. Через пару секунд кот замер и прищурился. Мишаня заметил среди густой шерсти ошейник.

– Секунду, – сказал рыжий скрипучим голоском и достал лапой из-за спины маленькую сумку. То, что показалось Мишане ошейником, оказалось ремнем этой сумки. Привычным движением кот подцепил когтем еле заметный замочек и достал очки. Очки выглядели дорого. Возможно, из золота и с драгоценными камнями на душках. По крайней мере, Мишаня подумал именно так.

Кот ловко надел очки и теперь смотрел, не мигая огромными кошачьими глазами. Не понимая до конца, во сне он или наяву, Мишаня встал и, оглядываясь на кота, пошел проверить закрыто окно или нет. Другого пути попасть в комнату у необычного гостя не было. Но окно было закрыто.

– Естественно, закрыто, – сказал кот (на этот раз басом оперного певца), – не май месяц на дворе.

«Бред» только и смог подумать Мишаня. Казалось это параллельный мир. Он, конечно, читал Булгакова, но там же была книга. И вообще, что это такое происходит?

– Мдаааа, – опять проскрипел кот, – рыбки хочется с молочком. Очки он надел криво и от этого все происходящее казалось Мишане ещё более странным.

На улице залаяли собаки. Рыжий насторожил уши в сторону окна и медленно зашевелил хвостом.

– В чем, собственно, дело? – еле слышно, не узнавая свой голос, спросил Мишаня, – ты кто? То есть, Вы кто? То есть эээээ… хм… Мысли перепутались прилично.

– Странно это всё – добавил он опять очень тихо и неуверенно, сел на краешек кровати, как будто это он сам в гостях.

В этот момент кот почесал за ухом и исчез…

Весь следующий день Мишаня читал в интернете про галлюцинации. Там было много историй из жизни разных людей. Но что с этим делать – он так и не придумал и поэтому решил постараться забыть это происшествие как сон. Вдобавок после исчезновения кота он обследовал всю комнату, но ничего подозрительного не обнаружил. Признаков присутствия хоть какого-то животного не было.

Прошло несколько дней.

Сегодня с самого утра Мишаня был сильно озадачен. Он нашел на полу маленькое пёрышко. По расцветке напоминавшее воробьиное. Объяснить его появление никак не получалось. В голову назойливо лезла одна мысль – о рыжем коте.

– Чушь – сказал Мишаня и тут же посмотрел на стул в углу. Стул как обычно стоял на своем месте.

– Ни-ко-го, – задумчиво сказал Мишаня. Он ещё раз осмотрел комнату и особо тщательно стул. Ничего особенного не было. Комната как
комната, стул как стул.

Он подошел к окну. На улице было явно тепло и захотелось прогуляться. Выйдя во двор, Мишаня прошел на аллею рядом с домом. И только он сел на скамейку как увидел, что в сторону их подъезда с пакетом в руке идет соседка, Антонина Ивановна. Шла она обычной своей походкой, но заметно энергичней.

– Здравствуй Мишаня! – громко сказала Антонина Ивановна.

– Здравствуйте! – ответил Мишаня и опустил глаза на пакет, внутри которого виднелась пачка молока и большая рыбина. Антонина Ивановна, проследила за его взглядом, но, ничего не сказав, пошла дальше. Через пять минут она скрылась за дверью подъезда.

Вечером, когда он стоял у окна, среди деревьев мелькнул кошачий силуэт. Присмотревшись , Мишаня заметил, что кот на секунду остановился, повернув голову в его сторону ,а в свете уличного фонаря сверкнули дорогие очки.

Через секунду порыв ветра качнул деревья и Мишаня уже не мог сказать уверенно, видел он кота или нет. А может это была просто игра теней и воображения.

Он лег спать. Ничего в этот раз не приснилось.

Утром Мишаня выглянул в окно и увидел сидящую на скамейке возле подъезда Антонину Ивановну. Насколько мог быстро Мишаня оделся и вышел из подъезда, как бы просто так.

Он сел на скамейку рядом с соседкой и поздоровался. Она поздоровалась в ответ, но на этот раз больше ничего не сказала.

– Что-то сегодня кот не вышел на охоту – сказал Мишаня, как бы ни к кому не обращаясь, в то же время, наблюдая боковым зрением за старушкой. Но та никак не отреагировала на его слова. Он ещё несколько раз попытался разговорить соседку на кошачью тему. Но сегодня она явно игнорировала все его попытки.

Позже уже из окна своей комнаты он видел, как Антонина Ивановна заходила в подъезд. В руках у нее был пакет с торчащим рыбьим хвостом. Всё-таки все сводилось к тому, что рыжий кот и соседка – старушка как-то связаны. И хотя это была только догадка, Мишаня был уверен, что это так.

И вот, в один из дней он решился проверить свою версию. Просидев, у окна до обеда, Мишаня наконец-то дождался, когда соседка с пакетом с торчащим как обычно из него рыбьим хвостом зашла в подъезд. Он немного потянул время и, собравшись с духом, вышел из квартиры. Нужно было подняться на третий этаж. Для Мишани это было немалое усилие. Идти вверх по ступеням было непривычно утомительно, но желание осуществить задуманное прибавляло сил. В не очень насыщенной реальными событиями жизни, это было настоящее приключение.

Наконец-то третий этаж. Дверь квартиры номер восемь, а именно она и была нужна, оказалась чуть-чуть приоткрытой. Через узкую щель была слышна какая-то возня.

Мишаня остановился перед дверью и без раздумий нажал на кнопку звонка. Послышались быстрые шаркающие шаги. Дверь открылась, и на площадку, прикрыв за собой дверь, как-то неожиданно резво вынырнула соседка.

– Чего тебе Мишанька? – странно мотая головой, прошипела соседка. Мишаня слегка опешил от такого резкого начала, но попытался взять себя в руки.

– Антонина Ивановна, здравствуйте. А у вас соли нет случайно? Почему он сказал такую глупость, Мишаня сам не понимал. Видимо внешний вид старушки сбил его с толку. Она выглядела очень необычно. На голове ее была разноцветная панама, и в очках на правом глазу не было стеклышка. А ещё Мишаня заметил, что над верхней губой, в пучке волос, какие вырастают у пожилых людей, запуталось маленькое пёрышко, похожее на воробьиное.

– Соли? Это есть, конечно. Как же не быть. Проходи, милок, – снова бодренько прошипела старушка. Она именно шипела. Не шамкала как обычно. И не разговаривала чересчур громко, что тоже было не редкостью.

Задним ходом, как будто слегка приплясывая, соседка переместились в квартиру, открыв спиной дверь.

Мишаня только сейчас заметил, что халат на ней надет задом наперед. И в целом старенькая уже женщина, сейчас выглядела выше ростом, и плечи ее казались шире, чем обычно.

Войдя в квартиру, Мишаня увидел, что двери из прихожей в комнату и кухню были плотно закрыты. В комнате что-то происходило. Но что именно, понять было нельзя.

– Антонина Ивановна, я хочу Вас вот о чем спросить, – сказал Мишаня. Он решил сказать прямо о своих подозрениях.

– Что такое, дружок? – неестественно радостно, расплывшись в улыбке, сказала соседка. Он обратил внимание, что спросил очень тихо и был услышан. Она же глуховата.

– Тебе ещё что-то кроме соли? – услужливо, опять слишком дружелюбно спросила Антонина Ивановна. И бочком проскользнула мимо Мишани к входной двери. Раздался щелчок замка. Мишаня повернулся лицом к двери и встретился глазами с соседкой.

Теперь в ее взгляде было что-то недоброе.

– Ну, иди дружок на кухню, там много соли – на этот раз шипенье было ещё и с булькающими звуками.

Мишаня хотел продолжить задавать свои вопросы, но все-таки повиновался и толкнул плечом дверь в кухню. Там он увидел невероятный бардак. На полу валялись перевёрнутые стулья и битая посуда. Вилки, ложки, тарелки были везде. На газовой плите в огромной кастрюле булькало непонятное варево. А самое удивительное это то, что вся кухня была в перьях. Воробьиных перьях…

Резко обернувшись, Мишаня увидел, как в кухню на задних лапах входит тот самый рыжий кот. Кот был в очках и сапогах.

– Кот в сапогах! – от удивления Мишаня замер неподвижно, разинув рот. Совсем сказка какая-то или я окончательно с ума сошел, подумал он. На голове кота была надета пластмассовая кружка.

– Оооооо! Кого я вижу! – Пробасил кот оперным баритоном. Хочешь воробьев половить? – В них вся сила! – почти пропел кот, – Теперь проще с этим стало. Даже Антонина, вон, двоих поймала сегодня. Варит оздоравливатель – он кивнул на кастрюлю.

– Воробьев? – растерянно спросил Мишаня, – и где они?

– Где? – устраиваясь на единственном, стоявшем на ножках возле двери стуле, сказал кот. И, глядя Мишане в глаза, громко крикнул – съела! И заржал как конь.

Мишаня вздрогнул от неожиданности. Он и так уже находился в состоянии полной прострации от происходящего, а теперь ещё кот ржёт, как настоящий конь.

– Не хочу я никого ловить, – недоумевая, сказал МИШАНЯ, – я домой пошёл. И сделал шаг к двери.

– Теперь уже никак, – грозно мявкнул кот, – слишком много знаешь, дружок. И, сняв очки, крикнул в приоткрытую дверь:

– Антонина!

Дверь стремительно распахнулась, сбив стул, на котором сидел кот. Стул отлетел в сторону, ударившись о стену. Кота отбросило на натянутые над газовой плитой веревки. Зацепившись за них когтями и повисев секунду, рыжий рухнул прямо в кастрюлю с неизвестным варевом. В то же мгновение он со страшным воем выскочил из кастрюли на подоконник, а с него в открытую форточку. За окном мелькнули растопыренные лапы, и наступила тишина. Все произошло настолько молниеносно, что Мишаня замер от нежиданности.

В кастрюле на плите, среди пузырей плавали два маленьких сапожка с золотистыми бляшками.

В этот момент соседка, угрожающе растопырив руки, надвигалась на Мишаню. Он хотел сделать шаг назад, но, поскользнувшись на рыбьем хвосте, упал спиной на пол. Соседка навалилась на него сверху всем телом, пытаясь схватить за горло. Но Мишаня успел прикрыть рукой шею. Она шипела как змея, а халат, надетый задом наперёд, разошелся по шву на груди. Мишаня что есть силы пытался вырваться из под разбушевавшейся старухи, но та явно была сильнее. В этот момент раздался звонок в дверь. Антонина Ивановна тут же резко обмякла и притихла.

– Ну смотри мне, калека! – прошипела соседка, – только пикни, съем как воробья!

Она ухмыльнулась, и в этот момент из ее очков прямо Мишане на грудь выпало второе стеклышко.

Старуха встала и на цыпочках вышла в коридор.

Слышно было, как она жалобным голосом отвечала кому-то за дверью:

– Приболела я милая моя, приболела.

Мишаня встал и направился, было из кухни, но к его удивлению, дорогу преградил ещё один кот. Тоже рыжий. Совсем не отличимый от первого.

– Ты это куда направился? – пробасил кот, – а ну назад!

– Хрен тебе! – сам не ожидая от себя подобного, ответил Мишаня и, быстро схватив с полу сковородку, со всей силы треснул кота сверху по голове. Тот был явно не готов к этому и не успел среагировать. Удар пришелся куда надо. Перешагивая через распластавшегося на полу кота, Мишаня с наслаждением наступил на рыжий хвост. Во всем теле Мишаня почувствовал невероятный прилив сил. В эту секунду в дверном проёме появилась старуха. Она опять передвигалась, как бы пританцовывая.

– Кот из дома, мыши в пляс? – хихикнула соседка, явно довольная своей шуткой. Увидев распластанного на полу кота и сковородку в руке подростка, старуха набычилась, и из ее горла раздалось хриплое бульканье.

– Ты что же это, морда инвалидная, Жорика моего прихлопнул? – дико вращая глазами, прошипела соседка. Ничего не говоря, Мишаня с размаху ударил старуху сковородкой по голове. Раздался звук падающего тела. Мишаня не раздумывая, выскочил в коридор. Он хотел было как можно быстрее выйти из квартиры, но в последнюю секунду решил заглянуть в комнату.

Обстановка в комнате его удивила не меньше, чем безумная старуха. На диване, стоявшем посередине, развалившись, сидели два кота и ели воробьев. Между ними стояла миска с молоком. Весь диван и пол были усыпаны перьями. Но самое интересное, что оба кота были рыжими, абсолютно не отличимыми от тех, что были на кухне.

– Ооооо, инвалид! – оперным голосом приветствовал его один из котов.

– Заходи, гостем будешь, – проскрипел второй и зевнул.

– Отведай свежатинки, – пробасил кот – оперный певец.

Тут из-за двери раздалось шипенье старухи: “Он Жорика прибил! Я ему этого не прощу!”

– Жорик твой болван был ещё тот, – проскрипел в ответ на это второй кот.

– Не парься, инвалид, садись к столу.

– Отведай свежатинки, – пробасил первый. – В воробьях вся сила!

Удивляться всему происходящему Мишане уже надоело. Еще не остывший от борьбы на кухне, он швырнул сковородку в одного из котов, и, со всей силы пнув дверь, выскочил из комнаты. На полу лежала распластанная соседка, видимо выключившаяся от удара дверью. Только теперь она была совершенно лысая. В руке у нее был зажат парик.

Не раздумывая, Мишаня выскочил в подъезд и захлопнул дверь…

Прошла неделя. За это время ничего необычного не произошло, кроме того, что у Мишани неожиданно перестали болеть ноги, а в мышцах появилась неведомая ему ранее сила. В теле чувствовался прилив энергии.

Но сегодня проснувшись утром, он увидел у своего подъезда машину скорой помощи и три полицейских автомобиля. Несколько соседей и ещё какие-то люди, видимо прохожие, о чем- то перешептывались.

Он оделся и вышел на улицу. Подойдя поближе, он услышал разговор двух женщин.

– Вот и корми этих дармоедов, шептала одна из женщин, – загрызли бедную заживо. Говорят, даже глаз нет.

– Кто загрыз то? – удивленно спрашивала вторая.

– Кто, кто.. Коты! Четыре кота у Антоновны было. Вот они ее и загрызли.

– А где коты то? – спросила ещё одна соседка.

– Разбежилсь куда-то. Не нашли их – ответила знающая соседка, – Участковый говорит, что они исчезли у него на глазах. Шутник.

Мишаня, ещё немного постояв на улице, пошел домой.

Вечером он сидел на стуле и смотрел в окно. И опять как когда-то однажды в темноте среди кустов он увидел кошачий силуэт. И ему показалось, что кот на секунду остановился, посмотрел на Мишаню и, поправив очки, исчез …

74
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments