Врата в этот мир

Самое сильное эротическое приключение я пережил, когда мне было n-лет. На дворе стоял июнь 1986 года. Мои родители отправили меня к нашей родственнице в деревню. Я точно не знал, кем нам приходится тётя Лена, впрочем, меня это и не волновало.

Тётя Лена жила со своим сыном Олегом, который был старше меня на полтора года. Она была достаточно симпатичной молодой женщиной тридцати с небольшим лет, русоволосая, голубоглазая, с приятным славянским личиком, не худая и не толстая. Иногда я думал о том, что интересно было бы увидеть её голой.

В те времена увидеть голую женщину нам, пацанам, было всё равно, что слетать в Америку. Мы все, дворовые ребята, с удовольствием делились своими познаниями в вопросах секса. Рассказывали друг дружке о том, кто и как видел сиськи, попы и письки. В рассказах, в основном, это были сестры и матери. Но, скорее всего, это были лишь выдумки, в натуре почти никто из нас толком не видел голого тела.

Так вот, тётя Лена с Олегом приехали и провели у нас три дня. С Олегом мы были можно сказать друзьями. Я всегда брал его в нашу дворовую компанию, и мы вместе шкодили. Надо сказать, что мы с родителями иногда бывали летом у тёти Лены в деревне, приезжали погостить на выходные. Но вот самостоятельно, без родителей, я у них никогда не был. А тут мне предстояло провести две недели у тёти Лены.

Родители поехали провожать нас, и мы попрощались на автовокзале. Старенький Икарус неспешно двинулся в сторону одного из райцентров. Дорога предстояла довольно длинная. Тётя Лена с Олегом сели вместе, а я разместился за ними, никаких соседей ко мне не подсело. Я достал книжку и погрузился в чтение.

Часа через полтора, автобус остановился на санитарную остановку посреди лесной дороги.

– Двадцать минут на всё про всё, – зычным голосом объявил водитель, – опоздавшие добираются самостоятельно.

Пассажиры разбрелись по обе стороны дороги.

– Пойдемте тоже, – сказала тётя Лена, – следующая остановка ещё не скоро.

Я уже хотел писать и с готовностью рванул на выход. Тётя Лена с Олегом через несколько секунд тоже вышли наружу. Все вместе мы направились в сторону, где никого не было. Зайдя вглубь леса метров на пятьдесят, мы остановились на небольшой полянке.

Мы с Олегом спустили шорты и принялись отливать. Ничего странного в этом не было, писает малышня и только. Вдруг, краем глаза я замечаю, что тётя Лена присаживается рядом с нами. Вот я уже слышу, как зашумела её струйка о листву на земле. Я глянул на Олега, но он не выражал никакого интереса, как будто происходило самое обыденное действие. Мне было непонятно как себя вести, можно ли мне смотреть на тётю Лену или нет. Олег закончил раньше меня и натянул шорты. Он совершенно обычно прошел мимо писающей мамы, не обратив на это никакого внимания. Я тоже закончил и заправился. Немного отойдя, я встал так, чтобы в полглаза было видно тётю Лену. Мне было отлично видно, как из кустика светлых волос между её ног бьет сильная струя.

Тётя Лена абсолютно не обращала на меня внимания и продолжала делать свое дело.

– Подождите меня, – сказала она нам, – я уже скоро.

– Пусть лучше подольше продолжает, – подумал я.

Я во все глаза жадно смотрел между ног тёте, а Олег бродил рядом, поглощенный сбиванием травы палкой. Я очень переживал, что сейчас тетя Лена опомнится и станет меня отчитывать, а потом ещё и расскажет родителям, которые меня накажут. Но ничего не происходило, она выдавила из себя последние капли, промокнула себя снизу и надела трусы. Потом она поправила юбку своего платья и осмотрела себя со всех сторон.

– Ну, что пошли, – позвала нас тётя Лена.

Мы вышли из леса и заняли свои места в автобусе. Только что увиденная картинка стояла перед глазами. Мой небольшой стручок продолжал находиться в стоячем положении, совсем не желая опускаться. Более того, в моей голове роились сверлящие моё сознание вопросы: почему тётя Лена не стеснялась писать при нас? Часто ли она это делает перед Олегом? Почему Олег не проявляет никакого интереса к этому?

Дальше я ехал уже в совершенно другом настроении. Я надеялся, что смогу ещё раз увидеть заветное женское место, не прилагая при этом особых усилий. Мне уже не терпелось побыстрей добраться до деревни, дорога перестала быть утомительной. Но в дороге меня ждал ещё один сюрприз. Через какое-то время была ещё одна санитарная остановка. Моё сердце, предвкушая уже знакомую ситуацию, стало биться с огромной скоростью.

– Вы идёте? – спросила тётя Лена.

– Да, – ответил я, – я немного хочу.

– Я не пойду, – сказал Олег, – не хочется.

– Хорошо, от автобуса не отходи, – сказала тётя Лена, – Вов, пошли.

Мы, как и прежде, отошли в сторону от остальных и остановились на пяточке среди высоких кустов. В этом месте практически не было травы, а почти везде глинистая почва. Я быстро стянул шорты и опорожнил свой мочевой пузырь. Сказать по правде, я не очень хотел писать, но такой шанс упустить просто не мог.

– Быстро ты, – сказала тётя Лена, увидев, что я уже одеваюсь, – меня подожди.

– Ага, – ответил я.

Она беззаботно продолжала писать, а я стоял рядом украдкой смотрел на её письку. Солнце полностью взошло, и деревья не создавали тень, поэтому мне лучше было видно, что происходило между ног тёти.

– Ты, что никогда не видел как баба ссыт? – неожиданно спросила она, перехватив мой взгляд.

– Нет, не видел, – ответил я.

– Ну, хорошо, смотри, – сказала она, как ни в чем не бывало.

– А можно? – на всякий случай спросил я.

– Да чего ж нельзя? – усмехнулась тётя, – смотри, коль нравится.

Я присел на корточки перед ней и уже не стесняясь уставился на её письку. Тётя Лена лишь улыбнулась и шире расставила ноги. Теперь было полностью видно прикрытую редкими волосиками щелку, внутри которой раскрыты крупные губы. Из розового лона женщины всё ещё лилась струйка жёлтой жидкости, разбиваясь о сухую землю сотнями капель.

Тётя Лена смотрела на меня в упор и на её лице читалась то ли улыбка, то ли насмешка.

– Наверное, мамкину пизду ты тоже никогда не видел? – спросила она.

Я очень удивился, что тётя Лена использует матерное слово, но вида не подал.

– Нет, не видел, – признался я.

– А что так? – продолжала допытываться она, – сам не хотел или случая не представлялось?

– Да я то хотел, только возможности не было, – откровенничал я, – как вы она при мне не писает, а подсмотреть не получается.

– А ты подсматривал? – лукаво хихикнула она.

Я замешкался, не будучи уверенным, что стоит обсуждать эту тему.

– А вы маме не скажите? – спросил я, – мне влетит, если она узнает про все это.

– Про что, – переспросила она, – что ты пизду мою посмотрел?

– И про неё тоже, и что за мамой подсматривал, – виновато сказал я.

– Не переживай, – ответила тётя Лена, – пусть сама с тобой разбирается.

– Спасибо, – обрадовался я.

– Ну что, насмотрелся? Пора идти.

– Красивая, – сказал я, всё ещё не отрывая глаз от промежности тёти.

– Кто?

– Ваша пися.

– Вова, пися у маленьких девочек, а у баб пизда. Вот и у меня пизда, видишь какая большая и лохматая.

– Пизда, красивая, – поправился я.

– Вот так-то лучше, а то пися, да пися.

Мы пошли в автобус, и весь путь мне пришлось держать руку в кармане, придерживая стоячий стручок. Оставалось уже недолго, и всю дорогу я прокручивал произошедшее. Перед глазами стоял уже не какой-то расплывчатый образ волосатой пизды моей родственницы, а совершенно четкая картинка, в мельчайших деталях передающая содержимое её трусов.

– Пизда, пизда, пизда, – это слово врезалось в моё сознание, и почему-то оно возбуждало меня, хотя я слышал его и раньше.

С этими мыслями я услышал, что тётя Лена зовет меня на выход. Мы сошли на каком-то перекрестке и пешком направились в сторону деревни. До неё было около километра. По дороге тётя Лена иногда поглядывала на меня, и, поймав мой взгляд, хитро подмигивала.

Дома у тёти Лены было чисто и опрятно, пахло какой-то выпечкой. Мне выделили отдельную комнатку, такую же, как у Олега. Комната тёти Лены была раза в два больше чем у нас. Мы разложили вещи, тётя накрыла стол, и мы поели. Дальше мы с Олегом убежали гулять. Привычно мы обошли всех знакомых пацанов и решили сбегать на речку окунуться пока ещё светло. На берегу никого не было, так как был рабочий день. Мы быстренько разделись догола и залезли в воду. Наплескавшись вдоволь, мы вылезли на берег греться. Меня подмывало спросить Олега о произошедших событиях, но я не знал, как начать.

– А мне понравилось сегодня ходить с вами писать, – начал я неуклюже.

– И чё? – удивился Олег, – захотели ссать да пошли.

– Ну, с тётей Леной вместе, – продолжил я, – как-то необычно всем вместе.

– А ты с мамкой разве вместе не ходишь? – не понял меня Олег.

– Нет, мы всегда раздельно, я один или с папой, а мама сама, – ответил я.

– А почему? – опять не понял меня Олег, – мы с мамкой всегда вдвоём.

– И ты всегда видишь, как она писает? – прямо спросил я.

– Да, что тут нового? Мамка ссыт и я ссу.

– Да я про то, что она перед тобой без трусов сидит, и ты видишь её.

– А ты про то, что её пизду видно! Да мы никогда и прячемся друг от друга. А ты у моей мамки посмотрел пизду?

– Ну, так, немножко увидел.

– Ну и как? Понравилась?

– Ага! Рассмотреть бы её.

– А у своей совсем никогда не видел?

– Не видел. Сколько ни пытался, ни разу не получилось.

– Странно это как-то. У нас все малята вместе со родоками в баню ходят. И пацаны, и девки. Потом уже отдельно. Ты сам посуди, малого в баню одного не пустишь, а то он натворит там чего, да и сам мыться не станет. У многих в семье из родоков только мамка. Вот и ходим все вместе пока малые. Поэтому как выглядит мамкина пизда или папкин хуй все наши знают. Пацаны говорили, что некоторые даже ебались с мамками, но я в это не верю.

– Ни фига себе! У нас такого нет, в городе все стесняются.

– Да я знаю, поэтому мы у чужих людей ведем по-другому. В субботу будет баня, там все и увидишь.

– А твоя мама не будет ругаться, если я тоже буду с вами?

– Да пофиг вообще. Она же не отправит туда тебя одного.

– Классно!

Мучительно долго прошли два дня, и наступила долгожданная суббота. После завтрака тётя Лена сказала нам приготовить баню, натаскать воды и дров. Мы всё выполнили и убежали гулять. Вернувшись около трёх, мы снова сели за стол.

– После обеда часок отдохните, и пойдём в баню, – предупредила тётя Лена.

Этот час мы провели перед телеком. Тётя хлопотала по дому, и, наконец, позвала нас. Она была в халате, держа в руках стопку чистого белья, а мы в одних трусах. Я очень переживал, что со мной опять случится стояк, а в трусах его скрыть нельзя.

Войдя внутрь, мы с Олегом скинули трусы и заскочили в баню. Это была баня «по-чёрному», парилка и мойка в одном помещении, тут же стояла небольшая каменка. Было довольно жарко, и мы расположились на нижней лавке. Спустя пару минут вошла тётя Лена. Как и говорил Олег, она была совершенно голая. Я невольно засмотрелся на неё. Первый раз я вообще видел полностью голую женщину, а тут ещё и так близко. Меня поразили её крупные груди с большими темными ореолами вокруг сосков. Естественно, я не мог обойти вниманием уже знакомую мне пизду. Хоть я уже и рассмотрел её, но хотелось смотреть на неё ещё и ещё. Мой интерес не остался не замеченным, тётя Лена часто останавливалась перед моим лицом, а я пожирал глазами этот порытый волосами холмик. Только я всё ещё смущался, потому, что приподнятое настроение моего маленького дружка началось прямо с появления тёти.

Мы попарили друг друга в несколько заходов. В перерывах между ними мы отдыхали на лавке и болтали.

– Ну как баня, пацанята? – поинтересовалась тётя Лена, – жару не много ли?

– Нормально, – отозвались мы.

– Хорошо, прогреем косточки, – довольно сказала она.

– Вовка, а что твой солдатик всё время торчит? – спросила тётя Лена, – не устал ещё от напруги.

– Да нет, он сам как-то, – промямлил я.

– Мам, ты Вовке пизду покажешь? – вдруг спросил Олег, – а то он у своей мамки ни разу не видел.

– Так прям и не разу? – прищурилась тётя.

Я промолчал, перебарывая стеснение.

– Так чего тут показывать, вот ведь она, – весело хлопнула себя по лобку тётя Лена.

– Забавно так, пизду никогда не видел, – вслух удивился Олег.

– Так они же городские, – улыбнулась тётя, – они с мамками вместе не моются.

– Да, – вздохнул я.

– Смотри малой на тёткину пизду, – подбадривала она меня, – где ещё такое увидишь! Хороша мамкина пизда, а Олежка?

– Хороша! – отозвался Олег.

Я не верил своим ушам. Было ощущение, что это все происходит во сне, и что я сейчас проснусь. Мне было дико необычно слышать, как сын с матерью обсуждают её же пизду. Но это происходило наяву.

– Все мы из пизды появились, – продолжала тётя, – поэтому, Вовка, не зазорно посмотреть, откуда ты вылез. Олежка вот отсюда появился.

Тетя Лена подняла одну ногу на лавку и пальцами раздвинула сморщенные губы. Мы оба заглянули туда и увидели раскрытую дырочку в самой глубине её пизды.

– Ух ты, какая пизда! – неожиданно для себя выпалил я.

Тётя Лена с Олегом дружно засмеялись.

– Интересно? – спросила тётя.

– Ага, – выдавил я, не отрывая глаз.

– Попроси мамку тебе показать, у неё, наверное, пизда тоже красивая, – сказал Олег.

– Да нет, она не покажет, – ответил я, – ещё чего доброго по шее надаёт.

– Ладно, Олежка, не учи Вовку, – сказала тётя Лена, – а то у него ума хватит, так наговорит лишнего, а мне потом оправдывайся. Захочет, сама все ему покажет.

– А это клитор, – перевел тему Олег, потрогав сморщенную складочку, – бабам нравится, когда его касаются.

– Все-то ты знаешь! – сказала тётя Лена, – да, но приятно только когда его нежно трогают.

Она продолжала держать влагалище раскрытым и другой рукой осторожно потянула сморщенную плоть. Появилась головка клитора, которая была с небольшую смородину. Мы продолжали смотреть на пизду. Я был совершенно заворожен зрелищем, ни на секунду не отводя глаз, а Олег все это уже видел не раз и временами отвлекался.

– А ты как подглядывал за своей мамкой? – спросил он.

– Да расскажи, Вовик, – поддержала тётя Лена, – интересно ведь.

Она поставила ногу обратно на пол и приготовилась слушать.

– Да это было всего пару раз, – ответил я, – первый раз, когда она мылась в летнем душе на даче. Тогда я только успел мельком сиськи увидеть. Пришла бабушка и мне пришлось убраться. А второй раз мы были с ней на пляже, и пошли в кабинки для переодевания. Там в стенках есть маленькие дырочки, и я осторожно заглянул в кабинку мамы. Она стояла ко мне боком, поэтому я увидел только немного попы.

– И всё, – разочарованно протянул Олег.

– Ну, у всех по-разному, сына, – сказала тётя, – у них так принято, а у нас так. Мы друг друга не стесняемся, а они наоборот.

– Может ещё удастся мамкину пизду увидеть, – приободрил меня Олег.

– Сами разберутся, – сказала тётя Лена.

– Мам, пусть твою пизду хорошенько посмотрит, а то где еще увидит, – сказал он, – мамка у меня красивая!

– Так пусть смотрит, я же не прячу её, – ответила она, – давай я раком постою, а вы глядите.

Тётя Лена встала на пол и легла грудью на полку. Она оттопырила попу и расставила ноги.

– Смотрите.

Я встал сзади её и просто не мог поверить своим глазам. Перед моими глазами находилась раскрытая пизда, было прекрасно видно все дырочки и складочки, даже сморщенное пятнышко ануса. Олег продолжал сидеть на лавке и только погладывал то на меня, то на мамку. Я заметил, что стручок Олега тоже встал, видимо, ему нравилось, что мамка показывает мне свои прелести, а у меня на неё стоит.

– Ого! Какие дружные ребята! – заметила наши писюны тётя Лена, – что так пизда моя хороша?

– А можно её потрогать? – спросил я.

– А почему нельзя? Потрогай, там зубов нет!

Свет от окошка освещал вид самого интересного и прекрасного зрелища. Я запустил пальцы в упругие волосы, стал медленно их перебирать. Ладошкой я ощущал тепло, идущее из раскрытой пизды. Очень нежно я положил всю ладонь на пизду и немного подержал её в таком положении. Постепенно я стал исследовать пальцами складочки в пизде моей тёти.

– Обмакни пальчики в смазку, мне так будет приятней, – посоветовала она, – она из дырки течет.

Из дырочки, как сопля, свисала крупная капля, которую я переместил на свои пальцы. Уже скользящими движениями я продолжил перемещаться по пизде. Помня, что тётя говорила о клиторе, я легонько потрогал его, также слегка потянул кожицу и обнажил головку. Одним пальцем я осторожно потрогал его.

– Не драконь меня, – тихо попросила она.

– Мамка так кончить может, – сообщил Олег.

– Так пизда у мамки поди не железная, – ответила она, – могу и кончить.

– А пацаны говорили, что некоторые бабы с сыновьями ебутся, – спросил Олег, – это правда?

– Я точно не знаю, – ответила она, – но такое может быть. Хотя это грех большой. Ебаться с мамками нельзя. На пизду смотреть можно, про то ничего не сказано, трогать тоже не грешно, а вот хуй в мамку пихать нельзя. Потому как ебаться это кровосмешение, а остальное баловство.

Тётя Лена выпрямилась и потянулась.

– Спина занемела, – сказала она, – ну, что, Вовка, тёткина пизда ещё ничего?

– Очень красивая, – ответил я, – продолжая стоять посреди бани с торчащим стручком и липкими от смазки руками.

Мы помылись и уже собрались уходить.

– Мам, мы ещё немного посидим, а ты не жди нас, – сказал Олег.

– Ну, посидите, – хитро посмотрела на нас тётя Лена и ушла.

Как только хлопнула входная дверь, Олег выглянул в предбанник.

– Ушла, – сообщил он, – теперь и подрочить можно.

– Ага, – согласился я, имея только представление как это происходит.

– Ты ещё никогда не дрочил? – спросил он.

– Я от пацанов слышал, но сам не пробовал, – признался я.

Олег встал и принялся дрочить. Я, глядя на него тоже начал. Оказалось, что это так просто и так приятно. Перед глазами все время стояла пизда тёти Лены, и я почти сразу достиг оргазма. Капля какой-то слизи появилась из дырочки моего членика. Олег гораздо дольше наяривал свой стручок, и кончил на пол.

– Это малафья, – сказал она, – от неё у баб рождаются дети.

Я посмотрел на эти мутные сопли, на меня они никакого впечатления не произвели. Весь мой разум был поглощён тёткиной пиздой, на которую я сегодня вдоволь насмотрелся. Только, почему-то хотелось взглянуть на неё ещё. Я прекрасно понимал, что здесь, у тёти Лены, я смогу ещё посмотреть на её пизду, а вот дома ничего подобного я никогда не увижу.

Вечером мы поужинали и разбрелись по комнатам. Мы с Олегом смотрели телек, а тётя Лена что-то читала в своей комнате. Через некоторое время мы пошли по кроватям.

Я лег и сразу уснул. Проснулся я от того, что кто-то тормошит меня.

– Вовка, Вовка, – теребила меня тётя Лена, – ты чего стонешь?

Спросонья я не понимал, чего от меня хотят. Оказалось, что я кричал во сне, а потом стал стонать. Наверное, на мой сон наложил отпечаток столь насыщенный событиями день.

– Ты как чувствуешь? – спросила тётя, – ничего не болит?

– Нет, вроде, все хорошо, – ответил я, – только пописать схожу.

– Пойдем вместе, я тоже хочу, – ответила она.

От этих слов я мгновенно проснулся и сунул ноги в тапки. Мы вышли на веранду, где стояло ночное ведро.

– Может просто на улице поссым? – спросила тётя, – чтобы завтра ведро не выносить, я так всегда делаю, когда погода теплая.

– Хорошо, – согласился я.

Мне очень хотелось ещё раз посмотреть, как она будет писать. Не скрою, мне это зрелище очень сильно понравилось. Только вот я не знал, увижу ли я что-либо в темноте. Во дворе фонарь был только в одном месте, около входной калитки.

– А где мы будем писать? – спросил я.

– Да хоть где, места полно, – беззаботно ответила тётя Лена, – а ты где хочешь?

– Около калитки, – честно сказал я.

– Ну и хитрец! – ухмыльнулась она, – опять на пизду посмотреть хочешь?

– Да.

– Ну, пойдём под калитку, – согласилась тётя.

Она задрала ночнушку и присела передо мной. Я тоже присел на корточки и уставился между ног тёти.

– Видно? – спросила она.

– Да.

– Ну, смотри, – сказала она и пустила струю, – понравилось смотреть как тётка ссыт?

– Ага, интересно, – ответил я, – один раз видел, как писает Анька, дочка тёти Иры, но у вас совсем другое.

– Я же тебе говорила, потому что у девочек пися, а у баб что? – она вопросительно посмотрела на меня.

– Пизда.

– Правильно, – одобрила она, – пися, она гладенькая, ровненькая, губёшки у неё маленькие, клиторок почти не виден, а тут смотри какая лохань.

Она широко раздвинула ноги, как бы приглашая оценить её пизду из которой всё ещё била довольно сильная струя. Я, не отрываясь, смотрел туда, а уже вставший стручок мешал мне удобно сидеть.

– Чего сам не ссышь? – поинтересовалась тётя Лена.

Я встал и спустил трусы, освободив своего твердого дружка.

– Да, таким хуйком ты нормально не поссышь, – внимательно посмотрев, сказала она.

Я попытался что-нибудь выдавить из себя. Понемногу моча всё же стала покидать мой членик. Тонкие, редкие струйки вяло вырывались наружу. Я тужился и тужился, постепенно опорожнив мочевой пузырь. Стручок даже на некоторое время стал мягче.

– Вы с Олегом в бане остались подрочить? – вдруг спросила тётя Лена.

– Да, – сознался я.

– Насмотрелся сегодня на пиздищу мою, вот тебя стояк и одолевал, – спросила она, – и Олежка с тобой за компанию. Так что ли?

– Ага, тёть Лен, – опять согласился я.

– Балбесы вы малолетние, – с укоризной сказала она, – я ему говорила, чтобы при мне не дрочил, так он тебя в соратники записал. Да я в принципе не против, просто не хочу, чтобы сын на меня дрочил. На пизду пусть смотрит, сколько угодно, а дрочит отдельно.

– А если мне? – спросил я.

– Что тебе?

– Мне можно дрочить?

– Дрочи сколь душе угодно.

– На вас можно мне дрочить? Вы разрешите?

– Ты же не мой сын, поэтому можно. Ты сейчас хочешь, наверное? Вон как елдак стоит.

– Хочу. Можно я попробую?

– Так начинай, чего зря стоять?

– А можно попросить, чтобы вы задом ко мне встали, как сегодня в бане? Раком?

Тётя Лена встала на ноги, развернулась лицом к забору и, задрав ночнушку повыше, оперлась на него руками. Она прогнула спинку и в свете фонаря моему взору снова предстала прекрасная картина, которую я уже видел совсем недавно. Было видно, как в тусклом свете на волосиках блестят оставшиеся мелкие капельки мочи, а вся внутренняя поверхность раскрытой пизды блестит глянцем. Глядя на эту красоту, я стал быстро дергать шкурку на членике. Тётя Лена, повернув голову, пристально наблюдала за моими действиями.

– Чего же ты так торопишься, миленький, – сказала она, – не спеши, у тётки вон у самой пизда потекла, дай хоть посмотрю на тебя вдоволь.

Действительно, из пизды свисала жирная капля смазки. Я слегка замедлил движения, но чувствовал, что разрядка уже близко.

– Подожди, родной, остановись на секундочку, – попросила тётя Лена, – погладь немножко пизду, а я тебе ещё приятней сделаю.

– Будем ебаться? – нерешительно спросил я.

– Нет, ебаться нам тоже нельзя, а вот по-другому я сделаю тебе очень приятно, – ответила она.

Скользящими движениями я перемещаться по пизде. Я легонько потрогал клитор, слегка потянул кожицу и обнажил головку. Одним пальцем я осторожно потрогал его. Тётя Лена слегка дрогнула, и я одёрнул руку.

– Всё хорошо, продолжай, – сказала она, нежно разминая мой членик.

Я не знал, что ответить и продолжил. Эта бордово-синяя бусинка стала заметно тверже, а я все продолжал легонько гладить её слюнявым пальцем. Мне стало понятно, что тёте Лене нравятся мои манипуляции, и я продолжал действовать в такт её телу.

Вдруг она выгнулась и захрипела. Я напугался не на шутку. Своими руками она прижала мою к пизде и продолжала корчиться. Я не знал что делать, но не шевелился. Через несколько секунд всё закончилось. Тётя Лена встала со мной рядом и мутными глазами посмотрела на меня.

– Ну ты и паршивец, – разбередил тётке пизду, что аж кончила, – надо отблагодарить тебя.

Я не понимал, что она имеет ввиду, но было ясно, что впереди что-то интересное.

– Как же хорошо! – сладко протянула она, – давно так не случалось, истосковалась пиздёнка моя.

– Тёть Лен, а ебаться сильно приятно?

– Да, это очень приятно. Это как дрочить, только ещё лучше. Вот то, что мне сейчас делал, это ты мне дрочил. Просто бабы дрочат по-другому, ну ты уже понял. Когда тебе кто-то дрочит, то ещё приятней, чем сам себе.

– Давайте я вам буду почаще дрочить, раз вам так приятно, – предложил я, – мне это тоже приятно.

– Хорошо, потом попробуем, – согласилась тётя Лена, – только не хочу, чтобы Олежка видел и знал. Придумаем чего-нибудь. А теперь давай я тебе подрочу.

Она запустила несколько пальцев в пизду и намочила их смазкой, встала за моей спиной и влажной рукой стала нежно дрочить мой членик, а второй рукой она легонько мяла мои яички. Я ощутил, как большая грудь прижимается к моей спине. Мне было невероятно хорошо, тётя Лена говорила правду, когда дрочат тебе это намного приятней.

– Давай, мой маленький, давай мой сладенький, – шептала она мне в ухо.

И вот, наконец, я ощутил оргазм. Как же мне было хорошо, такого я никогда раньше не испытывал, и даже не смог бы с чем-то сравнить.

– Вот молодец, – похвалила меня тётя, – пусть отдохнет хуёк, а то устал за сегодня.

– Я посижу немного, надо отдышаться, – сказала тётя Лена.

– Я тоже, – ответил я, присаживаясь рядом.

– Мужика у меня давно не было, – грустно сказала она, – а себе дрочить мне не сильно нравится. А ты меня прямо завел сегодня. Спасибо, мне очень понравилось.

– А где ваш муж? – по наивности спросил я прямо.

– У меня никогда мужа не было, – подумав, ответила тётя, – Олежку я родила для себя от одного хорошего парня. Мне очень хотелось ребенка, годы то уходили, а замуж не звали. Вот я и не стала долго тянуть.

– А я сначала подумал, что вы ебётесь с Олегом, – сказал я, – как-то странно поначалу всё это для меня было. Он пизду вашу видит, когда захочет, а вы не против этого.

– Да ну что ты, ни за что я с сыном ебаться не стану. А что, пизду мою видит, так мы никогда с самого его рождения друг друга не стеснялись, и в баню вместе ходили. Ты не думай, обычно, мы там просто моемся. Это сегодня он попросил показать тебе пизду. Он ведь не знал, что мы так интересно поссали вместе. Вот я и показала тебе всё. В остальном мы такие же обычные как все. Друг другу мы не дрочим, потому что он мой сын, а я его мать.

– Так интересно, – сказал я, – ещё утром и мечтать не мог, чтобы увидеть живую голую женщину, а вот и увидел и ещё пизду посмотрел и как пизда писает.

– А что больше всего понравилось, пизда?

– Все очень понравилось, но больше всего как вы писали. Когда мы в первый раз пошли писать вместе с Олегом, я тогда только чуть-чуть глянул на вашу пизду, я не знал можно туда смотреть или нет. А потом второй раз так забавно получилось. Вы сами сказали, что можно.

– И разве с нами произошло что-то плохое, когда ты увидел мою пизду?

– Да вроде бы нет.

– Вот так-то. Я про это и говорю. Это всего лишь тело. Ну, увидел Олег меня или ты, так что в этом страшного? Ну, пизда как пизда, у ваших жен будет такая же. Так что хоть будете знать, как с ней обращаться. Понял, малой?

– Ясно.

– Спать идем?

– А вы писать больше не хотите?

– Вот ты неугомонный! Уже не хочу! Схожу, подмоюсь после наших забав.

Тётя Лена ушла на летнюю кухню и вернулась через пару минут.

– Пошли спать, завтра придумаем что-нибудь. У нас еще где-то десять дней впереди.

– А потом? – заволновался я.

– А потом будет перерыв, – ответила она, – бабам каждый месяц приходится делать перерыв, так нас создала природа.

Я ничего не понял, но пришлось идти спать. Утром мы встали с Олегом не сильно рано. Тёти Лены дома не было.

– Мамка скоро вернется, она на ферме, скот осматривает, – объяснил Олег.

– А нафига она их осматривает?

– Так ведь она ветеринар, это её работа.

– Понятно.

Через полчаса пришла тётя Лена, и мы вместе позавтракали.

– Пацаны, чем сегодня будете заниматься? – спросила она.

– Да пока не решили, – отозвался Олег, – на речку сходим, а потом будет видно.

– Тогда пойдем вместе сейчас, – предложила тётя, – у меня смена в обед.

– Ну, мам, что ты с нами пойдешь, – не очень обрадовался Олег, – мы может, кого из пацанов вытащим с собой.

– Ну, тогда идите, – с обидой ответила она.

Мне не сильно хотелось на речку, ведь с пацанами я ещё успею повидаться. Гораздо интересней мне было остаться дома, и, может быть, получится опять увидеть её пизду.

– Может я не пойду на речку, – тихо спросил я Олега.

– Да ты чего? – удивился он, – накупаемся, с пацанами в картишки перекинемся, пойдем, будет четко.

– Я хочу тётю Лену попросить, чтобы она ещё мне показала пизду. А то потом она опять убежит.

– А, понравилось! – согласился Олег, – тогда оставайся, я до обеда точно не вернусь. Конечно, покажет.

Олег собрался и убежал, а мы остались вдвоём.

– А ты что не пошёл? – спросила тётя Лена.

– Всё утро я ждал, чтобы попросить вас ещё раз показать пизду. Можно?

– Можно. Я сейчас умоюсь, и будем смотреть.

Через несколько минут она вернулась в домашнем сарафане.

– Я готова. Специально терпела, не ссала, хочу уже сильно. Пойдём, наверное, опять в баню.

– Ага!

Сердце моё снова бешено застучало, предчувствуя замечательные впечатления. Мы вошли в баньку, и, чтобы не было жарко, оставили двери приоткрытыми. Тётя Лена быстро скинула в предбаннике сарафан, и, виляя попой, зашла внутрь. Она сразу поставили на пол алюминиевый таз.

– Беги сюда быстрей, – позвала она меня, пока я снимал одежду, – а то начну без тебя.

Я пулей скинул с себя всё и заскочил внутрь. Тётя уже стояла над тазиком и переминалась с ноги на ногу. Я быстро присел перед ней и приготовился к просмотру. Она сразу опустилась над посудой, и мощный напор ударился о металл. Сразу появился запах мочи. Он был приятен моему носу. Тазик быстро наполнялся пенной жидкостью. Моему восторгу не было предела, и я подставил ладошку под струю.

– Ну, ты даёшь, – удивилась тётя, – тебе действительно нравится это дело.

– Она такая тёплая и приятная, – ответил я.

– Ладно, раз нравится, то продолжай, – одобрила она.

– Можно я вам после этого подрочу? – спросил я.

– Я сама хотела тебя попросить, – призналась тётя Лена, – всю ночь пиздища стонала, ласки твои понравились.

Она закончила писать и вылила содержимое таза в слив. Потом зачерпнула ковшик воды и подмыла себя, выплеснув остатки воды смыв мочу.

– Тебе как удобней? – спросила тётя, – как мне расположиться?

– Давайте как вы сами хотите, – ответил я.

Тётя Лена залезла на полок и сидя на попе, широко развела ноги. Снова я увидел полностью раскрытую пизду, которая показалась мне ещё красивей. Я потрогал дырочку, из которой текла смазка.

– Вставь туда пальчик и подвигай там, – попросила она, – как же приятно!

Тётя сама открыла головку клитора и я, смочив в смазке пальцы другой руки, начал нежно поглаживать её. Тётя Лена запрокинула назад голову и часто задышала.

– Давай, мой сладенький, ещё чуть-чуть, – шептала она, – не торопись, я уже сейчас…..

Она снова выгнулась, мелкие волны судорог пробегали по её телу.

– Тссссс, – остановила она меня, – оставь только пальчик и немного подвигай им.

Я так и сделал. Тетя всё ещё пыхтела, а её пизда отчетливо пульсировала и я это чувствовал своим пальцем. Я все ближе и ближе рассматривал пизду, она была прекрасна и замечательно пахла, дурманя мой разум. В этот момент я впервые отчетливо осознал, что мне хочется лизнуть пизду. Именно эту, тёткину пизду. Мне не казалось это противным или чем-то нехорошим. Я не думал тогда, будет ли тете от этого приятно, мне просто очень захотелось лизнуть этот орган, попробовать его вкус.

Пока она приходила в себя, не вынимая палец, я стал посасывать затвердевшие соски. Тётя Лена одной рукой трепала мои волосы.

– Как же хорошо! – томно произнесла она, – спасибо, миленький мой.

– Тёть Лен, а можно я немножко полижу? – тихо спросил я.

– Что полижешь?

– Вашу пизду.

– Да ты что? Зачем это?

– Мне хочется.

– Вовик, миленький, да зачем же тебе понадобилось мою пиздень лизать? Это же нехорошо.

– Она так вкусно пахнет, что мне хочется её лизнуть. Я только чуть-чуть попробую.

– Не надо. Где ж это видано, чтобы малец взрослой бабе в пизду язык совал? Нет, не надо.

– Да я только попробовать хочу, какая она на вкус.

– Вовик, не надо, не вгоняй тётку в стыд. Хочешь смотри, хочешь трогай, хочешь ссать буду перед тобой, а язык свой туда не суй. Да не дай бог, ещё Олежка узнает, так совсем беда будет.

– Ладно, не буду.

– Давай лучше я подрочу тебе, ложись на полок.

Я залез наверх и вытянулся. Тётя Лена, смочив пальчики собственной смазкой, принялась нежно дрочить мне. Я кончил очень быстро, и она поцеловала меня в щёку.

– Давай уже заканчивать, надо приготовить обед, а то мне скоро бежать надо.

– Хорошо.

Мы ополоснулись слегка, и пошли в дом. Я помогал тёте с готовкой. Вскоре вернулся Олег. Он посмотрел на нас и улыбнулся.

– Мам, ну что, Вовке пизду показала? – спросил он.

– Показала и потрогать дала, – весело ответила она, – так с вами никакие дела не сделаешь, только и буду всё время пизду показывать.

– Да я уже там всё видел, – отозвался Олег, – это Вовке интересно.

– А тебе уже мамкина пизда не нравится?! – шутливо спросила тётя Лена.

– Мам, да что ты, очень нравится, – успокоил он мать, – люблю тебя.

– Так-то лучше, – улыбнулась она.

Остаток дня мы провели с Олегом, шатаясь по деревне вместе с пацанами. Вечером мы собрались около лесопилки и пацаны рассказывали мне всякие забавные истории. Я пытался слушать, но все мои мысли были заняты тётей, вернее её пиздой.

– Пацаны, а кто из вас у мамки пизду видел? – спросил Олег, – Вовка городской, он думает, что я придумываю.

Пацаны наперебой стали рассказывать, кто видел и при каких обстоятельствах.

– Вот, видишь, у нас каждый видел, – сказал мне Олег.

– А ты разве у своей мамки не видал, – спросил меня рыжий парень Андрюха.

– Нет, как-то не получалось, – признался я.

Пацаны снова загалдели, обсуждая столь неожиданную новость. Я молчал и слушал, как они, перебивая друг друга, давали мне советы. Меня раздирали смешанные чувства, с одной стороны было интересно их слушать, а с другой я не хотел, чтобы меня обсуждали. Поэтому я просто молчал.

– Лёха Николаев со своей мамкой, тётей Людой ебутся, – сказал Валерка, – я слышал, как тётя Люда с моей мамкой по пьянке про это говорила.

– Да это итак все знают, – ответил Олег, – а нам то что, пускай ебутся, они же ни к кому не лезут.

– Да, да, – согласились пацаны, – сами разберутся.

– А к нам в том году приезжали мамкины сёстры и мы все вместе пошли в баню, – сказал Вадик, – они сначала замешкались, вроде стеснялись меня, а мамка сказала: «Вы, что, думаете, он пизду никогда не видел?». Они разделись и пошли внутрь. Тогда я первый раз видел, что у взрослой бабы пизда выбрита, как у малолетки. Я спросил: «Тёть Аня, а почему у тебя пизда побрита?». Все бабы стали ржать, а она отвечает: «Чтобы тебе видно было». И раскинула ноги.

Пацаны дружно засмеялись. Мне было интересно слушать такие рассказы. Но день заканчивался, и мы стали расходиться. Вечером ничего интересного не произошло, и дело шло ко сну. Лёжа в кровати, я прокручивал события сегодняшнего дня и мечтал снова посмотреть на красивую пизду тёти Лены.

Я проснулся от того, что кто-то ходил по дому. Он старался не шуметь, и, по характеру звуков я определил, что это тётя Лена. Я моментально взял в руки шлёпанцы и тихонько вышел из комнаты.

– Ты что не спишь? – спросила она.

– А вы? – тоже спросил я.

– Пить вставала, – ответила она, – ссать пойдёшь?

– Ага.

Мы тихонько выскользнули на улицу.

– Туда же? – спросила тётя.

– Да.

Мы снова расположились в уже знакомом месте. Тётя Лена полностью сняла ночнушку я присела.

– Смотри, какая у тётки большая ссыкливая пиздища! – пошутила она, – смотри, всё ссыт и ссыт.

– Мне нравится как она ссыт, – ответил я.

Я досмотрел и тоже принялся выдавливать струйки из своего твердого малыша. Тётя Лена продолжала сидеть на корточках и внимательно смотрела на писающего меня.

– Знаешь, а в этом действительно что-то есть, – задумчиво произнесла она, – меня возбуждает, когда ты смотришь на мою ссущую пизду, и она сразу начинает течь.

– Тёть Лен, давай я подрочу тебе, – попросил я.

– Я уже боялась, что не предложишь, – пошутила она.

Тётя Лена снова стала раком, опираясь на забор, а я снова залюбовался этой красотой. Выпирающий пирожок тётиной пизды на фоне белой попы заманчиво поблёскивал в свете Луны. Я погладил округлые ягодицы и погрузил пальцы в пизду. Она буквально рыдала, настолько много было смазки. Украдкой я втянул пьянящий запах тётиного органа, она был терпкий и волнительный. Уже по-хозяйски я ввёл палец в тётю, а другой рукой стал легонечко дрочить клитор. Тётя Лена извивалась и глубоко сопела, и это заводило меня ещё больше. Мне очень сильно хотелось сделать ей приятно, ведь она первая в моей жизни, познакомившая меня с женским телом. За это я был ей невероятно благодарен. И вот теперь, доверив моим рукам свою пизду, она была достойна самого лучшего оргазма, на который я был способен.

Наконец её попка заходила ходуном и тётя сдавленно захрипела. Я не вынимал палец из неё и продолжал аккуратно поглаживать клитор.

– Какой же ты молодец, – наконец произнесла она, – аж стыдно, что из пизды льёт водопадом.

– Тёть Лен, давай будем каждую ночь сюда выходить? – предложил я, – а я дрочить буду, вам же нравится.

– Нравится, Вовик, нравится, – вздохнула она, – что я буду делать, когда ты уедешь? Я ведь вижу, как ты стараешься, так мою пизду никто баловал.

– А я что буду делать, когда домой вернусь? – ответил я грустно, – там мне не у кого посмотреть и потрогать.

– Ничего, ты ещё малой, вот вырастешь, и насмотришься, и натрогаешься вдоволь, – утешила мне тётя.

– Да это когда ещё будет, – протянул я.

– Тогда мамку попроси, – сказала она, – просто скажи, что никогда пизду не видел, а глянуть интересно. Вдруг возьмет, да покажет.

– Если я при ней скажу слово «пизда», то она меня просто убьёт, – ответил я, – мне такие слова говорить нельзя.

– Тогда скажи как можно, покажи письку или вагину, – продолжала тётя.

– А что это, вагина?

– Пизда, по-научному.

– Ясно, – ответил я, – всё равно как-то страшно с ней говорить на эту тему.

– Ты только про наши шалости никому не говори, – предупредила тётя Лена. Давай я подрочу тебе и пойдём.

Посидев ещё немного, мы пошли спать. Остальные дни нет смысла описывать, они были похожи друг на друга. Каждую ночь я доводил тётю до оргазма, а она нежно ласкала мой членик. Я не переставал удивляться, почему я каждый день вижу и трогаю тётину пизда, а мне хочется еще и ещё.

В субботу снова была баня. Мы с Олегом всё подготовили. Вечером мы вместе пошли мыться. Я уже не так остро реагировал на голое тело тёти Лены, но от пизды взгляда не отрывал.

– Мам, у Вовки вон на твою пизду опять стоит, – усмехнулся Олег.

– А разве она не красивая, чтобы от неё не встал? – шутя, ответила она, – нравится, пускай смотрит. Вовик, тебе нравится?

– Нравится, тёть Лен, – отозвался я.

– Смотри на здоровье, скоро уезжать, – сказала она.

Мы напарились и намылись и Олег попросился уйти в дом. Мы не стали возражать.

– Тёть Лен, постой раком, я ещё посмотрю на тебя, – попросил я.

– Да конечно смотри, – отозвалась она, – с меня не убудет.

Тётя встала в привычную позу, а я присел на корточки за ней. Это действительно было очень красиво. Розовое лоно чистой пизды манило меня.

– Будь что будет, – подумал я и погрузил язык прямо в дырочку.

Тётя Лена не сразу поняла, что это коснулось её. За эти секунды я успел провести языком по всей пизде, и только тогда она спохватилась.

– Ну что же ты делаешь?! – затараторила тётя, – я ведь просила не лизать мою пизду!

– Но она такая красивая, такая вкусная, что я не удержался, – виновато оправдывался я, – простите меня.

– Ну не дело это, пизду мне лизать, – тихо сказала она.

– Я только попробовал, – ответил я.

– Ну и как? – спросила она, – рассказывай теперь, какая она на вкус.

– Очень вкусная, хотя я только чуть-чуть лизнул, – признался я.

– Неужели пизда может быть вкусной? – не поверила тётя Лена.

– Мне понравилось, я бы ещё полизал, – признался я, – у вас она такая сладкая.

– Опять вгоняешь меня в краску, – ответила тётя, – из-за тебя опять придется подмываться, вся пизда в смазке.

– Давайте я её подмою.

– Давай.

Я стал старательно мыть тётину промежность из набранного ковшика.

– Тёть Лен, ну можно я ещё её чуть-чуть полижу? – умоляюще попросил я.

– Ну, зачем она тебе понадобилась? – не понимала меня она, – ты же уже побывал там языком.

– Мне очень сильно понравилось, хочу хорошо там всё полизать, – не унимался я.

– Ладно, чёрт с тобой, – согласилась она, – сейчас только шторы на окне полностью задерну и дверь закрою.

Я был рад невероятно. Ещё немного, и я смогу полизать большую, волосатую, взрослую пизду.

– Надо, чтобы тебе было приятно, – сказала тётя, ещё раз подмывая себя.

Она села на полок и широко развела ноги. Я жадно погрузился в розовую пещерку тётиной пизды. Я лизал, лизал и лизал без остановки, не упуская ни одного уголка, засовывал язык в дырочку и засасывал длинные лепестки малых губ.

– Это волшебно, – натужно прошептала тётя, – подрочи мне язычком, пожалуйста.

Тётя Лена оттянула кожицу, и обнажила головку клитора, а я принялся лизать её.

– Нежнее, ты сильно трешь его, – попросила она, и я сделал, как она просит.

Буквально через минуту тётя достигла пика. Её попа скакала в такт подкатывающим волнам оргазма, а я, удерживая за бедра, продолжал буравить языкам текущую дырочку.

– Это было самое лучшее, что я испытывала в жизни, – прохрипела тётя Лена, – спасибо мой миленький.

Она принялась тискать меня и целовать. Было понятно, что тётя довольна и у меня получилось её порадовать. Сам же я был счастлив от, того, что вдоволь насладился вкусом женщины. Тётя Лена спустилась на пол и продолжила обнимать меня.

– Миленький мой, – горячо шептала она, – первый раз со мной такое, никогда не было так хорошо.

Она прижимала меня к себе и продолжала покрывать поцелуями. Внезапно она опустилась на колени, и мой членик оказался у неё во рту. Она сосала его усердно, иногда помещая в рот вместе с яйцами. Мне было очень приятно, но рваный темп не давал мне настроиться на нужный лад.

– Я тоже хочу сделать тебе очень приятно, – сказала она, вынув изо рта мой небольшой стручок, – тебе нравится?

– Очень нравится, – ответил я.

– Ты спрашивал, приятно ли ебаться, так это выглядит так, – сказала она, – представь, что мои губы, это пизда, а ты вставляй туда хуй и двигай им.

Она сделала губы трубочкой и плотно сомкнула их. Я вставил туда членик и стал двигать. Действительно, ощущения были непередаваемые. Я освоился и взял подходящий темп. Раз, раз, раз и я кончил. Кайф был полнейший!

Тётя Лена отстранилась и села на лавку. Она заплакала.

– Тёть Лен, вы что? – заволновался я, – вам плохо? Давайте я вам ещё пизду полижу.

– Мне хорошо, Вовик, просто мне очень стыдно, – тихо произнесла она, – я только что совратила тебя, нет мне прощения.

– Да вы что, – горячо принялся я успокаивать её, – я очень сильно рад, что вам было приятно. Не думайте, я никому ничего никогда не скажу. Я же понимаю.

– Хорошо, малыш, спасибо тебе, – отозвалась она, – только я всё равно дура набитая.

– Я вас очень люблю, и не сделаю плохо, не переживайте.

– Да мне перед собой стыдно.

– Но я же не Олег, поэтому не грех это.

– Ты мой племяш, да ещё и малой.

Неспешно мы собрались и пошли домой. Олег смотрел телевизор и ни о чем не спросил. Ночь прошла спокойно, мы не ходили на улицу.

Наступило воскресенье, последний день моего деревенского турне. Тётя Лена была весь день задумчива, с нами разговаривала мало. После обеда Олег куда-то убежал, пообещав быть не раньше ужина. Как только он вышел, я посмотрел на тётю Лену.

– Давайте в последний раз, – предложил я.

– Давай, – неожиданно быстро согласилась она.

Тётя Лена подошла к умывальнику и долго подмывала промежность. Я понял, чего она хочет. Раздевшись, она легла на кровать и раскинула ноги, приглашая меня. Я встал на колени и плюхнулся в её пизду. Я старался всё делать как вчера, я тётя поправляла мою голову, задавая ритм. Достаточно быстро она кончила. Сейчас тётя не стала себя сдерживать и кричала в голос. Мы некоторое время лежали на кровати, восстанавливая силы.

– Хочешь по-взрослому поебаться? – неожиданно спросила она.

– Хочу!

Она повернулась ко мне попой, стоя раком на кровати, сильно прогнулась в пояснице, и раздвинула руками пизду. В полностью раскрытой пизде виднелась та самая дырочка.

– Вставляй туда, – сказала она, – там сейчас Ниагарский водопад.

Я пристроился сзади и аккуратно вставил свой стручок в эту дырочку. Ощущения были приятные. Я сделал несколько движений, но мне не хватало длины.

– Нравится? – спросила тётя Лена.

– Приятно, но он вываливается.

– Пизда ещё великовата для него, – ответила она, – ну хоть попробовал. Тебе подрочить, или как вчера?

– Как вчера.

Тётя Лена снова встала на колени на пол, и я начал ебать её ротик. Так было значительно лучше. Я смотрел в глаза тёте Лене и продолжал орудовать своим небольшим органом у неё во рту. Я кончил и сел на кровать.

– Спасибо, тёть Лен, – поблагодарил я её.

– Это тебе спасибо, опять сделал мне хорошо.

На следующий день мы отправились на остановку. Олег не захотел с нами идти, и мы попрощались с ним. Мы взяли мою сумку и пошли. Остановка была пустая, так как все разъехались ещё ранним утром.

– Давай поссым напоследок, – предложила тётя Лена.

– Давайте!

Мы зашли за остановку и спустились в кювет, где нас не было видно с дороги. Я первый достал свой стручок и пописал. Тётя смотрела на меня любящими глазами. Теперь настал её черед. Она привычно стянула трусы и села на небольшой пригорок передо мной. Я понимал, что сейчас она писает именно для меня. Вот из раскрытой щели вырвалась первая золотистая струйка. Тетя Лена глянула себе между ног, как будто никогда этого не видела раньше, и, переведя взгляд на меня, продолжила писать. Я, не отрываясь, любовался этим великолепием. Но вот всё закончилось. Через несколько минут подошел автобус.

– Не забывай мою пизду, – шепнула мне в ухо тётя Лена и поцеловала в щёку.

– Не забуду, – пообещал я.

Всю дорогу я размышлял над тем, что произошло за эти две недели. Дома меня встретили родители, которые соскучились по мне. А вот я совсем не соскучился. После стандартных вопросов как я провел время, все мы продолжили заниматься своими делами. Жизнь вернулась в прежнее русло. Каждый день я дрочил в туалете, вспоминая тёткину пизду.

Прошло несколько месяцев, и всё это время я ощущал непреодолимую потребность ещё раз увидеть настоящую пизду. Но как это сделать, я не знал. Родители не планировали в ближайшее время навещать тётю Лену, да и я не был уверен, что в их присутствии у нас что-то получится. Иногда мама внимательно смотрела на меня и спрашивала, что со мной происходит, почему я такой грустный. Но я не мог сказать ей правду, так как даже маленький намек мог крупно навредить тёте Лене.

Я стал пытаться подсматривать за мамой, зная заранее, что шансы на успех не велики. Иногда я мельком видел мою мамочку в нижнем белье, но этого было недостаточно. Лишь один раз я полностью увидел её грудь и несколько секунд смотрел на белые трусики, под которыми просматривалась тёмная подушечка на лобке. Это случилось, когда я вернулся домой, а мама не услышав, вышла из ванной. Тогда она также растерялась, и несколько секунд мы молча смотрели друг на друга.

Маленькая щель была только в нашей ванной, но через неё ничего рассмотреть было невозможно. Тем не менее, я находился именно возле неё, когда мама мылась.

Один раз дверь ванной внезапно открылась. Мама была только в трусиках.

Я только успел отскочить от двери, и она меня не задела. Я сидел на полу с испуганным лицом.

– Я давно поняла, что ты подглядываешь за мной, – твердо сказала мама, – зачем.

– Не знаю, – ответил я.

Я часто поднимал глаза и бросал взгляд на мамины трусы, а она славно специально встала вплотную ко мне и я видел темные волосы под тканью. Потом вскочил и убежал в комнату.

Мама одела халат и зашла в мою комнату. Я сидел на кровати и тихо сопел.

– Давай поговорим, – сказала мама.

Я продолжал молчать, не зная чего ждать от неё.

– Ты давно шпионишь за мной? – спросила она, – зачем ты так поступаешь?

Мне по-прежнему не хотелось говорить, тем более, что я догадывался, что всё закончится банальной выволочкой.

– Ну что ты молчишь? – не отставала мама, – я ведь пришла не ругаться, а поговорить.

– А потом станешь ругаться, – возразил я, – ты так всегда поступаешь.

– В этот раз не буду, обещаю, – ответила она, – просто объясни мне своё поведение, чтобы мне стало понятно, что с тобой происходит.

– Да что тут объяснять, просто я подсматривал за тобой, вернее пытался подсматривать, – ответил я.

– Вот как, ты хочешь увидеть меня голой? – спросила она.

– Да, хочу.

– А там, возле ванной, ты разве не видел меня раздетой?

– Нет, там щель очень маленькая, и ты постоянно крутишься. Поэтому ничего не видно.

– А что ты хотел у меня посмотреть? Наверное, письку?

– Все хотел, но больше всего её.

– А почему просто не сказал мне?

– Боялся, что ругаться станешь.

– Да я бы не ругалась.

– Мам, ты хочешь сказать, что покажешь мне?

– Если ты очень этого хочешь, то покажу. И если ни с кем про это трепаться не будешь.

– Мама, я клянусь, всё только между нами.

– Хорошо. Ты сейчас будешь смотреть?

– А можно?

– Сейчас, только домоюсь и приду.

Я не верил в реальность происходящего. Моя мама мне сейчас покажет свои заветные места! Непостижимо!

Мама вернулась из ванной совершенно голой с халатом в руке.

– Пожалуйста, смотри, – спокойно сказала она.

Я осмотрел маму со всех сторон, она была прекрасна. Я встал на колени и принялся рассматривать мамину письку. В отличие от тёти Лены, мамина была покрыта тёмными короткими волосами, через которые едва просматривалась щелка. Мама трепала мои волосы, а всё ещё продолжал её изучать.

– Интересно впервые увидеть женщину? – спросила мама, – нравится?

– Мам, очень интересно, ты невероятно красивая, – ответил я, – а можно посмотреть дырочку из которой я родился?

– Можно, – улыбнулась она и легла на диван.

Я склонился над писькой, и подвинул мамины ножки, разведя их в стороны. Вот она, пизда моей мамы, открытая моему взору. Вот эта маленькая дырочка, которую я мечтал увидеть. В сравнении с тётей Леной, писька мамы была заметно меньше, не такой большой. Губки мясистые, но не такие длинные, а цвет внутри ближе к красному. Одним словом, замечательная, очень красивая писька.

– Вот это пизда! – неожиданно для самого себя вырвалось из меня.

– Вот это благодарность, – удивленно протянула мама, – откуда такие слова знаем, молодой человек?

– Во дворе слышал, – ответил я, – прости, мам. Просто она очень красивая.

– Да, ладно, я пошутила, – рассмеялась она, – она ведь действительно пизда. Давай заканчивать, для первого раза итак много.

– А потом можно будет ещё?

– Посмотрим, как вести себя будешь. Понравилось?

– Очень! Мам, а можно тебя ещё кое о чём попросить? Только обещай не ругаться.

– Говори уже.

– Можно мне посмотреть, как ты писаешь? Я никогда не видел, как женщины это делают.

– Ну, ты и подхалим. Стесняюсь я перед кем-нибудь это делать, а перед сыном ещё более стыдно. Я сейчас всё равно не хочу, а за это время подумаю.

Я обнял и поцеловал маму, она сделала мне шикарный подарок. И теперь я понял, что смогу регулярно видеть её пизду. За размышлениями время пролетело быстро. Очень хотелось подрочить, но надо было дождаться ответа мамы.

– Ладно, пойдём, – позвала она, – посмотришь как девки дудонят.

Она зашла в туалет и села на унитаз, а я опустился перед ней на колени.

– Ну что, готов?

– Да.

Мама немного приподнялась и посмотрела себе между ног. Раздвинув максимально широко ноги, малые губки разошлись в стороны. Мой пульс зашкаливал в ожидании захватывающего акта. И вот побежали первые слабые струйки, а за ними плотная мощная струя. Мама продолжала писать, а я увлеченно наблюдал за этим.

– Чем мы с тобой занимаемся? – грустно сказала мама.

– Это очень интересно и красиво, мамочка, – ответил я.

Она закончила, оторвала кусочек бумаги и промокнула промежность.

– Вот и всё, так писают девочки, – уже весело сообщила она.

– Мамуль, спасибо тебе, мне очень понравилось.

– Всё разглядел в мамкиной пизде?

– Все. Потом можно будет ещё посмотреть?

– Я уже тебе говорила.

Она чмокнула меня и пошла одеваться. Весь остаток дня я бегал в туалет и яростно дрочил своего малыша. Мама стала иногда демонстрировать свои прелести, всегда предварительно немного поломавшись. Обычно она спускала трусики и становилась передо мной раком, открывая изумительны вид моему взору. Я несколько раз делал попытки лизнуть её там, но она пресекала их. Иногда, когда мама была в хорошем настроении, просто звала меня: «Пойдем, пописаем». Я никогда не отказывался и с удовольствием смотрел за процессом, а она молча наблюдала, как писаю я. Всё это случалось когда мы были дома одни, а такое выпадало редко. Где-то через полгода, мама позвала меня в свою спальню. Она лежала на кровати голая с широко расставленными ногами.

– Поцелуй меня сюда, – сказала она, разведя пальчиками малые губки.

Я очень удивился, но сразу прильнул губами туда.

– Просто поцелуй, и всё, – сказала мама.

Я не отрывал губы оттуда и аккуратно вставил язык в дырочку. Мама тяжело дышала, но лежала неподвижно. Мой язык ощутил вкус моей мамы, он был более терпкий, чем у тёти Лены, но не менее приятный.

– Спасибо, сынок, – наконец произнесло она, и отстранила меня, – это было приятно.

В 19 лет у меня появилась девушка, такая же одержимая сексом, на которой я женат до настоящего времени.

Тетю Лену я после того лета видел всего один раз. Ей предложили работу в крутой ветклинике и они с Олегом переехали в другой город. Там она вышла замуж и родила дочку. Олег после армии остался в том же городе на Дальнем Востоке, и домой не вернулся.

Мы с родителями ездили на свадьбу к тёте Лене и там я видел её в последний раз. Мне тогда только исполнилось 16.

– Ну, что племяш, вспоминаешь тёткину пизду? – спросила она меня тихо, воспользовавшись моментом.

– Конечно, помню, – шепнул я, – она прекрасна.

– Спасибо тебе, дорогой!

– Вам спасибо, я это никогда не забуду.

Больше мы никогда не виделись с моей тётей Леной, фактически ставшей моей первой женщиной.

Лет восемь назад, я заскочил навестить маму. Отца уже не было с нами, и она жила одна. Мама заметно постарела, но выглядела хорошо для своего возраста. Это была сухенькая невысокая женщина. Я никуда не спешил, и мы долго сидели за столом, чаёвничая. Мы обменивались новостями, мама рассказывала про каких-то родственников, которых я в глаза никогда не видел, а я не перебивал её, давая возможность выговориться.

– Володя, ты помнишь, как первый раз попросил меня показать пизду? – вдруг спросила она.

– Помню, словно это было вчера, – ответил я.

– Правда тогда было волнительно? – продолжала мама.

– Да, мам, очень волнительно и возбуждающе, – сказал я, – я тогда думал, что ты откажешь.

– Сказать по правде, мне самой хотелось тебе её показать, – призналась мама, – когда я была на юбилее у бабушки, Ленка мне проболталась, что вы вместе мылись в бане. Я тогда опешила от такой новости.

– Только как вместе мылись? – уточнил я.

– Да, но подозреваю, что там было ещё что-то, – ответила мама, – пусть это останется на вашей совести, да уже лет сколько прошло.

– Вы, что, все вместе мылись?- спросила я Ленку, – и пацаны тебя видели голой?

– Ну да, – ответила она, – а что такого-то? Я с Олежкой всю жизнь вместе мылась, и ничего.

– Да, но в его возрасте рановато на голых баб смотреть, – пыталась возражать я.

– Да что ты так завелась? – не сдавалась Ленка, – посмотрел пацан на пизду, и что из этого проблему раздувать?

– В каком смысле посмотрел? – обалдела я, – он, что рассматривал её?

– Ну да, посмотрел, – ответила она, – потом попросил потрогать, я разрешила.

– Ленка, да ты с ума сошла! – воскликнула я, – перед малым пиздой крутила, а потом он ещё ковырялся в ней!

– Не раздувай из мухи слона, они же с Олежкой вместе были, посмотрели, потрогали, и всего то. Знаешь как это приятно? Когда Олег первый раз потрогал мою пизду, я чуть не кончила от счастья. Когда твой сын прикасается к тебе там, это совсем непередаваемые ощущения, и с какими мужиками не сравнить.

– Поверить не могу! – ахнула я.

– Да пойми же ты, они выросли и им уже интересны бабы. Нельзя подавлять в них природное любопытство, а то вырастут не понять кем. Лучше уж пусть о бабах думают. Раз уж время пришло, то всё равно найдут, у кого смотреть, только кто она будет это вопрос. Да ещё подцепят ещё чего-нибудь. Лично я не собираюсь перед Олежкой прятаться, пускай смотрит, если нравится. Не развалюсь от этого.

– Ну, Ленка, ты даёшь!

– А ты сама попробуй и сама всё поймёшь. Твой Вовка славный, ручки у него нежные и мягкие. А ещё, бабы ему очень нравятся, я это сразу вижу.

– Ладно, подумаю. Всю жизнь, Ленка у тебя пизда чешется!

Мы тогда ещё долго смеялись.

Я долго размышляла над этой информацией, и пришла к выводу, что меня задело то, что впервые ты увидел пизду какой-то тётки, хотя моя совсем не хуже. Я видела, что ты пытаешься подсматривать за мной и со временем созрела до этого. Поэтому к той ситуации я уже была готова. Если ты обратил внимание, то видел, что внизу у меня не первобытные заросли, а всё аккуратненько подстрижено. Женщина всегда готовится к таким вещам.

Я решила, пускай посмотрит, что в этом плохого. А потом ты попросил пописать при тебе. Меня это настолько сильно завело, что когда я писала, моя пизда уже вовсю текла.

– Ничего себе, – удивился я, – а чего же ты мне её раньше не показала?

– Я ждала удобного момента, инициатива должна было исходить от тебя, – продолжала мама, – я же не могла ни с того ни с сего сказать тебе: «Вова, давай мама тебе свою пизду покажет».

Мы дружно рассмеялись.

– Тогда появилось много всякой литературы, и я где-то прочитала, что у одной народности в Индии есть интересный обычай. Перед первой брачной ночью парень в присутствии всей семьи целует влагалище свое матери, которое символизирует ворота в этот мир. Только после этого парень становится мужчиной, и вся его жизнь отныне будет счастливой.

– Так вот почему ты просила поцеловать тебя туда! – рассмеялся я, – мне тогда было очень приятно.

– Я, как любая мать хотела, чтобы ты был счастлив, – сказала мама, – почему-то мне верилось, что этот обычай сработает.

– Мама, он сработал, я счастливый человек, – заверил я её.

– Володя, женщина остаётся женщиной только когда её любят, – сказала она, – когда её ебут. А потом она становится старухой. У меня после отца никого не было, а снизу постоянно тянет. Может, ты иногда будешь вставлять мне? Я одна, изменять уже некому, замуж не собираюсь, детей не будет, ты мой сын, знаешь меня лучше всех. Давай, а? Или я сильно старая для тебя?

– Мам, ты не старая, – ответил я, – раз ты хочешь, то давай, конечно.

– Мне очень хочется почувствовать себя женщиной.

– Ты сейчас хочешь?

– Да.

Мама удалилась в ванную и минут через пять вернулась уже голой. Надо сказать, что сохранилась она неплохо, даже попка не сильно обвисла. Я тоже быстро ополоснулся и вошел в спальню. От таких откровений мой член последний час находился в постоянном напряжении. Наши разговоры меня определённо возбудили.

– Ого, – удивилась мама, увидев мой член, – он у тебя хорош.

Мой член не был сильно длинным, но был гораздо толще среднестатистических размеров.

– Дай мне его попробовать, – попросила мама, и взяла его в рот.

Она с удовольствием смаковала его.

– Какой же он замечательный! – вынув изо рта член, сказала мама, – сто лет такого не испытывала.

– Будь осторожней, я не хочу быстро кончить, – попросил я.

– Возьми меня сзади.

Я посмотрел на знакомый с детства ракурс. По-прежнему этот вид вызывал возбуждение. Не спеша я ввёл член в маму. И потихоньку стал совершать фрикции. Всё было прекрасно, только слегка суховато.

– Не торопись, пожалуйста, – попросила мама, – я целую вечность не занималась этим, моя пиздёнка совсем отвыкла.

Я обходился как можно нежнее, стараясь доставить маме удовольствие. Я гладил её попку, легонько мял грудь и иногда слегка массировал пальцем колечко ануса. Мои усилия не прошли даром, мама кончила. Только после этого я почувствовал обильный прилив смазки. Ещё немного, и я тоже достиг финиша.

– Ты даже не представляешь, как приятно снова ощутить сперму в себе, – сказала мама, – спасибо сынок.

В другой раз я уже взял с собой лубрикант, и дело пошло гораздо лучше. Примерно раз в неделю я приезжаю к маме и дарю ей столь незначительные для меня, и столь важные для неё радости. Иногда я целовал и вылизывал её врата в этот мир, открыв маме радости оральных ласк.

Так продолжается и сейчас. Конечно же, об этой тайне никто и никогда не узнает.

2 084
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
vitalik
16 дней назад

 👏