Введение в счасье. Или десять дней. Часть 2

Автор ответственно заявляет, что всем героям, на момент описываемых событий, исполнилось восемнадцать лет. Попытки читателей в своих фантазиях уменьшить возраст героев на два – три года целиком лежат на их совести. Автор за это ответственности не несет.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

Днем мы ездили гулять в город. Мама оставила мне рубль с мелочью, что бы у меня были деньги на кино и на пирожок , когда поеду обратно. Кое что мне переподало от бабушки. Она не брала сдачи от хлебных денег, оставляя мне на мороженое. Я мороженое не покупал, почему то зная, что мне понадобятся деньги на что то более нужное. И я был денежным кавалером с почти двумя рублями. Этих денег нам вполне хватило на мороженное, на вкусный квас из бочки, на качели-лодочки, на которых я поднимал своих девочек высоко высоко и набегаюший поток воздуха охватывал их платьица, подчеркивая фигурки, Нам даже на дневной сеанс в кино хватило, где Тоня отсадила от Меня Дашку, а сама весь сеанс старательно убирала мои руки с различных частей себя и возвращала их в исходное положение. На попытки Дашки опротестовать свое место в кинозале, Тоня шепнула ей на ушко (а я услышал):

– Сиди уже! Куда я потом с тобой с мокрыми трусами деваться буду! Потерпишь до вечера!

Вечер начался с того, что девчонки меня огорчили. Они пришли не во вчерашней физкультурной форме. На них были какие то юбочки разлетайки и такие же кофточки. Стремясь как то сбалансировать потери от изменения формы одежды, я предложил изменить правила. Далеко в своих намерениях я не уходил. Я предложил отменить лимит времени. К черту таймер! Осматриваем сколько хотим! Право остановить процесс когда им вздумается, есть у всех участников. Тоня хмыкнула:

– Так вы с Дашкой будете весь вечер осматриваться.

– Нет. Ты, даже если осмотр не твой, тоже можешь остановить, если что.

На таких условиях мое предложение было принято. Совершенно неожиданно Дашка напустила на себя серьезность и тоже выдала предложение, от которого я обалдел… Дашка предлагала разрешить забираться руками под одежду. Под любую одежду. Похоже, что девочки обсуждали это между собой, но так и не пришли к согласию, потому что Тоня с укоризной покачала головой, а Дашка предложила вынести предложение на голосование.

– Да ну вас, дурачков. Понятно же что вы оба будете за. Но мне под одежду нельзя!

Мы бросились уговаривать Тоню. В конце концов предложение Дашки было принято, но с массой поправок. А именно – мне нужно было завязывать глаза (Вот интересно, зачем?). Одежду запрещалось снимать, и Тоня выторговала для себя отсрочку. В первый раз забираться под кофточку было можно, под юбочку тоже. Но вот в трусики забираться было нельзя! Господи! Я и этому рад был безмерно. Дашка, похоже, тоже.

По устоявшемуся порядку начали с меня. Господи! Это было что то! Девчонки наплевали на запрет стягивать одежду. Вернее запрет нарушился сам, как только ладошки девчонок шмыгнули в мои шорты. Шорты автоматически сползли с меня (а я им помог, приподняв задницу над тахтой) Ощущения мои были сказочные. Вы можете себе представить две теплые, девичьи ладошки на вашем мальчике в ***надцать лет. Причем ладошки не случайно вас коснувшиеся а требовательно ласкающие вашу плоть? Понятно, что девчонки не владели никакой техникой. Они двумя пальчиками оголили головку и кружили по ней, сразу сообразив, что это моя самая чувствительная часть. Одновременно они ласкали и сам ствол моего бойца. Еще не понимая, что если бы они перешли к фрикциям пальчиками, то фиг бы меня спасло то, что я дважды обескровил бойца перед нашим рандеву. Девчонки просто сжимали и разжимали ладошки, уступая место друг другу. Да и так, несмотря на принятые меры, оргазм приближался. Но облить тут все спермой!? Я страшно боялся, что это обидит моих фей и наши вечерние игры закончатся, этого я допустить не мог и у самого финала резко сел, заявив сестренкам, что так до меня очередь никогда не дойдет. Перед тем, как мне завязали глаза, я успел заметить, как Дашка нюхает свой кулачок, до этого терзавший моего мальчика и запах смазки хищно раздувает ей ноздри…

Дашка тоже наплевала на запреты. Как только моя ладошка побежала к ее маленьким острым грудкам, Дашка приподняла плечи и спину, встав на импровизированный мостик и дала возможность своей кофточке разлетайке свободно оголить ее острые сосочки, допуская к ним мои губы, Тоже самое было и с трусиками. Дашка приподнимала попу, как бы приглашая меня стянуть трусики вниз, чем я незамедлительно и воспользовался…

Дашка! Моя маленькая темная скрипка! Каждое касание девочки вызывало отклик ее тела. Я не спешил, наслаждаясь этой сладостной игрой! Из рассказов взрослых пацанов я теоретически знал о существовани клитора. Взрослые пацаны называли его секельком. И уверяли, что если ты его у женщины нашел, то все. Она твоя. Правда тереть секелек предлагалось членом, но об этом я подумать не смел. А вот пальчики мои практически сразу обнаружили Дашкин клитор. И по судороге, пробежавшей по Дашке, я практически сразу же и оценил свою находку. Но мой добрый Бог помог мне понять, что не стоит сразу всю ласку переносить на него и поэтому мои пальчики лишь, слегка касались его, большей части лаская Дашкины губки и забираясь внутрь ее киски на пару фаланг.Ах да, на это тоже был запрет, но Дашка так требовательно двигала киску на встречу моим пальчикам и так ахала при этом, что я просто не смог сдержаться. Мои губы при этом терзали комочки грудок девочки, заставляя ее выгибаться навстречу язычку,. Я довольно быстро понял симптомы приближающего оргазма и мучил девчонку, сбавляя темп и наращивая его снова и лишь когда я услышал, как Тоня недовольно ерзает в кресле, устав быть простой свидетельницы, я впился в Дашкину грудку и закружил по клитору в безумном ритме. Дашка, и до этого стонавшая без перерыва, отозвалась на это сплошным выкрикиваньем :

-Да!Да!Да!ДАААААААААААААА!!!!!!!!!

Тело Дашки выпрямлялось в струнку и следом стремилось сжаться, что бы опять стремительно выпрямиться а на пальчики вдруг что то брызнуло из Дашкиной киски… Постепенно девочка стихла . я выпрямился и снял повязку.. Дашка улыбалась сладко сладко и была такая красивая! Моя ладошка была мокрая насквозь. Тоня подала мне импровизированную салфетку . Заметив, что девочкам не до меня,я перед тем, как вытереть руку, вдохнул Дашкин аромат. Господи! Как здорово пахло….

Умиротворенная Дашка забилась комочком на кресло а Тоня заняла ее место.

С Тоней все было по другому. Она напоминвла сжатую пружинку. Чувствовалось, что усилиями воли она запрещает себе реагировать на мои ласки. Вернее запрещала…. Постепенно Тонина оборона рушилась. Ее грудь, куда более женственная, по сравнению с Дашкиной такой чувствительностью не обладала. Целовать ее соски мне запрещалось, но и пальчики, добравшиеся до ее грудок, быстро заставили ее сосочки стать тугими вишенками, сока которых так хотелось напиться А когда моя ладошка забралась под юбку разлетайку, то даже запрет забираться в трусики и сжатые ноги не спасли Тоню от моего открытия: – девочка поплыла… Наша с Дашкой возня возбудили Тоню и ее легкие трикотажные трусики напитались соком….К тому же мои касания внутренней части Тониных бедер мое легкое поглаживание ее лобка и самой вершинкы ее расщелинки, которую не могли спрятать сжатые ноги, никак не содействовали Тониному спокойствию… Наоборот, ножки девочки слабели… и она уже не сжимала их а просто лежала расслабленная допуская все ниже и ниже по ложбинке мой пальчик.

Все поломала Дашка. Услышав слабый стон Тони, она заявила из глубины своего кресла:

– Ты, вон и сама стонешь… Только я тебе не буду каждые пять минут долдонить , не кричи да не кричи… Тоня выпрямилась, останавливая осмотр. Несколько раз глубоко вздохнула привела в порядок свою юбочку и попросила меня не сердиться. Девочкам надо домой. Мама будет ругаться. Спускались мы вместе. Перед тем, как разойтись, Тоня отвела меня в сторону и спросила, попросив не обижаться:

– Юрчик, а у тебя что, еще не бывает этого… – Тоня замялась… – Ну, ты не кончаешь … как Дашка?

– Почему. Бывает…. – Ответил я заливаясь краской.

– Так это в нас дело? Мы ничего не умеем? Пацанки дурные, да?- Это было сказано с ноткой огорчения и я горячо возразил :

– Ну что ты, Тоня! Просто я….. – Я замолчал мучительно соображая, что бы мне такого соврать. Признаться, что перед нашим встречами и после них я с остервенением дрочу своего бойца, кончая по два-три раза, было выше моих сил. Наконец ответ нашелся! :

– Что ты, Тоня! Просто я терплю. Всю волю уже кончал. Сил нет!

– Почему? Почему терпишь? Тебе не хочется?

– Да ты что! Просто… Мне стыдно… Я же забрызгаю все… Еще и на вас попадет…

Юрчик, миленький, не терпи больше, хорошо? А то мы расстраиваемся, а вдруг мы какие то не такие? Хорошо? Договорились? А то что обрызгаешь, не страшно. Вытрем! И Тоня убежала вслед за Дашкой чмокнув меня, счастливого….

ДЕНЬ ШЕСТОЙ.

Вишневка у девчонок кончилась. И мне пришлось покуситься на бабулины запасы. Полагая, что никто ничего не узнает, я из десятилитрового баллона отлил литра три, восполнив убыль вишневым компотом, в изобилии стоявшем на полках. Днем девчонки водили меня на ГЭС. Кто то из их родственников работал там и нас запустили на саму плотину. Смотреть сверху на мощь извергающейся воды было классно… А в обед девочки пригласили меня к себе и я попробовал Тонины пирожки, о которых мне рассказывала бабуля. Оказывается, Тоня пекла их вчера вечером. Как успела то? Я сразу вспомнил вкусный запах печеного теста от вчерашней Тони…

Вечером мы с Дашкой стали единым Фронтом против нечестной Тони. Нам, значит, можно! А она, видите ли стесняется. Завяжи глаза, если стесняешься! Нечего тут выброжулей быть! Надо сказать, что наседала в основновном Дашка. Я больше поддакивал. Тоня слабо отбивалась, краснела, просила Дашку перестать… Но то ли бабулина вишневка была покрепче, то ли подействовали мои поцелуи авансом, перед игрой, которые уже прочно вошли в традицию, а то ли девочке и самой хотелось уйти в неведомое, но Тоня, краснея так, что это было заметно даже в полумраке нашего аккумуляторного света, согласилась уравнять правила. Забираться к ней в трусишки стало можно! Но! – Тоня подчеркнула – Стягивать их нельзя! И еще, становилось можно целовать ее грудки. Но! … Чуть-чуть…! В ответ, Тоня, еще сильнее краснея, спросила, не забыл ли я вчерашнее обещание. Я не забыл… И хоть хотелось мне безумно от одних мыслей о предстоящем, я не разрядил бойца перед встречей и сейчас он мощным стояком задирал мои шорты. Не долго ему оставалась.. После наших «деловых» переговоров, хлебнув еще по глотку вишневки для храбрости, мы приступили ко мне. Девчонки , судя по всему, заранее обговорили некоторое изменение тактики. Если раньше тактики не было ни какой, они просто наперегонки, часто мешая друг другу,терзали мальчика, то теперь ладошки Дашки сразу же нырнули мне в шорты (под которыми я уже традиционно не носил плавок), а ладошки Тони приподняли маечку, открывая грудь. Странно, но я совсем не стеснялся девчонок. Мне даже было в кайф, то что они разглядывают меня. И опять наплевав на запреты стягивать трусики мы с Дашкой легко опустили шорты вниз. Дашкина непосредственность всегда меня немножко заводила. Казалось, мой Мальчик она уже видела, поражать ее снова и снова он не может, но всякий раз, когда он, напряженный, выпрыгивал из одежды, Дашка выдавала свое восхищенное: – Ух ты! – И тут же ее горячая маленькая ладошка крепко сжимала мальчика. Увидев однажды, как я оголил головку, Дашка мгновенно усвоила урок и медленно,с каким то трепетом, повторила это действо, причем я заметил, как девочка судорожно сглотнула и облизала губы… Если бы Дашка повторила фрикции, то не выдержать мне долго, но, повторюсь, девочки не имели ни малейшего понятия о техники. Оголив головку Дашка просто сжимала и расжимала ладошку. Впрочем и так мне было долго не продержаться.

Тем временем Тоня занималась мной выше пояса.

Девочка справедливо решила, что поскольку я не настаиваю на соблюдение правил, то по отношению ко мне их можно и нарушить. И без угрызений совести не просто задрала майку а полностью сняла ее с моей помощью… А дальше наступила сказка. Да, первой поцеловала мои соски Дашка. Но если честно, то Дашкины чмоки меня не пронимали. Они просто подсказали мне весьма эффективные ответные действия. Тоня же была совершенно другая. ЕЕ ласки губами обволакивали… Она сразу же пустила вход язычок и он дразнил не только мои соски, он поднимался выше, к шее… к ушку. Вот это касание ушка меня как током поразило… К тому же девочка склонилась надо мной, и в разрез ее блузки были прекрасно видны ее спелые грудки с большими темными ареолами… Я не знаю, как девчонки договорились меняться, на мой взгляд это случилось минуты через полторы и теперь на мальчика убежали ладошки Тони. Тоня и тут была нежнее. Если Дашкины сжатия были требовательно резкими, то Тоня сжимала мягче, немножко удерживала мальчика сжатым и мягко отпускала… К тому же Тоня пустила в дело вторую ладошку. Вторую ладошку включала и Дашка. Но у нее они обе выполняли одно и то же. Тоня первая разделила функции. Пальчики ее второй ладошки как мотыльки запорхали по головке и как только они касались уздечки я непроизвольно посылал мальчика вперед. Оргазм приближался неумолимо. Если при Дашке он стремительно катился к финалу, то у Тони он начал разрастаться вширь вовлекая в начинающийся взрыв все новые и новые клеточки меня. К тому времени, как Тоня уступила место Дашке, я был уже фактически готов и Дашкины резкие сжатия, это было именно то, что мне сейчас было нужно. Хватило двух трех и я взвыл, заскрежетал зубами, напряженно выгнулся и выстрелил первую длинную струю прямо в Тоню, ласкающую мою грудь. Дашка испугавшись выпустила мальчика. Я застонал и схватив ее ладошку, безвольно лежащую на нем своей, крепко сжал и начал бешено двигать, имитируя финальные фрикции. Под следующие струи немножко попала и Дашка…

Я затих. Молчали и девчонки, пораженные свершившимся таинством. Даже беглого взгляда на них было достаточно, что бы понять – мои страхи относительно того, что извергающаяся сперма испугает девочек или вызовет их брезгливость, были бесконечно далеки от действительности. Если и был какой то испуг вначале, то теперь на лицах сестренок угадывалась эйфория, неподдельный интерес и некая удовлетворенность собой и результатом. Спермы было много. Очень много. Она лужицей стояла на груди и животе. Капли долетали даже до моего лица. Первой нарушила молчание Дашка:

– Ни фига себе… Здорово как… Ну ты даешь! А это ты писал, или из этого дети бывают? Да?! Вот из этого!? И на сколько тут детей? На одного???? Так много?

Тоня молчала… Я заметил, как она, вытирая капельки со своей щеки , обнюхала ладошку… Никаких признаков отвращения при этом лицо девочки не выражало. Я быстро вытерся принесенным Тоней полотенцем и настала очередь Дашки.

Изменения по сравнению с предыдущим днем начались сразу. Во первых Дашка сразу стянула кофточку. Сама. Еще только устраиваясь на нашем диване. Под неодобрительным взглядом Тони. Стянула, кинула в угол и показала Тоне язык. Во вторых, как только моя ладошка нырнула в изрядно промокшие Дашкины трусишки, девочка сразу приподняла попу, давая мне возможность спустить трусики и получить полный доступ к своему сокровищу. Более того, она свой рукой помогла мне сдвинуть трусики по ниже, По прошлому «осмотру» я уже зная, как легко Дашка отзывается на ласки, и как быстро ее можно поднять на небеса и не спешил. А изучал тело девочки стараясь расширить те струны на которые откликалась моя маленькая скрипка. Дашка откликалась на все! Казалось, девочка могла кончить даже от простого поглаживания по голове! И еще… Дашка мне подмахивала… Она крутила попкой и посылала свою девочку навстречу моим пальчикам. Изгибалась так, что бы подставить под пальчики клитор охала, подаваясь вперед, когда мои пальчики, начхав на запрет, забирались в ее киску. Когда я сбавлял темп, стремясь растянуть удовольствие подольше, ее движения становились требовательнее и резче, а в стонах появлялась нотка нетерпеливого недовольства… И еще. Когда я просто целовал Дашкину грудь, это вызывало меньше эмоций, чем покусывание сосочка. Когда я пускал в дело зубы, слегка сжимая Дашкины вишенки, ее аж выгибало от наслаждения… И кончала Дашка пожалуй еще сильнее. Перед финалом Дашка согнула ножки в коленях и подняла их выгибая свою девочку навстречу моим ласкам. Непрерывно что то мыча через полотенце, которым Тоня пыталась заглушить ее выкрики. (По моему, это было то же полотенце, которым накануне я вытирал свою сперму…) Моя ладошка была вся в Дашкиных соках. Запах заводил меня и кружил голову… А Дашка лежала голенькая, счастливая. Пряди челки беспорядочно слиплись на лбу , да и черные короткие завитушки на лобке девочки тоже блестели от ее соков. Идилию нарушила Тоня: –

– Дашка! Завтра тебе матрац сушить! Он уже насквозь мокрый от тебя!

– Высушу – лениво согласилась счастливая Дашка.

– Смотри, что бы мама не увидела… И не унюхала. Она тогда нас с тобой убьет.

– Не увидит! Бодро заявила Дашка, которой сейчас было все по фигу.

Мы еще хлебанули вишневки, поболтали немножко обсуждая свои впечатления. Мучительно не хватало терминов и слов, сковывал запрет на такие разговоры но любопытство побеждало все. Наконец легла Тоня.

Я не стал сразу бороться с сжатыми ногами девочки. Я вообще преднамеренно не обращал по началу внимания на все что ниже пояса. Вернее не так. Я сразу то провел ладошкой по ткани трусиков, гладя лобок Тони. И сразу увидел, как напряжена, сжата в комок девчонка. Откуда то я понял, что пытаться нахрапом прорвать ее оборону глупо. Я пошел путем подсказанным мне самой Тоней. Легко открыв ее грудь,я целовал сосочки, кружил по ним язычком , поднимался выше, целуя шею и лишь изредка спускался вниз, да ито не лез в трусики а скользил пальчиками по ткани, едва касаясь начала ложбинки и переходил на внутреннюяя сторону бедер девчонки у самой киски. И с каждым моим путешествием вниз бедра девушки встречали мои пальчики все более расслабленными а уже через несколько минут я уловил, как Тоня немножко развела ножки, Теперь уже моя ладошка не уходила слобка девочки. Но в трусики я не забирался, лаская Тоню через ткань и гладя бедра. Дыхание Тони то замирало, то становилось частым-частым, сердечко колотилось навылет а руки метались по дивану не находя места. И тут я забрался в трусики… Пальчик скользнул в ложбинку…. Девочка охнула в голос, инстинктивно сжав бедра а потом инстинктивно ослабив их ее ладошка метнулась к агрессору, в порыве убрать его от сокровенного, но одумавшись просто прижала мою ладошку к лобку. Следящая за процессом Дашка мягко но настойчиво убрала руку девочки на место. Лобок Тони, в отличие от Дашкиного ежика был шелковистым и приятным. Моя ладошка гладила его а пальчик продолжал движение вниз то кружа, то дрожа на одном месте . Напряжение Тониных бедер менялось как кадры в диафильме. Она то расслабляла их, радуя мой пальчик, то сжимала в отчаянной попытке не допустить… При этом Тоня что то шептала, почти неслышно Прислушавшись я скорее угадал:

– Ой, мамочка… Ой, миленькая, Ой-Ей –Ей мамочка моя….

Все испортила Дашка. Ее голос в тишине нашего таинства прозвучал как крик:

– Тонька, дурра, да раздвинь ты уже ноги! Ну чего ты и себя и нас мучаешь!

Тоня резко дернулась, привстала а потом неожиданно расплакалась . Плача, она взяла мое лицо в ладошки и быстро быстро целовала, шепча :

– Юрочка, миленький, ну прости меня! Ну не могу я! Пожалуйста! Можно я завтра! Ну пожалуйста!

Я гладил девочку по голове, ошеломленный внезапной вспышкой и успокаивая говорил, что зря она, пусть не волнуется, будет у нас еще и завтра и послезавтра…

534
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments