Введение в счастье. Или десять дней. Часть 4

Автор ответственно заявляет, что всем героям, на момент описываемых событий, исполнилось восемнадцать лет. Попытки читателей в своих фантазиях уменьшить возраст героев на два – три года целиком лежат на их совести. Автор за это ответственности не несет.

ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ.

Мы все профукали. Проглядели.  Проспали. Пробарахтались.  И прочее ПРО. Короче, увлекшись  брызганьем и визжанием в бассейне водозабора, мы не заметили Колькиного «Москвича», едущего в нашу сторону. Вернее мы его заметили, но уже поздно. Когда смыться с водозабора незаметно и спрятаться в кустах было уже невозможно. Колькина машина  подъезжала к воротам. В отчаянье девчонки заметались по территории, собирая шмотки. Я понимал, что метаться бесполезно, но, впрочем, и не очень то боялся. Ну что он нам сделает? Ну отберет ключи. Ну порет. Может попробует мне затрещину дать. Но я верткий, мне это не так то просто сделать. Не убьет же он нас, в самом деле? Однако девочки не разделяли моего спокойствия. Неожиданно Тоня остановила взгляд на туалете, который неизвестно зачем был сооружен на участке, Простая будка из горбыля, обитая рубероидом и побеленная известкой на каком то субботнике. К ней и метнулась Тоня, увлекая нас. Мне идея спрятаться в сортире не нравилась. Какая то она была не пацанская, но тоня так умоляюще на меня посмотрела…  Короче, в самые последние секунды мы успели шмыгнуть в туалет. Нас немного спасло то, что Тоня каждый раз закрывала ворота на ключ, объясняя это тем, что так чужие не зайдут. И именно Тонина рассудительность дала нам почти  пару минут,  которые понадобились Николаю, на то что бы выбраться из машины, отомкнуть замок и открыть ворота. Ну так вот, сидим мы в туалете втроем, прижавшись друг к другу. Туалет этот по прямому назначению практически не использовали. Ну кто б туда ходил? В дверь, сбитую из такого же горбыля как и все строение, строитель этого сооружения вставил стекло, что бы внутрь проникал солнечный свет. Когда туалет белили, стекло закрасили тоже. Снаружи нас заметить было нельзя. Нам же все было видно вполне себе нормально.  Итак, Николай загнал машину во двор. И подъехал он почему то не прямо к дощатой насосной, а к нашему убежищу. Я было решил, что мы обнаружены и уже хотел выходить, что бы избежать позора быть вытянутым за уши, но Тоня  удержала.

Машина остановилась в метрах пяти от нас. Причем Николай развернул ее к нам боком. Мотор заглох, Николай выбрался из машины и направился закрывать ворота. А с заднего пассажирского сиденья из машины вышла молодая женщина. Дашка чуть слышно ахнула, но Тоня закрыла ей рот. Женщина была молода и породиста. Красивая фигура, модная стрижка, дорогая, не магазинная одежда, ГДР-овские дымчатые очки. Она  потянулась, расправляя затекшие мышцы

– Коль, ну вот нафик ты меня сюда притащил?

– А то ты не знаешь?!  – Хмыкнул Колька, возясь с замком.

– Миленький! Говорю ж тебе, дела у меня.  Ни на что я не годная.

– Так уж не на что? Может сгодишься на что нибудь? – Заржал Николай.  – Людка! Сука, хочу тебя, аж яйца ломит. Довела мужика, что я тебя уже как пацан по ночам во сне трахаю! На людей кидаться стал! Людка! Спаси людей то! Погибнут же!

– Да два дня то всего и прошло, миленький ты мой! Неужто так захотелось? Чего ж Танька твоя людей не спасает?

– Два дня? Да ты что!? Мне показалось, что месяц! А Танька… Ну ее. Рыба-рыбой. То у нее голова болит, то жопа.  Бля, в кулак лучше, чем ее упрашивать. Выгнал бы, да дитя жалко. Так что, Людка, спасай людей! Как хочешь, так и спасай!

Последние слова Колька говорил, уже подходя к ней.  Он крепко  обнял молодую женщину по хозяйски облапав ее грудь. Та охнула, но не отстранилась а наоборот прижалась к нему подставляя губы для поцелуя. Целовал ее Колька грубо, жестко, как будто старался укусить за губы . Поцелуй длился долго и Людмила уже начала постанывать. Наконец они оторвались друг от друга шумно дыша и восполняя недостаток воздуха.

– Спасу миленький ты мой! Как не спасти! Да не людей спасу. Нахрен мне те люди!? А вот моего сладенького Колечку спасу! Как не спасти такого сладкого?

– Моя ж ты красота! Реально, Людка, заколдовала ты меня. Весь день наперекосяк, если тебя не трахну! А как трахну, так сразу снова хочу! Ждать еще три дня, пока у тебя дела эти пройдут? Да я умру от перестоя!

– Не умрешь, Коленька. Не умрешь, любимый мой, не умрешь сладенький…

Эти фразы Люда приговаривала под непрерывными поцелуями . Руки Николая задрали и стащили с нее сначала кофточку а потом легко расстегнули бюстгалтер и   губы Кольки нашли ее тугие соски. Ладошки попробовали опуститься ниже, но Люда остановила его

– Не надо, Коль… Там грязно…

Зато ладошки самой Люды во всю гладили и через брюки подрачивали Колькин, заметно выпирающий  аппарат.

Надо вам сказать, что если бы пара любовников решила  специально для нас организовать эту мизансцену, то фиг бы они выбрали ракурсы получше. Туалет стоял в углу двора. Колька, когда ставил машину недалеко от туалета, организовал пространство так, что машина в дополнение к забору создавала дополнительную нотку уединения. Для нас же она была, как задник на сцене. Перед которой мы, в своем туалете, сидели в первом ряду.  Да что там в первом ряду. Ближе!

Между тем Людмила оторвалась от поглаживания Колькиного члена, взяла с продавленного водительского сиденья подушечку и бросила ее на траву, под ноги. Освободилась от Колькиных рук, терзающих ее соски и опустилась перед ним на колени. Колька замер, ожидая продолжения. Женщина легко расстегнула ремень брюк, чуточку дольше провозилась с пуговицами шеринки, отстранив Колькины попытки помочь ей и наконец справившись, спустила брюки вместе с трусами до колен. Вырвавшийся на свободу член звонко шлепнул по Колькиному животу.

То что произошло дальше оказалось далеко за гранью моих представлений о реальности. Чего я ожидал? Наверное того, что Людмила сейчас сделает то, что каждый вечер делали мои девчонки. Т.е поласкает, подрочит член. (Слова петинг тогда никто не знал) И поначалу мои ожидания оправдывались Молодая женщина погладила вырвавшегося на свободу невольника , приговаривая

– Мой хороший замучился, какой хозяин плохой, держит моего сладенького взаперти…

Но оправдывались мои ожидания недолго. Потому что Людка чмокнула головку члена. Губами…

-Капелюшечка какая сладенькая…  Сейчас мы ее оближем, сейчас поласкаем …

И приговаривая это, Людмила язычком пробежала по головке. Было видно, как она поигралась с дырочкой, облизывая капельки смазки а потом спустилась вниз скользя язычком по стволу, к самым яичкам… И поймав одно, полностью взяла его в рот и нежно пососала. Потом другое.. А потом Колька схватил ее за волосы и резко направил головку члена в рот.

Ребята! Начало семидесятых! Даже слова минет никто не знал! Конечно, термин вафля я слышал. Но поверить, что такое бывает в реальности? Да еще в исполнение обычной, ухоженной и  интеллигентной женщины? Да никогда! Разрыв шаблона! Тем не менее это происходило прямо у меня перед глазами. На секунду я скосил глаза на девчонок. Тоня стояла с таким широко открытыми глазами и таким выражением лица, которое мне врезалось в память надолго. Была там дивная смесь страха любопытства и еще чего то. Скажи мне кто тогда, что это были нотки похоти, я бы ни за что не поверил. А Дашка смотрела не мигая, чуточку приоткрыв рот и временами коротко облизывала вдруг пересыхающие губы. Впрочем развитие событий не давало мне возможности отрываться на наблюдение за девочками.

Губы женщины, приоткрывшись, плотным кольцом охватили Колькин член. Колька застонал и дернул задом, стремясь вогнать его поглубже, но плотно сжавшая член  ладошка  Людмилы послужила предохранителем. Некоторое время Колька пытался просто трахать рот женщины, но Людмила мягко и настойчиво изменила сценарий и Колька просто плыл по течению, прикрыв глаза и руками уже не грубо а нежно прижимал к себе ее голову.  Люда между тем Творила нечто. Член то терся о ее щеку, головка выпирала под кожей, то глубоко глубоко запускала его в ротик, практически убирая предохранитель из колечка своих пальчиков, а то выпускала головку на свободу и начинала плясать на ней язычком, теребя уздечку и подрачивая колькин аппрат плотно сжатой ладошкой. Колька стонал, бормотал что то бессвязное, просил женщину

– Людка, сладкая, ну не мучь! Людка! Милая! Сильнее! Ну сильнее!!!!

Но женщина явно не спешила доводить Кольку до оргазма. Свободной рукой она забралась себе под юбку и движения этой руки не оставляли сомнения в том, что и себя она обделять не хотела.

Я не знаю, сколько это продолжалось. Наверное минут десять пятнадцать или чуточку больше, Но тогда мне казалось, что время остановилось и я целую вечность наблюдаю эту картину запретного секса. Но вот, по видимому женщина почувствовав свой приближающийся оргазм ускорила процесс. Колькин член  начал практически весь нырять в рот и со чмоканьем выходить оттуда. Причем это ни капельки не мешало стонам Людмилы. Тем более не мешало Колькиному рычанию. От его нежности не осталось и следа. Он грубо, за волосы насаживал голову женщины на член, но ей похоже, это только нравилось. Наконец Колька вскрикнул, резко дернулся, замер потом всадил член раз, еще раз и еще. Колька кончал. Было заметно, как женщина судорожно глотает сперму, которой судя по всему было достаточно много, потому что маленькая  белая струйка  убежала из уголка рта

Колька затих. Его ладошки уже не рвали волосы женщины, а нежно зарывались в них пальцами. Людмила выпустила член изо рта, догнала язычком убежавшую струйку, несколько раз губами пробежала по головке, слизывая капельки, а потом встала с колен и долгим –долгим поцелуем накрыла губы  Николая.

– Людка, ну ты, сука, даешь! Узнай кто из корешей, что я тебя после вафли целую, так зачморили бы нафиг к херам!

– Так сладко же, миленький, сладко ! Или не понравилось?

– Ну да… Сладко… Околдовала ты меня, чертовка. Своим ротиком сладеньким…

– Ну вот же! А ты, зачморят, да кто тебя, такого красавца, зачморит. Сам кого хочешь зачморишь.  И чего тут чморить? Это же кусочек жизни. От этого дети появляются! Знаешь сколько тут витаминов!? От этого кожа светится и грудь будет форму набирать не хуже чем у семнадцатилетней. Ты свою Таньку приучи. А то она у тебя вся серая какая то ходит.

– Да ну нафиг! Я ей однажды, по пьяне, в рот всунул. Упиралась, чуть все зубы ей не выбил. Ну и что? Кайфа нуль. Только ревет и рыгает. Потом месяц не разговаривала и к матери уходила.

– Ну и дура. Мы с тобой, Коленька, реветь не будем. Правда же? Мы радоваться будем! Подожди, вот мой в командировку уедет, я тебя опою и дам у себя попробовать!

– Разбежалась. Еще чего. Не буду.

– Будешь, Коленька. Дай срок. Там еще слаще, чем у тебя…

За этими разговорами Людмила оделась, умылась в бассейне, привела себя в порядок. От предложения Кольки искупаться отказалась, сказав, что нужно возвращаться, иначе супруг там ее скоро искать кинется. Они забрались в машину. Через мутные стекла с самодельными шторками женщину совершенно не было видно. Колька выгнал машину, закрыл ворота и «Москвич» запылил в сторону подъема из поймы.

Мы выбрались из туалета. Призошедшее своим масштабом подавило нас. Слов не было. Мы оделись, и хоть времени до вечера оставалось полно, мы не стали больше купаться а направились домой. Первой отошла Дашка. Для нее такое долгое молчание было пыткой. Еще у ворот, когда Тоня закрывала замок, Дашка, как то по особенному посмотрев на меня, спросила:

– Юрчик, а ты бы так смог?

Я не очень то понимал, чего  мне то было бы трудного смочь, но утвердительно кивнул, дескать, да, смог бы. Некоторое время Дашка шла молча, а потом ее прорвало

– Представляешь,  эта Людмила Николаевна моя классная. Вся такая правильная в школе! Представляешь!? Девчонкам линейкой юбки меряет и домой переодеваться гонит, перед всем классом позоря, Представляешь!? Правильная сука! Все! Теперь она у меня в руках! Пусть попробует хоть раз вякнуть на меня! Ее монолог прервал Тонин подзатыльник. Весьма увесистый.

– Только попробуй рот открой, дура. Сама прибью! Кого я защищаю? Ее? Дура! Я себя защищаю. И тебя. Ты что, думаешь, будет, если ты хай подымешь? Не знаешь? Так я тебе расскажу. Людкин муж , начальник, ее кинет, и она к Кольке уйдет. Пусть идет, говоришь? А Танька куда денется? Втроем станут с Колькой кувыркаться, как мы с Юрчиком? Правильно, не станет. Она домой придет. Вместе с мелким. А у нас там хоромы! У каждого по три комнаты! Или нет? Думаешь, она с мелким в комнате с мамой и бабушкой друг на друге лежать станут? Нет! Тебя в общагу к матери выпрут. И будешь ты там ночами выгнанная по улицам гулять, пока маманя с мужиками кувыркается. А ее вместо тебя мне в комнату поселят. И начнется мне веселая жизнь – Тоня, понянчи маленького, а то Таня на работу уходит, Тоня покачай его а то Таня вчера не спала… Тоня постирай пеленки, Тоня погуляй с ним… Ты этого хочешь???

Дашка этого не хотела. Она притихла на некоторое время. Но не надолго. Уже через минуту она тарахтела, что теперь поняла, почему у Людки такая кожа! А они с девчонками думали, что ей какие то кремы особенные из Польши привозят. А там вон оно что за кремы! Потом она на минутку задумалась и спросила меня, правду ли говорила Людка про то, что от ЭТОГО грудь хорошо растет, но быстро замолчала, получив очередной Тонин подзатыльник.Тем не менее, Дашкина трескотня ослабила напряжение. А окончательно оно пало уже перед домом, когда Дашка, хихикнув выдала, что у нашего Юрчика КОТИК все равно красивее, чем у Кольки. Мы заржали в голос.

Я врать не буду. Я почти не сомневался что моих девчонок завела картина орального секса. И вечером они скорее всего поробуют что то повторить. Во всяком случае Дашка. Я не верил себе, и одновременно был практически уверен. Так бывает. Сказать что я хотел этого, значит соврать. Я жить бы теперь без этого не смог. Закрывая глаза я всякий раз видел ,как губы Людмилы ласкают член, и как у нее на щеке головка выдавливает приличный бугор. Причем, открою вам тайну, член это был не Колькин… Вечера я дождался как в тумане. Не в силах терпеть постоянного изматывающего стояка я перед вечером разгрузил мальчика, нарушив слово, данное Тоне. Мне было стыдно, но вместе с тем напряжение немного спало. Девчонки  мои тоже пришли пораньше в наш сарайчик-скворечник.  И по ним было заметно, что мы теперь на каком то новом уровне. Тоня по такому случаю принесла вишневки и первая налитая ей доза раза в два превышала обычную. Мне уже давно не завязывали глаза. Даже этот шарфик где то затерялся, но тут его быстро нашли, причем я даже не пытался протестовать и спрашивать, зачем это было надо. Сразу лечь мне не дали. Дашка попросила постоять. Девчонки стащили с меня шорты вместе с плавками, причем шорты зацепились за напряженный член, и когда девочки его освободили,  он как напружиненный выпругнул из шорт шлепнув меня по животу.  Но на этом дежавю кончилось. Поласкать мальчика губами сразу девочки не решались. Стоя с завязанными глазами я мог только догадываться о том, что происходит. И еще мог ловить ощущения. И я ощущал их мягкие пальчики. И дыхание девочек  я ощущал. Они знакомились с ним в новом качестве, вдыхая его запах. Я опять понял, какой я молодец, когда уже перед самой встречей  тщательно  вымыл бойца с ромашковым шампунем. А еще я ощутил легкое касание головки… А может мне показалось   Как будто кто то из девочек коснулся язычком головки…

Наконец меня мягко толкнули на нашу импровизированную тахту. Напрасно я ждал феерии. Ровно наоборот. Девчонок зажало. Они никак не решались заступить за черту. Первой шанс выпал Дашке. Но она рискнула поцеловать мальчика лишь в самом конце своего лимита. И то это был не поцелуй, а скорее мимолетное касание. Тоня вообще ограничилась дыханием. Она дула  на головку, как  будто стремилась сделать свой поцелуй воздушным. Но о привычных движениях пальчиками девочки не забывали и скоро я разрядился фонтаноми . Мою попытку сразу встать мягко погасили руки девчонок.

– Полежи пока.

Вот по лужице на моей груди пробежали пальчики…  Потом Тонин шепот:

– Ну как?

– Не знаю… – пальчики еще раз пробежали по груди – Сама попробуй…

Опять пальчики  на груди и чуть позже шепот Дашки

– Ну как тебе?

– Не знаю… Соленое…

Лужицу вытерли и мне развязали глаза. Видно уж очень явно мое лицо выражало разочарование. Девчонки прыснули

Юрчик, не сердись на нас… Мы так быстро не можем… Мы же девочки!

На девчонках я отыгрался вовсю. С Дашкой вообще проблем не было никогда, но в этот раз я ее помучил. Я трижды подводил ее к пику и трижды мягко тормозил. В конце концов в третий раз девочка не выдержала и как только я попробовал убрать пальчики от ее киски, требоавательная Дашкина ладошка поймала мою руку и достаточно сильно вернула ее на место причем отпустила не сразу, а задала своей рукой очень нужный ей сейчас ритм и буквально втолкнула мои пальчики  между губок.  Не знаю, почему, но мне мучительно захотелось узнать Дашкин вкус И я потихоньку лизнул пальцы… пахли они как то терпко… а вкуса почти не было. Подняв глаза я увидел, как Тоня улыбается, наблюдая за мной. Щас ты у меня доулыбаешься, злорадно подумалось мне!

Трусики с Тони опять стянула очухавшаяся Дашка. А Тоня, о чудо, развела ножки… не сильно, но мои пальчики оценили этот подарок. А губы оценили соски Тони. Ни разу еще они не были так напряжены! Девочка в первый раз достаточно громко застонала, когда мои пальчики, забравшись между губок и окунувшись в ее сок поднялись к бугорку клитора и коснулись его. Потом Тоня стонала все чаще и металась по тахте, то сжимая мои ладошки бедрами, когда пальчики касались бугорка, то расслабляли ножки безвольно позволяя моим пальчикам терзать себя, К груди же меня почти не допускала Дашка. Поначалу она ласкала Тонины соски ладошкой сжимая грудь и покручивая сосочки, а потом взяла и поцеловала вишенку на груди… И еще раз. И еще… А потом Тоня встала на мостик утробно как то замычала, прижала, а вернне вдавила мою ладошку в киску… И затихла. Как будто потеряла сознание. Первое, что она увидела, когда открыла глаза, была довольная Дашкина мордочка. А первое, что услышала было – Ну вот теперь ты с нами.  Без кажется! На что Тоня, потянувшись, ответила

– Ой, Ребята, какие же вы хорошие. Как я вас обоих люблю!

Дашка хмыкнула и в ответ предложила вставать, вставай, типа, сестра. Пойдем Юрчику долг отдавать!

Мы допили остатки вишневки. Мне опять завязали глаза, причем Дашка спросила – Может не надо ? – Мне надо! – ответила. Тоня. Девчонки уверено, в четыре руки стянули с меня шорты с плавками, на этот раз не запутавшись в мальчике. И практически сразу  мой член накрыли девичьи губы, сразу глубоко забирая его в ротик. Я почему то был уверен, что это Дашка. В следующую секунду я ойкнул от того, что мальчика зацепили зубами. Потом еще..

– Дашка! Не кусайся! Зубы убери! Губы выпустили мальчик и подтверждая мою догадку  Дашка сказала

– Ой! Извини! Я нечаянно!

Дашка хорошо запомнила действия Людмилы и старательно повторяла  их. Заметив, что я охнул от того, что она потерлась щекой о головку, девочка, раз за разом повторяла этот прием, не забывая подрачивать мальчика колечком своих пальчиков. Несколько раз Дашка пробовала запустить мальчика поглубже. Но Дашка была маленькая. И опыта у нее ни какого.А мальчик  большой. Дашка кашляла и возвращалась к более доступному ей посасыванию и лаской о щеку. А потом Дашку сменила Тоня. Действия изменились. Тоня запускала в рот только головку но как здорово она ласкалась язычком! Именно Тонину головку мне хотелось схватить и прижать к мальчику. Впрочем Тоня несколько раз тоже безуспешно пыталась впустить мальчика поглубже, Несколько раз девчонки менялись. Конечно, умения у них не было никакого. Но сам тот факт, что моего мальчика ласкают девичьи губки уносил меня на небеса и вносил в происходящее элемент сказки. Семидесятые годы! Кто тогда что знал о минете? Наша недолгая практика ласканий успела научить девочек угадывания момента, когда я кончаю. Обычно они отстранялись, что бы не попасть под струи. На этот раз момент подкрался, когда Тоня только сменила Дашку. Но видно у девочек была какая то предварительная договоренность и Тоня опять уступила место Дашке. И опять Дашкины губы впустили моего, стремительно летящего к разрядке мальчика . Господи! Я кончал! Не верив  в реальность происходящего. Это происходило не с татуированным Колькой,  а со мной! И Дашкины губы не отстранялись а пили мой сок…
А потом Дашка выпрямилась и дотянувшись до моих губ впилась в них. И оторвалась. Только задыхаясь от нехватки воздуха… И оторвавшись, копируя Людмилу, спросила:

– Сладко? – И сама себе ответила – Ой сладко!

Было ли сладко мне? Да. Но скорее от всего происходящего, чем от вкуса Дашкиных губ в моей сперме. Но во всяком случае противно мне точно не было….

504
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments