Я не ем трупы животных!

я вегетерианка

Мне достаточно растительной пищи. И кто сказал, что если не употреблять мяса и молочные продукты, в организме не будет доставать кальция и иных микроэлементов? Чушь, полная чушь! Тогда все животные, включая слонов с их великолепными бивнями, были бы бескостными. Все эти утверждения придумали «трупоеды». Люди, которые употребляют в пищу трупы животных, держат их ради убийства в своих тюрьмах, используют их молоко, яйца… Я вегетарианец, и горжусь этим. Горжусь тем, что не принадлежу к тому большинству, которое уничтожает нашу планету, уничтожая и поедая животных.

Любой человек в любой ситуации, любым своим действиям найдет какое-то объяснение. В системно-векторной психологии этот процесс оправдания себя и своих поступков так и называется — рационализация.

Действительно ли вегетарианцы не едят мяса из любви к животным, из соображения сохранения популяции того или иного вида не носят мехов и борются с теми, кто эти меха обожает? Или в поведении такого рода есть иные, глубинные смыслы?

Как правило, вегетарианцы — люди со зрительным вектором. И основная проблема в нем — страх. Первобытный врожденный страх — быть съеденным. Еще на заре человечества, когда основную угрозу для выживания представляли дикие животные, через страх быть съеденным, зрительники выполняли свою видовую роль- предупреждение стаи об опасности.

Человек, обладатель отличного зрения, мог разглядеть опасность там, где другой просто ее не увидит. Разглядев зверя, он пугался, издавая феромоны страха — таким способом дневной охранник стаи предупреждал стаю об опасности.

Так, с древнейших времен страх, как некий инструмент приспособляемости и механизм выживания сопровождает человека. Изменился лишь окружающий ландшафт, в психическом зрительника и сейчас сохраняется отточенный механизм природы. Лишь перекладывает древнейший инструмент на современную действительность.

Зрительный человек уже рождается со страхом за свою жизнь. И при правильном воспитании, этот страх выходит наружу, переходит в сострадание. Природа рациональна, она не делает ненужных шагов. Для того чтобы страх смерти вывести наружу, надо маленького человечка грамотно этому научить. Что такое сострадание, милосердие, переживание за других людей? Это как раз и есть сублимация собственных внутренних страхов, страх за другого человека. Мы переносим наши внутренние переживания на других, наружу.

Как мы воспитываем своих детей? Да по образу и подобию своему. Как нас воспитывали, так и мы воспитаем — скажет анальный отец. И в шутку будет пугать ребенка, чтобы не боялся, чтобы знал, чтоб потом не было страшно. А нам было страшно. И слушая сказки, которые читала на ночь мама — те же сказки мы прочтем нашим детям. Сказки поучительные и волшебные, со смыслом и назидательные. Вот только выясняется, что сказка сказке рознь.

Простейший пример из детства – сказка про колобка. Такой милый и забавный колобок, родился в большой и опасный мир. Жить да радоваться, а не получается, каждый его норовит съесть. И в итоге, самому пронырливому, бесчестному и хитрому это удается. Лиса съедает колобка….

Зрительники — обладатели неуемной фантазии, склонные с детства к одушевлению всего окружения. Так проявляется огромная эмоциональная амплитуда зрительного вектора. «Очеловечивание» игрушек, деревьев, наделение «разумом и душой» животных — со всеми и всем, они готовы создать эмоциональную связь.

Для детской психики зрительного ребенка нет страшнее удара по психическому, чем акт, или сцена съедения кого-то. Его врожденный страх смерти тут же дает о себе знать. Мы читаем на ночь сказки, которые наши родители читали нам, не задумываясь о последствиях. А потом ищем посредством врачей причины ночных кошмаров наших детей. Ищем и не находим.

Так что же, не читать на ночь детям сказки? – спросите вы. Ничуть, читать и рассказывать. Только вот для зрительных детей это должны быть волшебные сказки, лишенные актов каннибализма и сцен насилия. Посредством детских произведений, где на первом месте стоит сострадание за ближнего. За крылышко бабочки, которая не могла летать, и которую добрый доктор Айболит пришил. За цветик — семицветик, который помог больному Вите избавиться от хромоты в сказке Валентина Катаева. Когда мы выносим страх наружу в виде переживания за других, он уходит.

Как же это связано с вегетарианством? Механизм довольно простой: я не ем никого, и меня не съедят. Таким образом мыслит наше подсознательное, в попытках избавиться от внутреннего давления. Девочки и мальчики, которым в детстве читали страшные сказки, которых не научили выводить страхи наружу, в некоторой степени так и остались неразвиты, не смогли развить свойства зрительного вектора. Это впоследствии отражается в образе жизни, поступках и мышлении человека.

Зрительный вектор как никто другой знает ценность жизни. Его обладатели не способны убить даже паучка. Ведь он живой! И никто, и никому не дал права отнимать жизнь другого живого существа. Зрительник скорее предпочтет не задумываться, откуда на столе берутся вкусные котлеты. А пельмени делаются руками, на кухне.

Развитые и реализованные зрительники вполне нормально относятся к животной пище. А вот не сумевшие развить в детстве свойства зрительного вектора, оставшиеся с большой долей страха в психическом, могут выступать категорически против ее употребления.

Наивысшая развитость в зрительном векторе, на уровне человек, предполагает идею гуманизма – любовь к людям, человечеству в целом. На животном уровне развития, зрительник способен испытывать сострадание и любовь к отдельным людям.

Но не все зрительники развиваются до этих стадий. И тогда они изливают всю свою любовь на животных. Его питомец, как вершина любви зрительника. Любовь к животным и приводит к вегетарианству. Нельзя же употреблять в пищу то, что любишь…

Развитый зрительник, реализующий себя в любви к людям, не испытывает потребности окружать себя плюшевыми медведями и домашними питомцами. Тем не менее, высшие уровни развития вектора включают в себя все предыдущие, и для развитого зрительника вполне естественно проявление адекватной заботы о братьях наших меньших.

К вопросу: я не ношу мехов, тем самым охраняю животных от убийства, имеет те же корни, что и вегетарианство. Механизм абсолютно тот же. Даже больше. Скорее всего, те люди, которые устраивают акции с требованием удалить из гардероба модниц меха, являются вегетарианцами. Тут как две стороны одной медали, одно явление без другого быть не может.

Было бы неправильно рассуждать о том, вегетарианство это плохо или хорошо. Вопрос так не ставится. В стремлении к здоровому питанию и, вообще, здоровому образу жизни — все средства хороши. Мы лишь попробовали разобраться в подноготной этого явления. А что и как употреблять в пищу, дело вкуса каждого.

61
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000