ЖЕНИТЬБА

ЖЕНИТЬБА
( Г. Моголь )

Энтомологическая сказка

Жил-поживал в стареньком пыльном телевизоре совершенно непримечательный рыжий тараканчик – прусачок. Одно у него было развлечение – смотреть телевизор с утра до позднего вечера. Смотрел всё, что показывал Телик, но особенно по душе тараканьей были передачи про кушанье и новости криминальные. Ну, и про любовь фильмики тоже уважал.

Одним словом – был Телик для тараканчика как отец родной, воспитывал и учил уму-разуму. Подрос таракан и решил жениться. Да, вот досада, деревенские запечные тараканихи уж больно неказистые – толстые все, неповоротливые, глаза выпуклые и читают по слогам. Но при встречах им виду не показывал, а вёл себя очень даже лояльно – кланялся и усиками щекотал вежливо. За это все тараканихи сохли по нему без счёту, потому и прозвали его Губидушек.

Такая его популярность особенная среди женского полу очень не нравилась местным кавалерам и не раз они крепко побивали Губидушека где-нибудь в тёмном уголке.

Сидел как-то раз наш страдалец на завалинке после очередного жестокого избиения, лапку скотчем перевязывал и грустил о доле своей неустроенной, а тут, как раз, Стрекозёл на стреху присел отдышаться. «Эй, милай, чего грустишь? Посмотри на чудеса пейзажные вокруг, хлеборобов неустанных – порадуйся и возблагодари чудо бытия!» – говорит залётный. «А чего мне радоваться – нет у меня тут потенциалу для развития моей личной жизни» – отвечает Губидушек и рассказал всё, как есть, про жестокость местного населения. «Нда-а-а,– почесал репу Стрекозёл – влип ты круто, дружок. Но повезло тебе несказанно, я тут как раз на вечеринку городскую намылился – прихвачу и тебя с собой».

Сказано – сделано: мигом домчал Стрекозёл таракашку на вечеринку городскую для прямокрылых и щетинкохвостых обитателей дома-высотки. Такой чудесной вечеринки даже по телику не показывали! Ну, совсем не похоже на привычную деревенскую «вячорку», с унылыми танцами от печки до окошка под грусть-музыку сверчка местного. Вот где было настоящее столичное гульбище: – с плясками на столе, с задиранием лапок, с непристойными выражениями и прочим развратом.

Гуляли в чудесной загаженной кухне на 7-м этаже, пили-ели и плясали все господа Insecta под музыку настоящих гавайских сверчков, а телик смотрели плазменный «Самсунг 32 дюйма» называется – качество невообразимо отменное, вот только всё время комар залётный мешал-приставал –интересовался, а есть страна такая, где народ довольный проживает.

Стоит, значит, наш тараканчик, в руке рюмку с пивком держит, прихлёбывает время от времени, а тут к нему Молька подскакивает: «Давайте знакомиться, дорогой товарищ, заезжий господин». Вспомнил таракан все манеры, что телевизор показывал и говорит: «Очень вам благодарен, миль пардон, за ваше доброжелательное ко мне обращение, а имя у меня простое – Губидушек». «Хи-хи-хи – смеётся Молька, – очень даже оригинально, а я мадам Молька», – и книксен совершила. «А что у вас за перевязочка на руке наложена? – спрашивает. «Да так, пуля бандитская, – скромно говорит Губидушек, – на днях гнездо уховёрток чешуйчатых истреблять пришлось, а главарь у них Щикатила Трюфельник – редкий мерзавец, доложу я вам..». «Ох-ох-ох, ах-ах-ах, – закатила Молька глазки, – да вы чисто герой самоотверженный, прямо, как в телике показывают!». «Ну, не совсем, но почти…», – отвечает и носочком грязьку на полу ковыряет.

Тут услышал он из угла скрытые рыдания и решил поспешить на помощь нуждающемуся – в уголке сидел старый унылый таракан с обломанным усиком и слёзы катились по щекам его … «Кто это?», – спросил Губидушек. Молька наморщила лобик и вспомнила: «А, это какой то бывший, оборзел вконец, зажрался – его местные и попёрли из хаты, теперь у нас кантуется.» «Ну, это дело политическое – моего встревания не требует» – рассудил наш прусачок и направились они продолжить гульбу-веселье.

Вечеринка гудела до самого утра, пока всё не съели-выпили и спать не завалились – кто-где придётся. Один только тараканчик наш с Молькой на балконе пристроились, на звёзды смотрели, беседы разговаривали. А потом Губидушек стихи всякие рассказывал, а ещё, как утку приготовить и про негров в Америке. В общем всё, что ему Телик показал. Обстоятельная вышла беседа, душевная.

К рассвету совершенно и окончательно влюбились Молька и Губидушек друг в дружку. А свадьбу решили осуществить на родине у Губидушека, в старой отцовой хате на отшибе – чтоб родня не обиделась. Сидят на кухне, детали подробные обсуждают, а тут Стрекозёл подкатывает – смекнул, что дело шито-крыто – свадебкой пахнет и говорит: «Позвольте порекомендовать моё участие в вопросах организации предстоящего события и всего дальнейшего». «Конечно-конечно, мы очень рады, сделайте всё необходимое, товарищ Стрекозёл», – отвечают.

Звертелся Стекозёл на одной ножке – только ветер в ушах! Пригнал таратайку с бубенцами, а в ней уже сидит оркестрик сверчков гавайских, презенты для сельчан сложены и еда-питье всевозможное кучкой лежит. Сели влюблённые в таратайку, а Стрекозёл за кучера – вмиг домчали до нужного адреса.

Заходят в хату свою – а там общество рот разинуло, глаза трут, слово сказать робеют… Тут Губидушек и говорит: «Прошу любить и жаловать – вот моя невеста драгоценная мадам Молька называется. Счас свадьбу нашу отмечать будем!». И подарки, питьё-угощения на стол выставляет – тут народ осмелел, невесту-жениха поздравляют и лапки им тискают. Стрекозёл меж ими вьётся, команды раздаёт, гостей рассаживает и тосты произносит.

Вот сверчки иностранные скрипки настроили и заиграли весело – тут и началось самое веселье! Правда, местные барышни опять было затеяли свой народный «Танец от Печки», но под влиянием зажигательной музыки гавайцев и «Каберне» крепкой выдержки быстренько переключились на чарлистоун и вугибугинс.

Корреспондент местной микролитражки «Красный Угол» Долгоносик Увертливый не успевал делать записи и моментальные зарисовки феерического зрелища – столько было всяческих сенсаций и происшествий!

Даже драка массовая случилась между местными и Короедами заезжими, но, к удаче, обошлось без поножовщины. А еще на такое веселье невиданное пришли кучкой Жуки-Богомолы из местного монастыря, стоят у стеночки молча и думают неизвестно что себе, губы поджимают и движения лапами делают.

Молька с Губидушеком своим ненаглядным в танце-польке кружатся, в глаза друг-дружке любуются и про будущие радости рассуждают.

Гуляли до упаду, до самого позднего, пока не пришёл милиционер Метёлкин и все, кто успел, разбежались кто куда.

А потом будни начались – жизнь семейная, детки народились у Мольки и Губидушека – все, как один стройные, блондины с глазками-бусинками карими. Красота!

87
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments