Жизнь проститутки

Жизнь проститутки

Интервью по теме

«Интимные услуги в Москве в период с конца 80-х годов до конца 2010-х»

Аня проститутка с 1989 года, 50 лет (на 2020 год). Аня очень стройная, моложавая, на вид больше 30-33 не дашь и то только по лицу, тело упругое, гладкое, подтянутое, ноги длинные, стройные и красивые, сексуальная попа, спина прямая, тело гибкое, кожа молодая. Не пьет, не курит, очень следит за собой, ест умеренно, придерживается диеты, практически не ест мяса.
1. Как началась твоя работа? Что было толчком? Когда, при каких обстоятельствах ты начала работать?
Аня, 1971 года рождения, родилась и живет в Химках. Ее и младшую сестру воспитывала мама, отец ушел из семьи и дочками практически не занимался, а потом совсем исчез, переехав в другой город. Аня росла девочкой скромной, но с юного возраста ее стали занимать мысли о мальчиках и сексе. Подружка объяснила Ане, как нужно мастурбировать и с тех пор Аня занималась мастурбацией не реже 3-4 раз в неделю. Почти сразу стала испытывать оргазм, первый очень сильный, почти до потери сознания. После первого оргазма остановиться уже не могла и не хотела. Постепенно для возбуждения стала представлять себе, как ее раздевают и используют мужчины, представляла или кино героев или встреченного недавно случайного прохожего, который показался ей привлекательным. Оргазмы стали яркими и неоднократными, за час могла, теребя клитор и запуская пальцы немного внутрь, испытать до 5-6 оргазмов.
В школе у нее появился парень, ходили вместе, целовались, но большего Аня ему не позволяла. Это длилось полгода. Сдерживаться Ане удавалось благодаря именно постоянному онанизму, который удовлетворял и успокаивал ее. Потом Аня узнала, что ее парень ходил к другим доступным девочкам. Решила, что надо с ним лечь, чтобы он перестал трахать других девочек. Аня рассказывала «пришли в нему, он выпил, обнимались, целовались. Потом разделись (Ане было стыдно), легли в кровать, он стал засовывать член. Я старалась расслабиться, он ввел член внутрь, стало больно, но терпимо». Он трахал ее минут пять, кончил. Через несколько дней интим повторился, было уже не больно, но и удовольствия сильного не было, рукой Аня доставляла себе настоящее наслаждение, а тут было просто приятно и не больше. Потом Аня узнала, что он все равно ходит на сторону. Рассталась с парнем, немного жалела об этом, а про себя решила, что все мужики такие, всем нужен секс и никто верным быть не может и не хочет.
В фантазиях стала появляться тема подчинения мужчинам, тема беспомощности и безвольности. Дома жили бедно, и когда подружка предложила съездить к парням, которые заплатит за секс, согласилась. Было интересно, кто они такие и как всё будет. Страшно не было. Парни жили в Лобне, их было двое. Они провели с ними 4 часа, пили шампанское, Аню трахнул один из парней два раза, ей было очень странно и непривычно, но в целом приятно, хотя и немного неловко, после шампанского скованности не было. Им дали 500 рублей и они уехали. На станции электрички пристали менты, какой-то пьяный мужчина стал их защищать, отбил от ментов, ночью повез к себе домой. Девочки были благодарны ему и не возражали. В квартире он предложил секс за деньги. Девочки согласились, поскольку все равно уже чувствовали себя продажными. Мужик трахнул Аню, потом дал в рот подружке, но вырубился. Перед этим дал каждой по 100 долларов. Девочки оделись и ушли, ничего больше не взяв, хотя видели еще деньги и ценности.
Наутро Аня не чувствовала неловкости (совсем немного, больше было чувства, что все оказалось очень просто), а полученных денег казалось очень много. Позже эта же подружка позвала на встречу с турками. Турок было четверо, они развлекались с девочками полночи. Противно не было, Аня немного выпила, совсем расслабилась и даже один раз кончила, когда турок лизал ее между ног. За встречу дали позолоченные часы и по 50 долларов. Ощущения после встречи были нормальные, Аня даже снова удивлялась, как это просто и легко. А главное – можно заработать денег за одну встречу столько, сколько люди никогда не получат на обычной работе. Два года периодически с подружкой и еще с двумя девочками ездили к мужчинам, только не в Химки, чтобы не нарваться на знакомых и неприятности. Аня привыкла к деньгам, неприятных происшествий не было, так, по мелочи, вроде того, что мужчина не симпатичный или нагловатый. Поэтому к 17-ти годам Аня стала думать о том, чтобы заниматься встречами постоянно.

С этими мыслями стала искать контору интим услуг в Москве. Контору нашла по объявлению в «Московском комсомольце». Пришла, встретили два парня и тетка, посмотрели на фигуру, спросили паспорт – Ане уже исполнилось 18. Обговорили условия (контора забирала 50%), прошла осмотр у венеролога – в конторе был свой. Никаких бесплатных интим проверок не устраивали, через день начала работать. Так Аня стала проституткой. Был 1989 год.
Контора, как и почти все, работала только на выезд. В конторе с Аней было шесть девочек, заказов хватало. Главная проблема оказалась в воображении. Когда едешь на заказ, представляешь в голове мужчину, а он оказывается совсем не такой. Приходится подлаживаться под него, привыкать, причем сразу. Когда трахает тот, кто не понравился, трудно расслабится. Аня представляла, что ее имеет тот, кто ей симпатичен. Это позволяет расслабиться и возбудиться. Сложности были не со стояком – для решения этой проблемы есть руки, рот и язык. Сложности с большим членом, от него бывает больно и трудно вытерпеть. Особенно когда идет анальный секс. Аналом пришлость заниматься почти сразу, было больно, Аня терпела, когда у клиента был особо большой член, отказывалась, но отказаться удавалось не всегда, некоторые клиенты были «свои» и отказов не терпели. Когда попа разработалась, перестала отказываться, только использовала много смазки. Когда было больно, приходится терпеть и только стонать. Попа потом болит ночь и ноет. Хотя многие клиенты любят, когда девочки болезненно стонут.
Как-то заказал симпатичный летчик. Потом отдал своему другу. Тот был с Украины, в Москве на стажировке. Ане он понравился как мужчина, она ему. Он заказывал ее два раза в неделю три месяца, пока был в Москве. На полученные деньги оделась, купила для работы очень короткое платье – клиенты любят видеть голые ноги, а у Ани ноги длинные и красивые. Как-то попала к чеченцу, он был мрачный и в приказном тоне сказал, что презу надевать не будет. Пришлось дать без защиты. Отказать было невозможно. В конторе сказали, что это случай риска. Венеролог осмотрел и сказал, что все в порядке.
В этой же конторе нарвалась на изнасилование.
Поздно вечером поступил заказ к бенгальцу. Поймала машину, мужик поехал по адресу, потом неожиданно на пустой улице свернул в проулок и завез в гаражи, там заехал в гараж и сказал, чтобы она не рыпалась и тогда все будет хорошо. Одета Аня была открыто, для клиента и мужик ее, видимо, вычислил. И решил, что такая скандалить не будет. Скоро в гараж пришел приятель мужика и они вдвоем заставили Аню раздеться. Она хоть и нервничала, но держала себя в руках и даже сама надела на мужиков презы, сказав, что без резины «стремно». Они не возражали и оттрахали Аню по разу. Потом еще раз в рот и в попу. Аня, когда кончали в рот, сперму проглотила – заставили – и мужик сказал, что отвезет, куда ей надо. Она доехала с ним до адреса клиента. Бенгальцу все рассказала, тот не стал ею пользоваться, сам отвез в отделение. Менты повязали мужика в том же гараже – они с другом пили. Потом менты сказали Ане, что писать заяву будет геморрой. У мужика с собой было 200 долларов и Аня согласилась взять их в счет «возмещения ущерба».
После этого случая Аня поняла, что попасть можно когда угодно и что у нее очень сильное самообладание. Конечно, она потом немного поплакала, но быстро пришла в себя.

После изнасилования в гараже (хотя со стороны все там происходило спокойно и без явного насилия), Аня взяла два месяца перерыва и ушла в другую контору.
Там, в 1991 году влюбилась в клиента, он был татарином с обрезанным и толстым членом. С ним постоянно испытывала яркие оргазмы. Приходила к нему уже мокрая, очень его хотела и делала для него все и без резинки. Он любил анал и Аня кончала с ним даже от анала, особенно, когда он разминал попу пальцами. Ездила к нему на Сходню постоянно (он там жил), он вызывал ее раз в неделю. Делал подарки, к примеру, подарил золотой кулон. С ним она не смотрела на часы, была с ним, сколько он хотел. В контору отдавала деньги за два часа. Остальное время была с ним без денег. Очень жалела и переживала, когда он увлекся порядочной девушкой и прервал с ней отношения.
К этому времени к своей деятельности относилась нормально, как к работе. Первые три месяца были проблемы с подчинением тем клиентам, которые не нравились. Потом привыкла и к этому, научилась подчиняться и представлять себе то, что ее возбуждает. Представляла даже, что ее насильно даром заставляют лизать и сосать член противному мужику и от этого грязно возбуждалась. Аня окончательно настроилась на работу, на деньги, которые она получает и на удовольствие, которое испытывала даже чаще, чем рассчитывала.
В том же 93-м году на контору наехали бандиты, набили морду охраннику, ночью увезли с собой трех девочек, Аню в том числе. В квартире, куда привезли, наставили на Аню ствол (видимо, для испуга) и сказали:
– Ты чего не раздеваешься? Или тебя помочь? Раздевайся давай.
Ее и двух других девочек отымели пятеро парней. Потом пришли другие. Драли всю ночь по-всякому, без презы, по нескольку сразу. Дали выпить, чтобы девочки расслабились. Сначала был испуг, потом немного успокоилась, делала все, что требовали. Под утро отпустили.
Устроилась в другую контору. Там опять случился «субботник». Трех девочек заказали на ночь, вместо 2-х оказалось пять парней. Их имели как хотели всю ночь, отпустили без денег. Ребята были бандиты и в конторе с ними связываться не стали. Вообще субботником среди девочек называли не сколько бесплатное обслуживание своих хозяев и их друзей или «крышу», сколько неоплаченный выезд с принудительным обслуживанием нескольких клиентов столько времени, сколько они хотят.
Таких субботников в конторах, где Аня работала, было много и все разного характера. Были субботники трое девочек на трое парней, были с извратом, т.е. когда не только драли девочек, но и заставляли делать лезбо друг с другом. Аня это не любила, но делала спокойно, без напряга. Некоторые девочки возбуждались.
Как правило, субботники проходили без презы и отказаться было нельзя. Одна девочка посоветовала Оле сказать, что она лечится и что с ней без презы нельзя. Оля по глупости сказала и тут же получила сильный удар наотмашь по лицу со словами: «Ах ты, сука! Больная, а еще работать ходишь». Интересно, что парень от нее при этом не отказался, сказал «вылечусь», но презу надел.
Порой было так, что платили за два часа за трех девочек для двух клиентов, которых в итоге оказывалось пять-шесть или больше и они драли девочек до утра, пока сами не выматывались и за все время не платили. Три раза Ане пришлось дать одной пятерым. Работала всю ночь одна, обслужила по два-три раза и при этом два раза даже кончила сама невольно, просто природа взяла свое.
Как-то раз ее заставили много выпить на субботнике, несколько раз ударили и драли втроем всюду. Ей приказали повторять вслух, что она бл-дь, сука и проститутка, с которой делают все, что хотят. Аня повторяла это громко и вдруг сильно потекла. Один стал спускать ей в попу и Аня неожиданно сильно кончила.
Придя домой, Аня, несмотря на то, что была вымотана, стала дрочить и снова кончила, повторяя пор себя грязные слова и вспоминая, что с ней делали. После этого случая она всегда, когда дрочила, перед тем, как спустить, судорожно говорила «сука, бл-дь, проститутка…» и от этого, вспоминая, как ее драли, сильно и долго кончала.
Дрочить она могла долго и много раз спустить. Рекорд был – кончила 30 раз за 6 часов. Часто перед сексом она испытывала сильное возбуждение от мысли о том, что сейчас с ней будут делать все, что захотят и она будет беспомощна.
Вообще эта способность Ани расслабиться в самые трудных ситуациях выделяла ее среди многих девочек. Были девочки и симпатичные, но совсем без желания работать и клиенты это чувствовали. Были очень привлекательные, но совсем холодные и работали с клиентом автоматически. Конечно, это тоже становилось заметно. Были и чувственные, но слишком примитивные или не сексуальные. Были и такие, которые не могли преодолеть синдрома брезгливости. Такие либо быстро уходили, либо начинали пить и принимать наркоту, чтобы снять стресс.
Аня была и привлекательной и не глупой, внешне сначала сдержанной, но в постели почти всегда раскрепощалась по-настоящему. Получалось это у нее потому что еще до приезда на адрес она начинала настраивать себя на интим, представляла, что с ней будут делать, как она будет покоряться мужчине, как ей придется удовлетворять его. От этих мыслей она настраивалась на неизбежное и ей оставалось только быстро принять клиента в реальности и она могла делать все в постели естественно и с возбуждением. Мужчины это чувствовали и часто заказывали ее снова. Среди девочек контор Аня была одной из самых популярных.
К тому же она умела и любила себя подать. Если обычно девочки просто раздевались и делали, что им скажут, то Аня обязательно брала с собой легкий прозрачный пеньюар, чуть ниже попы, чтобы можно было увидеть и лобок и промежность, туфли на небольшом каблуке, в которых ее ноги выглядели еще более стройными и красивыми, и ходила так перед клиентом, распаляя его желание. Клиентам нравилось такая подача себя.

2. Какая ситуация была на рынке платного интима в 90-х, где давали объявления. Какая была конкуренция, как услуги различались по категориям (улица, салоны, индивидуалки и т.д.), какое было разнообразие предложения и спроса, кто были основные клиенты, цены на услуги и их ассортимент.
Объявления об интиме или о частном отдыхе обычно давали в «Московском комсомольце», в газете «Частная жизнь», еще в нескольких журналах, минимальная цена 50- 80 долларов за 2 часа, но обычно 200 долларов. В то время в 1991 году до начала галопирующей инфляции за один доллар давали официально 1.5 – 2 руб., на черном рынке 3 рубля (т.е. обмен с рук).
Конкуренции было довольно мало (сравнительно с нынешней ситуацией), но и клиентов тоже мало, особенно летом, зимой больше. В конторе за месяц девочка в среднем могла заработать около 1.5-2 тысячи долларов без особого напряга (за вычетом суммы, отдаваемой конторе, обычно это 50%, было и 60%). Без напряга это значит один-три клиента в сутки и один-два выходных, обычно в начале неделе, когда клиентов мало. Выходные это когда девочка не сидела в конторе и просила на нее клиентов не брать. Но если звонил «свой» клиент, которому не хотелось отказывать, чтобы не терять его, работали и в выходные. Так что всегда надо было быть готовой. В основном девочки работали в конторах и обычно на выезд, были конторы с приемом клиентов у себя, но их было мало, и они считались классом несколько выше. Индивидуалок было мало, меньше, чем сейчас. Индивидуалка с адресом была беззащитна от наездов, и далеко не каждая могла спокойно договориться с бандюгами или ментами по-хорошему, а беспредел в то время зашкаливал. На улицах стояло очень много девочек. Личная знакомая Ани зарабатывала за ночь 200 долларов за 4-5 клиентов, половину из которых забирал сутенер или менты. Работа была гораздо рискованнее и напряженнее. Поскольку основная работа начинается к вечеру, никогда не известно, чем закончится заказ, клиенты зачастую пьяные, мало адекватные, защиты в случае агрессии никакой, от кидалова – тоже. Плечевые – на трассе для клиентов дальнобойщиков – отдельный разговор. Там были свои порядки, о которых Аня не знает. Из услуг обычно практиковалась классика и минет, анала было мало, спрос на анал стал подниматься ближе к середине и концу 90-х. Клиенты стали чаще просить и девочки начали больше анал практиковать. Было еще сравнительно мало иногородних – из дальних городов – девочек и из других советских республик (потом стран). Было еще очень мало малолеток, работа с ними была больше законспирирована, обычные конторы с ними боялись связываться – много геморроя. Было очень мало предложений для педиков и вообще парней проститутов, они появились позже. Рынок был молодой, простой и традиционный, разнообразие началось ближе к нулевым.

3. Как боролись со сферой интим услуг, кто крышевал девочек, сколько девочки платили и кому, можно ли было не платить.
Обычно девочка отдавала конторе 50-60 %. Предполагалось, что контора обеспечивает девочкам защиту от беспредела. На деле девочка могла попасть на субботник к крутым и тогда контора на защиту не шла, если понимала, что средств на защиту нет. Защитить могли от обычного хама и агрессивно пьяного, если он начинал борзеть.
Обычно в 90-х контору крышевали бандюги, бригады из местных или тех, кто «держал» район. Если контора была с апартаментами, бандюги могли прийти и трахать девочек бесплатно, как расчет за охрану. Если контора работала только на выезд, то устраивали субботники, причем могли частично оплатить – к примеру, за два часа и использованием девочек всю ночь по кругу. Правда, такое устраивали не часто. Если крыша ментовская, менты бесплатно трахали девочек на конторе или забирали к себе «на круг». И бандюги и менты были, как правило, грубые, беспредельщики в интиме не терпели никаких отговорок, причем менты часто были грубее и наглее быков. Со всеми ними надо было вести себя тихо и послушно. Это были самые серьезные испытания, и их тяжело было проходить. Ане приходилось проходить через них около 10 раз и впечатления остались тяжелые. С ней делали всё и она постоянно боялась получить побои, старалась угодить парням и избегать напрягов. О том, что ней делали, что хотели и сколько хотели, об этом даже уже и не думала. Работала на износ и пила с ними, поскольку отказаться было невозможно, и ждала, когда отпустят. Еще надо было быть очень ласковой и постоянно говорить, что ей хорошо и что она сама хочет еще. После такого беспредела приходилось долго отсыпаться и приходить в себя.
В одной конторе хозяева были сами бандиты. Они никого из своих девочек не трогали, но за час оставляли девочкам всего по 25-30 долларов, гарантируя полную защиту. Но такая система все-таки для Ани была не выгодна и она в той конторе работать не стала.
Работать конторе без налога крыше было возможно, но только в том случае, если контора небольшая и могла мобильно переменить место дислокации. Если на них наехали, такая контора могла быстро поменять адрес и телефон (мобильных тогда не было) и до следующего «вычисления» работать без крыши. Если же контора была большая и с апартаментами, ей без крыши работать было практически невозможно.

4. Как искали клиентов разные категории девочек, что хотели клиенты, много ли было любителей садо мазо и других особых услуг, как часто девочкам угрожали насилием.
Интим клиенты искали через объявы в газетах. Как-то Гусеву, главному редактору «Московского комсомольца» в 90-е, задали вопрос о том, хорошо ли, что у него в газете печатаются объявления интим услуг. Не моргнув глазом, Гусев ответил, что газета печатает частные объявления о досуге, а о характере досуга ей ничего не известно.
Вечером проститутки могли сидеть в кафе в центре или в других районах, стоять на Тверской, других центральных улицах, были «точки» в разных районах, на Ленинградском, Ярославском шоссе. У обочины точки стояла женщина и отводила клиента вглубь от дороги, где его встречал строй девочек на выбор. Конечно, уличная работа стоила дешевле и была сложнее, хотя бы оттого, что в любую погоду в любое время года на улице долго находиться просто опасно для здоровья. При этом девочки должны сексуально выглядеть, а значит – открытые ноги как минимум. В кафе был риск нарваться на клофелинщиц, поскольку те были безадресные и отыскать их потом было почти невозможно – они сразу меняли район работы.
Конторы были, как правило, все одной категории – редко выше. Различия состояли только в том, что в центре цены могли быть немного дороже, на окраинах – дешевле. Услуги садо мазо было очень редко, отдельные объявления. Подчас по такому объявлению надо было встретиться со сводницей и уже у нее купить телефон девочки с услугами рабыни. Сводница предлагала альбом с фото девочек, перечнем услуг, которые они предлагали и ценами. Один телефон мог стоить 100 руб. и услуги самой девочки без следов, синяков и крови – 300 долларов и больше за 2 часа.
Ане попадались клиенты мазохисты (к любителям садо она не ездила – боялась) Один клиент просил дать ему «золотой дождь». Процедура проходила в ванной, и Ане пришлось постараться, чтобы расслабиться и выдать клиенту просимое. Он все принял на себя и кончил. Другой еще по телефону просил «камнепад» (копро на клиента). Аня отказалась, поехала другая девочка и выдала желаемое – тоже с трудом. Еще один заказал, чтобы его били по щекам, животу, мошонке, ягодицам, чтобы выкручивали яйца и унижали и очень от этого тащился.
Были клиенты, которые заказывали девочку для жены лезбиянки и смотрел, как они занимаются сексом, а потом присоединялся. Один клиент просил драть его одним вибратором в попу, а другим – чтобы Аня удовлетворяла себя сама. Таким образом клиент очень тащился и кончил и Аня тоже и даже два раза.

5. В основном испытывали девочки удовольствие от интима или нет? От чего это зависело. Кто шел в интим услуги в 90-е, почему там оставались и долго ли девочки этим занимались. Как было с тобой?
В плане удовольствия многое зависело от самой девочки, от ее натуры и характера. Как правило, девочки не кончали, но часто могли испытывать приятные ощущения, возбуждаться и, на этом фоне, натурально изображать оргазм. Аня очень любит, когда ей лижут (куннилингус), если клиент делает это умело, она может кончить, что не раз и бывало. Но куни делают редко и только постоянные клиенты, которые ее знают и не брезгуют. Обычно она берет в рот. Минет Аня тоже любит, любит целовать и лизать яйца, ее возбуждает мысль, что она держит во рту и сосет незнакомому мужчине. При трахее она часто рукой ласкала мужчине мошонку, от этого почти все тащились. Обычно девочки просто расслаблялись и делали работу – кто-то усердно, кто-то не очень. Были девочки любители разврата, они кончали часто. Но таких было мало, в основном все было буднично. Хотя могло зависеть от клиентов. Как-то поехали втроем к трем мужикам, одна девочка просто получила удовольствие, а Аня и еще одна кончили. Это при том, что там была и группа и все было долго. Просто мужчины были сильные и умелые. Пару раз попадались клиенты, которые сами начинали лизать и с ними Аня тоже кончала. С одним ирландцем сильно кончила два раза в позе сверху. В такой позе Аня сама контролировала процесс и могла управлять темпом. У этого ирландца Аня была много раз и приходила к нему уже мокрая. Каждый раз с ним кончала по два и более раза. Она влюбилась в него и он в нее тоже. С ним она ездила в Париж за его счет и там он драл ее сколько хотел и она отдавалась ему со страстью. Он покупал ей шмотки и им было хорошо, но потом он уехал к себе и Аня долго переживала их разлуку.
В начале нулевых попался клиент, который очень просил полизать ему попу. Вначале Аня отказывалась, но он предлагал хорошие деньги (+100 баксов), показывал подмытое чистое очко и Аня согласилась. Вначале было неприятно и странно, но потом она стала возбуждаться от мысли, что занимается самым грязным и постыдным – лижет сраку. Мужик стонал, Аня дрочила ему стоячий член и стала засовывать язык очень глубоко внутрь. Он кончил, а Аня было вся внизу мокрая, и потом дома несколько раз кончила от воспоминаний. С тех пор Аня включила ануслинг в перечень дополнительных услуг и делала это с удовольствием. Вообще с клиентом было сразу приятно примерно в 25% случаев, противно или неприятно – в 15 %, кончала с 5%-10% клиентов, в основном было по фигу, но в любом случае она старалась и часто ей удавалось возбудится от собственных фантазий.
В 90-е много было девочек местных, из Подмосковья, из русской провинции, из республик бывшего СССР было еще мало, они стали появляться к концу 90-х. Шли, в основном, от нищеты 90-х, от безденежья, отсутствия перспектив дома. Некоторые приходили по желанию. Как правило, оставались долго, привыкали к деньгам и образу жизни. Многие начинали пить и теряли вид, многие озлоблялись, ожесточались. Все-таки отношения в среде не очень дружеские – конкуренция, разборки между девочками – это все обычный фон работы. Сильные духом выживали, могли и уйти в обычную жизнь, слабые ломались – а их всегда больше, чем сильных. Многие не могли уйти из-за настроя на жизненные планы.

6. Когда девочки стали в больших количествах уезжать за рубеж? Куда и на каких условиях? Проблемы секс рабства в России и за рубежом. Выгоды и неудобства работы за границей. Какие страны были интересны и какие опасны и почему. Собиралась ли ты за границу? Если да, то почему не уехала?
Уезжать девочки начали в начале 90-х, но еще мало. Было особенно выгодно ездить в Эмираты (ОАЭ), в Турцию, там можно было хорошо заработать. С другой стороны, уезжать было опасно, арабы и турки могли развести девочек, и тогда можно было крупно налететь, иначе, вместо заработка попасть в рабство надолго или вообще с концами. Так пропадали многие и сейчас пропадают. Конечно, все знают, куда и зачем едут, истории типа «ехала работать официанткой» для наивных. Другое дело, что много дурочек, особенно в глухой провинции, там сильная бедность, девочки легко ведутся на развод и попадают. Тут как повезет, должны быть хорошие надежные связи, человек, которому можно доверять, проверенные контакты. Хорошо, если есть проверенная подруга, которая уже ездила и у нее есть выходы. В этой области очень много уголовного кидалова. Можно и хорошо заработать, но можно и попасть с концами. Хотя, конечно, нормально заработать и вернуться шансов значительно больше. Многие так и делают – работают на выездах по полгода, потом отдыхают дома и едут снова. Пока не решат, что пора завязывать и делать семью. Некоторые остаются там и женятся на местных, но это уже другие сложности. Есть, которые живут там по нелегалу, особенно малолетки, которых вывезли по чужим паспортам и с проплатой чинушам. На них большой спрос и они, пока юные, могут много заработать.
В Европу попасть сложно, молодым и одиноким на Запад визу просто могут не дать. Если уехала, там свои сложности. Надо знать язык, без него тяжело. Понимать местные условия, знать людей. С другой стороны, там работать проще – всё обговаривается заранее и большие надбавки за дополнительные услуги. Тут тоже отличия. Если арабы это доминантные самцы, которым надо просто грубо и властно затрахать девочку, то среди европейцев много подчиненных извращенцев, фантазия их зашкаливает, но за все нужно брать отдельную плату. Клиент там трусливый, боится скандалить, не любит огласки, соглашается на дополнительную оплату своих фантазий и не хамит.
Но в Европу гораздо сложнее попасть и в 1-й и в последующие разы, поэтому к арабам проще, хотя и опаснее. Тут надо решиться, кто-то рискует, кто-то нет.

7. Подростковая и детская проституция. Сколько ее было, какой был на нее спрос. Боролись ли тогда с этим и как.
В некоторых конторах в 90-е были девочки 15-16 летние. Менты эти конторы крышевали, но за малолеток брали много и не все хотели с этим связываться. В основном были там, где надежная охрана с оружием из охранных структур, близких к ментам. За малолеток младше 15-16 лет (10 – 12) могли либо сдирать много бабок за прикрытие либо вообще могли сдать, а тогда уже уголовка. Короче, геморроя много, поэтому с малолетками связываться боялись и не у всех были реальные возможности. Вообще, говорили, что есть отдельная мафия, которая этот бизнес держит, там свои дела и свои ходы. Аня с этим миром не сталкивалась. В одной конторе хозяин брал периодически себе на отдых свою девочку 15-ти лет, причем даже платил ей за обслуживание – ценил. Аню тоже пару раз брал. Говорил, ты не похожа на путану, какая-то «семейная».
Аня действительно была тогда похожа на школьницу, выглядела моложе своих лет, никогда не курила, пила только на заказах и когда нельзя отказаться – бандиты требовали. Красилась очень умеренно, ярко могла накраситься только на заказе, если клиент требовал. Единственно, обычно одевала очень короткую юбку, чтобы видели ее красивые ноги. Это было связано даже не только с работой, а еще с ее отношением к фроттеризму. Для неосведомленных фроттеристы это мужики (обычно), которые любят полапать и потрогать девушек (женщин) в транспорте и, если ситуация позволяет, зайти в этом лапанье как можно дальше.
Аню как-то в толпе метро начал лапать мужик сзади. Сначала осторожно, потом все смелее. Аня было в короткой юбке (было лето) и он, осмелев, стал трогать ее голые ноги. Аня почувствовала возбуждение. Именно от того, что в толпе незнакомый совсем мужчина тайком гладит ее голые ноги. Потом он полез выше, под подол. Аня стояла молча, не шевелясь, с придыханием ждала, что будет дальше. Мужик дошел до трусиков и, помедлив, осторожно просунул пальцы под ткань, коснувшись складок половых губ. Аня почувствовала, что намокает. Стало сладко и очень стыдно, что она тащится от наглых пальцев какого-то извращенца. Он осторожно гладил ее губки, просунул один палец внутрь. Тут на остановке народ стал выходить и мужик с явным вздохом убрал руку, чтобы их не засекли. Дальше народа стало меньше, и он уже не решился начать сначала. Аня вышла, так и не увидев мужика – он стоял за ней, и она не стала оборачиваться. Ей не хотелось видеть его лицо, чтобы не портить себе ощущение неизвестности. Дома она кончила 10 раз от воспоминаний пережитого, с тех пор она стала хотеть снова испытать чувства позорного возбуждения, и периодически ей это удавалось, особенно, когда она была в короткой юбке и с голыми ногами. Некоторые мужчины были смелыми и дрочили ей мокрую щель и вводили пальцы внутрь. Аня от этого тащилась и несколько раз кончила, с трудом скрыв свое состояние в толпе.
Став старше, годам к 30, Аня перестала носить очень короткие юбки, и интерес к возбуждению от тисканий в транспорте стал проходить.

8. Как менялись клиенты, их запросы, цены на услуги, условия работы, контингент девочек к концу 90-х. Много ли было тех, кто получал удовольствие от работы и от чего это зависело?
После кризиса 98-го года все подешевело, после падения рубля с 6 до 25 к доллару цены стали в районе 500-1000 рублей за 2 часа или порядка 30-50 долларов за 2 часа. С аналом и минетом без резинки можно было взять 1500 рублей. Аня тогда снимала 1 комнатную квартиру на Бабушкинской за 160 долларов в месяц. Клиентов после кризиса стало заметно меньше. Мог быть всего один за два-три дня. Потом стало больше, примерно один в день. Редко могли быть заказы на ночь. Конкуренция выросла, но не очень заметно, гораздо заметнее было общее падение спроса.
Из запросов больше стало анала, клиенты больше велись на большую грудь – насмотрелись порнухи, появилось больше любителей садо мазо, именно доминантов, которые хотели подчинения и полной покорности. Стали больше популярны групповухи, причем не среди стремного молодняка, а среди солидной молодежи и мужиков среднего возраста. Часто групповухи переходили в изврат, но за это честно доплачивали, без кидалова. Вообще субботников стало меньше, время беспредела уходило. Но ситуация на рынке была плохой и Аня решила, что пора что-то менять.

9. Как складывалась ситуация на рынке интим услуг в конце 90-х, что менялось, цены, конкуренция, методы поиска клиентов, когда появились интернет объявления? Отразилось ли появление интернет порно на запросах клиентов и на их предпочтениях? Что менялось в твоей работе?
Какие-то конторы работали уже через Итнернет, появлялись сайты с интим досугом, особенно в Москве, где охват Инетом был значительно больше, чем в других городах. На сайтах были фотки девочек и клиентам стало удобнее выбирать. Конечно, интернет отразился на услугах, в объявах все печаталось, места было много, объявы стали детализироваться. Соответственно, клиенты стали конкретнее с выбором, появилось много специфических предложений, можно было много что сравнить, выбрать. Появилось больше объяв, к тому же это время совпало с появлением большого наплыва иностранок не только с ближнего, но и из дальнего зарубежья. Пошли негритянки, вьетнамки, вообще азиатки. Появилось много парней проститутов, предложений для педиков, извращенцев. Говорили, что есть сайты для педофилов, но в открытом виде их не было, видимо как-то шифровались. С дальнейшим распространением и развитием инета быстро развивался и интернет рынок интим предложений.
Но Аня уже решила перейти на работу с иностранцами. У них и денег больше и дефолта они не узнали. Объявы можно было давать в «Москоу таймс» на английском языке. Но для общения надо было самой уметь объясняться на английском. Аня стала сама учить язык и проявила способность к достижению цели и сосредоточенность. Она по учебнику сама учила слова и выражения, прежде всего те, которые могли понадобиться в работе. Примерно через два месяца она дала первую объяву в «Москоу таймс» и начала работать сама как индивидуалка с иностранцами.
Первое время тяжело было с общением, Аня поняла, что в языке главное – разговорная практика. Сначала самым сложным было договориться с клиентом по телефону. Далеко не у всех английский был хороший и понятный, плюс Аня плохо воспринимала на слух.
Это было в самом конце 90-х. Плюсы новой работы были не только в том, что больше денег, но и в безопасности, в отелях Аня не сидела, с тамошними валютными девочками не конкурировала. Разговорилась более-менее Аня где-то за три месяца, нормально заговорила к полугоду общения. С одним финном на 2-й месяц работы еле смогла договориться, почти ничего не понимала, что он говорит, через 2 года, встретившись с ним же, удивилась какой у него кошмарный акцент. Сама уже говорила к тому времени уже нормально.

10. Как развивался рынок в начале нулевых, что появилось нового, как измелилась ситуация в ценах, конкуренции, услугах. Какие девочки стали более востребованы, что хотели клиенты, менялись ли их вкусы. Личная жизнь проституток и твоя.
В начале нулевых Аня тогда работала только с иностранцами, брала 100 долларов в час, потом просила даже 150 в час. Но, в основном, сговаривались на 100-120, иностранцы торговались, они вообще бережливые. На рынке услуг появились игрушки, вибраторы, анальные затычки, вагины и анусы, целые куклы, тематические костюмы, садо мазо атрибутика, стал популярен оральный секс без презика в услугах, популярнее стал ануслинг. Рынок развивался и оттого, что секс товары можно было купить анонимно с доставкой, самому не светиться – многие мужики этого боялись. Через интернет пошла разнообразная реклама, появилось много салонов, индивидуалок, ВИП обслуживание, сопровождение, объявы «мама дочь», секс рабыни, госпожи, юные девочки (18+), парни проституты, геи. Цены стали в большем разбросе и зависели от дополнительных услуг. Соответственно, вкусы клиентов расширились. В это время Аня часто жила и принимала клиентов на квартире своего знакомого Кости. Сначала он был клиентом, потом стал практически другом. Сам он занимался небольшим бизнесом. У него было однокомнатная пустая квартира в районе Медведково, он пустил туда Аню жить и позволил принимать клиентов, но только иностранцев. При этом часто приходил и имел Аню бесплатно, но и денег за квартиру не брал. Практически это была аренда за интим, но с хорошими дружескими отношениями. Тогда же Аня стала встречаться с американцем, который работал в Москве в фирме. Затем даже какое-то время жила с ним. Он свозил ее в Голландию. Американец курил марихуану, причем постоянно и много. От этого он почти все время был под кайфом. Периодически впадал в истерики, но, если не обкуривался, был нормальный. Ане он нравился. Она с ним кончала, как и с Костей. При этом периодически брала клиентов, чтобы иметь свои деньги. Потом американец уехал, и больше она его не видела. В середине нулевых пошла как-то позагорать на озеро под Москвой, расположилась подальше от людей. Задремала. Пришла в себя от того, что ее скрутили три «таджика» и сказав, чтоб не пикала, изнасиловали и в рот и с двух сторон. Аня не сопротивлялась, сосать старалась сильно, чтобы скорее кончили, думала отделаться минетом, но не удалось. Потом, как отпустили, сразу провела все дезинфицирование рта и всех каналов. Аня всегда знала, что и как делать, знала все необходимые препараты (к примеру мираместин) и процедуры. Свой венеролог сказал, что пронесло – все чисто. Вздохнула с облегчением. Вообще проверялась Аня обычно, когда работала, раз в неделю и в экстренных случаях – сразу. Кстати, сходила и к ментам, где ей честно сказали «и где мы вам их искать будем»? Посоветовали больше в безлюдные места не заходить. Так Аня жила в нулевые. Замуж не собиралось.
Вообще Аня не понимала, как можно постоянно жить с одним мужчиной. Ей один член за неделю надоедал, уже требовалось разнообразие, даже если человек нравился. К концу 90-х она как-то подсчитала, что за 10 лет приняла примерно около тысячи членов.
Ее младшая сестра к этому времени вышла замуж и родила уже 2-х детей. Аня, когда бывала свободна, сидела с ними и тогда же поняла, что сама детей не хочет. Мама жила одна, постарела. Для нее Аня работала где-то в сфере бытовых услуг. Аня всегда, сколько могла, помогала маме и особенно сестре, у которой денег вечно не хватало – муж приносил немного. Сестра знала о ее работе, но никому не рассказывала и сама о таком и не думала, была обычной семейной натурой.

11. Стали ли клиенты больше хотеть юных девочек и чего-то необычного? Как было лучше работать, одной или в паре? Чем отличались клиенты иностранцы от русских в плане вкусов, запросов, желаний, способности и желания платить. Твои примеры.
С конца 90-х клиенты часто стали просить девочек помоложе. «А 18 лет есть? Есть.» «А помоложе, 16, есть? Можно найти.» «А помоложе…». В конторах боялись подстав с очень юными. Педофилия выделилась в отдельный закрытый рынок.
Аня всегда работала одна, с другими девочками держалась на расстоянии. Не жила вместе, понимала, что с такой жизнью можно начать собачиться. Были знакомые, если просили двух, звонила, приглашала на выезд. Кстати, ночью никогда не работала, если только не было заказа на всю ночь, но это редко.
Среди иностранцев, с которыми работала Аня, больше хотят игры с подчинением самого клиента. Некоторые просили засунуть в зад игрушки, анальную затычку или вибратор. Был грек, он просил чтоб ему засунули весь кулак в зад. Аня надевала прозрачную латексную перчатку, смазывала ее гелем и просовывала весь кулак ему в попу и вертела там кулаком. Он очень тащился, жалобно стонал, извивался. Аня дрочила ему и он сильно кончал. Было много мазохистов. Один швед требовал, чтобы ему всаживали в попу здоровый черный член. Ввести в попу надо было очень глубоко, Аня сначала даже не поверила, что можно засунуть так глубоко и можно это выдержать. Среди наших клиентов таких не было, максимум – по попе похлестать. Был француз, просил бить его по члену руками и ступнями, бить по яйцам, выкручивать соски, всячески издеваться, заставлять его лизать «госпоже» ноги, анус. Клиент индус был мазо в стиле «lifestile», начал с сеансов, потом стал предлагать совместную жизнь, говорил, что будет готовить еду, стирать, ходить по магазинам, хотел, чтобы Аня заводила любовников, а он будет пить их сперму. Пусть они его бьют, он будет сосать их члены, они будут насиловать его, а он будет рабом. Короче, ярко выраженный мазо куколд. Аня стала его бояться и еле отделалась. Среди клиентов самые нормальные англичане, американцы почти нормальные, не считая невоспитанности и хамства.

12. Примеры хороших сексуально интересных и сильных клиентов, постоянные клиенты, изобретательные, требовательные, извращенные, оргазм с клиентами. Желание повторить секс с клиентом. Твой опыт.
Среди иностранцев, в основном были не сексуально сильные, а вежливые и воспитанные. Поэтому с ними было работать приятно и безпроблемно. Извращенцы тоже были воспитанные и деликатные, даже деликатнее обычных. Был один австриец с хорошим сильным членом, главное для Ани было то, что он сам любил лизать. Аня получала с ним сильные оргазмы от его лизания и от долгого траха. Был интересный американец, очень хороший ебарь. Его грубость была несколько деланной и это заводило, Аня испытывала с ним оргазм каждый раз и очень яркий. Он заказывал Аню постоянно, тоже работал в Москве, постоянно нюхал кокаин, друзья его тоже все нюхали (в 90-е чеченцы и девочки курили марихуану, «забивали косяки»). Американец был очень развратным, часто, обнюханный, звал на Аню друзей, устраивал групповуху. Где Аню имели все вместе. При этом любил, чтобы Аня говорила грязные вещи, что она шлюха, блять, х-ска, что ей хорошо, когда ее е-т, что она ох-ная с-ка и так далее. Аня все говорила и возбуждаясь от этого, кончала и тащилась. Был один немец в толстым членом, он тоже часто приходил сам к Ане, она всегда сильно кончала с ним и в ожидании его она уже была вся мокрая.
Вообще Аню часто заказывали снова, к ней возвращались и часто становились постоянными клиентами. Аня обладала неподдельной страстью и мужчины это чувствовали.

13. Кто и как опекал девочек в конце нулевых, начале десятых, как менялась организация услуг, какие опасности работы исчезли или стали меньше и какие появились? Твой опыт.
На улице девочек держали «мамки» и сутенеры, крышевали, в основном, менты, у иногородних и, особенно, у иностранных нелегалок, отбирали паспорта и держали в рабстве. Хотя и там были свои правила и подчас такая рабыня могла сама поменять хозяев. Обратиться в органы за защитой, в принципе тоже было можно, но тогда нелегалку выслали бы, а на это далеко не все шли.
В салонах крышуют менты, платят сегодня практически все, хотя поборы стали меньше, много контор, меньше спрос. Очень много приезжих, из провинции, Украины, бывших республик, из Азии, Африки. В 90-е были, в основном москвички, в нулевых – приезжие. Москвички сегодня, в основном, индивидуалки, в салонах провинциалки, много хохлушек, хозяева сами договариваются о «защите» с ментами. Если по ящику показывают «захват» точки, то это 100% план по отлову или кто-то неправильно себя повел.
Опасностей стало меньше. В принципе всегда были и есть плохие места. Кто ездил в плохие гостиницы или дальние районы или ночью далеко – там были и есть опасности и будут. Аня никогда не ездила в дальние районы и последние 15 лет не работает ночью. Были случаи, когда Аня с девочками на групповом заказе в конце 90-х в дальнем районе попадала на чужих ментов трое их трое и прошла через субботник беспредел. Держали сутки и потом ничего сделать было нельзя – менты на своих не наезжают. С нулевых Аня работала с иностранцами и в наезды не попадала, хотя девочки знакомые говорят, что опытные избегают, а новые могут попасть, часто по подставе.

14. Вообще какова опасность заболеть и чем в 90-е, в нулевые и в 2010-е годы? Как предохраняться, какова вероятность вынужденного секса без предохранения, как лечиться. Сколько это стоит и какие могут быть последствия.
Заболеть в 90-е – на тразе без презы можно было чем угодно, но, в основном, стандартными болезнями, типа трепака, сифилиса, реже шанкра и далее всякие хламидиозы и герпесы. В одной конторе девка на субботнике подцепила триппер и с ним работала. Другая клиенту сделала минет без презика и подцепила сифилис и тоже с ним работала. Мужик без презы с девочкой получил триппер. А поскольку он был частым клиентом, не понял, кто наградил.
Сейчас все надо с делать только презиком и с качественным, дешевые рвутся. Если порвался, сразу провести спринцевание. Промыть везде растворами типа мирамистин, гексорал и остальные препараты. Сегодня очень страшен СПИД, из менее опасных, помимо трепака – разные хламидии, уреаплазмы, герпес и прочее. Именно поэтому со случайным клиентом нельзя целоваться, хотя многие девочки делают это, некоторые – как дополнительную услугу. Лечение триппера в нулевых стоило около 300 долларов (по курсу 25 рублей). Лечение сифилиса – 15000 рублей, все это – у своего гинеколога. В нижней нише услуг, т.е на улице, в дешевых районах сегодня можно поймать все что угодно. В верхней части услуг, в дорогих сегментах – всякие редкие тропические болезни от экзотических зарубежных девочек. Болезни эти у нас не знают, как лечить либо очень дорого.

15. Какая ситуация на рынке услуг сегодня, во 2-й половине 10-х? Как изменился рынок услуг? Как изменились цены.
Сегодня, помимо традиционного набора появилось много массажа. Салоны массажа удобны низкой ценой и тем, что не попадают под разряд интима. Там даже следят за тем, чтобы нигде не было презаков, чтобы не подводить себя под раздачу при проверке. В таких салонах массаж ручной и с «окончанием». Массаж руками, можно грудью, где-то за доп плату – ртом, но это уже опасно, можно налететь.
руками. Как правило, в таких салонах ни ртом, ни полного интима нет, цены дешевые, полторы тысячи за час.
Сегодня реклама в «Москоу таймс» на английском просят от 150 долларов за час до 200 за два. Там нет фото, один клиент звонил, просил выслать фото на мобильник. Выслала – приехал. Аня принципиально не работает с неграми – боится заразы. Недавно один негр уговорил ее, сказал, что член средний (Аня боится очень крупных), сам говорил культурно. Из Франции. Приехал, все было скромно и хорошо. Сейчас с иностранцами берут 10-15 тыс. рублей за ночь, ВИП эскортные девочки могут брать в разы больше, но там другая клиентура.

16. Как сохранить желание заниматься сексом, нужны ли перерывы в работе? Примеры секса сегодня с привлекательными мужчинами, оргазм с клиентами. Сколько сегодня можно заработать при умеренной нагрузке и как сегодня лучше искать клиентов?
Вообще при настраивании себя нужно привить себе ощущение работы. Нужно внушить себе «ты работаешь. Тебе эта работа нужно. Ты можешь получать удовольствие, тебе обязательно нужно сделать свою работу хорошо». Надо с любым клиентом представлять себе того, кто нравится, особенно во время интима. Тогда можно возбудиться и даже иногда кончить. Надо научиться настраиваться на работу, быть готовой к любым неожиданностям, нужно уметь подчиняться мужчинам, а лучше – воспитать в себе понимание необходимости подчинения. В идеале надо любить подчиняться. В начале работы всегда нужно долго настраиваться, глушить в себе протест против нежелания интима с человеком, который не нравится. Потом привыкаешь. Хотя, конечно, все индивидуально. Есть девочки, которые так и не могут переносить себя и уходят. Люди разные. Сама Аня в начале работы настраивалась примерно 3 месяца. Хотя ей повезло, что попадались хорошие не проблемные клиенты.
Дрочит сама Аня реже, но кончает от этого раза два-три обычно через день, если не устает от клиентов.

17. Как дальше будет развиваться интим рынок? Что можно сделать, чтобы он стал интереснее и безопаснее для всех. Твои планы.
Аня не знает, как будет развиваться рынок. Сама после полугодового перерыва (были любовные отношения с мужчиной, но недавно закончились) собирается дать рекламу в «Моску таймс» на английском, работать на выезд с иностранцами и с русскими, которые знают язык и смогли прочесть объяву.
Сегодня предложение явно превышает спрос, хотя цены в Москве пока держат. Следует учесть, что объективно цены после обвала курса доллара упали, но и денег у клиентов стало заметно меньше. Люди сильно беднеют. Легализация интим рынка сделает его безопаснее, но и дороже. А рынок и так на пределе цен. Соответственно, тут же появится подпольный рынок, куда уйдет дешевый сегмент и криминальный, вроде педофильного и прочего. Соответственно, этот сегмент тоже станет дороже. Так что этот вариант неудобен, не считая общественного мнения, которое пока не готово к легализации.
Планы Ани пока поработать лет до 50-ти, а там будет видно.

P.S. Итак, Ане на 2017 год 46 лет, она не замужем, хотя периодически возникают любовные отношения с мужчинами, как правило, отношения возникают с клиентами, перерастают во влюбленность, но потом заканчиваются. Были отношения со сторонними мужчинами, с тем же результатом. Вообще Ане может надоесть один мужчина, даже если у нее с ним «отношения». Через какое-то время хочется интимного разнообразия. Хотя последние годы желания секса стало заметно меньше, в более молодые годы она хотела много секса и работа позволяла ей получать желаемое.
Аня говорит, что не любит детей и никогда не хотела их иметь. Она видит несчастную личную жизнь женщин вокруг нее и понимает, что у них эта жизнь такая же неустроенная, как и у нее.
Ей по-прежнему нужен хороший секс, она любит, как сама говорит, е-ся, любит хороший член. У нее есть беспокойство по поводу ее дальнейшей жизни, ее волнует будущая старость. Особых планов на дальнее будущее нет. Она говорит, что хочет любви.

2019 Москва

Дополнение

С осени 2016 года Аня прекратила подавать объявы, поняла, что устала от мужчин. Какое-то время жила на накопления, потом устроилась на работу курьером в фирму. Вообще после 15-го года кризис стал особенно заметен в сфере услуг. Поскольку Аня работала с иностранцами, она обратила внимание на перемену состава клиентуры. Стало заметно меньше европейцев и американцев, зато существенно больше арабов и азиатов – индусов и китайцев. Последние в целом вели себя спокойно, зато арабы были очень сложными клиентами, наглыми, агрессивно требовательными и относились с вызванной девочке откровенно пренебрежительно и цинично. Именно от этого Аня устала и пошла работать курьером. Осень работала нормально, хотя зарплата в 20 тыс. с небольшим, конечно, напрягала. Но зимой в холода начала болеть спина, из-за чего она вынуждена была брать больничный, который практически не оплачивался. Она лечила спину мазями, растираниями и таблетками. Становилось легче, но после двух-трех недель на улице спина опять начинала болеть. В июне Ане пришлось уволиться, никакой другой работы она найти не смогла, идти в магазин продавщицей она не стала, поскольку проводить весь день на ногах за 18 тыс. было бы для нее слишком тяжело, а на такую зарплату прожить практически невозможно.
В сентябре 2018 года Аня подала объявление в англоязычный сайт rusprostitute.com.
Звонки пошли практически сразу, как она и ожидала, были, в основном, азиаты, попался один немец, который поставил условием чтобы Аня перед встречей с ним не мылась три дня и не меняла носок. Короче, был фетишистом. Скоро постоянным клиентом оказался совсем молоденький китаец студент, учащийся в Москве. Он заказывает Аню регулярно раз в неделю. Периодически в нему приезжает мама из Китая и тогда он зовет к себе Аню в 9 утра, видимо боится, что позже может прийти мать и застать их вдвоем, а он, как прилежный студент, должен учится, не отвлекаясь на женщин. Еще попадались довольно наглые арабы. Их Аня тщательно проверяет на стадии телефонного знакомства и, если чувствует опасение, такого клиента отшивает. Обычно такой проверкой оказывается изначальное хамство звонящего, наглые требования, настойчивые пожелания включить в общую цену бесплатно услуги, которые в объяве идут как за отдельную плату. К таким могут относиться минет без резинки, окончание в рот, ануслинг клиенту, анал, прием золотого дождя. Доп оплата за эти услуги идет от 50 до 200 долларов, но арабы хотят это бесплатно, т.е. за базовую сумму, которая включает только классику и минет, все в презике.
Несколько раз Аню брали на ночь, с оплатой в 18-20 тыс. рублей, клиенты были адекватные и вежливые, но вообще Аня не любит ехать на ночь, считает, что может быть стремно или просто физически тяжело, хотя, конечно, соглашается из-за хороших денег.
К юному китайцу Аня привыкла и дает ему уже без презы, в том числе в попу, еще и потому, что член у него маленький, где-то в 12-13 см и попа его принимает легко. Юноша был приятной наружности, скромный и воспитанный. Ане с ним было комфортно, и она кончает с ним.
Несколько раз попадались половые гиганты, два раза испанец, один голландец и два негра из Штатов, были еще два араба, но они больше тискали и лизали, чем драли. Зато испанец замучил Аню, драл зверски, за два часа кончил три раза внутрь и один раз в попу. Аня в попу ему давать не хотела, член был крупный, 18 см., но он уговорил, заплатил 300 долларов сверху, размял кишку пальцами с кремом и так неожиданно при тесных объятьях впихнул туда член, что Аня только охнуть успела. Драл в попу тоже очень страстно и даже дико, кончил с рыком. После него у Ани все болело, но и она с ним кончила почти невольно, и долго потом с волнением вспоминала его яростный длинный член.
Голландец тоже имел крупный член и трахал Аню долго и глубоко. В попу она его не пустила, но в рот без презы дала кончить, за это он заранее заплатил дополнительно.
Аня подметила, что очень многие клиенты просят массаж. Очевидно, это для них означает возможность расслабиться и почувствовать нежную заботу женщины о себе, видимо, этого им не хватает в жизни.
Сейчас, в конце 2019 года Аня продолжает работать, в принципе клиенты есть, только очень утомляют настырные арабы, с которыми трудно разговаривать, они не понимают никаких объяснений, постоянно требуют невозможных льготных условий и их очень трудно отшить вежливо.
При общении с клиентом по телефону или скайпу Аня стала очень осторожной, если мужчина в разговоре вызывает хотя бы небольшие сомнения, она предпочитает отказаться от встречи, считая, что осторожность неизмеримо важнее возможного заработка.

520
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
SLAVA76
24 дней назад

Жизненное произведение. Было интересно прочитать.