Трава

Ниа была счастлива – добрый муж, большой дом, достаток и спокойная жизнь. Одно омрачало ее дни – Небеса не давали ей ребенка. А как она мечтала о маленькой девочке, которую будет любить, наряжать, рассказывать ей сказки, учить петь и вышивать прекрасные узоры.

Но годы летели, а долгожданного дитя все не было. В небольшом городе, где Ниа жила с мужем-портным, их обоих очень уважали. Мужа – за его мастерство швейных дел мастера. А Ниу за врачевание. Она разбиралась в травах, как никто другой, и в помощи никогда не отказывала. Люди порой называли ее волшебницей, когда удавалось настоем снять горячку или поднять с постели тяжело больного. Только вот она себя таковой не считала – ведь никакого волшебства здесь не было, знай только, какие травы да как приготовить, а если бы и было, то не помогало это волшебство от бесплодия.

Лес шептался, шумел и наполнялся гомоном птиц. Поляны, согретые солнцем, расцвели разнотравьем, огромные старые дубы хвалились своими молодыми листиками. Тут и там белели в прогалинах цветущие дикие вишни. Ниа зашла далеко в лес. Ее корзина уже была полна нужными растениями, но возвращаться все не хотелось – так красиво и хорошо было здесь. Она присела на поваленное дерево и задумалась о своей судьбе. Печаль обняла за плечи так крепко, что выступили слезы. А когда Ниа смахнула их, то увидела перед собой незнакомую девушку в тонком белом платье. Хрупкая и худенькая – она могла сойти за едва повзрослевшего ребенка, если бы не глаза – огромные и наполненные таким знанием, что мурашки поползли по спине.

– Кто ты? – спросила Ниа.

Девушка не ответила, протянула руки к ее корзине, перебрала быстрыми тонкими пальцами несколько травинок, хмыкнула. Затем заглянула в лицо и серебряным голоском спросила:

– Ты плакала?

Ниа никогда не отличалась болтливостью и жаловать на жизнь не привыкла, но тут ее как прорвало. Сама не зная почему, она излила этой девушке душу. Та слушала и кивала.

– Когда тебя лишают даров, кто знает, может так берегут от беды? – вымолвила лесная девушка, когда Ниа закончила.

– Для меня беда – не иметь дочери, – в сердцах сказала женщина.

И незнакомка пожала худенькими плечами, прыгнула с грациозностью лани, бесшумно затерялась в поросли молодых веток. Ниа подумала, что та покинула ее, но девушка вернулась, так же неожиданно, как и исчезла. Она протянула Ние какое-то растение, вырванное с корнем – травка с цветами-колокольчиками, на цветочках, что уже засохли, были семена. И не сказав ни слова, снова пропала в зарослях. Больше она не возвращалась. А Ниа, подождав немного, отправилась домой.

В тот год с ней случилось большое счастье – родилась долгожданная доченька, а затем большое горе – тяжело заболел и умер ее муж. И Ниа остались с дочерью, которую назвала в честь прекрасного цветка – Розой, вдвоем. Вместе ходили они в лес собирать травы, вместе пели вечерами, сидя за вышиванием, вместе помогали больным. Роза росла красивой, словно ангел. Глаза необычного фиалкового цвета. А волосы, будто жидкое золото, и росли так быстро, что к двенадцати годам уже наполовину превосходили длиной рост девочки.

Когда Розе исполнилось шестнадцать, весь город только и говорил, что о ее необычайной красоте. Кто-то даже пустил слух, будто волосы девушки из самого настоящего золота, и что женившийся на ней никогда не узнает нужды. От женихов не было отбоя, но Роза не спешила отдавать свое сердце.

И вот однажды в яркий весенний день, Роза сидела у окна и расчесывала свои длинные прекрасные волосы, которые свешивались со второго этажа чуть ли не до земли. Она была одна, Ниа отправилась навестить свою стареющую тетку, а дочку оставила на хозяйстве. Вдруг послышался топот копыт, и из-за поворота верхом на лучших скакунах выехало полдюжины незнакомых молодых людей, одетых в парчу и бархат. Один из них – черноглазый статный юноша остановил коня белоснежной масти у окна и спросил:

– Кто ты, красавица?

Роза, которая была очень скромна и застенчива, испугалась и тут же исчезла в окне. Она слышала, как юноша зовет ее, умоляя снова показаться, как спорит с друзьями, уговаривающими его ехать дальше.

– Ваше высочество, – говорили ему, – эта девушка сама приползет к вам и упадет в ноги, как только узнает о том, кто вы. Давайте лучше найдем хорошую таверну, промочим глотки и отдохнем после удачной охоты.

И они ускакали дальше. На следующий день город гудел об удивительном событии – каким-то чудом в их глухомань заглянул сам принц Горд. И его высочество не спешил уезжать, потому что девушка удивительной красоты пленила его сердце. Что вечера он приезжал под окно Розы и кричал о своей любви к ней.

– Все чего я прошу – просто покажись мне! Не будь такой жестокой!

Девушка не выходила из дому. Она сидела у закрытого окна, и сердце ее бешено колотилось. В маленькую щелочку между занавесок она украдкой рассматривала прекрасного принца, и каждый день все труднее и труднее было не отвечать ему.

Принц пел ей песни, а его голос был таким сладким и чудесным, что Роза, как зачарованная шла к окну, руки сами тянулись, чтобы распахнуть его, и только в самый последний миг она останавливалась, говоря себе: «Неужели ты веришь, глупая, что сам принц мог тебя полюбить?»
Так прошла неделя. Горд не прекращал свою осаду, а у Розы не оставалось больше сил сопротивляться. И наступил день, когда она выглянула и ответила принцу. Никогда и никто не был так счастлив, как она в те мгновения. Сколько прекрасных слов было сказано, сколько раз сердце замирало, и голова кружилась от любви, как пела ее душа!

Принц уговорил ее открыть дверь и осыпал подарками: цветы и жемчуг, шелк и золото.

– Стань моей принцессой, умоляю! – говорил он, стоя не коленях. – Давай уедим в мой замок, сыграем пышную свадьбу и заживем счастливо.

– Но я должна дождаться матушку, – возражала Роза. – Она вернется очень скоро.

– Твою матушку привезут к тебе в золотой карете! Она только обрадуется, узнав, что ты уехала со мной. Разве она может быть против твоего счастья?

И Роза согласилась. Принц посадил ее на коня впереди себя и, сопровождаемый веселыми друзьями, отбыл в королевский замок.

***

– Ах, Ниа! Какое счастье приключилось с твоей Розой! – кричала соседка, издали завидев возвращающуюся Нию. – Сам принц женился на ней и увез в столицу!

Каждый спешил рассказать матери эту историю. И у каждого она звучала по-своему.

– Принца сморила горячка, и ни один королевский лекарь не мог ему помочь, пока не пришла Роза и не напоила его отваром из трав, – рассказывал пекарь.

– Не так все было! – возражала жена плотника. – Принц заболел от любви, увидев Розу. А та спасла его поцелуем, и травы здесь ни при чем!

– Уж не знаю, как она его спасла, – рассказывал пьяница Джек, – да только погуляли на свадьбе мы знатно!

– Какая свадьба? Это помолвка была. Стал бы принц здесь гулять свадьбу с тобой – оборванцем!

Ниа не знала, что и думать, да только сердце было не на месте. Как могла Роза уехать, ничего не сказав, не дождавшись ее? Как случилось, что сам благородный принц влюбился в ее дочь и захотел взять ее в жены? Сколько она всего передумала… А потом решилась идти в королевский замок. Путь был долог, особенно для женщины, у которой нет быстроногой лошади или удобной для путешествия кареты. Где-то ее подвозили на телеге, но больше приходилось идти своими ногами, ночевала то у добрых людей, то под открытым небом, ела на ходу, а порой и оставалась голодной.

Через две недели Ниа добралась до столицы, пришла к королевскому замку и постучала в ворота. Привратник прогнал ее, не желая слушать, но она пришла и на следующий день, и на следующий. Обливалась слезами и ползала на коленях.

– Только узнать, все ли хорошо у моей дочери… Больше ни о чем не прошу. Одно словечко – и я уйду восвояси!

Стража потешалась над ней, а Ниа все готова была стерпеть, лишь бы увидеть Розу. Женщина исхудала, ее одежда порвалась, а обувь истопталась, волосы, некогда ухоженные, торчали во все стороны грязными космами. Она походила на сумасшедшую нищенку. Все деньги, взятые в дорогу, давно были потрачены. И никто из жителей столицы не желал принимать ее в своем доме. Ниа ночевала под замковой стеной, ожидая, что рано или поздно увидит кого-нибудь из королевской семьи, выезжающими из ворот. Неужели Роза забыла мать? И Ниа думала: «Если моя доченька выедет верхом на красивой лошади, одетая в дорогое платье, если посмотрит на меня и не узнает, или, даже узнав, зачурается, я буду счастлива лишь тем, что увижу ее в добром здравии».

И вот в один из дней с самого утра под воротами стал толпиться народ. Ниа принялась расспрашивать людей, для чего они собрались, а те отвечали:

– Ты что, нищенка, не знаешь? Сегодня принц едет на охоту со своей невестой. Мы пришли посмотреть на нее, ведь она наша будущая королева.

Сердце Нии выскакивало из груди, она стояла в толпе и дождаться не могла, когда откроются тяжелые ворота. И вот запели охотничьи рожки, стражники расталкивали народ, требуя освободить дорогу для принца и принцессы. Огромные кованые железом створки заскрипели и распахнулись. Из замка в сопровождении свиты выезжали жених и невеста. Принц был черноволос и черноглаз, из тех, кто может одним взглядом завлечь любую девушку, а принцесса… худощавая и бледная, темноволосая, с длинным носом и злыми глазами. Нет, это не была Роза. Но где же тогда ее дочь?!

Ниа, не зная откуда взяла силы, растолкала толпу и бросилась под ноги лошади принца.

– Роза! – кричала она. – Где моя дочь Роза?! Девушка, которую ты увез из родного города! Где она?!

Принц с презрением взглянул на Нию:

– Не знаю никакой Розы! Прочь, нищенка! – и ускакал.

Ниа лежала в грязи, чудом уцелевшая под копытами. Стражники хохотали, указывая на нее пальцами, а толпа вторила им. А когда все разошлись, чьи-то руки помогли ей подняться. Это был старик, сам едва держащийся на ногах.

– Пойдем со мной, – проскрипел он охрипшим голосом.

И Ниа пошла, потому что не знала, что ей теперь делать. Старик вел ее куда-то за город, они шли молча, и каждый думал о своем. Вскоре кончились последние дома и начался лес. Тропа уходила все дальше и дальше в чащу. На залитой солнцем поляне старик остановился.

– Я королевский слуга, – начал он. – Когда-то был егерем и устраивал такую охоту, что сам король поил меня вином в благодарность. Но потом силы и удача оставили меня. Теперь я могу лишь убирать в охотничьем домике, а вся благодарность за мою верную службу – это миска пустого супа да пинки от королевского сынка и его товарищей.

– Зачем ты мне это говоришь? – спросила Ниа, поглощенная своей тревогой.

– А затем, что может я и знаю, где твоя дочь.

Ниа схватилась за старика, закричала:

– Говори же! Где она? Прошу, говори!

– Выслушай меня, женщина. Выслушай, и не торопи. Некуда нам торопиться. Случилось все где-то месяца два назад. Принц Горд вернулся из дальних угодий и привез с собой девушку. Та девушка была красивая, будто роза, так ее и звали, я еще это заприметил… И волосы у нее – чистое золото, коса такая длинная, что хоть веревки крути.

– Это она! Это моя дочь!

– Не кричи, дай закончить. Так вот, принц с ней вначале был ласковый да добрый, и девушка улыбалась. А потом надоело ему, он ведь не привык никому угождать, но чтобы все ему угождали. Девушка стала плакать, домой просилась. А принц жениться обещал… Да только кто ж на безродной женится? Надругался он над ней.

У Нии сердце словно оборвалось. Слушала и не слышала, будто не с ней говорили.

– А потом она бежать от него хотела. Ночью за ворота выскользнула и в лес. Да только Горд догнал. Охоту на нее устроил. Из луков с дружками своими стреляли… Ну и попали конечно… Умеючи же. Так я ее и нашел, утыканную стрелами. Тут и схоронил… Вон, могила ее… земля еще свежая… И вот еще… – старик достал из-за пазухи сверток, протянул Ние, та взяла его непослушными дрожащими руками.

– Что это?

– Косу он ее отрезал… трофей… Я забрал. Когда кинется Горд – мне головы не сносить. Но не дело это, такие трофеи собирать. Возьми…

***

Принц Горд уставший, веселый и немного пьяный возвращался в охотничий домик. Здесь всегда можно было отдохнуть от забот и предаться безудержному кутежу с друзьями. Уже целых три долгих месяца он не знал никаких развлечений. Сначала свадьба, затем бесконечные приемы, надоедливая уродина-жена. Отец-король со своими наставлениями и обязанностями наследника. Государственные дела… Но теперь-то он забудет обо всем – лишь вино, лишь верные товарищи и красивые доступные девушки.

Вино лилось рекой. Друзья шутили, девицы смеялись. Горд рассказывал о своих приключениях. Все было замечательно, вот только служанка, разливавшая вино, была недостаточно молода и хороша, что вызвало раздражение принца. Что-то знакомое промелькнуло в ее глазах, и он подумал, что видел ее раньше в замке.

– За нашу молодость и свободу! – прокричал он один из своих любимых тостов. Залпом опустошил наполненный старой служанкой бокал и… не смог вздохнуть. Горло сжали чьи-то невидимые пальцы, он хрипел и протягивал руки к друзьям, моля о помощи, но только те тоже корчились на полу, исходя пеной, с чернеющими лицами и закатившимися глазами. Последнее, что видел Горд перед тем, как непроглядная холодная тьма забрала его, – это золотую длинную косу в руках старой служанки и ее безумные глаза.

***

Она сеяла траву, полола грядки, тихо напевала над каждым кустиком. Она знала, что люди называют ее ведьмой, но ей было все равно до них и их бед. Она отгородилась ото всех высоким забором и осталась наедине со своими травами и цветами. По соседству жили муж с женой – недалекие завистливые людишки. Она знала, что жена взбирается на лестницу, чтобы украдкой поглядеть на богатство ее сада. Она слышала, как жена шепчет на ухо мужу, упрашивая что-нибудь украсть. Она знала, что жена не может иметь детей, и мечтает о ребенке больше всего на свете.

Ниа уже много лет не помогала людям. А разве люди достойны помощи? Однажды этот глупый муж все-таки решился. Ночью, думая, что она спит, он перелез через забор и забрался в ее сад, чтобы обворовать старую женщину. Чего же так захотелось его недалекой женушке? Спелой малины? Сочных вишен? Или хрустящей моркови? Что он ищет на грядках?

– Эй! Вор! Чего тебе надо?!

Мужчина выпрямился и застыл. Трясущимися руками он прижимал к себе пучки вырванных с корнем колокольчиков.

– Рапунцель?

– Прости меня, ведьма!.. То есть, добрая женщина… Прости, только не убивай меня молнией и не превращай в мерзкую жабу! Прошу тебя!..

– Ты хочешь моей травы? Хочешь рапунцель? Что ж, тогда тебе придется отдать мне своего первенца.

– Но моя жена не может иметь детей…

– Тогда тебе и терять нечего, – сказала Ниа и рассмеялась, сама испугавшись своего злобного смеха.

Мужчина бросился бежать, да так резво, что в один прыжок преодолел высокий забор.

***

Кто-то тарабанил в ворота. Ниа накинула шаль и пошла открывать, ворча, что люди не могут оставить ее в покое. У входа стояли ее соседи, держа за руку девочку лет двух от роду. Золотистые волосики блестели на солнце. Жена плакала и охала:

– Забирай ее, ведьма, забирай… Знаю, что все равно ты нам покоя не дашь. Я ни спать, ни есть не могу. Ты своей волшебной травой нам ее подарила, ты ее у нас и отняла! Будь ты проклята! Забирай!

И бросив руку девочки, женщина отвернулась, а ее муж, воровато глянув на Нию, обнял жену за плечи и повел в сторону дома. Девочка стояла, не плача, смотрела без страха своими фиалковыми глазами. Ниа присела, погладила ее по головке.

– Что ж… оставайся. Эти глупые люди не смогут, как следует о тебе позаботится. А я не дам тебя в обиду. Клянусь, что ценой жизни защищу тебя, маленькая Рапунцель… Ценой жизни… Никакому принцу ты не достанешься… Пойдем.

© Владислав Скрипач

32
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments