Два происшествия — это уж слишком

ДВА ПРОИСШЕСТВИЯ-ЭТО УЖ СЛИШКОМ

26 марта 1955 года, суббота:

В этот день у меня в школе начались весенние каникулы. В то время школьников в сельской местности отпускали отдыхать в самую распутицу. То есть, когда наши ученики из ближайших деревень не могли добираться до школы даже на тракторах из-за непролазной грязи и разлива речушек и множества ручейков. Да и у нас в Безенчуке этой грязи тоже хватало. Наша улица Восточная (асфальта на ней и в помине тогда не было) в распутицу была условно проходима.

Это были самые скучные школьные каникулы. Заняться было нечем, на улицу поиграть не выйдешь, уехать в гости не к кому, вот и сидели по домам как сычи, читали, что-нибудь по дому, по хозяйству мастерили, играли в какие-нибудь настольные игры, если было с кем. Но рады были и этим каникулам.

Я обычно уезжал на короткие каникулы к бабушке в Переволоки, но на этот раз, после снежной зимы, на речке Безенчук вода ещё не сошла, и преодолеть её возможности не было, а мостов через речку не было.

Тут подвернулся случай. В эти дни мой дядя Коля играл свадьбу в деревне Красная Колонна, а это в трёх километрах от бабушкиной деревни. Вот я и решил вместе со свадебными гостями туда поехать, а там пешком дойти до бабушки. У Красной Колонны через речку Безенчук мост кое — какой был.

Гостей на свадьбу вёз дядя Гриша, брат Николая, на своем рабочем «Студебеккере», американском ленд-лизовском вездеходе. Народу в кузов набилось подзавязку, человек двадцать, и некоторым не хватало мест для сидения, мне в том числе, и мы ехали стоя. Тогда это позволялось.

Доехали с трудом по нашим безенчукским дорогам до трассы. Дальше наш путь лежал по грейдерной дороге, которая была расчищена с наклоном влево и вправо. Но эти канавы вдоль трассы, куда вода стекала, спасали при лёгком дожде, и тогда проезжая часть была сухая. Но не в этот раз. Трасса была абсолютно не проезжая, раскисшая от сошедшего снега, даже для нашего вездехода. «Студебеккер» постоянно съезжал в кювет и вперёд продвигался с трудом, «куриным» шагом.

Ещё не выехав из Безенчука, дядя Гриша решил выбраться с трассы и ехать по обочине, рядом с дорогой, по «просёлку». Это было правильное решение.
Путь наш пролегал мимо огромного, глубокого песчаного карьера, глубиной метров двадцать. И вот в этот карьер по лёгкому склону к нему нашу машину и потащило. Водителю надо бы остановиться, высадить людей и налегке проскочить этот отрезок дороги. Но дядя Гриша был отчаянным, бесшабашным человеком и этого ничего не сделал, тем самым подвергнув смертельной опасности жизни двух десятков людей. Он прибавил скорость и, буксуя, принимая рулём всё время влево (карьер был справа), буквально в метре от пропасти преодолел опасный участок.

Хотя гости в преддверии свадьбы были в хорошем весёлом настроении, этот эпизод напугал многих, заставив их сердца биться учащённо, а дыхание приостановить.

Я находился по правому борту и всю эту опасность, грозившую всем, прочувствовал как никто. Видел, как задние колеса «Студебеккера», осыпая и обваливая грунт, буквально в метре проехали от бездны. Видел, как в свинцовой глубине карьера блестела стальной холодностью вода, а прямо под нами стоял экскаватор, и, если бы мы туда свалились, то не миновали бы его.

Смертельная опасность была реальной. Упав в карьер, вряд ли бы кто выжил. Больно уж огромная была глубина ямы. Но обошлось.

Я до сих пор с содроганием вспоминаю этот эпизод, вижу наяву эту бездну за бортом и осыпающуюся землю под колёсами большого грузовика, и у меня мурашки по телу…

Но мои приключения в этот день ещё не закончились…

Приехав в деревню, я сразу пошёл дальше, тем более, что погода немного установилась, небо прояснилось и даже местами проглядывало солнце. Преодолел речку у Красной Колонны. Дальше мой путь пролегал по левому берегу Безенчука, вверх по течению. Половодье было такое сильное, что река в некоторых местах даже выходила из берегов. Так, обходя воду, я приближался к «Прогрессу», крайние дома которого уже показались.

Солнце уже светило вовсю, весело играло в бурных водах реки. Стало жарко, и я даже снял с себя верхнюю одежду. Поднимаясь всё выше и выше по руслу реки, я видел, что уровень воды опустился, и стали проявляться берега. В некоторых местах в глубину до воды уже было 2-3 метра, и я осмеливался подходить к обрыву полюбоваться быстрым течением. Река завораживала, я подолгу стоял на берегу, любуясь игрой воды в лучах солнца и подбрасывая в водовороты щепки и камешки.

Недалеко от села, увлекшись течением реки, расслабился и не обратил внимания на крутой берег, подмытый водой. Не предусмотрел своей детской головой, что берег может рухнуть в воду. И это случилось.

Когда я сидел на корточках вроде бы на безопасном расстоянии от обрыва, вдруг земля рядом со мной начала шевелиться и куда-то уходить. Как я отскочил, не помню. Оглянувшись, я увидел, что мое пальто лежит на том месте, где я секунду назад сидел, частью свесившись с обрыва в реку, а справа от него берег отсутствовал, он обвалился в воду.

С опаской, кое — как палкой достав пальто, рванул от реки напрямик в деревню переваривая на ходу случившееся. Радужное весеннее настроение пропало враз.

Если бы я упал в воду, то ни за что бы не выбрался на высокий берег, а в холодной весенней воде, в одежде, да ещё неуверенно плавая, непременно бы пошёл ко дну.

На этот день приключений мне было достаточно, и я задал стрекача в деревню, удаляясь от злополучного берега по бездорожью, не обращая внимания на пудовые сапоги от грязи.

Ни бабушке, ни позже дома, я об этом не рассказал, а то моим одиночным путешествиям с этого раза пришёл бы конец. Меня одного, после этого случая, никуда бы больше не отпустили. Это уж точно.

192
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000