К вопросу о долгой-долгой памяти деревьев.

К ВОПРОСУ О ДОЛГОЙ-ДОЛГОЙ ПАМЯТИ ДЕРЕВЬЕВ

Рассказ

Признаться, говорить о «памяти деревьев» тогда, когда и своя память у меня, уже пожившей женщины, не в лучшем состоянии, — дело сомнительное. Но тем не менее рискну, попробую.
Итак, всё началось в середине семидесятых, как раз во время так называемого «застоя». Повинуясь благожелательной молве наших хороших друзей, мы осели в этом благословенном уголке. Мы — это пока я и мой муж, но история наша настойчиво требовала прямо-таки революционной поправки: дело в том, что мы ждали нашего первенца!
Муж мой, чтобы быть поближе ко мне (а впоследствии — и к нам), перешел с прежней своей работы в колхозную мастерскую местного колхоза-середняка. Я имела смутное представление — кем, но, как и принято в сельской местности — всем: слесарем, сварщиком, токарем… благо, опыт у него был.
Видно, мы понравились местным людям, потому как после рождения нашей дочери нас засыпали подарками, а колхоз дал нам участок земли с садом, огородом, залежью, покосом… Это произошло на устроенном правлением колхоза празднике «досевки» — маленьком перерыве между посевной и уборкой трав. Произнося торжественную речь, наш седовласый председатель сказал:
— Светлана Ивановна и Иван Яковлевич! Шейхами и шейхшами вы не будете, но на своей земле с голоду не помрёте никогда!
И вот — своя земля! Полгектара! Мы слышали, насколько это ценно, но в первую очередь решили узнать, кто же владел этим богатством и что с ним стало. Местный бригадир был суховато краток.
— Это Влодькова усадьба. Так мы его по-деревенски звали. Нет их, померли. Родичей никого нет. Был сын. Один. С войны не пришёл. Да вы не бойтесь, жили они мирно, тихо и померли. Место не проклято.
Сын? Потом мы узнали всю пронзительную боль этой печальной истории.
Была война. Пришло время, и некогда высокомерных фашистов погнали на их родину, на запад. Советская Армия нуждалась в пополнении, и сына Влодьки и Влодчихи мобилизовали, годы подошли. Что было дальше, об этом известно немного. Известно, что сын их в «тяжёлом, почти неуправляемом бою» пропал без вести — то ли был разорван в клочья, то ли утонул, — неизвестно.
О том же, как его ждали, известно всей округе. Прямо — да простят меня языковеды — истерично ждали… А чтобы сын пришел и не знал ни в чём нужды, накупили ему всего — отрезов тканей на костюмы, на сапоги выделанных кож — чёрного хрома… Но и не только ему! был куплен и хром ярко-красного цвета — на сапожки его не существующей невесты-жены…
Это подействовало на меня очень сильно. Услышав об этом, я проплакала всю ночь…
Мы засеяли огород и часто (уже втроём) тихонько сидели в саду. И вот — как еле слышное ощущение любимого голоса мне вдруг послышалась неизъяснимо прекрасная мелодия, как бы состоящая из шума ветра, стеклянистого журчания ручья, волшебного пения птиц и на этом чудесном фоне слышалось: «Рады, рады… наконец мы рады…» Мне показалось, что это говорили яблони и сливы сада. Я не знала,что мне делать… Мистика! Что со мной?!
А вот урожай яблонь, слив, крыжовника был вовсе не мистическим! Уродило всего столько, что нам с лихвой хватило и трети, остальное было роздано благодарным односельчанам. Про себя я решила, что каким-то недоступным нам, людям, способом то, что можно (я уверена) назвать сознанием живого существа — приняло моего мужа и меня за молодых хозяев, сына умерших хозяев и его невесту, жену. Осмелилась об этом сказать мужу. Реакция была такая: «Я сам это же думаю, но лучше не говори об этом. Мне — тоже».
И надо же! Что-то мы сделали не так! Нас «раскрыли». И на следующий год, и во все последующие годы (Мы оставались в так радушно принявшем нас колхозе) урожай был «так себе», чтобы «только отвязались», безрадостным. Мы не знали, как заставить сад хотя бы не «обижаться» на нас, «самозванцев». Что было делать?..
Но тут-то и накрыла нас безумная, предательская «перестройка», напела в уши хамских частушек, разбросала, разлучила с нашим садом. Нас добивали лихие девяностые, стало не до поездок к нашим деревьям, и они захирели вместе с нами, людьми.
Захирели, но ещё живы. Пусть и кривыми, покрученными в ненастьях ветвями, но всё ещё смотрят на дорогу, по которой ушёл их бесконечно ожидаемый герой, и не для них слово «напрасно». Им всё видится, как вот-вот и пойдут по той дороге красивые и гордые Он и Она, в модных новеньких одеждах, в сапогах и сапожках чёрного и красного хрома.

Автор: Светлана Ивановна ИВОЧКИНА, инженер-химик-технолог.

Г. Круглое.

Полный текст — Рассказ «Возлюби яблони и сливы», написанный в соавторстве, можно прочесть по адресу istoriipro.ru от 05. 02. 2021г.

44
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments