Снежная крепость

Наша улица Восточная в районном центре Безенчука была длиной более километра. Мы располагались в самом центре её и были самыми активными на разные выдумки. Ребят у нас было разных возрастов (школьников) человек 25. Но самыми активными были ребята 9- 13 лет и таких было 14 человек. Они то и задавали тон в уличных играх.

С началом зимы сообща выбирали место и на нём сооружали большую снежную крепость, которую начинали возводить с появлением первого снега, и возились с ней до самого нового года. Снега тогда в 50 – 60 годах прошлого века, было в изобилии, иногда по самые крыши домов.

Крепость была с бойницами, башнями, траншеями и ячейками с запасом снежков. Строили в крепости под снегом ходы и переходы, запасные ходы, ловушки, маскировали их, заливали водой склоны. Словом, делали всё, чтобы противнику было непросто её штурмовать. У нас с мальчишками с соседних улиц была договорённость: крепости до февраля месяца – не трогать. И эта договорённость выполнялась чётко. Строили и запасную крепость, соединяли её с основной цитаделью различными ходами. Вообщем, фортификация была на высшем уровне.

В начале февраля назначали дежурство, это на случай, чтобы противник не застал нас врасплох и не смог разрушить наше сооружение.

Ближе к 23 февраля, Комендант крепости издавал приказ в котором приказывал приступить с такого–то числа к круглосуточному дежурству, утверждался график дежурств часовых, на каждые сутки назначалось дежурное подразделение, разведчики, группы захвата и штурма, уточнялась им задача.

В приказе указывался порядок оповещения бойцов, дополнительно укреплялись стены и заливались водой подходы к ним, пополнялся запас боеприпасов (снежков). Комендант крепости избирался ещё в начале зимы и им, обычно, был кто — то из старших ребят, но в последние годы, не один срок, его обязанности исполнял я.

Приказ обычно писал я с отцом братьев Кузьминых — дядей Костей. Он во время войны был офицером – артиллеристом и много нам помогал, делился своим армейским опытом. Он был у нас постоянным наставником и не жалел своего времени возиться с нами.

Кстати, взрослые на улице, наши родители, соседи с пониманием относились к нашему увлечению. Нам помогали и очень терпимо относились к нашим шумным играм, да мы здорово и не злоупотребляли их доверием. Родители знали, что мы все при деле, у них на виду, а в наших головах при такой занятости вряд ли появятся дурные мысли вроде курения, азартных игр и хулиганства.

Всё это было на таком уровне, что ребята нашу игру воспринимали на полном серьёзе и очень ответственно относились к своим обязанностям. Мы каждый день летом, а зимой во вне учебные дни собирались в 8 часов утра на перекличку, причём в любую погоду. На построении мы поднимали флаг (зимой его поднимали в крепости), проверяли раз в неделю дневники, успеваемость и дисциплину в школе, уточняли задачу на день или неделю.

У нас была своя денежная касса, которую мы пополняли разными общими работами: колкой дров и их переноской и складированием, чисткой снега у жителей, сдачей металолома. Мы сначала эти работы выполняли бесплатно, как тимуровцы, а потом нам жители сами стали навязывать деньги. «Это вам на спортивную форму», говорили. Мы отказывались, но потом согласились. Нам нужна была футбольная форма.

Опоздание и неявка без причины на построение, неуспеваемость строго карались: лишним дежурством, уборкой территории, лишением коллективного похода в кино или турпоход, отстранением от участия в велопробеге, а то и от участия в наших соревнованиях. А ребята участием в игре очень дорожили.

Были и нерадивые ребята, которые за это страдали. Слабо учился в школе Саша Рублев, постоянно просыпал и всюду опаздывал Толя Перстенёв, нарушал дисциплину Толя Федоров. Им — то и попадало больше всего. Ребята не обижались и старались успеваемость и дисциплину поддерживать на должном уровне.

Подобные крепости строились и на других концах нашей улицы, а также соседней — Мичуринской. Крепости стояли всю зиму, и иногда мы делали набеги на наших соседей, да и они нас тоже не оставляли в покое. Мы это обыгрывали очень серьёзно, всегда предупреждая противника. Дядя Костя составлял Ноту противнику, что такого-то числа «Восток» объявляет войну Вашей Крепости. Её доставлял до места парламентёр. И игра начиналась.

А в феврале, перед днем Советской Армии, начинались генеральные игры – штурм крепостей противников. Игра продолжалась дней пять. Мы делали вылазки в лагерь противника, разведывая его слабые стороны, захватывали «пленных», потом их обменивали на наших невольников или боеприпасы (снежки), по возможности разрушали их укрепления, а они — наши.

А апогеем всего был штурм крепости, её разрушение и захват флага противника. Мы почти всегда одолевали наших соперников «мичуринцев», «железнодорожников» или «молокозаводцев»: в первую очередь, из – за лучшей организации, а во – вторых, у нас и ребят было побольше, так как мы привлекали к игре и девочек, а другие команды — нет.

Но, однажды, это уже было в зиму 1960 года, эти три крепости объединились, мы их назвали «Антантой», и они нанесли нам жестокое поражение. «Войну на три фронта» мы не выдержали. После этого мы к играм с крепостями больше не возвращались. Видно, уже подросли и нам это стало неинтересно. Но эти военизированные игры оставили в жизни наших ребят глубокий след: из четырнадцати человек команды «Восток» — шесть человек посвятили свои жизни службе в Советской Армии.

Продолжение следует…

Автор публикации
не в сети 2 недели

wolodia44

0
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 13-11-2019
77
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000