Космический болт и другие запчасти Апокалипсиса (Глава 17)

Космический болт и другие запчасти Апокалипсиса (Глава 17)

Глава 17.

Обычно Смерть делает свою работу равнодушно. Забрала и что такого? Но Деканов она убивала медленно, методично и с огромным удовольствием. Те пытались скрыться, а кто бы не пытался. Вот только с глобуса не сбежишь. Некоторые хотели откупиться, что, впрочем, помогло не больше чем беготня.

Кутерьма завертелась по планете. Самые богатые, самые влиятельные, вдруг принялись дохнуть как мухи. Ладно бы солидно, от долгой и продолжительной болезни. Ни хрена! Помощник президента самой демократичной демократии сгнил за две минуты в прямом эфире. Его вопли утонули в визге журналистов. С одной из королевских особ континентальной Европы, сползла кожа, пока она шествовала по красной дорожке на показ в Каннах псевдодокументального фильма «Сталин хуже Гитлера или миллиард расстрелянных в ГУЛАГе». Миллиардер, озабоченный проблемами свободы слова в странах, что не платят дань Штатам, вдруг лишился всех костей и гнусно булькая захлебнулся в собственной жиже.

У Смерти было все в порядке с фантазией, тем более Фобос и Деймос придумывали самые вычурные варианты. Геката не любила умников, а выяснив источник долголетия Деканов, нашла их всех. Конечно, большинство из них старались держаться в тени, подергивая за веревочки. Для широкой публики все ограничилось полудюжиной странных смертей, никак не связанных между собой. А вот элиты напряглись. Кто-то бросился строить церкви и закупать святые мощи в промышленных масштабах. Одних голов Иоанна Крестителя было перепродано двенадцать штук. Разумеется, все подлинные, с удостоверяющими документами и личными подписями иерархов церквей.

Другие сели в осаду, при помощи наемников и пулеметов, пытаясь отгородится от неизбежного. Конечно, Смерть могла устраивать им несчастные случаи, вот только это была показательная порка.

Егор и Лиза, обретшая по этому случаю вполне земную, девичью плоть, приходили к воротам дворцов и особняков. Стучались и говорили одно и тоже:

— Последняя Гостья хочет увидеть хозяина, открывайте.

Открыли только три раза. Причем в двух случаях слуги сами выносили ими же убитого патрона. Умирать за Деканов никто не спешил. При таких раскладах, Смерть проявляла великодушие и слуги оставались в живых. Чаще всего их встречали пулеметным огнем. Егора бесило, что их убивают, но Геката и слушать ничего не хотела. Эка невидаль, говорила она, очередь из пукалки. После чего являлась в негостеприимный дом сама и устраивала кровавую бойню.

Тем временем, Егор с Лизой воскресали и, матерясь, топали мыться и выкидывать одежду, изодранную при гибели.

Вечером, после кровавых трудов, все собирались в Подмосковном доме того самого режиссера. Мэри, опущенная с Олимпа до роли простой служанки, ходила молча, тихо и старалась угодить всем непрошенным гостям. Видимо, даже до нее дошло, что количество денег и власти, никак не влияет на приход Последней Гостьи. Егору даже было немного жаль гламурную девицу. Впрочем, Геката не обращала на нее почти никакого внимания и шансы пережить эти события у Мэри были.

Лиза выкручивала из создавшегося положения все, что могла. Ванны с лавандой позволяли забыть осточертевший котел в шестом круге. Изысканное вино навсегда смывало изо рта привкус угля. Еда, причем в неограниченных количествах, ведь когда Геката их воскрешала, то лишние килограммы испарялись. Они, конечно, выглядели не так привлекательно, как в нетленной плоти, но не разница была несущественной.

Жизнь, казалось, пошла на лад. Только Егор все равно ходил смурной. И дело вовсе не в том, что их периодически расстреливали. После Вальхаллы это было только милое развлечение. Нет, он боялся будущего и был в этих опасениях не одинок.

Данталион оставила себе женское тело и предавалась закономерным для демона развлечениям – трахала все что шевелится, а что не шевелится, шевелила и трахала.

Уния таяла на глазах и до победы оставалось чуть-чуть. Почему-то небеса не спешили вмешиваться, хотя Смерть косила их пророков пачками. Конечно, бюрократическая райская машина была неповоротлива, но не до такой же степени. Своими предчувствиями Данте поделилась с Егором теплым июльским вечером. Мужчина задумчиво отхлебнул чая из кружки и кивком головы указал на беседку в саду. Адская красавица намек поняла и, покачивая бедрами, направилась в уединенный уголок без лишних ушей. Егор пялился на ее зад и с трудом заставил себя думать о деле. Наконец они уселись под звездным небом.

— Как думаешь, — повторила вопрос Данте – почему небеса упорно не замечают нашу деятельность?

— Это очевидно, — пожал плечами мужчина – их устраивает то, что происходит.

— Интересно, — Данте задумчиво закинула ногу на ногу – а наша госпожа в курсе этого?

— Хочешь ее просветить? – вопросом на вопрос ответил Егор.

— Оказываться умнее хозяина вредно для здоровья, — покачала головой Данте.

— А если она знает?

Егор достал сигареты и закурил. Данте тоже вынула из декольте самокрутку, в которой, разумеется, был не табак. Несколько минут они сидели молча. Наконец мужчина затушил окурок и решительно тряхнул головой:

— Гекате надо сказать, но… — он посмотрел на Данте – Но скажу только я. Ты делай вид, что ни о чем не подозреваешь. Если что, под раздачу попаду только я.

Демон был крайне прагматичным другом, а потому была согласна оказывать всемерную, молчаливую, моральную поддержку. Адское создание, в отличии от человека, прекрасно понимало, с кем они имеют дело. Это сейчас Смерть к ним добра и ласкова, но злить эту мадам, побаивались даже Люцифер и Аид. Егор пошел к дому. Если бы Данте могла, то перекрестила его на удачу. А так она лишь надеялась, что все обойдется.

Геката не нуждалась в сне и потому обосновалась в библиотеке, где, посмеиваясь, читала умудренные мысли земных философов. Ее гость пытался сохранить невозмутимость и холодность, хотя его нимб уже начинал мерцать от ярости. Последняя Гостья игнорировала бешенство архангела и продолжала листать юмористическую, как она считала, книгу какого-то Гегеля. Наконец архангел не выдержал и испепелил толстый фолиант в руках Смерти.

— Это уже хамство, Исрафаил, — обиделась Геката, отряхивая пепел с рук.

— Прошу простить меня, о смертоносная, — равнодушно, не выказывая даже мимолетного раскаяния, ответил архангел. – Но дела наши не терпят отлагательств.

— Ага, — ехидно улыбнулась Смерть – как меня отфутболивать от райских врат, так все нормально. А как я принялась за свои прямые обязанности, так сами в гости пожаловали.

— Ты про идиотов-Деканов? – позволил себе намек на улыбку архангел – Да мочи их всех без разбора. Нам до них дела нет. Нет, конечно, потом их всех в рай определим. Пророки все-таки, не в Лимбе же им прохлаждаться.

Геката молчала. Все шло наперекосяк. Она думала, что убийством пророков остановит или перекосит Апокалипсис. И вот, сидит перед ней ангел небесный, причем довольный собой как Золушка перед свадьбой.

— Извини, Геката, — снисходительно пояснил архангел – ты отстала от жизни и не разбираешься в человеческих технологиях. Деканы пророки, это верно, они вложили миллиарды в свое пророчество – кинофильм о супергерое «Человек-Пророк». Кино уже в производстве и вне зависимости от того, перебьешь ты Деканов или нет, будет выпущено на большой экран.

— Так значит, — Смерть устало присела в кожаное кресло – все-таки Геенна Огненная?

Архангел наслаждался моментом. Не каждый день можно снисходительно бросить кость надежды самой Смерти. Он встал во весь свой трехметровый рост и засиял светом праведности. Правда оценить его могли лишь смертные, а Последнюю Гостью иллюминацией не удивишь. Исрафаил снова сел и заговорил вкрадчиво и мягко:

— Не обязательно, о смертоносная, вовсе не обязательно! Нет, разумеется, технически все так и должно быть, но мы переименуем какого-нибудь мелкого жнеца в тебя и отправим его на вечную сковородку. А ты, ты будешь полноправным членом постакалиптического райского общества.

— Бренчать на арфе и Демиургу псалмы вопить? – горько усмехнулась Смерть.

— Не будь дурой, — грубо ответил архангел – неужели ты думаешь, что если запихнуть всех грешников в Геенну, то не найдется никого, кого придется вешать? Была бы спина, а вина найдется. Так что ты нам в новом, святом мире очень даже пригодишься.

Воцарилась тишина. Смерть думала над словами Исрафаила. В коридоре, рядом с дверью, замер Егор. Мужчина так и не успел постучаться, когда заметил свет праведности шарашащий из-под двери. Он вздрогнул, когда почувствовал на плече чью-то руку. К счастью, не заорал. Данте тоже не имела ничего против подслушивания.

— Ладно, — наконец произнесла Геката – и что вы хотите?

— У нас есть три всадника Апокалипсиса, — ответил архангел, довольный тем, что уломал собеседницу – нужен Ангел Смерти. Ты как, на лошади ездить умеешь?

— Вы где найдете лошадь, которая не сдохнет и не свихнется в моем присутствии? – рассмеялась Геката.

— Не боись, — отмахнулся архангел – будет тебе лошадка. Мы договорились?

Исрафаил поднялся. Человек и демон, чтобы не быть застуканными на месте шпионажа, предпочли свалить по-тихому, а потому не услышали, что ответила Смерть.

Автор публикации

не в сети 2 недели

Роман Ударцев

430
ВЧК-сайт: http://udarzev.mirtesen.ru
Да, я псих! А у вас какое оправдание?
Комментарии: 169Публикации: 134Регистрация: 03-11-2017
139
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000
2 Comment threads
3 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
4 Авторы комментариев
САНАЕВРоман УдарцевСАНАЕВПоль Меерсон Последние авторы комментариев
Поль Меерсон
Гость
Поль Меерсон

Трахтибидохтвоюваентностьчерезмедныйкупорос! Фантазия у вас, Роман… Убийственная.

САНАЕВ
Гость
САНАЕВ

Смерть для всех едина. Работа…