Космический болт и другие запчасти Апокалипсиса (Глава 7)

Космический болт и другие запчасти Апокалипсиса (Глава 7)

Глава 7.

Давно доказано, что время течет с разной скоростью в зависимости от места, в котором находишься. Например, с разных сторон двери общего туалета. Праведникам Вальхаллы не терпелось вновь схватится за оружие возмездия. Для них часы тянулись долго. Грешники же не торопились подставлять загривки под топоры и мечи, но песок в часах, что стояли посреди казармы, бежал слишком быстро.

Егор раз за разом обдумывал свой план. Если противник будет один, если он будет нерасторопным, если валькирии будут невнимательны…. В плане было столько «если», что он больше походил на мечтания. Но других идей у мужчины не было. Порезать праведника, схватить его оружие и попытаться убить как можно больше праведников и валькирий, прежде чем его убьют. Изящно и элегантно.

Но даже призрачного шанса ему не представилось. Виала натравила на него сразу трех бойцов. Причем не бывших администраторов или другой разновидности офисного планктона, нет. Вполне матерые убийцы: крестоносец, шахид и конкистадор.

Отчаяние, решимость и смешная железка, насаженная на острие бутафорского меча, не помогли никак. Меньше чем за минуту Егора четвертовали, а затем и расчленили. В Дом Одина его волокли в двух разных мешках. Железка, на которую мужчина рассчитывал, осталась там, на поле боя, где он широко раскинул кишками.

Виала приказала отнести раздрызганное тело не в казарму, а в отдельную комнату и принялась сама штопать призрачную плоть. Что было даже хорошо, потому что у валькирии опыт райско-полевой хирургии был намного больше, чем у соратников-грешников.

— Дурак ты, Егор, — приговаривала она, вколачивая на место бедренный сустав – думал я такая тупая, что не замечу железки?

— Все лучше, — тихо пробурчал Егор, а орать он уже устал – чем как баран на бойне стоять.

Валькирии нравился этот грешник. Он был настоящим воином. Не сдался как другие проклятые и пытался хоть как-то сопротивляться. Праведники вообще вызывали у Виалы легкую брезгливость – похваляться победой над заведомо слабым противником она считала трусостью. Конечно, об этом она не говорила никому. Ей вовсе не улыбалась перспектива очутиться в какой-нибудь дыре и собирать души мертвых солдат на настоящем поле боя.

— Наивный, — протянула валькирия – неужели ты думаешь, что у тебя есть хоть какая-то свобода воли? Да и вообще у кого-либо? Смирись с посмертием или огребешь так, что не обрадуешься.

— В ад попаду что ли? – насмешливо спросил Егор.

— Ты полагаешь, что в шестом круге погано? А захлебываться кипящей кровью в седьмом не хочешь? Твое счастье, что я ту железку углядела раньше, чем ты оцарапал кого-нибудь. Так что лежи, срастайся и хватит мне дисциплину нарушать! Осталось три дня, а потом катись в свой шестой круг и не морочь мне голову.

Егор никогда не был особым ловеласом. Если быть честным, то в вопросах обольщения он был даже слегка туповат. Но сейчас что-то подстегнуло его. Возмущенная его словами валькирия слегка помедлила, буквально доли секунд колебалась, вставая с табурета, что стоял возле его кровати. Мужчина взял ее за руку, а она не отдернула ее. Странные, безумные и смешные невербальные сигналы о близости, свойственные людям, были присущи и валькириям.

Хотя тело еще далеко не зажило и двигаться было больно, Егор погладил женщину по бедру и ощутил ее дрожь. Виала очень давно была одна. От подопечных праведников ее подташнивало, а ангелы очень романтичны, вот только дальше цветочков и стихов дело не заходило.

Эротично-красивой эту близость назвать было трудно. Замызганные кровью простыни, периодически расходящиеся швы на ранах Егора, да и сама Виала не обладала гибкостью и фантазией нимф. Впрочем, они оба старались доставить партнеру удовольствие, а это самое главное условие для хорошего секса.

Отдельное удовольствие – это полежать вдвоем после хорошего постельного марафона. Валькирия и грешник молчали, но это было хорошее молчание, правильное. Наконец женщина поднялась и принялась одеваться. Доспехи были раскиданы по комнате в том беспорядке, как они мешали. Левый наколенник вообще каким-то чудом оказался под кроватью.

— Я договорюсь с Жилем дэ Рэ, — сказала она молчаливому Егору – он несильно тебя тюкнет. Притворись мертвым и все быстро закончится. Только не бузи в Доме Одина. Договорились?

Егор промолчал, но теперь это молчание было тягостным. Валькирия нахмурилась и вышла из комнаты. Ей понравился этот грешник именно своей упертостью, но такими темпами он вляпается в неприятности. А еще и ее за собой уволочет.

С Жилем она действительно договорилась. Правда не так, как обещала. Выдала полоумному алхимику чекан и приказала шарахнуть возлюбленного четко и быстро прямо в голову. Рана будет небольшая, но глубокая. Зарастет быстро, но во время церемонии, Егор будет в отключке. Довольная собой Виала устроила профилактическую головомойку подчиненным валькириям, чтобы те не расслаблялись. Все, внушенные материнскими матюками и проклятиями начальницы, бросились с утроенной силой исполнять свои обязанности. День, можно сказать, удался.

Если бы валькирии были целиком богинями, то на этом инцидент был бы исчерпан. Но в этих созданиях оставалось слишком много от земных женщин. Включая любопытство, не всегда объяснимую страсть и, порой, вполне человеческую глупость. Виала решила заглянуть к Егору и посмотреть, как у него дела.

Разумеется, надо было осмотреть раны мужчины и снять повязки. Без участия разума, они оба оказались в койке. Виала не переживала, что кто-то их увидит. Она только что раздала «каждой твари по харе», в подведомственном участке Вальхаллы. Почти всем. Кастелянша Хельга отправилась в центральный склад Асгарда за нитками для зашивания ран и новыми саблями, потому как праведники умудрились восемь штук погнуть о черепа грешников.

Кастелянша смогла выклянчить у йотунов новые доспехи для всего отряда, и радостная помчалась к начальнице за заслуженной похвалой. Судьба, в облике говорливой валькирии, ворвалась в личные покои Виалы без стука. Хельга мало путешествовала и потому не сразу поняла, что происходит. Среди викингов и, тем более, в раю 69 было лишь числом.

— Аааа…, — Хельга впервые в жизни не знала, что сказать, а промолчать ей в голову не пришло – а что вы тут делаете?

Увлеченные друг другом, любовники были застигнуты врасплох. Кастелянша покраснела так, что хоть прикуривай. После чего выскочила за дверь прикрыв глаза ладошкой.

— Чтобы ее Гарм сожрал, — простонала Виала, садясь на кровать.

Егор обнял женщину и спросил:

— Она что, твоя начальница?

— Хуже! – горько усмехнулась валькирия – Она первая сплетница Вальхаллы. Через час о том, что произошло, будут знать даже в Элизиуме.

Мужчина помолчал, обдумывая ситуацию. Наконец, решительно тряхнул головой:

— Вали все на меня!

— В каком это смысле? – не поняла Виала.

— Объяви, что я тебя снасильничал, — глядя на кривую усмешку валькирии, Егор поправился – или обманом взял. Что мне терять?

— Каким обманом? Какое насилие? – Виала заплакала – Она же вывалит все подробности. Дура говорливая!

— И обязательно приврет, — спокойно ответил Егор – кто поверит в подробности, рассказанные в сплетне?

Виала выразительно посмотрела на мужчину.

— Ладно, кто-то поверит, но если сознаешься в малом, то большое тебе не приклеят. Скажи, так мол и так, обманул меня наглый грешник. Сволочь и гад. В ад этого подонка. Ну, сама сообразишь….

— Егорушка, — Виала принялась жарко и как-то обреченно целовать лицо мужчины – они же с тобой такое сделают, такое….

— Нормально все будет, — с бодростью, которую не испытывал, ответил Егор – прорвемся.

Женщины, даже потусторонние, отличаются практичностью. Для мужчины загадка, как это может уживаться со страстью и не взрывать мозг. Но факт остается фактом. Виала знала, что Хельга ни за что не удержит язык за зубами. Егор ей нравился, на какое-то мгновение она даже почувствовала к нему любовь, но его ведь все равно накажут за случившееся, так почему бы не въехать на чужом горбу в рай? Валькирия подумала, помучилась совестью, даже всплакнула еще раз, а потом приняла решение:

— Ох, Егорушка, не нравится мне эта затея….

— Да ладно, обойдется, — мужчина и сам был не в восторге, но не хотел, чтобы женщина пострадала из-за него – где наша не пропадала.

— Чтобы в такое поверили, тебе придется кое-что для меня сделать, — пряча взгляд сказала Виала.

— Не вопрос, — спокойно ответил Егор – что нужно?

— Тебе придется отрубить мне голову.

— Чего?! – оторопел грешник.

— Да ладно тебе, — успокоила его валькирия – как еще убедить окружающих, что ты меня насильно взял? А голова прирастет за полдня. Делов-то.

— Ты спятила?!

Через два часа, а именно столько ушло на уговоры, Егор шел по Вальхалле, держа за косу отрубленную голову Виалы. При этом он был уверен на сто процентов, что устроил переполох в этом курятнике, как и хотел чертов Данталион.

Автор публикации
не в сети 2 месяца

Роман Ударцев

481
ВЧК-сайт: http://udarzev.mirtesen.ru
Да, я псих! А у вас какое оправдание?
Комментарии: 169Публикации: 134Регистрация: 03-11-2017
183
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000