Моя жизнь

Моя жизнь.

Здравствуйте, уважаемые читатели! Не каждый человек готов признаться себе в собственных проблемах, а тем более всему миру. Если Вы человек с подвижной психикой и не готовы к сценам психологического стриптиза, то советую Вам дальше это не читать. А все остальные могут читать дальше. Меня зовут Шадрин Дмитрий мне 43 года и вот моя история.

Я чётко помню, когда у меня появился первый друг. Это было в детском саду, а мне было пять лет. Именно тогда я научился застёгивать пуговицы. Это была странная и интересная наука, застёгивать пуговицы. Для многих детей моего возраста она была просто недостижима. Всех одевали родители, а я однажды научившись, пытался застёгиваться сам, хотя у меня это получалось слишком медленно. Одев себя, я стал помогать одеваться другим. Один мальчик умел завязывать шнурки. А этому я долго не мог научиться. И тогда мы стали помогать друг другу. Я застёгивал ему пуговицы, а он завязывал мне шнурки. Эта дружба была взаимовыгодным сотрудничеством. Она продолжалась до тех пор, пока я сам не научился одеваться. Дети всё воспринимают через игру, и мы иногда играли в детском саду в дочки матери. Мы раздевались и показывали друг другу свои письки. Так я узнал, чем девочки отличаются от мальчиков. Впрочем, это было невинной детской игрой, не несущей никаких последствий. Потом у меня появился ещё один «друг». Это был довольно нелюдимый мальчик. Он часто играл один и ни с кем не общался. Это было странно. Я был весёлым и жизнерадостным мальчиком, поэтому пытался вовлечь его в свои игры. Однажды он предложил мне «поиграть», для этого он пригласил меня в укромное место – в туалет. Туалет был хорош тем, что можно было легко скрыться от воспитателей и посекретничать. В чём заключалась «игра» я понял только в туалете. Мальчик лег на пол, а потом предложил снять трусы и лечь на него сверху. Это было странно, но я согласился. Я спустил трусы и лёг на него. Лежать на нём было приятно. Он был тёплый и мягкий. Потом он попросил меня поменяться. Я нехотя согласился. Лежать на холодном полу со спущенными штанами было неприятно, тем более он лежал на мне. Я попросил встать – мальчик с большой неохотой согласился.

То, что со мной произошло, потом я не помнил долгие годы. Только в 30 лет я смог восстановить в памяти картину произошедшего. Из садика каждый день забирали детей. Как-то раз забрали всех. Остался только я и этот мальчик. Меня из садика должен был забрать брат. Мы сидели и ждали, когда за мной придут. Воспитательница нервничала, потому что ей тоже надо было куда-то идти. Потом за этим мальчиком пришли. Это был какой-то мужчина, может его отец, а может дядя. Я силился вспомнить, кто он и как выглядел, но так и не смог вспомнить. Моя память просто стёрла эти воспоминания, как самые плохие в моей жизни. Этот мужчина хотел забрать мальчика и уйти, но воспитательница уговорила его остаться и подождать, когда за мной придут, а сама уйдёт, так как очень спешит. Она его уговорила и ушла. Сама того не подозревая она оставила меня и этого мальчика наедине с насильником. То, что произошло дольше – я очень плохо помню. Всё это укладывается в сухую протокольную формулировку: насильственные действия сексуального характера. Всё что у меня осталось от этих воспоминаний – это смутные образы и чувства, чувства страха, боли и огромной беспомощности. Я не знаю, сколько времени он издевался надо мной, но за мной пришёл мой старший брат. Меня одели и вытерли слёзы. На мне не было никаких внешних повреждений. Брату было восемь лет, и он не понимал, что происходит. Мы с ним часто дрались, и драки заканчивались моим плачем. Он по привычке стал успокаивать меня. Он привёл меня домой. Там брату досталось от родителей, что он поздно забрал меня. Мама обняла меня и успокоила. С тех пор весь прошлый мир для меня рухнул. Мальчик, которого я считал другом, позволил надругаться надо мной, а ведь я ему доверял! Я понял, что нельзя никому доверять, кроме своих родных. Сейчас я понимаю, что тот мальчик сам был первой жертвой насильника. А все люди очень разные и кому-то можно верить, кому-то нельзя. Но что было взять от ребенка, которому было пять лет? Я стал сторониться детей в садике и ни с кем больше не играл. Все попытки вовлечь меня в коллективные игры просто проваливались. Когда нас фотографировали, я часто хмурился и не мог усидеть на месте. Но больше всего я стал бояться. Я боялся остаться с кем-то чужим, боялся незнакомых мест, боялся кого-то подпустить к себе слишком близко.

После этого, ни о каких друзьях и подругах просто не могло быть речи. Я гулял на улице один. Часто это гуляние было одиноким ковырянием в песочнице. Дети пытались втянуть меня в свои игры, но я отказывался. Иногда я просто сидел дома. Там было намного спокойнее и безопаснее.

В шесть лет меня отдали в школу. В октябре мне должно было исполниться семь, а всем моим одноклассникам уже было семь. Получалось, что я был самым младшим из всего класса. К тому же я был самым низким из мальчиков. На физкультуре нас строили по росту, и я часто стоял вместе с девочками.  Так я познакомился со своими одноклассницами. Я стал общаться с ними. Тогда я жил в большом многоквартирном доме на 15 подъездов. Одна из них жила в соседнем подъезде. Это было недалеко от моей квартиры, поэтому я стал общаться с ними, просто болтая с ними у соседнего подъезда. Они часто предлагали мне пойти погулять во дворе, но я не соглашался так далеко отходить от своей квартиры.  Вскоре им надоело такое общение, и они стали гулять во дворе с другими мальчиками. Я воспринял это как предательство и перестал с ними общаться.

В четвёртом классе у нас появилась новая классная руководительница, новые предметы и новые ученики. У всех в классе были друзья, и я твёрдо решил, что у меня будет друг! Я познакомился с новым учеником, и мы подружились. Мы были с ним вместе и иногда сбегали с уроков. Помню, как зимой мы сбежали с уроков, чтобы купить мороженого! Всё было бы ничего, но дело было зимой! Помню, как мы выбежали из школы, даже без верхней одежды и побежали до ближайшего киоска. Это была самая настоящая авантюра, так как на обратном пути в школу, я так замёрз, что мне уже не хотелось никакого мороженого. Я даже один раз был у него дома, и меня просто поразила та бедность, в которой он жил. А потом я с ним расстался. Он решил дружить ещё с одним мальчиком из нашего класса. С тем мальчиком у нас был конфликт и мы иногда дрались, поэтому ни о какой дружбе втроем не было и речи.

Я снова остался один. Мальчишки из класса часто издевались надо мной, а я не знал, как им ответить, поэтому часто лез в драку. Однажды они взяли мой дневник и просверлили его. В школе был предмет «труд», где мы учились слесарному и столярному делу. Там были сверлильные и токарные станки. Один мальчик из нашего класса взял мой дневник и просверлил в нём несколько отверстий. Дневник был испорчен. Был скандал, в котором учувствовал и учитель труда. Было решено, что мальчик купит мне новый дневник, взамен испорченного. После этого мальчик благополучно забыл, о моём испорченном дневнике. Брат сказал, чтобы я сходил к мальчику домой и потребовал новый дневник. Я как мог, отказывался от этого, но брат стоял на своём. А ведь я продолжал всего бояться! Я уже разведал дорогу от школы до дома, благо школа находилась в соседнем дворе. Но идти самому к мальчику домой, по незнакомому маршруту, для меня было пыткой! Хотя мне всего лишь нужно было пересечь широкий двор и войти в подъезд. Сжимаясь от страха, я прошёл двор и как вкопанный встал у подъезда. Да, со мной ничего не случилось, когда я переходил двор, но ведь подъезд другое дело! Ребята говорили, что там очень строгая уборщица, и она часто гоняла ребят, что сидели там. А если она прогонит меня? Сжимаясь от страха, я зашёл в подъезд. Уборщицы не было. Я преодолел первый этаж, потом второй. Очень медленно я всё-таки добрался до нужной квартиры. Но мне так и не хватило смелости нажать на звонок. Я вернулся домой и достал дневник. Как мог я задела дырки, просто распрямляя просверленную бумагу.

Когда мне исполнилось двенадцать лет, я уже мог спокойно пересекать двор и ходить на речку, что находилась за моим домом. 1 мая на улице был праздник, но по-прежнему было холодно. Лед сошёл совсем недавно, и вода в реке была ледяная. У воды были какие-то пацаны. Они поймали меня на «слабо». Смогу ли я искупаться в такой воде? Я готов был сделать всё, чтобы заслужить уважение в их глазах, ведь я был изгоем. Я полез в ледяную воду и конечно заболел. Сначала это была ангина, а потом воспаление легких. Врач не сразу понял, что это воспаление. У меня не было температуры, и я даже не кашлял. Более того – она выписала меня! Мама услышала в груди какие-то хрипы. Она посчитала, что это шумы в сердце и взяла талон к ревматологу. Ревматолог отправила меня на рентген, где и поставили верный диагноз.

В больнице, куда меня положили, мне кололи пенициллин четыре раза в день. Я до сих пор помню эти болезненные уколы. Было лето. Дети играли на улице, а мне приходилось лежать в больнице. В школе мы проходили Чехова, и я узнал, что он умер от воспаления лёгких. На самом деле от туберкулёза, но это для меня ровным счётом ничего не меняло. Я понимал, что мог запросто умереть, если бы не оказался в больнице, и если бы люди не придумали антибиотики. Я решил оставить о себе хоть какую-то память. Я прекрасно понимал, что и я и мама с папой и брат когда-то умрут, и от нас не останется ничего. Дети в больнице шариковой ручкой писали на постельном белье своё имя и фамилию. Но я понимал, что бельё будет постирано и надпись сотрётся.  Именно поэтому я оставил надпись на самой кровати: «Шадрин Дима 12 лет». Я её написал так глубоко, что её можно было увидеть, только подняв матрас. Но для меня этого было мало. Я понимал, что от меня ничего не останется и даже эта надпись рано или поздно сотрётся.

Выздоровев, осенью я пошёл в школу. У нас появился новый предмет — физика. Там меня поразил тот факт, что Ньютон, Ампер, Вольт жили двести лет назад, а их имена до сих пор известны и изучаются в школе! Вот как можно сохранить своё имя! Тогда же я узнал о вечном двигателе и постоянных попытках человечества создать его. И ещё меня интересовала теория относительности и как она объясняла устройство всего мира. Я вплотную занялся физикой, пытаясь познать тайны Вселенной. Уже тогда я узнал, что в мире множество загадок, и на современном уровне науки их невозможно решить. Я твёрдо решил найти ответ на эти загадки! Очень громкое заявление для 13-ти летнего пацана. Но другого и быть не могло. Мне надо было куда-то девать свою энергию, ведь у меня не было ни друзей не подруг, с кем бы я мог поделиться своими открытиями.

В школе происходила очередная реформа. Среднее образование решили перевести на 11 классов обучения. Из 7-го класса я сразу попал в 9-й, миновав 8-й. Я не хотел учиться ещё два года. К тому времени я прочёл множество книг по физике и считал себя гениальным учёным, которому не нужно ничему учиться. Да и коллектив подростков я ненавидел, так как постоянно был изгоем.  Именно поэтому после девятого класса я решил поступать в техникум.

Мои опасения оправдались. В техникуме я тоже не смог найти друзей. Поначалу меня не трогали, присматриваясь к новичку. Я в новой обстановке старался хорошо учиться. Особенно хорошо у меня получалась высшая математика. Но постепенно меня стали травить, и я снова превратился в изгоя. Мир подростков жесток, и свою учёбу я ненавидел. В учебном расписании был предусмотрен перерыв на обед. Мы ходили есть в соседнюю столовую. Однажды в столовую пришли два парня. Это была странная парочка. Один был маленьким и щуплым. Второй был высоким с горой мышц. Маленький ходил по столовой и всех задирал. Высокий молча ходил за ним. Похоже, они просто играли мускулами, чтобы показать, кто здесь главный. Я решил не испытывать судьбу и просто уйти из столовой. Каково же было моё удивление, когда они догнали меня перед входом в столовую.

«Ты хотел сбежать?» — спросил маленький.

Я не успел ничего ответить, как сильный удар сбил меня с ног. Большой парень ударил меня в правую часть головы. Я отлетел назад и ударился затылком об стену. В голове сразу загудело. Болел нос и челюсть. Одним ударом он раскрошил мне зуб и свернул нос в сторону. Плюс к этому я получил сотрясение мозга. Я так и не понял, зачем он меня ударил. Это стало последней каплей.

Я хотел бросить учёбу, но не знал, как об этом признаться родителям. Они требовали, чтобы я получил образование. Я пошёл на хитрость. Я решил прогулять уроки, но как это сделать? Я боялся ходить по городу в одиночку. Подруг и друзей у меня не было, чтобы спрятаться у них дома. Поэтому я решил, что самый лучший способ – это на несколько утренних часов где-то побыть, пока родители уйдут на работу, а брат на учёбу. Я придумал простой план. Наши хорошие знакомые жили на другом конце города, на ЧМЗ. А мы сами жили на северо-западе. Утром я как обычно выходил из дома. Мама думала, что я еду на учёбу. На самом деле я садился на трамвай и ехал на конечную остановку на ЧМЗ. Потом трамвай разворачивался на кольце и ехал в обратную сторону. Я снова садился на него и ехал обратно. Когда я приезжал домой, то там уже никого не было. Учёба у меня заканчивалась раньше всех, поэтому я легко мог соврать, вернувшимся с работы родителям, что был в техникуме.

Мой обман раскрылся через неделю. Маме позвонили из техникума. Она устроила мне допрос с пристрастием. Я сказал, что не хочу учиться и скоро брошу учёбу. Она решила всерьёз взяться за меня. Она стали сидеть со мной и делать домашнее задание как в детстве. Пару раз она приходила на лекции и сидела со мной за партой. Такое внимание со стороны матери серьёзно напрягало. Но я снова стал учиться. Уделяя внимание мне, мать перестала уделять внимание отцу. Они уже давно ссорились из-за работы отца. На дворе был 1992 год, а отец работал на ЧМК. Завод стоял без работы. Зарплату постоянно задерживали, или вообще отправляли людей в неоплачиваемые отпуска. В доме не было денег, и мать постоянно пеняла отцу, который не хотел найти новую работу. Она даже отказывалась спать с ним. Всё это закончилось тем, что отец решил уйти из семьи. Он нашёл себе новую женщину – крановщицу из его цеха. Я узнал об этом потом. А сначала он заявил, что подаёт на развод. И я, и мама, и брат пытались с ним поговорить, но он не слушал наших аргументов, потому-что уже принял решение.

Но самое плохое было впереди. Отец решил поделить квартиру, и все остальное имущество. Подходящий вариант раздела искали через риэлтора. Меня это практически не касалось. Иногда мы ездили и смотрели подходящий вариант. Иногда приезжали смотреть нашу квартиру. Но вот бесконечная делёжка в нашей квартире была просто невыносима. Спор шёл не только за кровать или телевизор, но за всё остальное. Делили всё: ложки, парфюмерию, постельное бельё. Ни кто не хотел идти на уступки, поэтому спор часто заканчивался скандалом. Для меня всё это было просто невыносимо.

Я решил покончить с этим раз и навсегда. После сотрясения врач прописал мне таблетки. Одни из них вызывали сонливость и выдавались только по рецепту. Я решил заснуть раз и навсегда. Я накопил у себя достаточный запас лекарств, написал предсмертную записку, небрежно замаскировав её под рассказ, и выпил таблетки. Думаете, после этого я очнулся в психушке? Ничего подобного! Я проспал 1,5 суток. Мой молодой 18-ти летний организм справился со смертельной дозой лекарств. Мне никто не вызвал врача, лишь несколько раз пытались меня разбудить. Взрослые были слишком заняты своим разводом, чтобы обратить на меня внимание.  Ещё три дня я двигался и говорил, как пьяный, а потом организм пришёл в норму. Я понял, что самоубийство – это не вариант. Даже смертельно умирающий ты никому не нужен, и твоя смерть ничего не решит.

Через полгода я окончил техникум, и получил диплом. Хотя мой диплом был никому не нужной бумажкой. Заводы стояли, и никакой работы попросту не было. Брат учился в институте, одновременно подрабатывая лаборантом и уборщиком. Потом с друзьями он взял в аренду газетный киоск и стал торговать газетами, шоколадом и сигаретами. Мама стала продавцом в киоске, а я стал мыть полы в институте. Потом я нашёл ещё одну работу – грузчиком. Я был молодой и физически крепкий, поэтому работа не была мне в тягость. Потом брат поссорился со своими компаньонами и решил открыть свой бизнес, по продаже полиэтиленовых пакетов. Я стал продавцом этих пакетов. Пакеты самый лучший из всех товаров. Он не гниёт, не выходит из моды и нужен всегда. Плюс наценка часто бывала и 100 и 200 и 300 процентов. Бизнес шёл в гору, до дефолта 1998 года. После этого резко упали объёмы продаж, так как многие свернули свой бизнес. Мне тоже пришлось искать работу.

Брат устроил меня грузчиком в компанию по продажам автохимии и запчастей. Это было настоящее испытание для моего организма. Фирма продавала в больших объёмах: масло антифриз, аккумуляторную кислоту. Всё это приходилось таскать на руках. Иногда в день приходилось по 10-12 тонн на человека. Я часто уставал, и меня посещали мысли о самоубийстве. Но теперь нужно было что-то более верное, чем таблетки. Я думал, что найду прочную верёвку и повешусь прямо на складе, чтобы меня не сразу нашли и смогли спасти. Но потом я гнал эти мысли, понимая, что это ничего не решит. Тогда же я научился бороться с депрессиями. Даже выработал свою собственную методику. В детском саду нам часто давали подогретое молоко. Естественно сверху появлялась пенка, которую все дети ненавидели. Многие эту пенку пытались выловить, но не у всех это получалось. Тогда воспитательница и подсказала мне способ – эту пенку утопить. Ты топишь её ложкой в стакане, и она сама медленно растворяется. Также бы и с депрессией. Она медленно появлялась сверху, как пена, я спокойно и медленно топил её вниз, просто переключаясь на другие мысли. Именно тогда я стал всерьёз создавать собственную основополагающую теорию. Такая же, как законы Ньютона, или теория относительности Эйнштейна. Моё тело было занято работой, но мой мозг был свободен!

Разведясь и создав новую семью, отец потерял контакт со мной и братом. Его новая жена была его ровесница, у неё самой были дети. Отец остался один среди чужих людей. Отец решил наладить со мной контакт и подарил мне 20 тысяч рублей. Он попросту купил меня. Но мне было всё равно. Я тоже соскучился и хотел общаться. Мы восстановили общение. Я взял деньги и пустил их на издание своей книги. До этого я и не думал, что любой человек вот так запросто может издать книгу. Оказывается это возможно, если у тебя есть деньги. Я нашёл маленькое издательство и напечатал собственную книгу. Денег хватило на 500 экземпляров, хотя напечатали немного меньше. Забегая вперёд скажу, что свою книгу я так и не продал. Все экземпляры лежат у меня дома в коробках.

Постоянный кассир в нашей фирме ушёл в отпуск, и взяли кассира на замену. Это была красивая молодая девушка. Я расточал комплименты и подарил ей свою книгу. Впервые я мог говорить с девушкой легко и свободно. А потом я предложил ей вечером встретиться после работы. К моему удивлению – она согласилась. Так в 25 лет я пошёл на своё первое свидание. Мы говорили и целовались, потом снова  говорили и снова целовались. Мы проговорили до самого позднего вечера. Я сел на трамвай и поехал домой. В салоне включили электричество. Я посмотрел в окно и увидел своё отражение в стекле. Моё лицо просто светилось от счастья. На следующий день она уехала, а постоянный кассир вернулась из отпуска. Я, почему то считал, что так и должно было быть. По каким-то причинам мне не дано было стать счастливым. Но я пригласил на свидание девушку! Если я пойду этим путём, то смогу создать семью.

Я не умел ходить на свидание, не умел общаться, дружить, поэтому я предпринял самый простой и понятный шаг – пошёл в службу знакомств. Как выбирать нужного человека из предложенного каталога я не знал. Внешность, рост, возраст, даже место работы никак не указывали на внутренний мир человека, никак не открывали его душу. Сваха сама подобрала мне пару. Я сходил на такое свидание, и понял, как жестоко ошибся. Я говорил о Вселенной, а она, слушая вполуха, лишь вежливо кивала головой. Это был совершенно чужой мне человек. Мы вежливо попрощались и разошлись в разные стороны.

Я был совершенно разбит. Неужели я тот человек, который не заслуживает счастья? Неужели ничего нельзя изменить? Я могу сходить на свидание, но мужчина, ли я? Смогу ли я заняться сексом с женщиной? На свидания я не ходил, поэтому единственный доступный способ это проверить – воспользоваться услугами проститутки. Я нашёл газету частных объявлений и позвонил по одному из телефонов. Заикаясь от волнения, я договорился о встрече. Мы встретились на одной из съёмных квартир в жилом многоквартирном доме. Я жутко стеснялся, находясь один на один с проституткой. Мне никогда не приходилось так близко видеть голую женщину. Я сильно возбудился, но при попытке вставить в неё свой член – у меня пропала эрекция. Она снова привела член в «боевое положение». В этот раз я смог войти в неё. Я стал производить ровные ритмичные движения, но у меня ничего не получалось. Я возбуждался, у меня учащалось дыхание и сердцебиение, но когда я уже подходил к оргазму – возбуждение резко спадало. Это походило на какую-то пытку. В моей голове был какой-то блок, не дающий мне расслабиться. Я несколько раз менял позы, но разрядки не происходило. Перед самым пиком возбуждения происходил спад. Член болел, а я так и не смог кончить. Кончилось время, я оделся, попрощался и ушёл.

Это была крайне странная ситуация для меня. Мне было 26 лет. Я с тринадцати лет занимался онанизмом, и не было никакой осечки. А сейчас я ничего не смог. Дома я довёл себя до оргазма. Это означало, что с моим половым членом всё в порядке. Дело было в моей голове. Я не понимал, что со мной творилось. То, что произошло со мной в далёком детстве – я не помнил. Я решил, что всему виной моё волнение из-за первого секса. Я договорился о новой встрече и встретился с ней через неделю. Но ничего не изменилось. Это был тот же час бесконечной пытки. Может, дело было, в чувствительности члена? Я договорился о сексе без презерватива. Через неделю всё повторилось, но уже без презерватива.

Я был полностью раздавлен. Депрессия до этого годы, не беспокоящая меня снова вылезала наружу. Мало того, что у меня не было друзей и подруг, мало того, что я не хожу на свидания, так я ещё и как мужчина несостоятелен? Это было очень трудно пережить, но я уже знал, как бороться с депрессией. Я засел за написание новой книги. На этот раз это был научно-фантастическая повесть. Здесь моя фантазия могла вволю разыграться. Повесть я написал за пару месяцев, но всё это время червячок сомнения грыз меня изнутри. «Что со мной не так? Почему я не могу кончить с женщиной?». Я решил обратиться к специалисту, но я не хотел обращаться в психиатрическую больницу, боясь, что навсегда стану их пациентом. Я нашёл объявление в газете. Какой-то психиатр подрабатывала на дому. Я пришёл по объявлению и изложил ей свою историю. Она нахмурилась и сказала, что это очень серьёзная проблема, которая потребует длительного решения. А здесь она не сможет мне помочь. Я рассмеялся. Её удивила моя реакция. А я сказал, что это не так страшно как я себе представлял общение с психиатром. Я показал ей свою книгу. Она сказала, что такие люди как я могут быть очень талантливыми, но вряд ли меня можно вылечить. Я попрощался и ушёл.

Что ж я больной человек, но мне нужно принять себя такого, какой я есть. Я даже не понимал, насколько глубоко она ошибалась. Прошло три года, и я решил ещё поэкспериментировать. Если у меня не получался вагинальный секс, то что мне мешает заняться оральным и анальным сексом? Сказано – сделано. Я занимался с проститутками пару раз и оральным и анальным сексом, но результат не изменился. С онанизмом было всё в порядке. И тут до меня дошла одна простая вещь. Ещё учась в техникуме, я покупал видеокассеты с порнофильмами. За собой я заметил одну интересную особенность – мне не нравились кассеты, где был изображён обычный половой акт. Вагинальный секс меня почти никак не возбуждал. Да меня возбуждала порно актриса своим красивым телом, но вот к самому вагинальному сексу я был равнодушен. Зато мне нравился анальный и оральный секс. Может я был скрытым гомосексуалистом? Но тогда почему мне нравился секс с женщинами? Почему они меня возбуждали? Я решил разобраться в этом вопросе. Но как это сделать? Пойти в службу знакомств, где встречаются однополые пары?  Я долго не решался туда прийти, но альтернативой моей половой неопределённости было то, что я банальный шизофреник. Придя туда, я узнал, что можно встречаться не только с гомосексуалистами, но и с семейными парами. Женщина и мужчина могли быть с разной половой ориентацией. Я выбрал пару, где женщина была гетеросексуальной, а мужчина был бисексуален.

Я пришёл к ним в гости. Это была уютная двухкомнатная квартира, а не логово садистов-извращенцев, каких я нарисовал в своих фантазиях. Женщине и мужчине было по сорок лет. Они не были мужем и женой, просто жили вместе. Мы сели на кухню и под коньячок и хорошую закуску завели неспешную беседу. Уже далеко за полночь мы по очереди приняли душ и отправились в одну большую кровать. Секс с этой женщиной был просто чудесным. Правда повторялась старая история, когда я опять не мог кончить. Он предложил заняться сексом с ним. Я попробовал вставить в него свой член, но у меня ничего не получилось. Я вдруг отчётливо понял, что мне не нравиться такой секс. Теперь я понимал, что я не гомосексуалист. Он не стал настаивать. Мы разошлись по разным комнатам и легли спать. На следующее утро я проснулся рано и пошёл в душ. На обратном пути я зашёл в комнату любовников. Они спали обнажёнными. Увидев женщину – я возбудился и залез под одеяло. Там я стал ласкать её. Она, ещё не проснувшись, спокойно принимала мои ласки, медленно возбуждаясь. Я ввёл в её влагалище свой член и начал ритмичные движения. Вся эта обстановка вдруг возбудила меня и неожиданно для себя я кончил! Это был первый раз, когда за 29 лет жизни, я смог завершить половой акт.

Через два дня они со мной расстались. Он позвонил мне, сказав, что ему нужен половой партнёр для него, а не для неё. Я не настаивал на встрече, понимая, что всё это не для меня. Со мной творилось что-то странное. Когда он прикоснулся ко мне во время секса – у меня в голове что-то сработало. Сломался какой-то шлюз в моей памяти и меня захлестнули воспоминания. Я вдруг отчётливо вспомнил, что со мной происходило в детском саду. Я вспомнил то чувство страха и беспомощности, которое долгие годы преследовало меня. Я вдруг стал понимать, что я не шизофреник, просто мою психику сломали, и я никак не мог это преодолеть.

Что со всем этим делать я не понимал. Надо было идти к психиатру и закрепить успех, но обстоятельства заставили пересмотреть все мои планы. У нас на работе работало три водителя, и четыре грузчика. Один из грузчиков был я. Иногда на работе мы отмечали праздники и дни рождения. Я тоже был на этих пьянках. На одной из таких пьянок у кого-то возникла идея съездить на рыбалку. Все поддержали эту идею, но не было машины, которая смогла бы увести всех. В тоже время было две газели, на которых возили различные товары. Одна из них была грузовой газелью с будкой. В будку было решено поставить старый диван. На этом диване спокойно могли уместиться три человека. Внутрь будки провели свет и поставили небольшой столик. Теперь можно было ехать с комфортом, даже выпивая и закусывая по дороге. В кузов село три человека. Спереди был водитель и два пассажира. На трассе газель, обгоняя попутную машину, выехала на встречную полосу движения и лоб в лоб столкнулась с КАМАЗом. Скорости сложились, и получился сильный удар. От газели мало что осталось, хотя и КАМАЗ тоже пострадал. Пять человек погибли сразу, один скончался в больнице. Я отчётливо понимал, что в третий раз столкнулся со смертью.  В первый раз, когда врач прослушала моё воспаление лёгких. Второй, когда пытался покончить с собой, и сейчас, когда я мог оказаться в этой машине. Меня тоже звали на эту рыбалку, но я отказался.

Это сильно напугало меня. Я понял, что могу умереть в любой момент, даже просто переходя дорогу. Всё на этой работе напоминало о моих умерших коллегах. Кроме того от больших физических нагрузок у меня стало сильно болеть колено. Надо было срочно менять работу. И я эту работу нашёл. Я стал кладовщиком на складе автосервиса. Эта работа была, пожалуй, самой лучшей терапией для меня. Если раньше между мной и другими людьми была непробиваемая стена, кокон, из которого я выталкивал всех остальных, то теперь этот кокон стал рассыпаться. На предыдущей работе моё тело испытывало большие физические нагрузки, а мозг мой был свободен. Я не грузил себя чужими проблемами и даже не пытался кому-то сочувствовать. Я – это я! У меня есть личное пространство, и никто не может в него вторгаться! Я холил и лелеял свой кокон. А здесь он стал рассыпаться. Мне нужно было выдать запчасти и записать это в журнал. После этого я должен был выписать все выданные запчасти в заказ – наряд в компьютерной программе. Фокус был в том, что если я забывал выписать ту или иную запчасть, то мне приходилось за это платить из собственного кармана. Если раньше за всё, что я выдавал со склада, нёс ответственность кладовщик, то теперь ответственность ложилась на мои плечи. Мне пришлось бегать, просить, уговаривать, чтобы списать ту или иную запчасть, или разпровести заказ-наряд, чтобы я успел выписать забытые запчасти. В общем, я стал делать то, что никогда не делал до этого – общаться с людьми! Моя скорлупа начала потихоньку трескаться, а потом совсем рассыпалась. Через пару лет я уже спокойно общался со всеми в цехе, без всяких комплексов.

После двух лет работы в Копейске я перевёлся работать в Челябинск. Сам я живу в Челябинске, и мне было неудобно ездить на работу в соседний город. Всё это время в Челябинске строился новый сервис. В Челябинске и Копейске были разные юридические лица, поэтому я должен был сначала уволиться в Копейске, а потом был принят на работу в Челябинске. При увольнении мне выдали зарплату и отпускные. Денег хватило, чтобы купить стиральную машину и холодильник. Сделав такие крупные покупки, я понял, что теперь смогу зарабатывать. Почему бы не взять кредит на более крупный проект? У меня был стабильный заработок, и я мог погасить кредит. Я мог пустить эти деньги на своё лечение. Хотя я и научился общаться с людьми, подруг и близких друзей у меня по-прежнему не было. А ведь мне уже было 32 года. Но я горел другим проектом! Я уже не хотел никаких книг. Я хотел снять самый настоящий фильм! Я думал, что после появления фильма моя популярность взлетит до небес, и мне уже не надо будет преодолевать свою робость в общении с противоположным полом.

Я взял кредит в сто тысяч рублей в банке сроком на три года. В анкете на получение кредита я написал, что хочу провести ремонт в квартире.  На самом деле я отправился на местный телеканал. Они же делали рекламные ролики! Так почему бы не сделать мне целый фильм? У меня был целый цветной альбом, как раскадровка к будущему фильму. Я подписал договор для съёмок фильма и внёс деньги в кассу. Я даже не представлял, какую бурю вызвал этим поступком в рекламном отделе! Сто тысяч – это большие деньги, но их явно не хватало для создания фильма. В конце концов, мне отказали и вернули деньги. Но менеджер рекламного отдела просила меня не отчаиваться, так как она знала человека, который бы смог мне сделать фильм в частном порядке. Он тоже когда-то работал здесь, но потом ушёл работать на другой канал.

Я изложил ему свой видение будущего фильма. Ему идея понравилась, но возник спор, как это можно реализовать?  За два года, что он делал фильм – мы очень часто встречались у него на канале и много спорили. В каких-то вопросах мы соглашались, а в каких-то так и не могли прийти к консенсусу. Он сделал фильм, я даже выложил его в интернете, но никакого большого успеха не получилось. Фильм был коротким, сумбурным и сложным. Да и как можно было запихать всю историю Вселенной в пятнадцать минут экранного времени? К тому времени как фильм был готов,  у меня появились идеи для новых фильмов. С помощью него я записывал ролики, где я делал мини-лекции, в которых пытался объяснить устройство Вселенной. Эти ролики смотрело ещё меньшее количество людей, чем фильм про Вселенную.

У меня была стабильная, но небольшая зарплата. Всё что я откладывал – я тратил на фильм. Через пять лет мой запал иссяк. В попытке чего-то добиться, я лишь тратил свои деньги. В это время с сервисной приёмки уволился один сотрудник. Руководство решило никого не принимать и меня перевели со склада на приёмку. Я должен был общаться с клиентами, а не со слесарями и кладовщиками. Поначалу меня пугала такая перспектива, но через пару месяцев работы я привык общаться с клиентами. В этой работе было два очевидных плюса. Мне не надо было таскать запчасти, и мне надо было общаться с менеджером сервисной приемки. Менеджером была молодая девушка. Она исполняла функции секретаря, ведя предварительные записи клиентов на обслуживание, и переключала звонки на мастеров. С девушками я ещё не умел свободно общаться и тут мне представился шанс. На приёмке работало два менеджера. Одна девушка была с весёлым открытым нравом, поэтому мы быстро нашли общий язык. А потом через год в кафетерий пришла работать новая девушка. Если бы я работал на складе, то никогда бы с ней не встретился. Она мне сразу понравилась. А потом я понял, что влюбился. Сначала я не понимал, что за чувство охватило меня. Я такого никогда раньше не испытывал. Это было какое-то чувство бесконечной эйфории. Я засыпал и просыпался с её образом в голове. Я с ней спокойно общался. Я часто приходил в кафетерий и что-нибудь покупал. Но я так и не признался ей в своих чувствах. Я был в два раза старше её и не хотел своими чувствами мешать её жизни. Через четыре месяца моё чувство влюблённости постепенно иссякло.

Через полгода я неожиданно встретил человека, что делал мне фильмы, в магазине, рядом со своим домом. Мы перекинулись парой слов. Оказалось, что он бросил работу на канале и здесь рядом, вместе со своей гражданской женой, открыл магазин по продаже разливного пива. Мы стали часто пересекаться в магазине. Однажды я пригласил его к себе домой. Он пришёл в гости вместе со своей гражданской женой. Мы шумно отметили встречу, принесённым ими пивом, ведь я не видел его больше года! Мы знакомы были больше десяти лет. Только сейчас я понял, что он мой самый настоящий друг. Я часто приглашаю его вместе с женой, и мы устраиваем дружеские попойки. Мы ведём длинные разговоры на любые темы. Однажды я рассказал им, что случилось со мной в детстве. Я, наконец, получил нужное мне участие. Я был понят таким, какой я есть, со своими достоинствами и недостатками.

С самого детства я мечтал стать изобретателем. Изобрести что-то такое, что станет нужным и полезным всему человечеству. С 2013 года я постоянно что-то патентовал. Первый два патента были двигателями внутреннего сгорания. Но первый патент был слишком сложный. Во втором патенте нужно было создавать новую технологию, которой в принципе не существовало, чтобы осуществить свой замысел. Я не оставил свою детскую мечту изобрести вечный двигатель, хотя прекрасно понимал, что это будет совсем другая технология. Я придумал новую ядерную батарею. Она была настолько экономичной, что могла работать на ядерных отходах и на уране 238, одном из самых распространённых материалов на Земле. Моя батарея была похожа на маленький ядерный реактор, но гораздо более безопасный. Она могла решить энергетический кризис на планете. После получения патента я послал свою заявку в Росатом. Меня просто проигнорировали. Тогда я написал письмо президенту. На этот раз мне ответили. Моя батарея была действительно интересной разработкой, но никто не хотел ей заниматься. Я снова написал письмо президенту, и Росатом мне ответил в письменной форме. Действительно моя идея была интересной, но содержала много технических ошибок. Надо было полностью менять конструкцию.

После того, как один известный автомобильный бренд ушёл из России у нашей фирмы начались проблемы. Она стала медленно, но верно опускаться на дно. Я решил подзаработать, понимая, что могу потерять своё рабочее место.  Со времён издания первой книги в 2000 году, я постоянно что-то писал. Это были повести, но я хотел написать роман, и даже не один роман, а серию из трёх книг. Серия всегда лучше продаётся, поэтому я надеялся, что какое-нибудь издательство напечатает мои книги. Я набирал текст на компьютере, прямо на работе, когда было свободное время. Работы было мало, поэтому я писал по 6-8 страниц в день. Первый роман я написал за пять месяцев. Второй у меня получился за четыре. А третий за три с половиной. Когда я писал третий роман, то набирал в день больше десяти страниц. Под конец я был так измотан, что у меня началось нервное истощение. Через пару месяцев я пришёл в норму. Нужно ли говорить, что ни одно издательство так и не напечатало мои книги?

Год назад, после написания последней книги я вернулся к теме ядерной батареи. Конструкция была полностью переработана. Я думал, что уже исправил все ошибки, но не тут-то было. Эксперты Роспатента указали мне на один серьёзный просчёт. Пришлось снова всё переделывать. На этот раз я быстро получил патент и отправил его в Росатом. Теперь это рабочая схема, хотя я сомневаюсь, что мне ответят. Предполагая такое развитие событий, я попросил сделать небольшой фильм, в котором бы рассказывалось и устройство батареи и польза от её применения. Я думал, что этот ролик широко разлетится по интернету и станет хорошей рекламой ядерной батареи. Мне сделали отличный ролик, но его никто не стал смотреть. 30 просмотров за две недели! Его даже не посмотрели все мои подписчики, которых больше 300! Ещё сделали английскую версию. Этот ролик посмотрело всего 9 человек. По прошлой заявке в Росатоме просили посчитать КПД ядерной батареи, но никакая фирма, делающая курсовые и рефераты не согласилась сделать расчёты. В общем абсолютный и полный провал.

Я так и не стал учёным, писателем и инженером. Можно кого угодно винить в этом, но я должен признать, что в первую очередь виноват я сам. Когда я в 30 лет вспомнил, что со мной произошло – надо было не снимать фильм, а идти лечиться к специалисту. Сейчас мне 43 года. У меня уже была бы жена и дети подростки. Конечно, тогда бы я не встретил своего друга, но ведь за всё в этой жизни приходиться платить. Я заплатил свою цену. Я реальный! https://vk.com/id29553957 Я существую! Я смог преодолеть все свои комплексы в одиночку, но какой ценой мне всё это далось? Потеряно слишком много времени. На этой земле живут миллиарды человек. У многих из них проблемы. Фобии, зависимости, комплексы – отравляют нашу жизнь. Всё это можно преодолеть, но на это уйдёт слишком много времени, может даже не хватит всей Вашей жизни! Не пытайтесь бороться в одиночку! Не следуйте моему примеру! Когда есть возможность – обращайтесь за помощью, и тогда Вы сможете построить свою жизнь. А у меня уже ничего не получиться. Солидный возраст и проблемы с лишним весом. Я хожу в заштопанной куртке, которую купил 8 лет назад. Я давно бы мог купить новую куртку, учитывая, сколько денег я потратил. А теперь я работаю в фирме, которая банкрот. Наступил декабрь месяц, но отопление выключили за долги, а воду из труб слили, чтобы их не порвало из-за морозов. Почти все уволились, а тем, кто остался должны зарплату за 2,5 месяца. В общем, в 43 года мне надо искать новую работу и начинать всё заново.

С уважением, Дмитрий.

1.12.2018

 

 

 

Автор публикации

не в сети 1 неделя

dmitriy.shadrin

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 01-12-2018
320
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000