Оборотень… Так тоже живут

Рассказ: Оборотень… Так тоже живут

( прочитать и задуматься)

О Бывшем авторитете …мира.

1 часть. И он смог изменить себя.
2 часть. Овечка в волчьей шкуре.

Записки из ада.

1 часть.

Не ругайте люди!

Не ругайте люди вы меня …

Сам себя ругаю люди, всё это,

Судьбина горькая моя!

Я как пыль, что у дороги пала.

По наклонной плоскости ко тю.

У кого то жизнь, есть без изъяна.

Я тяну, как конь судьбу свою…

Только воздух, я собой травлю.

Безотцовщину прошу, я не ругайте!

Ведь давно, как умер мой отец…

Я давно на улице тусуюсь…

Получивший кличку сорванец.

На мать любимую молюсь, я…

Иногда до боли, я кричу,

Жизнь свою, я изменить тогда хочу.

Лезу, я по жизни на каланчу…

Когда навивает на сорванца, чёрная грусть.

Бывает до боли, в горле, напьюсь!

Заповеди Бога, я не чту…

За жизнь, я бестолковую свою,

Некого, я непутёвый не виню…

Бабы любят деньги, и не любят труд…

И когда, их полно, как воблы клюют!

В жизни, я не встретил пока ни одной.

Чтоб хотел любить, и назвать женой.

Чтоб обрести, в мире покой!

По клубах, играю сколько денег.

На ветер пускаю, и ещё пущу.

Жизнь свою, я с горы отпущу…

Под гитару, в песне загрущу.

Мог бы жить, как сыр, в масле, купаться.

Иногда, я даже хочу ума набраться.

В банду, я попал скрипели кости…

Я наган из рук не выпускал,

И казалось, что живу, как надо.

И не один раз, на нарах тосковал.

А кругом ту суют друг аны, и б…и

Кажется, что, я авторитет,

Строятся они, как на параде…

Повышается, и мой иммунитет!

И когда расклад вдруг изменился,

И меня на стрелке замели…

Я думал, что за меня все будут.

Мои пацаны, и братаны…

Три дня, меня племя избивало.

Крови моей вылилось не мало…

Кости ломали, и от боли, я хрипел!

Получил от жизни, что хотел.

Братаны, к границе убегали…

На меня избитого плевали!

Прихватив с деньгами с ксивой портфель.

Думали на могиле моей запоёт свирель…

Надоело бить меня не Богу, еле живой лежу.

Сломаны все кости, с фингалами, в землю гляжу.

Голова разбита, и воды ужасно, я хочу.

От нестерпимой боли умираю,

К Богу, я глаза…свои подымаю.

Грохот, гром, и дождь, с ясного неба,

Не прошу у Бога, я краюху хлеба…

Обрушились, в тот час что-то на меня…

Дали бы кто, в этот миг мне коня!

Чтоб отвёз к маме меня, жизнь кляня.

Я поднялся, встал, что было силы,

Вожжи мои зубы прикусили…

И пошёл, и хотелось убивать и мстить.

Ещё больше жизнь свою громить!

Перед этим, в церковь захожу…

Для себя, я места здесь не нахожу.

Свечу грешника, хочу погрузить,

Бога, что живой, я поблагодарить!

Там сидели бабки, люди инвалиды…

Как то было стыдно, с Богом говорить!

Женщины мужчины, дети стояли, у алтаря.

Стал впервые Богу молиться, и я…

“Господь ты скажи, куда мне идти,

Душу мою помоги облегчить жить научи.

Грешен, я возьми меня и накажи…

Путь мне другой, в жизнь укажи!”

Так вопрошая безутешно стоял,

Исповедь, я перед Богом держал…

Вышел из церкви другим,

С Богом, в душе не один…

Бог указал мне и стены путь,

Я больше не смогу, с него свернуть!

Корабль жизни натянуты паруса

Не зря отпустили меня небеса…

Не ругайте, не ругайте больше меня люди!

Не ругайте люди вы меня …

Сам себя ругаю люди, всё это,

Судьбина горькая моя!

В дальнейшем герой рассказа Пастырь. Посвятил свою жизнь служению Бога, людям… Помогает заблудшим найти себя…

Часть 2. Овечка в волчьей шкуре.

Записки из ада… Оборотень под прикрытием Бога…

Если вы у меня спросите есть ли ад на земле? Я отвечу вам да…

Расскажу вам историю на реальных событиях.

Я не буду писать, как случилось в жизни Тони, но так уже произошло, что жизнь её скатилась под откос.

С мужем жизнь не налаживалась, куда – то подевалась любовь? А может её и вовсе не было. Жили, как, в пустыне диких грёз, в одной неуютной квартире… И рождение дочери не исправило положение… Муж пил, к чему пристрастил и Тоню. Как говорится чем дальше, в лес тем больше дров… Семья всё ближе была к пропасти.

В один из пасмурных дней муж и вовсе не пришёл домой… Не было его ещё 2 дня и уже звонили с работы…

Тоня зло отвечала всем:”Я не знаю где он и оставьте меня, в покое…” Бросала трубку и почему – то рыдала… Не зная почему!

Через 3 дня Тоне позвонили и сказали приехать, в морг…

Она не осознавая, что делает с помощью соседки полуживая полупьяная поехала, в морг… Как не крути это был он…

В жизни и так было не ахти, а тут ещё мужа подрезали, в пьяной драке. Денег не было одолжи вши Тоня похоронила мужа…

Жизнь потекла горько не принуждённо и было обидно за прожитые, в тумане дни. Тоня пила беспробудно и дочь Лиза уже не радовала, а всё больше раздражала.

В один прекрасный день родители мужа приехали и через соц. службу забрали Лизу, к себе. Тоня была отправлена по своему желанию стать на ноги, реабилитационный центр с Христианским уклоном, в селение Сосновый некой обл.
Тоне как-то было вся равно куда её везут и зачем… Везли долго и только, к ночи прибыли…

И вот он знаменитый реабилитационный. Центр с Богом забытый отстойник человеческих душ…

Что поразило, что Тоню встретили на нейтральной территории люди с центра.

Почему – то сами привезли к себе. На территорию не пускали посторонних…

Те кто привёз её за тридевять земель, в царство тьмы и мрака уехали…

Тоню привели, в какую то убогую комнату дали кровать нары в два этажа.

И она устав от дороги завалилась спать несмотря ни на кого… И даже когда в углу кто-то без конца кашлял и рвал её не возмутило… Она хотела спать и бес конца болела голова похмельный синдром давал о себе знать…

Человек как оказалось женщина была худа и больна, как очевидно

туберкулёзом. Продолжительный сухой кашель не давал ей покоя. Так и казалось что она скоро выплюнет лёгкие. Женщины в комнате были обозлены на кашляющую женщину обзывали и покрикивали на неё. Когда пришла служительница бывшая наркоманка реабилитантка София Тоня заявила ей, что у женщины явный туберкулёз и она опасна для окружающих.

Больную через 3 дня совместного пребывания забрали, вывезли в город Н. выпустили идти куда глаза глядят. Так здесь было принято поступать со всеми, кто не нужен…

У Тони, как и всех реабилитанток был забран телефон произведён личный досмотр вещей… словно на зоне.

Телефоны забирались чтобы ник то не мог сообщить родным, о беспределе, в центре…как поняла потом Тоня.

И потянулась долгая жизнь в центре. Пастырь Николай сразу произвёл неплохое впечатление…

Одна половина центра была мужская другая женская. Женской командовала София, а мужской её муж Алексей.

Тоня не понимала почему реабилитантки называют центр раб. центром…

Но вскоре она это поняла, работа начиналась в центре с 6 утра и заканчивалась для некоторых очень поздно…

Каждый день несмотря на погоду женщин, девушек посылали на лесоповал очень далеко от центра. Девушки шли пешком километров с 20 редко когда их подвозил трактор. Который перегруженный дровами они пихали когда погружался, в землю. Рукавиц для работы ник то не давал…

Дождь изморозь все равно  лес, в лесу  никого не интересовало болен ты или нет мокрая, или рваная обувь. Голоден или нет.

В 7 часов утра разбор слова, в 2 часа дня и 7 часов вечера тоже типа праведники преподавали им…

Разбор слова зачастую не проводили, служащие между собою что-то спорили или ели в тихую. А реабилитированные сидели на бесконечном карантине. Когда служители

София и Алексей запыхались сельдью на кухне…запивая вином, благодетели наши не едят пшенной с отрубями без постного масла каши…

По выходным дням Пастырь читал проповеди на тему Живого Бога и призывал, к служению. Не забывая упрекнуть что некоторые, в центре, чтобы пребыть зиму. Не однажды на лесоповале когда трактор с сидящим, в нём пастырем застрял он, сидел и с насмешкой команды вал женщинами которые ели пихали трактор:”Вперёд пихайте, что вы, как сонные мухи!” Но сам не встал, что бы помочь…

Женщины мокли, сильно уставали, а которые можно сказать не в полном уме протестовали их попросту могла ударить София, пхнуть, и сказать служи Богу, при этом прибавить словечко по круче.

Пастырь узнавший, что они ели селёдку на кухне, не долго похулил Софию.

Эта дважды судимая наркоманка пройдя реабилитацию, центра умела общаться пастырем.

Он может и мало знал, как она себя вела за его глазами. София знала своё дело, привыкнув, жить, в центре, как дома…

С Тоней жила одноногая пожилая женщина так София придя к ней сказала:”Хватит сидеть пора служить Богу!” И бесстыдно вывалила свои вещи на пол заставила стирать  даже трусы… тётя Галя спросила у Тони:”Тебе может тоже постирать у тебя времени нет?”

На что Тоня ответила:”Спасибо, я что безрукая?”

Питание было, в раб. центре отличным. По началу варили какую то похлёбку, в виде супа с 2 мешков картошки выделенным пастырем. А потом и вовсе перешли на ежедневные каши без подливы за жарки и даже постного масла… Каша в сухую запивалась просто водой. Постного масла выделялся мизер … Чай ник то не давал очень редко.

Привезённое спонсорами печенье редко давалось по 1 печёнке, остальное тарелками уплетали служители, и дети пастыря у себя дома. Не перебранное пшено лучшая дорога, к Богу повторяла София. Скот лучше кормят только и могли шутить реабилитанты.

Но и скоту тут живётся плохо вовремя не убирают, кормов нет. Зато показывают красивое видео где коров доят спец. доильными аппаратами и деток поят не существующим молоком, и кормят творогом.

Каша уже стояла, в горле. София всем родственникам по телефону бесстыдно врала:- Питание отменное варят с мясом каждый день…

Прекрасно снятое фото с девушкой разбирающей мясо было выложено, в интернете на странице пастыря только для кого было это мясо?

Пастырь любил свою жену и говорил женщинам: – посмотрите какая она ухоженная и маникюр, а вы ? Ну конечно, что они стоят убирая молча пастыря огороды, маникюр не заведёшь…

А по ночам девушки разговаривали, о блюдах у кого мама, что готовит. И так хотелось есть…зачем – то записывали рецепты.

У одной девушки София бесцеремонно забрала серебряные серьги, стала их носить.

Наконец свекровь прислала Тоне посылку с которой София забрала дорогостоящие лекарства и сама их пила. Также с посылки бесцеремонно были забраны и съедены Софией и Алексеем продукты. Лишь малые крохи перепали остальным.

Тоню бесцеремонно только угостили… Сказано было, что это обща к для них, но не для реабилитанток.

Письмо от ребёнка которое Тоня ждала сразу, как надзиратель прочла София, а потом Тоня.

София и Алексей постоянно сунули носы, в чужие посылки даже детские, не стесняясь съедали их так называемые Служители Бога.

Так Алексей не побрезговал лимонами с сахаром и чаем Круассанами присланные бабушкой для маленькой внучки, пока внучка ездила по акцию…

Тоня уставшая лезла с пекарни, где сама пекла хлеб и хотела намазать хлеба вареньем с малины, которое прислала свекровь, но ничего уже ныло.

Его удачно с чаем употребил бывший наркоман Алексей, как истинный служитель Бога. Сало и чеснок и даже соя, были безвозвратно употреблены служителями…. Аппетит и бесстыдство служителей поражало.

Было выдано питание для младенца 2 пачки с которых забрал себе Алексей колотил и пил.

Свекровь прислала перчатки Тоне кожаные носила София, вязанные её сожитель, неплохой презент для истинных служителей…

Но настоящие пытки адом были ещё впереди. Тоню стали за частую, а почти и каждый день посылать на пекарню. Это было Богом забытое место… Которое находилось далеко от центра. В обязанности Тони входило. Самой нарубить дров погрузить на воз самой тащить на пекарню которая находилась, в заброшенном помещении старого дома. Без света.

Нужно было самой принести воды замесить, растопить, и печь выпечка хлеба иногда затягивалась до полуночи и 2 часов ночи, по полу бегали наглевшие крысы. После выпечки хлеба в темноте с обожжёнными руками Тоня сама, в темноте тащила хлеб, 22 буханки, в центр. Идя и читая молитвы от страха темноты. Прося Бога о благополучном возвращении в обитель зла… Молитвы Тоня читала и когда пекла хлеб люди её называли кормилица наша. У Тони получался самый лучший хлеб в центре!

Однажды кто – то украл булку хлеба потом всех наказали урезав пайку хлеба…

Самое главное, что когда Тоня пекла хлеб хоть пропади там никому, к тебе дела нет… Сесть кусочек хлеба тоже нельзя всё по счёту зато пастырю заносилось по 4 булки домой. Тоня варила себе чай с насушенной мяты и вишни правда без сахара.

Хлеб когда она пекла она его лелеяла и плакала  молитвы читала, целовала получаться отличным. Тоня всё время читала молитвы и думала о маме:”Разве ты не чувствуешь как мне тяжело?” Ник – то знает если ты на пекарни жива нет, ник то не накормит… Когда украли повозку Алексей сказал:”Тащите дрова на санях хотя снега не было. Деревенские глядя на такую картину смеялись. А Тоне было не до смеха. Она исхудала месячные прекратились зубы, крошились от плохого питания и не хвата витамин. Женщины говорили:”Да тут ни у кого нет месячных. Мы все здесь не тёлки…”

Однажды привезли гуманитарий, раздали всем по пачке кофе потом сфотографировали, забрали, выдав как нелюдям по меленькой пачечке. Так же были выданы детям для снимков мандарины…

София бесцеремонно рылась и употребляла пищу вместе с Алексеем с чужих посылок даже детских… Им можно было всё.

Как то до утра Тоня с Олей кляли обои, в зале, должен был приехать американец гитарист, обои клялись по быстрому на холодные стены они потом отваливались, и пастырь сказал, что в этом виновны девушки.

В гуманитарной помощи…предназначенной явно не для реабилитантов, София рылась, как обезумевшая, в тряпках которых у неё было хоть на базар везти.

Она дала курточку Тоне потом забрала. На лесоповале  Тоня без перчаток набивала мозоли. Руки от дров и холода стояли колом некоторые, кляли ежедневный лесоповал.

С которого уставшие женщины прилизали, в 10 часов вечера ели пустую холодную кашу и спать.

Некоторым женщинам пастырь упрекал деньгами потраченными на приезд, в центр… Когда Тоне разрешили поговорить по телеф с ребёнком и матерью. Телефон был включен на громкую связь. И Тоня сказала что в центре плохо… Телефон был забран и больше не давали звонить.

Некоторые не выдерживая такого рода реабилитации, убегали.

Центр находился, в лесу с одной стороны село очень далеко от дома Тони. У Тони была одна надежда, что на день рожд ение дочери дадут поговорить и она всё скажет. Выдержать нельзя, бежать невозможно далеко…

Две женщины на костылях ушли ночью не боясь лесса. Девушка, которая была привезена с Тоней убежала через 3 дня.

Тоне бежать было некуда…

С мужского центра мужчины тоже уходили увидев условия проживания. Приехавшая цыганка с 3 детьми сразу с ещё не забранного телеф. попросила забрать мужа.

Тоня пекла хлеб, она любила его печь, но боясь несла его в центр прося Бога, чтобы спас её от этого ада на земле. Однажды её ночью сельские мужики встретили она с испугу чуть речь не потеряла, взяв 2 булки хлеба отпустили…

Как-то Тоню заставляли мыть молодого парня в пролежнях. Ей было жалко его, парень говорить не мог, но покивал спасибо.

Тоня иногда спала с брошенными детьми от жалости, они тянули к ней руки называя мамой.

Тех кто себя вёл не спокойно и протестовал вывозить в город и выбрасывали, как мусор. Когда приезжала комиссия стариков неухоженных прятали, а остальных в лес до темна, а потом бежали за трактором, уставшие голодные люди.

Центр больше напоминает трудовую колонию строгого режима.

Чаю по глотку бесцеремонно могла предложить София, на лесоповале со своего термоса некоторым приближенным.

Много ещё можно рассказать о райском этом месте на земле… Под прикрытием доброты и Бога!

Свекровь и мать часто звонила София безответственно, твердила что, в центре хорошо кормят, дают мясо вранью не было границ. Что стирают стиральными машинками которые давно сломаны. Как мылись все с одних, и тех же мисок, как в средневековье?

То и дело снимались видео, в комнатах ухоженных, в центре для показухи и детском саду. Да ещё на праздники приглашали сельских людей снимая всё на фото и видео.

По видео можно было подумать, что это Райская обитель, какие только речи произносил пастырь?

А Тоня жила, в ободранной комнате без отопления, топила буржуйкой спать надо было одевшись, холодно ободранные стены, оголённые провода лампочки без люстр, пол, вообще без слов… с провалами. Так, как центр матери и ребёнка, Тоня была сама в комнату к ней лож или всех больных с гнойными ранами, стоял ужасный запах.

Была женщина с гепатитом С и стоял смерд от пожилых…

София лживый человек, нагло забрала Тонину домашнюю куртку поломав замок, и несмотря на запреты Тони продолжает носить её. Потом пообещав выслать её если она уедет…

Что интересно когда свекровь поругалась за центр, курточку наглая София выслала…с Новой курточки нечто сзади порвана, в смоле спереди залита воротник, в тональном креме грязная ни стыда ни совести.

Пастырь предлагал забрать дочь, в центр. Тоня такой жизни для дочери не хотела…

В центре жили не только голодные люди, но и худые коровы, свиньи мясо для них служителей, труд для реабилитантов…

Вот наступил день когда Тоня смогла поздравить дочь с днём рождения. Она быстро кричала, в трубку это был последний шанс…

Рассказала, что больше не выдержит и уйдёт с центра… Тоню, в действительности, услышал Бог. И помог ей избавится от безумных пыток служения не Богу, а служителям!

Пастырь уговаривал остаться:”Тут твой дом, ты у меня лучший пекарь и лучший грузчик дров побудишь с дочерью, приезжай назад, потом будешь через время служителем… Уговоры не помогли, за нею приехал отец… Тоня не хотела и ни могла смотреть на человеческие муки в центре!

Люди не бывавшие, в этом центре видя красивое кино на экране с пастырем Николаем не поверят правде Тони. Женщины пишут в соц. службы чтобы из забрали с центра им угрожают лишить родительских прав.

В центре некоторые пишут, что их бьют… Хотя им ник то не верит… Опасаются наказания. И даже молчат, что София забрав с карточки их деньги гасила свои долги… Нет, в центре ни психолога ни медсестры которые там нужны…

Пастырь!

Часто, в разъездах, и может не всё видит или не хочет видеть этот дурдом! Он уже мечтает перебраться, в городской открывающийся детский центр.

А этим Отстойником зла…

Будут заниматься София и Алексей, страшно представить, что там будет?

В этих людей нет и не будет совести, они там служат под прикрытием

Бога…

Тоня была забрана домой и рассказала о том аде на земле, что пережила за 5 месяца ежи дневного ада… Исхудавшая осунувшаяся женщина тоже не хочет подымать вопрос, о правде этого центра… Так, как пастырь хорошо продвинут имеет связи и не один реабилитационный центр.

А значит центр и дальше будет существовать…

И показывать липовое видео с приглашёнными людьми на праздники с деревни…

После центра Тоня пыталась показать записки людей из центра, о помощи в соц службе, но их не захотели даже читать болеет, мать лечит её. Мать слушает с ужасом о прибывании, в заключении служителей Бога Тони рассказы которая рассказывая плачет навзрыд…

Видно когда тогда вышел с церкви будущий пастырь не всё понял, он только уразумел, что можно деньги зарабатывать более чистым способом без стрельбы и стрелок…

У Тони сейчас всё хорошо, она вышла замуж забрала дочь… И как о кошмарном сне вспоминает раб….центр…

Софии и Алексею за хорошую работу пастырь обещал подарить на свадьбу дом наверное заслужили?…

Тоня верит, в Бога, что Бог помог ей, Посещая другого пастыря…

А видео по-прежнему рисует красивые картинки райского места, в соснах… Которому верят глупцы…. И посылают туда людей…
Название центра и местонахождение,

фамилии, имена автором изменены!

Если у меня спросят: “Есть ли ад на земле? Я отвечу да…

Конечно за такой рассказ рецензий не получишь, многие даже читать не будут сумасбродство Елены. Украинки… Но такова жизнь и лучик света, в царстве бытия, когда-то засветит и для тебя запутавшийся, в жизни человек…

Елена. .(на реальных событиях).

Оборотень... Так тоже живут

218
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments