Старый артиллерист

Пришла зима и как всегда — неожиданно.

Вчера был снегопад, а сегодня грязные лужи, особенно  на проезжей части.

Едут машины и только успевай увернуться от грязных брызг.

Наша остановка находится между тремя  проезжими полосами: первая  полоса дороги, это  прямо и на право, для поворота на права и во дворы, вторая полоса и очень опасная — это выезд из тоннеля, и водитель может случайно не заметить пешехода,  перебегающего дорогу, а таких полно, и третья полоса- это та, по которой едут автобусы и машины по прямой, в центр города.

И вот тут и наша остановка, которая ничем не огорожена от опасной дороги.

Люди стоят спиной ко второй  полосе дороги: к выезду из тоннеля, и безмятежно ждут своего автобуса, а сзади, буквально впритык к спинам людей,  мчатся машины и если случайно кто то соскользнет и упадет… то окажется под колесами этих машин, выезжающих из тоннеля.

А люди всё равно беспечны и перебегают эту дорогу.

Конечно есть подземный переход , но как и везде, так и на нашей остановке, переход не удобный.

Вот идет бабушка… ну бабушка… ! она  перебегает дорогу…Я бы не рискнула, а она перебежала  проезжую часть, а вот подняться с дороги на остановку — не может, высоко и скользко…я её заметила сразу, как только она начала свой опасный марафон, я следила за ней: она перебежала первую часть дороги, и  пошла одолеть вторую часть опасной дороги… по этому я приготовилась подать ей руку, пока ее не сбила машина, тем более, что она встала испуганно и не знала как взобраться на остановку, которая на пол метра выше проезжей части… увидела мою спасательную руку, схватила и поднялась.

— Бабушка, молодость вспомнила ?! — сказал  крупный мужчина,  что сидел и ждал автобуса, — имей в виду, водители тебя не поймут и собьют,

так что,  ты  давай не нарушай, не девочка !

-Спасибо, — сказала мне бабушка, — извините, — посмотрела на крупного мужчину, виновата произнесла она,- зря я перебежала, не думала, что остановка так высоко и скользко.

— Извиняем. Но лучше по переходу ходи, — строго сказал мужчина,- так  безопаснее и для тебя и для водителей.

Бабушка  ещё раз извинилась перед нами,  за плохой пример, а то вдруг и мы  начнём перебегать дорогу.

Бабушка интересовалась какой номер едет прямо, в центр.

— N 2 и N9  едут прямо, а вот N14 повернет на лева, к трем вокзалам, — ответил крупный мужчина.

Думаю бабушка знала какой номер куда едет, она просто была смущена и немного напугана.

Подъехала N2 и она уехала.

-Удачной дороги, бабушка и не торопитесь.

— И вам удачи,-ответила бабушка.

-Вот какие у нас бабки, — сказал мужчина,  — не бабки, а спортсменки, вот скажи, куда она торопится, что же  перебегает дорогу?!

— Думаю она сама об этом уже пожалела.

— Да, прямо пожалела ! Завтра опять то же самое сделает…я водитель, знаешь сколько таких бабушек вижу.

И немного помолчав задумчиво,  спросил:

— Вы  14 -го ждете ?-  и добавил,- давно его нет .

— Да, 14-го  жду.

— Я тоже его жду, уже минут 15 жду, мне надо страховку на машину продлить, закончилась. Еду в страховую. А ты куда ?

— Я до школы, на Протопоповский переулок.

— Садись, долго ждать, — сказал он и подвинулся.

— Нет, холодно, я лучше постою.

— Ну как знаешь , — и он опять подвинулся на прежнее место, которое он уже согрел, и старался закрыть молнию на куртке, но ткань застряла в молнии.

— Давайте помогу, — предложила я …

— Попробуй, тут ткань застряла, видишь ?!

— Вижу, сейчас исправим. Исправили!

И я  закрыла молнию.

— Спасибо.

— На здоровье,-улыбнулась я.

— Ты не армянка  по национальности?

— Как угадали… ?

— Я военный, артиллерист, служил в Афганистане с армянами.

— Тоже артиллеристы были ?

— Один был артиллерист. Оганесян Аршак Геворгович. После Афгана хотел жениться, ему было тогда  37 лет, и никак не мог жениться, не везло и всё, девушкам он не нравился….

Но однажды позвонил и сообщил, что женился, и у него родились тройня… три мальчика.  Я даже не поверил, думал врет, потом друзья подтвердили..

— Ну артиллерист же, у них хороший  прицел.

— Да, точно, и прицел хороший и хороший мужик! Два года назад  виделись в Ереване. Сыновей  он назвал именами погибших наших друзей.​

Мы с ним одногодки, оба с 50-года. Вместе закончили Военное училище в Рязани.

Подошел к остановке еще один пассажир, и сходу спросил:

— Давно нет 14-го…?!

— Давно, — ответил артиллерист, и спросил у подошедшего мужчины, которому примерно было  лет 60-65,  а чертами лица  похож на татарина:

— Ты , друг, вроде тут живешь, твое лицо мне знакомо.

— Да, тут живу, я тоже тебя знаю, ты в доме N 6 живешь, рядом с лицеем, а я живу во втором доме, но я летом уезжаю в Украину, к детям , а зимой в Москве живу.

— Хорошо устроился, на две страны.

— Да ладно, «на две страны»…это одна страна, — заявил «татарин».

— Ты это  президенту  Украины скажи, этому артисту, из 94 квартала!

Артиллерист немного подумал и спросил у «татарина»:

— Ты кто по национальности ?

— Чеченец.

-Чеченец ? А я думал  ты татарин, я тебя часто вижу и всегда думал, что ты татарин.

— Да нет, я чеченец.

— Как фамилия ?- строго спросил и не унимался артиллерист.

— Бацаев…

— Может и чеченец. Ну уж очень ты на татарина похож, а у меня глаз наметан…

— Да чеченец я…

— Не похож…не похож…

— Вы тоже 14 ждете ?- спросил мне  «татарин» и повернулся ко мне, этим показал, что разговор  с мужчиной окончен.

— Да, уже минут 30 ждем , а его нет и нет, — ответила я и смотрю… опять N 2 едет.

— Уже три автобуса  N2 проехали, а этот уже  четвёртый…а 14 -го нет и нет, а я уже замёрзла.

— А вы можете ехать на двойке и у метро пересесть  в трамвай.

— Не путай девушку, — возмутился артиллерист, — она поедет на 14 -ом, как и я.

«Татарин» удивленно посмотрел на меня и сказал, как будто оправдывался:

— Да я не путаю её, я просто говорю, какие есть варианты. Мало ли вдруг  N14 сломался и не поедет…

— Поедет. Не каркай !

«Татарин» промолчал.

Я повернулась, как будто смотрю на дорогу, а на самом деле смеялась.

Подъехал N 2  и наш «татарин»  уехал.

— Счастливо оставаться, — сказал он.

— И тебе: «скатертью дорога»,- ответил старый артиллерист.

Я, если честно, замерзла и чуть ли не уехала  на  2-ке с пересадкой, но оставить  старого артиллериста одного на остановке не смогла.

— И никакой он не чеченец, соврал он, у меня глаз намётан, я все национальности определяю сходу. Со мной все национальности бывшего СССР служили.

— Ну а какой ему интерес врать?

— Просто так…есть люди,  что любят врать просто так, лишь бы с тобой не соглашаться. Ты им скажешь снег белый, а они скажут, нет, чёрный!

Я смотрела на  Артиллериста, высокий, крепкий мужчина, точно артиллерист. Да, таким  мужчинам надо  быть военными, они — лицо страны!

Он как будто угадал мои мысли и протянул руку:

— Меня зовут Евгений Юрьевич Лермонтов.

— Лермонтов ? — удивилась я,- у Вас фамилия очень хорошая. Известная.

— Да. Фамилия Лермонтова, Михаила Юрьевича.

— Мать хотела меня назвать Михаил, в честь Михаила Лермонтова, но роды у нее были тяжелые, а акушерка очень хорошая попалась, спасла ее и меня, и мама  меня назвала именем акушерки-еврейки Евгении Гольд.

— Вы наверно были очень крупным ребёнком?

— Ну как видишь…

Артиллерист улыбнулся и вытянулся  во весь рост. Два метра и не меньше, подумала я. Богатырь!

Подъехал наш долгожданный N14 и мы поехали. Проехали Крестовский мост.

— В этом доме живет мой сын, а вот этот дом,-и он показал на красивый дом, — этот дом построили немцы, смотри какой красивый и прочный, он еще  несколько веков простоит! А вот в этом доме жил Гиляровский, знаешь такого ?

— Конечно, знаю, он был и журналист, и писатель и артист, и книга у него : «Москва и москвичи», и улица Гиляровского за домом..

— Молодец, что знаешь, многие не знают. Вот, в этом  доме он жил,- указал он на серый дом, —  как — то хотели  дом  снести, потом, хорошо что  одумались, и не снесли. Это же наша история.

-Да, хорошо, что одумались, — согласилась я.

Доехали до остановки  Капельский  переулок, Артиллерист указал на угловой  красивый дом и сказал:

— А в этом доме  жил Илья Эренбург, потом переехал на Тверскую улицу. И мой друг Серега, вместе служили, тоже в этом доме  жил. — сказал он и снял шапку.

— Скоро мне выходить, надо страховать машину, хоть я зимой особо не езжу, но надо.

— А дорого страховать ?

— Шесть тысяч.

— Ого, так дорого ?!

— Это не дорого. Есть еще дороже,  у меня ещё  инвалидность, а то было бы дороже.  Осколок во мне, около позвоночника, еще с Афганистана, 3Х3 мм, но оперировать нельзя, врачи сказали опасно,  вот так и живу с осколком!

— Потом 6000 руб. разве это дорого?…Вот  моя жена, на днях, как пошёл снег, собаке купила ботинки за пять тысяч.

— Собаке  ботинки ?!—удивилась я, — я такое первый раз слышу…

— Да, да, ботинки для собаки….сейчас это модно, — и старый артиллерист помотал головой, типа: Чудны ваши дела, собачники…

— Ну, на следующей остановке  я выхожу, до свидание, — сказал Артиллерист и пожал мне руку своей крепкой, артиллеристской рукой.

— До свидание. Спасибо за экскурсию по нашему району, и будьте здоровы, Евгений Юрьевич.

— И ты — Будь здорова!

— Слушаюсь! — ответила я, и руку приложила к берету.

78
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
2 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
DETIVOINI
1 месяц назад

Хороший рассказ. Добрый. Читается легко. 🚦  🚃  🚶 

margo140959@gmail.com
1 месяц назад

Прекрасный рассказ👍👌С удовольствием прочитала. Автор затронула очень важные вопросы про Афганистан, про человеческие добрые отношения, про дружбу с Украиней и наконец экскурс по Московским улицам.. Спасибо. Ждем других рассказов.