Мертвая зона

Жизнь человека – загадка, как звезды, манящи в ночи? Поэтому, мы так тоскливо взираем туда, где необъятные бездны – нам недоступны с земли!

                                                                  Мертвая зона.     

I часть.

Машина заглохла, водитель, чертыхаясь, стал искать неисправность. Убедившись, что проблема в бензине, который закончился. Он собрал свои вещи, машину поджог. Сам стал наблюдать из укромного места. Внимательно всматриваясь, он еще долго не выходил из своего укрытия. Вспоминая слова антиквара: «Если в ней есть хоть капля бензина, она не подведет». Он выбрал этот транспорт потому что новые спутники слежения их не воспринимают как движущий транспорт. Его опасения оказались напрасны, так никто и не появился. Это означало одно – он в зоне. И скорее всего углубился далеко от постов. Иначе этот пожар привлек внимание постовых. Сделав такой вывод, он продолжил свой путь пешком.

Через три часа интенсивной ходьбы он вышел на опушку леса, с которой был виден населенный пункт.

Взяв ружье на изготовку путник стал обходить и проверять каждый дом, но тщетно. Людей не было, только домашний скот, бродивший сам по себе. Путник с огородов пополнил свои запасы и хотел покинуть селение, но его взгляд упал на колодец «журавль», в основном строившись в прошлом тысячелетии. Удивившись такому антиквару, он не удержался и направился к нему. Бадья медленно подымалась вверх с чистой прохладной водой, но пить побоялся. Рядом с колодцем бегали куры, и он плеснул им, которые с жадностью стали пить. Когда он заполнял свою емкость, почувствовал, что за ни следят. Закончив свои дела, он взял ружье взведя и резко повернулся.

Не вдалеке стоял дом, там на лавочке сидели два старца. Но он проверял этот дом и сарай, там было пусто. Не выпуская ружья и осматриваясь по сторонам, он подошел к ним.

— Добрый день.

— Добрый, — поглядев на небо, проговорил один из них.

— Я тут немного у вас взял в дорогу.

— Этого добра не жалко, бери, сколько угодно.

— А где все?

— Уехали все и добро бросили.

— А вы что?

— Нам терять нечего, мы свое отжили. А ты куда путь держишь?

-Туда, — махнул рукой на восток, ответил путник.

— Лучше не ходи, хоть ты и крепкий малый, но перед этим «нечто» слаб. Сколько тут всякого люду прошло, да только никто еще не возвращался. Вчера трое прошли, один из них ученый.

— Мне не воевать, я родился там и иду на родину.

Вскидывая на плечо ружье уже на ходу ответил путник.

Солнце пекло нещадно после двухчасового пути он весь взмок и завидев не вдалеке речку, свернул в ту сторону. Когда он раздевался, чтобы окунуться в реке услышал шум. Насторожившись и приглядевшись он увидел двух человек одетых во что-то защитное. Они бежали, что есть сил в сторону деревни.

Накупавшись досыта и улегшись на песок у путника в голове всплыли воспоминания последнего дня перед поездкой в это место.

Босс сидел в кресле, настукивая костяшками пальцев какой-то марш, что указывало на его затруднительное положение. Увидев Айвена он прекратил свою музыку.

— Проходи, у тебя ко мне дело? Садись, — и указал на кресло.

— Да, я хочу попросить отпуск. Думаю, я заслужил за десять лет безупречной службы.

— Но ты же знаешь, что на тебя объявлен все планетный розыск, и первый встречный фараон сразу схватит. Ты же привлекался за переворот империи, которая приговорила тебя к смерти: «Ты последний из тех взбунтовавшихся против имперского правительства.» Они тебя до сих пор ищут.

— Спустя десять лет?

— Да, спустя хоть сто лет. Мне кажется, что даже твой труп их не успокоит. Ты знаешь, сколько мне пришлось выложить за твое освобождение. Да и потом они все из меня сосали, как дойную корову.

— Я вернул тебе в десять раз больше и думаю, что заслужил отпуск.

— Ну, и куда ты собрался?

— На родину поеду.

— Безумие, тебя там и ищут.

— Это моя забота.

— Ну, хорошо, — уже мягче и с ноткой сожаления сказал старик, — Я не хотел тебе говорить, так, вот, нет у тебя больше родины.

— Как так нет?

Начальник молча бросил Айвену газету. В глаза бросился крупный заголовок жирным шрифтом: «Мертвая зона». Дочитав статью, Айвен переменился в лице, внутри борясь со своими чувствами, но, овладев собой, жестко сказал:

— Мне нужен билет.

— Ты хоть понимаешь, куда ты лезешь?

— Мне нужен билет на завтра, — уже настойчивее проговорил он.

Старик знал характер своего подчиненного и больше не пытался отговаривать.

— Хорошо, завтра у тебя будет билет и документы. Я все равно хотел посылать туда, чтобы выяснить происходящее, но только до зоны, дальше сам. По возможности сообщай, что там такое. Не пропади в этой «мертвой зоне». Ты лучший мой сотрудник, и мне бы не хотелось потерять тебя.

Работа у Айвена была особенная, также как и у всех, кто трудился в этой фирме. Они все были смертниками, каждого из них  свое время выкупил «старик» этот единоличный воротила. Он посылал подчиненных, а точнее рабов, в такие труднодоступные участки планеты, куда не мог попасть смертный, а если попадал, то никогда не возвращался. Им тоже не всегда везло. Некоторые по возвращению с задания умирали в страшных муках от неизвестных болезней. Айвен один из тех, кто проработал в этой фирме большой по их меркам срок – целых десять лет. У него было то, что недоставало многим. Высокая приспосабливаемость к любым условиям существования и какое-то сверх чутьё к опасности. Вся работа сплошной риск, и все же это было лучше, чем смерть в застенках империи.

Путник проснулся от шороха в кустах. Поверну голову, он увидел пожилого человека одетого в защитный камуфляж и широкополую панаму, обвешанного измерительными приборами. Он медленно приближался к Айвену, изучая окружающую среду. Это был тот ученый, про которого говорили старцы. Он решил убедиться, что старик один, и спрятался за дерево, и только убедившись, что никого нет, решил выйти из своего укрытия. Тем самым напугал ученого и, если бы Айвен не поддержал его, он бы упал.

— Извините меня, я не хотел испугать вас, профессор.

— Откуда вы меня знаете и как вы здесь оказались? Тут нет и не может быть ни одной живой души, — засыпал своими вопросами профессор.

— Ну, это вы зря, слышите, птицы поют, в реке рыба плещется.

— Это то все есть, но ненадолго, скоро здесь будет «мертвая зона».

Он замолчал, прислушиваясь, отовсюду неслось щебетанье птиц, шелест листьев при дуновении ветра.

— А как вы сюда попали?, — повторил свой вопрос профессор.

— Я возвращаюсь домой, к себе на родину, десять лет там не был.

— Что же вас так задержало, молодой человек?

— Работа, мне хорошо за нее платили. Да и работа была интересная. Я охочусь за редкими животными, которые живут в труднодоступных местах земли и никому неизвестные. Может, вы видели трехголового ящера, из спины которого растут змеи.

— Да, да, я его видел. Он выставлен в центральном зоопарке. Выглядит довольно отвратительно. Представляю, как трудно было его поймать и доставить.

— Трудно, это еще довольно безвредный экземпляр. Попадались такие, что один только запах исходящий от них убивал человека.

— Наверное, вы получали очень большое вознаграждение?

— Да, мы получаем самую высокую плату на земле – жизнь. Извините, я больше не хочу об этом говорить. Знаете, что? Давайте перекусим, вы, наверное, со вчерашнего дня ничего не ели.

Профессор стал слабо отказываться, но Айвен не слушал его, доставая припасы, накрывая своеобразный стол.

— Присаживайтесь, кое-что из последней обитаемой деревни.

— Вы не подумайте, что я сюда отправился неподготовленным. Нас было трое, вчера я оставил своих помощников в условленном месте, а когда вернулся, никого и ничего там не обнаружил. И что с ними произошло?

— Сегодня в сторону деревни бежали два человека, одетых в такую же одежду, что и у вас. Скорее всего это были ваши люди.

— Да, наверное, это были они, но что их напугало? Теперь я это узнаю только по возвращению.

— Объясните мне, что такое «мертвая зона»?

— Так, вы ничего не знаете?

— Только то, что пишут газеты и видео новости. А вы знаете, что пресса доносит до нас только то, что угодно их начальству.

— К сожалению, и мы ученые тоже толком ничего не знаем. Выяснили, она растет при заходе солнца, а с какой скоростью еще не установили. За этим нас сюда и отправили. А что там за этим пределом никто не знает. Посылали экспедиции, но тщетно, никто оттуда не возвращался. Посмотрите на тот берег реки, ничего не замечаете?

— Да нет, только вот дальние деревья выглядят так будто они на фотографии. Вокруг нас деревья живые, а те словно примороженные, мертвые.

— Их там нет. То, что вы видите, это вчерашний день. Это зеркало времени, но вот, что там, прошлое или будущее неизвестно. А может вообще ничего нет, и как это узнать, пока это «нечто» не поглотило всю землю.

— Если я правильно понял, аномальная зона вскоре захватит и этот берег.

— Именно так.

— Тогда если ничего не предпринимать, то автоматически попадешь в «мертвую зону». Ну, что, я остаюсь здесь, профессор, так как мне очень надо туда попасть, а вы со мной или пойдете обратно?

— Вы поступаете безрассудно. Даже если вы окажитесь там, что вы можете сделать один?

— А вы пойдемте со мной. Если оттуда никто не возвращался, может просто нет связи. Поэтому, вдвоем шансом больше связаться с этим миром. Вы поразмыслите над моим предложением, у нас еще сутки, а теперь я спать. Устал малость.

Когда последние солнечные лучи стали скрываться за горизонтом, на той стороне реки стало что-то происходить. Профессор, который в отличие от Айвена, не спал, стал его тормошить.

— Скорее вставайте, смотрите, там что-то происходит.

Айвен вскочил на ноги и с изумлением смотрел как на них с того берега надвигалась живая лавина, состоящая из птиц, зверей, гадов, что могло хоть как-то передвигаться. Животные бежали, не обращая ни на что и ни на кого никакого внимания. Ими овладел главный инстинкт выживания. Первым опомнился Айвен.

— Бежим!, — крикнул он профессору и, схватив свои вещи, кинулся к дереву, увлекая за собой попутчика. Помог ему подняться на дерево, взобрался сам, а вниз бросил дымовую шашку. Когда едкий дым рассеялся, внизу никого не было. Только удаляющий шум зверей. Спустившись, они осторожно стали подходить к реке.

На том берегу происходило что-то страшное, слово на экране огромного монитора проплывала вся земная жизнь, начиная от ее истоков. Зарождение и гибель в одночасье всех возможных цивилизаций, живущих когда-либо на этой планете, и что-то еще, неизвестное, страшное, древнее как сама планета.

Когда все исчезло они еще долго стояли как завороженные. Первым из оцепенения вышел Айвен, говоря каким-то пониженным голосом.

— Что это было?

— Этого не может быть, — не отойдя еще от шока, ответил профессор.

— Что не может быть?

— То, что мы с вами видели, этого не может быть.

— Хорошо, профессор. Давайте восстановим картину увиденного.

— Подождите, подождите.

Внезапно остановился профессор, до этого расхаживая по берегу реки.

— Есть гипотеза, что мы не дети земли. Нас заселили на эту планету с разрешения землян, но мы пошли дальше, убив сначала тех, кто нас заселил, а потом настоящих хозяев земли, после чего решили стать хозяевами, убивая все, что на наш взгляд ненужное. И земля теперь убивает все лишнее, то есть нас.

— Если ваша гипотеза верна, то ничего нельзя изменить. Хотя если нам это показали, то это не просто так, а для чего-то? Может, это ворота, через которые можно пройти туда в прошлое и что-то изменить.

— Молодой человек, время пройти нельзя, тем более что-то там изменить. Это нонсенс.

— Наверное, вы правы, но я попробую., — с этой безумной мыслью Айвен начал готовиться ко сну, а профессор еще долго расхаживал вдоль берега мертвой реки, но и его усталость заставила заснуть.

В деревне как и вчера сидели одиноко два старца.

— Добрый день!, — приветствовал их Айвен и, улыбнувшись, вскинул голову к небу, и добавил:

— Я нашел потерянного ученого, так что все не так плохо.

— У тебя хорошее настроение. Что-то удалось выяснить?

— Не густо, но кое-что, хочу окунуться туда с головой. Вот, когда вернусь оттуда, расскажу вам все. Хочу вот у вас по огородам пособирать овощей, водички напиться, да вещи на сохранение оставить.

— Все зря пропадает, бери на здоровье, — ответил один из старцев.

Вернувшись на берег реки, Айвен застал профессора за какими-то расчетами, которые он выписывал на песке. Он не стал его отвлекать,  в свою очередь начал собирать стол для трапезы.

Когда они пообедали, уже темнело.

— Пора, — сказал профессор.

В руке у Айвена была пластина похожая на нож. Вещей брать нельзя для безопасности, иначе может произойти сбой.

— Помните, профессор, я вам рассказывал про ящера? Так, вот, от ученика не было вестей. Мы отправились на его поиски. У пещеры лежал ящер, он выглядел мертвым, только змеиные головы шипели. Тут же лежало тело ученика лицом вниз. Я окликнул и стал приближаться, но в это время он поднял голову, сказав: «Учитель, не подходи ко мне, одна из этих тварей укусила меня. Вот, возьми, я нашел это на дне пещеры. А теперь убей меня.» Он закричал от боли и перевернулся. Из его живота выглядывала зловещая голова змеи. Я прострелил ему голову и сжег тело. Пластина служит мне как память о нем и талисман.

Профессор взял пластину, изучил, покачал головой.

— Я такого сплава не знаю, но ей порядка сто пятидесяти тысяч лет.

Подойдя к невиданной черте, разделяющей этот мир и тот чужой, Айвен прокричал в никуда:

— Мы готовы!

Неподвижная стена мрака стала оживать, но вчерашних картин не было. На них надвигалось что-то непонятное, как тысячелетия мрака. Последний раз они взглянули друг на друга и, взявшись за руки, закрыли глаза. Когда Айвен почувствовал, что соприкасается с неизведанным, он изо всей силы резанул пластиной словно вспарывая живот огромному зверю и, потеряв сознание, они провалились в бездну времени.

Наступал новый день тридцатого июля 2222 года. К неизвестной деревушке подходила новая экспедиция оснащенная новейшей аппаратурой. В конце деревни у последнего дома датчики показывали присутствие живого. На скамейке лежали две кучки: из речного песка и чернозема. От них исходил импульс жизни. Рядом лежали боеприпасы, ружье, но они никаких признаков не подавали.

45
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments