Проклятье Олимпа

Апрель 2019 года.

Школьный стадион, я предпринимаю робкие попытки научиться кататься на велосипеде. Падала, поднималась и наконец выстрадала один полный круг без происшествий. Закрепляем результат. Мой отец стоит чуть поодаль и с широкой улыбкой периодически подбадривает меня.

Это было бы сладким воспоминанием детства, если бы мне не было 21, и велосипед был бы моим собственным желанием, а не отцовской амбицией — «все умеют и ты должна». Но не суть.

Во время второго круга боковым зрением замечаю силуэт в окне четвертого этажа гаражной постройки, что располагалась напротив стадиона, отделенная лишь узеньким проездом.

Силуэт, теперь я смотрю на него. За пыльным стеклом различаю прижатые к нему ладони и оплывшее лицо цвета бледного цемента с белыми пятнами на месте глаз. Теряю управление, наезжаю на камень, сваливаюсь с велосипеда, сильно подворачиваю ногу. До сих пор распухшая. А силуэт все смотрел на меня будто бы из глубины моей истории. Вот только когда подошел мой отец, он предательски исчез, оставив в окне только черную пустоту внутри здания.

*********

Мне около 7 лет. Рядом с нашим домом на пустыре собираются строить гаражный комплекс и его территория захватит также место, где располагается наш семейный овощной погреб. Бульдозеры разравнивают пустырь, а моему дедушке вручают ключи от удобного овощного хранилища, расположенного прямо под школьным стадионом. Четырехэтажное кирпичное здание вырастает за год, вот только «заселять» его никто не спешит. Если бы мне удалось загрузить фотографию, мне не пришлось бы сейчас коряво объяснять его устройство. Представьте себе четырехэтажный параллелепипед, вдоль длинной грани которого есть четыре двери, они все закрыты, а перед широкая и ровная площадка для наружной парковки, вдоль нее железный забор. Забор доходит до угла и там завершается.Короткая грань, которая за углом, содержит только одну дверь, и располагается эта дверь на этаж ниже, чем все двери длинной грани. Из-за особенностей поверхности здание приобретает как бы ступенчатую форму, и забор располагается на втором этаже по отношению к нижним дверям. Над ними, в полуметре над площадкой два маленьких окошка.

**********

Мне 12. ГК по-прежнему не функционирует, на месте бывшего пустыря поселились собаки, все его двери закрыты кроме нижних: они стояли открытыми днем и ночью. Однажды я играла с собаками и забрела на территорию гк, на большую площадку, а моя бабушка увидела меня из окна дома, позвонила мне и сильно отругала, хотя я даже не заходила внутрь строения. Она не стала объяснять мне причину, но ее лицо выглядело испуганным, она строго настрого запретила приближаться к постройке, после чего еще недели две я была под ее усиленным контролем. Это было в марте.

Выговор и запреты вызвали у меня неуемный интерес к этому зданию. Я все рассказала подруге и с тех пор мы стали ходить туда как на работу, ловко скрывая наши вылазки от родителей.

Это было очень увлекательно:сначала мы изучили площадку вокруг здания, но не нашли ничего интересного кроме строительного мусора. Затем шагнули в открытые двери.

Внутри оказалось темно, дневной свет не уходил от порога дальше метра, было холоднее чем на улице, и странно пахло. Внутри было сыро, сырость вероятно и была причиной вечно открытых дверей, вероятно их открывали в надежде просушить все внутри, но запах сырого бетона не имеет ничего общего с Тем запахом. То был запах, похожий на смесь запахов прелой листвы, меда и земли, едва заметный, но тошнотворно приторный. А сырым бетоном пахло да… Помимо этого всего. Где-то сверху в земле были вырыты ямы для вентиляции, и лучи солнца проникали в них и образовывали на дальней стене пятна, похожие на два глаза какого-нибудь Василиска. Это завораживало. Стоя спиной к дверям, мне казалось, что здание смотрит меня. Между этими «глазами», так симметрично посередине был столб, и может быть из-за игры света и тени или больного двенадцатилетнего воображения, нам казалось, что у столба стоит и шевелится темная фигура. Находиться долго было непосебе.

Мы хотели пройти дальше. В нескольких шагах от входа, уже в зоне недосягаемости дневного света располагалась глиняная лужа, в которой я чуть было не оставила кроссовок. Она была достаточно широкая, мне потребовалось время, чтобы научиться переходить ее не замаравшись.

Теплой майской субботой мы дошли до столба. За ним был поворот направо вглубь строения, и покуда дотягивался свет фонарика, мы смогли разглядеть довольно рыхлый пол, дырку в потолке и свисающую с ее краев арматуру. На стенах были граффити, а это означало, что из всех любопытных задниц мы с подругой оказались отнюдь не самыми отмороженными. Так или иначе, дальше столба мы идти не решились.

На самом столбе косо-криво была накалякана пятиконечная звезда, под ней как будто бы камушком нацарапанная мелкая надпись: «вы все здесь скоро умрете». Мило, да, знаю. Мы тоже расценили это как «добро пожаловать». Пока читали надпись, совершенно случайно скользнув фонариком по полу, я обнаружила, что мы обе стоим на белых листках бумаги.Это были ксерокопии документов на имя Александра Васильева (имя изменено), его паспорт, медполис, какой-то договор. И еще такие же бумаги на имена нескольких других людей. И втоптанные в строительную пыль объявления о пропаже двоих из них.Мы поспешили оттуда удалиться.

На пути к дому у подруги зазвонил телефон. На экране светилась надпись «неизвестно». Приняв звонок все, что было слышно-потрескивание, шум, напоминающий шум воды в трубах и едва различимое монотонное бормотание на заднем фоне, как будто бы от телевизора: «вы все здесь скоро умрете, вы все здесь скоро умрете, вы все здесь скоро умрете».

Вот так теплой майской субботой в мою жизнь вошла чертовщина.

Вечером того же дня я слегла с температурой. Всю ночь мне снились гадкие кошмары, связанные с этим местом, а также с моими родными и близкими. А утром моя подруга позвонила мне и сообщила, что она зашла в гараж с Аней, нашей общей одноклассницей, когда дверь вдруг захлопнулась и они не могут выйти. Я слышала, как лязгает железная дверь, а потом последовал такой тяжелый плеск воды, вызов прервался. Как мне рассказали после, Аня упала в лужу и скрылась в ней с головой, конечно выбралась, но вот одежду пришлось выбросить, а из волос она еще неделю вычесывала глину. Дверь им открыл старший брат нашей общей знакомой, он сказал, что ставни снаружи были опущены, и ему потребовалось приложить немалые усилия, чтобы вновь поднять их.

Спустя месяц мы гуляли уже вчетвером в районе постройки, с нами была еще одна наша одноклассница, назовем ее Сашей. Мы сидели на турнике на школьном стадионе и рассказывали ей все о гараже. Она нам не поверила тогда и сказала, что пойдет туда одна и докажет, что мы все выдумали. Саша пошла одна, мы встали чуть поодаль, чтобы наблюдать за ней.Прошло около 15 минут с того момента, как она скрылась внутри, это долго для одиночки. Мы уже встали, собрались идти проверять ее, когда она вышла сама.. Ее вид, Боже, ее вид! Она шла на прямых ногах, как заведенная кукла, руки были оттопырены по швам, пальцы скрючены в «грабли», а лицо.. Как будто бы не ее лицо. Кожа из смуглой вдруг стала бледно серой, немигающий взгляд смотрел перед собой и в никуда.Она сделала три шага от дверей прямо. Затем резко, будто солдат на параде сделала поворот в нашу сторону.. и все так же, но уже очень быстро заковыляла к нам. В фильме ужасов демоны так не ходят, как шла она. Мы бросились врассыпную.

Минут через 10 мы все же собрали волю в кулак и отправились ее искать. Нашли во дворе школы, она сидела на крылечке, опустив вниз голову, и плакала. В тот день было довольно прохладно, она была в, и сзади от капюшона и до самого низа, ее ноги-вся ее одежда была в разводах от бетонной пыли, будто бы она ползла на спине по полу. Дрожащим голосом, всхлипывая, она стала рассказывать:

-Я зашла внутрь и встала у дверей, смотрела туда. А потом открыла глаза, и я уже там лежала под дыркой в потолке!

Дальше она уже не могла говорить, у нее случилась истерика. Пока мы бормотали, пытаясь ее как-то успокоить, зазвонил ее телефон. На экране, как вы догадались наверное-«неизвестно».

В тот же вечер, проводив Сашу домой, я зачем-то заглянула в окно второго этажа с места, где заканчивается забор большой площадки. Лучше бы я этого не делала тогда, картинка до сих пор всплывает у меня в памяти и вызывает ком в горле. Через мутное стекло был виден фрагмент бетонного пола и колонн сзади. Прямо вплотную к окну, на полу была разбросана пленка, какой накрывают теплицы. Следуя взглядом справа налево я увидела под пленкой кусок какой-то тонкой ткани, затем кисть руки и голую ногу чуть выше колена.. Даже через мутное окно было видно, что кожа была серая, будто бы вздувшаяся как бывает после долгой ванны, полностью вымазанная в бетонной пыли. Человек, девушка в тонком платье, пленка закрывала ее голову и доходила чуть выше края юбки, которая задралась, обнажив участок тела. Мертвого тела. А потом, едва я успела слезть и отойти оттуда подальше, полицейская машина подъехала у злополучным дверям.

Со стороны я наблюдала, как двое крепких полицейских развернули огромный черный пакет, такой большой, что я могла бы поместиться в него целиком, и с этим пакетом вошли внутрь…

По поводу звонков.. Честно сказать, мне звонки никогда не поступали, но вместо них я мучалась ночными кошмарами. Истинный же ужас начался, когда они стали сбываться.

Увидела во сне моего дедушку, захлебывающимся в крови — утром звонит бабушка и говорит, что он плохо себя чувствует. А через неделю ему диагностируют рак сразу третьей стадии.

Увидела во сне бабушку, у которой вдруг появился двойник-и она на следующий день попадает в больницу.

Список можно еще продолжать. Годовалая племянница попадает в реанимацию с кишечной инфекцией.. Потом ее маленький братик чуть не умирает от приступа эпилепсии, которую ему никогда не диагностировали. Разные болезни неожиданно поражают одного родного человека за другим в течение 9 лет, как будто сама Смерть царапает их своей косой, и теперь на один год приходится один человек. И все на фоне полного благополучия.

2016 — умирает от некроза поджелудочной железы моя бабушка, папина мама. Активный человек со здоровьем космонавта, она проснулась утром с насморком и легким недомоганием и сгорела за месяц.

2017 — Моя подруга, с которой мы уже не общаемся, случайно оступается на лестнице и получает ужасные травмы.

2018 — неизвестной болезнью стала страдать моя мама. При идеальных всевозможных анализах ее самочувствие ухудшается. Буквально пару недель назад она лежала в больнице с аритмией, которая появилась на фоне полного благополучия.

В ноябре 2018 я нарушила статистику, чуть было не умерев от пневмонии, накрывшей меня буквально за один день.

Май 2019 — ночью вызывает скорую мой папа, острый панкреатит. А сегодня во время узи у него заподозрили опухоль.

Сегодня те двери, в которые мы ходили, остаются закрытыми. Тот поворот вглубь здания, что был за столбом, отрезали стеной от основной части строения, которая кстати функционирует. Я только сейчас поняла, что лужа эта с глиной-наш бывший погреб, который у нас отняли во время постройки. Его засыпали глиной, вот только забыли о грунтовых водах, которые и превратили это все в болото. И знаете, сейчас я все больше склоняюсь, что лучше бы я сама была на месте той девушки, которую видела на полу. Потому что теперь Олимп забирает мою семью.

417
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments