Семейные хитросплетения 2 Весёлое воскресенье

Предыдущий рассказ: Семейные хитросплетения 1 Начало

Наконец-то воскресенье. Рита, с утра, потащила меня на рынок и мы там, битый час, ходили, по рядам, выискивая снедь получше и естественно, подешевле. По приходу, Рита быстро сообразила завтрак и наскоро перехватив, засобиралась в свою сауну. Я же, только начал жевать, как звонок Рите. Подружки уже во дворе ждут. Рита начала торопить меня. Мой протест, что ещё не позавтракал, был отклонён

— Вернешься, доешь — только и сказала она. Сегодня мол её очередь отвозить часть этой шумной компании в сауну, так что никаких задержек. Впрочем, я сильно и не обиделся. Если не попаду в пробку, то через часик, буду у мамы, а она наверняка уже приготовила мне чего-нибудь вкусненького. Я был на подъёме. То, что случилось со мной у мамы и её последующая раскованность, волновало меня, в хорошем понимании. Я впервые увидел маму в таком откровенном виде. Причём, не было, с моей стороны ни требований, ни давления. А её слова при расставании, вообще меня уверовали в правильности моих действий.

Компания разношёрстных тёток, завалила в мою машину и пожелала быстрой доставки. Сауна была на другом конце города, но пробок не было и добрались довольно быстро. Всю дорогу компашка шумела, смеялась и чуть-ли песни не пела. По приезду все дружно начали приглашать меня с собой, поработать, так сказать, веником, а скорее петухом. Так отшутился я. Рита быстро усмирила курятник и дав мне указание, почему-то пропылесосить диван и палацы, отправилась следом за шумными подругами. А я взял курс в сторону дома, где проживает мама. По пути заехал в аптеку и купил две пары медицинских перчаток и антисептическую мазь. Попробую всё-таки упросить её насчёт, задуманного массажа.

У меня был свой ключ и я сам открыл дверь. Сразу ударил в нос аромат от свежей выпечки. Я угадал. Мама воркует на кухне над чем-то оригинальным и аппетитным..

— Здравствуй дорогой — мама вышла в коридор и поцеловала меня в щеку. Я обратил внимание, что она, снова, в короткой майке, но уже другой, какой-то более приспособленной для ношения. Она была приталена и не широкая в бёдрах. Мама поняла, что я рассматриваю её обновку и сказала:

— Вчера на рынке приобрела. Утром, пораньше бегала. Посоветовали для дома как удобную и не жаркую вещь.

Я же обратил внимание, что соски выделялись на груди, но не просвечивались. А на попке не было видно полосок от трусов. И снова мама проявила свою прозорливость:

— Вчера, как от Раи приехала, так, после душа, целый вечер без трусиков и лифчика проходила. Вот, в этой рубашке. Есть результат. Тальком не присыпала. Растирать, то теперь не за чем. Так и буду теперь дома ходить. Я ещё одну майку купила, длинную. Это вдруг кто придёт, не из своих.

Я был доволен таким маминым преображением. Тут же это подтвердилось её действием. Она нагнулась, что бы достать и подать мне тапки, показав при этом голую попку. «Обнадёживающее начало» — почему-то подумал я.

— Позавтракаешь сейчас? — спросила мама. И хоть я уже был готов язык проглотить, но всё же решил сразу процедуры провести. Так и сказал:

— На голодный желудок от массажа эффект больше выражен будет.

— Можно было бы и попроще сказать — согласилась со мной мама и тут же внесла свои предложения по распорядку дня:

— Давай ты первый, а то мне, не хочется, опять мыться, после после того как тебя помассирую. Пойду переоденусь — сказала она и отправилась в спальню, на ходу стягивая приталенную майку. Я успел увидеть, как сверкнули попка и голая спина, в дверном проёме.

— Раздевайся. Иди в ванную — крикнула из спальни мама. Я, послушно, сбросил с себя одежду и пошёл открывать воду. Только стал под тёплую струю, как появилась мама, в белой просвечивающейся майке, в которой была последний раз. Она развернула меня, спиной, к себе и намыливая мочалку спросила:

— Где ты духи поймал, с таким не знакомым ароматом? Ни у меня, ни у Риты таких нет.

— Подвозил Риту, с её подружками, к сауне. Они мне и весь салон ароматизировали — ответил вполне серьёзно я и уже веселее добавил:

— Приглашали с собой. Веником помахать.

— Болтушки и бесстыдницы — мама начала тереть мне спину — Не нравятся, они, мне. Общалась как-то. Пустоголовые индейки. Только о мужиках и разговоры.

Она перешла уже к ягодицам, не спеша опускаясь ниже:

— Я вчера, под впечатлением была. Всё вспоминала, как перед тобой оголилась. Прямо мурашки по телу. Всё боялась, что ты обо мне не хорошо подумаешь. А сегодня проснулась и ничего. Даже приятно как-то, от своей раскрепощённости — мама перешла к ногам и то ли случайно, то ли нет, несколько раз задевала яички, но я виду не подвал. Покончив с пятками, она взяла меня за бёдра и развернула передом к себе. Мочалка заработала на руках и груди:

— Вчера мне приглашение поступило — как-то важно сказала мама — Зовут снова, в наш заводской пансионат, на пару заездов. Дежурной по корпусу. Вот думаю.

— Тебя понизили? Раньше ты в регистратуре командовала — с иронией сказал я. Мама без обиды ответила:

— Приглашали и туда. Ещё весной. Я наверное не говорила тебе. Там нужно работать весь сезон — с апреля, по октябрь. А здесь предложили выбор. Вот я и согласилась, на пару заездов. Дольше не хочу — говорила мама, одновременно подбираясь к низу живота.

— Помнят тебя ещё. На хорошем счету была — начал подхалимничать я.

Мама уже мылила возле члена и как бы, ненароком, задела его:

— Ой. Извини. Не хотела — ей действительно было неудобно.

— Чем чище буду там, тем здоровей и краше — с юморком, продекламировал я, на ходу придуманное одностишье и показав взглядом на член, пару раз кивнул. Мама поняла меня и улыбнувшись, сказал просто:

— Ну… — повернув при этом немного голову, в лёгком смущении. Она аккуратно положила левую руку на лобок и начала медленно опускать вниз. Второй уверенно мылила тело, снова задев член. Она опять посмотрела на меня и поймав, в глазах, согласие, опустила ладонь на прут и яички. Тут же подняла его и начала мылить член мочалкой. Её движения, становились уверенней и она уже смело приподымала прут, что бы намылить промежность. Понятно, что мой боец, отреагировал на эти манипуляции и начал подыматься. Наверное это не входило в планы мамы и она, виновато так, перешла к намыливанию ног.

— Вот справилась. Даже устала немного — тяжело вдохнув сказала мама, покончив с ногами — Давай душ. Мыло смою.

Она взяла рассеиватель и начала поливать меня с головы до ног, растирая ещё свободной рукой. Когда струя начала поливать член, она смело начала теребить его, помогая смыть мыло. Рука скользила по яичкам и полоскала промежность. Боец принял позу штыковой атаки, но, это маму не остановило. Она водила рукой по стволу, обильно поливая его водой. Наконец мама остановилась и глядя на мой торчок, с веселинкой, сказала:

— Да по моему, всё в порядке у тебя. Ровненький, упругий, красавчик — и она надавила пальцем на головку. Член прогнулся и тут же спружинил вверх. Довольная мама посмотрела на меня, типа «Ну что? Видишь?».

— Мама — сказал я, придавая голосу больше солидности — Это потому, что он чувствует женские руки. А сейчас, через минутку обмякнет.

Мама не поверила и взяв меня за ягодицы, развернула к себе спиной. Снова струя заиграла на лопатках, ногах, попке. Мама, так же помогала воде, рукой. Я почувствовал как её пальцы касаются ануса, надавливая и поглаживая его:

— Не лоскотно? — весело спросила она, направляя струю между моих ног. А член был, сегодня, на моей стороне и медленно, но уверенно стал опускаться. Мама увидела это, когда закрыла воду и подала мне полотенце.

— Да, действительно — сказала она, глядя на обмякший, но ещё не совсем опустившийся член. Она приподняла ладошкой прут и как бы взвесила его. Другой рукой, пальцами, пощупала на упругость. Боец, медленно и лениво, начал наливаться и твердеть.

— Ты прав — с сожалением, как мне показалось, сказала она и тут же, оторвав руки произнесла:

— Давай сейчас мне массаж знаменитый, мыльный, а потом уже тобой займусь.

Я был не против. Мамина белая майка стала серо-белой. Она намокла спереди, но была сухая сзади. На мокром месте материал прилип к телу и и чётко выделялись соски и чёрный треугольник. Мама взяла майку за низ и не без труда, стянула её через голову, повесила её на крючок и переступила в ванную, которую я освободил. Впервые мама, так откровенно и смело, разделась предо мной, не прикрывая ни грудь, ни треугольник. И хотя фигура, у неё, была уже тронута временем, но всё равно смотрелась очень привлекательно. Я, не стесняясь рассматривал, её и грудь, и лобок, и попку. Всё в ней, мне нравилось. Мама заметила мой интерес и поторопила с массажем.

— Ничего если стоя буду? — спросила она отворачиваясь и подставляя мне спину. Я не спеша начал намыливать тело. Сегодня я был посмелее, чем в прошлый раз и уверенно начал мылить шею, позвоночник и попу. Потом немного подался вперёд и начал намыливать бока, живот и груди. Я не стесняясь мял их и соски. Мама посмотрела на меня, голого и только улыбнулась. Похоже она умышленно не заставила меня одеться, хотя раньше к своей спине, она меня, раздетого, не приглашала. Я начал мять тело. Мама тихо стонала. Но это был приятный стон, истомы и неги. Когда массировал ноги, то увлёкся, поднялся высоко и и задел щелку писи. Мама легонько вздрогнула, но ни отстранилась и не свела ноги. Я это понял как разрешение на мой вольный массаж. Моя ладонь скользнула дальше, по щелке, к промежности и я нащупал дырочку ануса. Мама снова не отреагировала, но я услышал сладостный вздох. Ей понравилась такая процедура. Что-то подсказало мне, что сейчас надо остановиться, что бы не переусердствовать и я, медленно убрал руку, другой массируя попу и поясницу.

— Как хорошо. Этот массаж, мыльный, делает чудеса. У меня прямо спина распрямилась — сказала она, положив руки под груди. Я, как раз начал разминать, тело, вокруг лобка и сам лобок. Мама действительно стала как-то стройней, спина выгнулась лёгкой дугой, а груди слегка приподнятые её руками, украсились налитыми сосками, как у молодой девушки. Не портил вид, даже возрастной животик, который эротично выпячивался над лобком. Пройдя массажем по всему телу, я решил, что на первый раз достаточно, хотя, честно говоря, было желание повторить процедуру. Когда взял рассеиватель и начал смывать пену, с мамы, то боялся, что она сделает мне замечание за проявленную смелость. Но мама, наоборот, повернулась ко мне передом и слегка расставив ноги попросила хорошо полить там и сама помогала себе рукой. Ещё она попросила меня вытереть её полотенцем, что я и сделал с превеликим удовольствием. Надо сказать, что член мой, мирно висел и не подавал признаков возбуждения. Значит массаж у меня был на первом месте.

— Подай мне руку — сказала мама, вылезая из ванны. Я помог ей, ещё и тапочки подставил. Она взяла мокрую майку и пошла, голышом, на балкон, развешивать её. Видя моё любопытство сообщила, что жалюзи закрыты и никто её, голую не увидит. Балкон был застеклён.

— Ложись на диван. Я сейчас — и скрылась в спальне. Я же пошёл в коридор и из борсетки, взял перчатки и мазь. Положив всё это под подушку, улёгся на диван. Довольно быстро мама вышла. В своей новой майке и небольшим пакетиком в руках. Она как и в прошлый раз попросила меня подвинуться и присела рядом. Послышалось шуршание пакета. Мама достала тюбик согревающей мази. Это для поясницы. Началось втирание. О как я ждал этого момента. Лёгкие пальцы заскользили по телу, а следом сладостное покалывание:

— Какое тело чувствительное — сказала, продолжая втирать мазь, мама. Я же почувствовал как на ногах выступили пупырышки.

— Полежи ещё немного — мама окончила втирание и теперь, просто, поглаживала по попе и промежности. Она начала, потихоньку, массировать её пальчиками:

— Посмотрю на дырочку твою. Мне показалось, что там неровность какая-то — и она, аккуратно раздвинула ягодицы. Я почувствовал прохладу на анусе, а потом, вновь, прикосновение её пальчиков:

— Да. Действительно. Небольшая шишка. На даче, не тягай ничего тяжёлого.

— Это невозможно. На то она и дача — спокойно ответил я.

— Знаю, какой ты хваткий. Беречься надо.

Мама встала и снова скрылась в спальне. Через минутку вернулась и вновь присела, сбоку, на диван. Вновь прохлада коснулась ануса и я, почувствовал влагу мази вокруг него:

— Вот. Отлично — сказала мама и ягодицы сомкнулись.

— Эта мазь прекрасно помогает. Возьмёшь тюбик домой и там повторишь — заключила мама и погладив мою попу, опустилась, снова, к промежности.

— Может мне на спину лечь? — с готовностью спросил я.

— Переворачивайся — согласилась она.

Я лёг на спину и увидел маму, в своей новой майке. Если в прошлый раз, её халатик был запахнут и только, потом, когда она вставала, распахнулся, не много, то сейчас, она снова одела облегающую майку.  Смотрелось очень привлекательно. Не мешал даже немного выпирающий, возрастной животик. А низ майки сильно натянулся и представил на обозрение мамин лобок. Не густые, короткие волосы красиво выглядывали из-под неё. Не знаю заметила ли она мою заинтересованность этим зрелищем, если да, то совсем не подала виду. Мама легонько раздвинула мне ноги и сразу принялась массировать промежность. Делала она, это намного уверенней, чем в прошлый раз. Соответственно и член отреагировал и начал потихоньку наливаться. Я решился на свою выстраданную просьбу:

— Мама. Может, всё-таки, попробуем прямой массаж. Ведь эффект, поверь мне, намного больше.

Не дожидаясь ответа, я достал из-под подушки перчатки и угодливо посмотрел на неё. Мама засмеялась и взяв в руки свой пакетик, достала оттуда точно такие перчатки и баночку вазелина, а так же, тюбики с антисептической мазью и массажным кремом. Пришло время усмехнуться мне.

— Я знала, что ты будешь снова просить об этом и ещё вчера, после рынка, зашла в аптеку — весело сказала она натягивая перчатку — Не волнуйтесь, пациент. Думаю процедура будет полезна Вам.

Она открыла вазелин и опустила в банку палец. Вытащив его начала намазывать вокруг ануса и легонько начала вводить его в дырочку. Другой рукой начала мять яички и гладить ствол. Член отреагировал моментально, начав удлиняться и твердеть. А палец мамы был уже наполовину в анусе, как раз на положенную глубину.

— Я в интернете кое-что просмотрела по это теме. Много интересного увидела. Практически везде рекомендуют, параллельно и мастурбацию члена — сказала мама и взяла прут в кулачок:

— Может ты сам? — предложила она.

— Нет-нет. Ты видишь, что член чутко реагирует на твои руки — уверенно произнёс я.

Мама легонько кивнула и, осторожно, продолжила водить кулачком по стволу, не забывая при этом пальцем массировать в анусе. Шкурка начала откатываться с головки. Обычно она не сползала с моего эрогированного красавца, но под маминым кулачком начала послушно пошла вниз, оголив головку. Член стал похож на растущий грибочек. Мама водила глазами то по члену, то по анусу, бросая взгляды и на меня. Я давно не видел её такой счастливой. Она даже помолодела как-то.

Наступило время эякуляции. Я не сказал об этом маме, а она сама не заметила. Струя спермы вырвалась вверх и упала мне на живот. Остальная стекла на руку маме. Онавздрогнула, но  улыбалась и виновато смотрела на меня, как бы говоря: «Не досмотрела. Извини».

— Полежи немного. Мама помоет ручки и вытрет тебя — сказала она мне, как маленькому. Смешно стало, когда я представил что мама, таким же голосом, предлагает маленькому своему мальчику, сиси. Майка её, подалась вверх и лобок, отчётливо очерчивался красивыми волосками. Мама не обратила на это, внимания и когда встала, майка оказалась возле самого пупка. Она улыбнулась и одёрнула её, но сделала это небрежно и лобок, всё равно, красиво и соблазнительно выглядывал спереди.

Через пару минут мама явилась с влажным полотенцем и начала вытирать мне живот и член. Она, видать, забыла за майку и пися продолжала привлекательно смотреть из под неё. Я не стал говорить маме об этом. Мне нравился её вид.

— Это могла бы и Рита делать — сказала мама, подпортив мне, немного настроение. Но я не стал снова заострять на этом внимание и как можно мягче сказал:

— Мама. Её надо подготовить. Иначе она снова начнёт думать черти что и опять начнёт ревновать.

Похоже мама согласилась. Она не спеша продолжала вытирать тело и по завершении сказала:

— Я пошла на стол накрывать. Завтрак мы уже пропустили. Обедать будем. А ты в душ. Обмойся после спермы, потом за стол — и отходя от дивана, добавила:

— Если хочешь, можешь не одеваться.

Меня уже и не удивило, это неожиданное преображение. Позавчера, я уже, сидел за её столом голышом и крошил салат.

За обедом, мама, снова, рассказала, о предложении работать в пансионате. Попросила, во время её отсутствия, помогать тёте Рае на даче и пообещала устроить ей и нам с Ритой, отдых в в её корпусе. Говорили мы и о наших методах оздоровления и профилактики. Мама сказала, что довольна сегодняшними процедурами, но, всё равно чувствует себя немного виноватой перед Ритой. Разговор получился долгий и интересный. Я открыл для себя, что мне приятно находиться голым, рядом с одетой женщиной, к тому же ещё и моей мамой, ничуть не смущаясь и прикрываясь. Импонировало её общение со мной, буднично и просто, как будто перед ней не голый сын. Ещё она, впервые, сказала мне, ей приятно, что я голый рядом ней и надеется и дальше видеть меня таким:

— Прошло моё смущение — как бы подытожила она.

А ещё, что, когда ещё школьником был, иногда ловила меня, за мастурбацией, но не осмелилась раскрыться. Почти все мальчишки проходят через это. Но у меня это случалось редко и не стало болезненной привычкой. А так, она была готова предложить мне сама делать расслабление, что бы контролировать процесс и не допустить привыкания. Но не решилась.

— О. Было бы здорово, мама — весело отреагировал я. Это стало для меня откровением. Я был уверен тогда, что ни кто, за дрочкой, меня не видит и ни кто не узнает. Мама только рукой махнула, лукаво улыбаясь.

Наконец, я вспомнил, что Рита просила, а скорее требовала, кое что дома пропылесосить. На прощанье, получил от мамы, традиционный уже поцелуй и приглашение на следующий массаж.

Их было ещё два, где она, уже смело и уверенно массировала простату и доводила до эякуляции член. По завершении последней, перед отъездом, процедуры, когда я после душа, снова прилёг на диван, мама, одной рукой обхватила прут, а другой, долго, пальцами, ласкала, яички, уздечку и саму головку. При этом мы, спокойно, продолжали откровенную беседу.

— Я так рада, что помогла тебе. Мне нравиться видеть тебя голым и хорошо, что раньше не запретила тебе, обнажаться, в моём присутствии. А ещё, очень довольна, твоим божественным массажем. Мне и самой приятно оголяться перед тобой. Вот как повернулось, через столько лет.

— И согласись. Ничего, в этом нет постыдного и предосудительного — согласился с ней, я.

А потом мама уехала в пансионат и вскоре оттуда, от неё, поступила одна просьба, которая добавила в нашу с Ритой жизнь некоторые существенные и приятные изменения.

Денис Донгар

Продолжение следует…

18 927
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments