Возвращенные

Возвращенные

Дорога тянулась и тянулась, и казалась путём в бесконечность. Но Аня знала, что конец пути существует, хотя и не так близко. Она ехала уже битый час, направляя свой серебристый Опель между деревьев, что росли по обеим сторонам дорожного покрытия. Из динамиков лилась какая-то лёгкая музыка. Рядом на соседнем сиденье находилась Света, дочка Ани. Девочка уткнулась в мобильник, строча сообщения. Её губы кривились в лёгкой улыбке.

— Что-то интересное? — поинтересовалась Аня, глядя на дорогу.

— Нет, ничего особенного.

Женщина опустила взгляд, и её брови взметнулись вверх. Бензина оказалось не так уж и много. Стрелка неумолимо приближалась к нулю. Аня попыталась вспомнить, заправляла ли машину, и поняла, что нет. Она забыла это сделать, хотя и собиралась. Возможно всему виной последние события. Смерть свекрови и быстрые сборы. Вечером, Сергей, её супруг позвонил и сказал, что мамы больше нет. Она умерла в больнице, так и не выйдя из комы. Как раз в этот момент, муж находился за пределами границы, и теперь спешно мчался обратно в страну, купив первый попавшийся билет на самолёт.

А Аня решила, что доедет сама, на автомобиле. Собственно, путь предстоял не слишком и далёкий. Всего триста километров, которые она проезжала не один раз. Но сегодня, всё было по-другому. Бензин быстро исчезал из бака, а заправки по пути не было. Поэтому остановив на обочине Опель, Аня достала из бардачка дорожную карту, всматриваясь в линии на бумаге. Она провела пальцем их дальнейший путь, а потом двинулась в сторону. Выход найден. Можно было срезать путь, и как раз они выйдут к заправке. Но этой дорогой, Аня никогда не пользовалась. Да собственно, дорогой это и назвать можно было с огромной натяжкой. Так, колея сквозь лес.

— Ты почему мне не напомнила, что надо заправиться?

— А почему я должна напоминать? — поинтересовалась дочка. — Ведь не я водитель.

На это Ане нечего было ответить. Да, девочка права. Именно она должна была позаботиться обо всём.

— Я предлагаю двинуться через лес.

— Делай, как знаешь, — пожала плечами Света, уткнувшись в мобильник.

Вздохнув, Аня снова вывела Опель на дорогу. Вскоре, через несколько километров показался поворот. Женщина съехала с гладкого дорожного покрытия, оказываясь в тени густых деревьев. Машина то и дело подпрыгивала на всяких неровностях.

«Хорошо, что ещё погода стоит сухая, — подумала Аня. – А иначе бы, я здесь и не проехала».

За следующим поворотом, Аня затормозила, так как увидела человека. На нём была надета полицейская форма, а рядом в кювете, уткнувшись капотом в густой кустарник, находился автомобиль. Мужчина медленно поднял руку, останавливая Опель.

— Что ещё такое?

— А? — оторвалась от телефона Света.

Аня смотрела на внушительную фигуру полицейского, который медленно приближался. Оказавшись возле водительской стороны, он постучал костяшками пальцев по грязному стеклу. Нажав на кнопку, стекло поползло вниз, внося в салон приятный запах цветов и трав.

— Мне нужна помощь, — проговорил полицейский.

— Да? — ответила Аня, мысленно хмурясь.

Каким-то уж странным показался ей этот человек. Что-то было не так.

— Моя машина вылетела с дороги.

Женщина ждала продолжения, но его не последовало. Как будто этот человек сказал всё, что хотел.

— И чем я могу вам помочь?

Полицейский слегка нагнулся, обдавая женщину запахом дешёвого одеколона. Губы раздвинулись в улыбки, открывая пожелтевшие зубы с тёмным налётом.

— У меня срочный вызов. Мне нужно там быть.

«Говорит как робот».

И действительно. В разговоре было нечто механическое, искусственное.

— Но мы очень спешим, — попыталась отмазаться Аня. — Да вдобавок, бензин кончается. Боюсь, что даже не успею к заправке.

Мужчина какое-то время раздумывал, как будто переваривая информацию, а потом удовлетворенно кивнул, как бы придя к какому-то решению.

— Бензин будет, — наконец выдавил он из себя.

«Да. Он немногословен».

— Но…

Аня не успела закончить, как мужчина развернулся и обошёл автомобиль, останавливаясь возле пассажирского сиденья. Дверь открылась, и Света уставилась на мускулистого гиганта.

— Доченька, пересядь назад, — попросила мать.

Девочка послушно выполнила просьбу матери. Она сунула телефон в карман, так как связи и интернета в этой глуши не было. А тем временем, полицейский уселся на освободившееся место. Опель под его весом слегка просел, а сиденье заскрипело.

— Я покажу дорогу.

— Это далеко?

Полицейский не ответил, глядя через лобовое стекло на дорогу.

«Интересно. Они все там такие угрюмые в этой их полиции?»

Опель медленно тронулся, оставляя позади автомобиль, что уткнулся носом в кювет. В салоне царила какая-то напряжённая тишина. Радио давно умолкло, и Ани пришлось его выключить. Мимо мелькали стволы деревьев и зелёный кустарник. Полицейский всё также продолжал сидеть неподвижно, сложив ладони на коленях. Казалось, что его абсолютно ничего не волнует.

— А что за вызов? — поинтересовалась Аня, нарушая неловкое молчание.

— Срочный, — ответил мужчина, даже не взглянув в её сторону.

Решив больше ничего не говорить, Аня занялась дорогой, то и дело, поглядывая на приборную панель, где стрелка показывала всё меньше и меньше бензина.

— Сверни здесь, — приказал мужчина.

«Что-то я не помню, чтобы мы переходили на ты», — подумала Аня с раздражением.

Дорога пошла под откос, резко уходя вниз. Деревья стали ещё гуще, а по правую сторону потянулось болото. Под колёсами зашуршала вода, а в следующий момент комья грязи полетели из-под днища.

— Мы можем здесь не проехать, — не выдержала женщина, глядя на жижу, которая изливалась из болота.

— Прямо.

«Чёртов идиот! Только и знаешь, что командовать».

Но через несколько десятков метров, дорога стала гораздо лучше. Они поднялись на небольшой пригорок. Вдали выглядывала крыша дома.
«Ну наконец».

— Останавливай здесь.

Аня ударила по тормозам и автомобиль замер. Женщина взглянула на двухэтажное строение. Оно было ветхим. Казалось, что малейший ветерок порушит это сооружение, как карточный домик. Но, не смотря на это, здесь чувствовалась рука хозяина. Трава была скошена, а лавка и колодец выкрашены в зелёный цвет. Возле сарая, находились дрова, а за ним стоял чёрный внедорожник. На самой крыше, уставившись в небо, находилась спутниковая антенна.

— Мы приехали. Вы обещали помочь с бензином.

— Бензин, — тупо повторил полицейский.

Аня закатила глаза и уже хотела что-то ответить, как в этот момент из двери вышел дряхлый старик в замызганной одежде. Полицейский внимательно за ним наблюдал и когда дедок приблизился к Опелю, мужчина выбросил руку, прикладывая свой огромный кулак к челюсти женщины. Перед тем как потерять сознание, Аня успела услышать вскрик Светы, а потом её поглотила тьма.

* * *

Челюсть болела жутко, как впрочем, и голова. Сделав над собой усилие, Аня открыла глаза, уставившись на серый потолок с одинокой лампочкой. Пространство качнулась, но уже через секунду пришло в норму. Женщина приподнялась на локтях, осматриваясь. Она находилась в пустом помещении. Ободранные стены и пол из бетона, вот и вся обстановка. Да, ещё тяжёлая дверь из металла, которая, конечно же, была закрыта. Рядом сидела Света. Дочь смотрела на мать испуганным взглядом.

— Что произошло? — поинтересовалась Аня.

— Этот мент. Он вырубил тебя.

Да, Аня вспомнила. Странное поведение гиганта, его односложные ответы, а ещё какой-то сладковатый запах, который заполнял салон, пробиваясь сквозь сильную вонь дешёвого одеколона. Затем следует удар, когда старик приблизился к автомобилю, и темнота.

— Что они с тобой сделали?

— Ничего, — покачала Света головой. — Брызнули в лицо газом. Я очнулась уже здесь. Голова болит жутко.

Аня с тихим вздохом села, прислоняясь спиной к влажной и холодной стене. Потёрла виски, пытаясь окончательно прийти в норму.

— Мама, зачем они это сделали?

— Я не знаю, — отозвалась Аня.

— Может, им нужен выкуп?

— Не думаю. Вряд ли. У нас и брать особо нечего.

— Тот мент был странным.

— А был ли он на самом деле полицейским? Может обычный бандит.

— Мама, мне страшно.

— Всё будет в порядке, моя дорогая.

Девочка прижалась к матери, и Аня почувствовала дрожь во всём теле. Если что-то случится с девочкой, она этого просто не переживёт.

— Не волнуйся, — погладила она дочку по мягким волосам. — Нас обязательно найдут и спасут.

Но, похоже, что маленькая ложь не удалась. Света заплакала, уткнувшись в грудь матери.

— Плачь, и тебе станет легче.

Сколько они так просидели, Аня не знала. Возможно час или целые сутки. Казалось, что время остановилось. По крайней мере, в этом помещении. Женщина прикидывала, что может предложить для того, чтобы эти бандиты освободили хотя бы дочку. У неё был автомобиль, а также немного денег.

«Дура, — оборвала она саму себя. – Это теперь и так принадлежит им».

Но более, у неё ничего не было. Для того, чтобы получить больше, им придётся связаться с Сергеем.

Раздумья длились какое-то время, пока за дверью не послышались тяжёлые шаги. Скрипнул замок и взвизгнули петли. На пороге вырос тот самый громила. На нём по-прежнему была надета полицейская форма. Его отсутствующий взгляд уставился на Свету. Чувствуя нехорошее, Аня прижала дочку к себе.

— Ты идёшь, — указал мужчина пальцем.

— Нет, — попросила Аня, ещё крепче прижимая девочку к себе. — Пожалуйста. Лучше я.

Не обращая внимания, гигант надвинулся подобно девятому валу, и взял Свету за шкирку, как будто она была каким-то котёнком, оттаскивая к двери.

— Оставь её в покое! — завизжала Аня, бросаясь на громилу и начиная колотить его кулаками.

Но эти удары были для бандита, что слону дробина. Он просто отмахнулся от женщины, как отмахиваются от надоедливой мухи. Аня отлетела к дальней стене, больно ударившись спиной.

— не смей…

Но мужчина в полицейской форме посмел. Женщина увидела испуганные глаза Светы, а потом дверь с громким грохотом захлопнулась. Она осталась в одиночестве.

Аня сидела на холодном полу, обхватив себя руками. Надежда тлела внутри, что свету вернут, но этого не происходило. За дверью не было слышно никаких звуков. Звенящая тишина давила на слух, гораздо хуже любого громкого шума. Женщина и сама не заметила, как погрузилась в воспоминания. Мысленно перед глазами пролетали картины прошлого. Её свадьба с Сергеем и рождение дочери. Самые счастливые моменты из жизни пролетали мимо, уступая место новым. Первый класс, а также пятнадцать лет, когда они всей семьёй отправились на несколько дней в горы.

Из воспоминаний Аню вырвали уже знакомые шаги. Надежда вспыхнула новой искрой. Женщина ожидала увидеть Свету, но на пороге вырос лишь один громила.

— Где моя дочь?

— Вперёд, — ответил мужчина.

— Я тебя спрашиваю, чёртов ублюдок! Где моя дочь?

— Вперёд, — повторил гигант.

Аня поднялась на ноги, понимая, что сопротивляться бесполезно. Если она не пойдёт сама, то этот даун её вытащит силой.

— Если с моей девочкой что-то случится…

Мужчина стальной хваткой обхватил локоть и дёрнул Аню на себя. Та вскрикнула и покорно последовала за ним. За дверью оказались ступени из бетона, которые вели вверх. На верхней площадке, мужчина толкнул Аню в дверь и дальше оба двинулись по узкому коридору, пока не оказались в довольно просторной комнате. Окна выходили на лес. Стоял ясный день. В десятке метров от дома, женщина увидела свой автомобиль, сиротливо оставленный хозяевами. Как бы ей хотелось сейчас вырваться и броситься к машине, чтобы уехать отсюда навсегда. Но нет. Без своей дочери она не уйдёт.

— Вперёд, — повторил человек-скала.

Мужчина втолкнул Аню в следующее помещение, в котором находился уже знакомый дряхлый старик. Его плешивая бородка тряслась при каждом движении головы. Он находился возле столов, которые были уставлены различными колбами с разноцветными жидкостями, а также хирургическими инструментами.

— Давай её туда, — приказал старик, указывая на койку.

Громила швырнул Аню на кушетку, которая была заляпана бурыми пятнами.

— Где моя дочь? Что вы с ней сделали?- старик какое-то время молчал, перебирая колбы и что-то переливая из одной в другую, одновременно сверяясь с журналом, который находился рядом.

— С ней всё в порядке, — наконец, ответил он.

— Я хочу её видеть.

— Извольте, — пожал плечами тот. — Иди сюда!

Аня дёрнулась, но сразу поняла, что приказ был обращён не к ней. Из другой двери, вышла Света. Одежда на ней отсутствовала, а остекленевшие глаза смотрели в пустоту. Она совсем не замечала свою мать.

— Что с ней?

— Всё в порядке, — отозвался старик. — По крайней мере, я добился того результата, к которому стремился.

— Ты чёртова мразь! Что ты с ней сделал!

— Не надо так грубо. Я делаю свою работу, и стоит сказать, делаю очень качественно. Они думали, что я ни на что не способен, но я им докажу, что эти дураки ошибались.

— Кто?

— Они ещё пожалеют о том, что выгнали меня с позором, — продолжал старик, не обращая внимания на вопрос. — Они меня считали ничтожеством, но это не так. Я уже доказал, что мои исследования вполне реальны. Методика действует. Они живые.

— Что здесь происходит?

Не отвечая, старик взял со стола острый нож и двинулся к Свете. Затем обхватив её за запястье, с силой вонзил острие прямо в ладонь. Аня вздрогнула, ожидая слышать крик боли, но ничего не произошло.

— Ах, ты сукин сын! Оставь мою девочку в покое!

— В покое? — переспросил старик, тихо хихикая. — Что-что, а покоя у неё теперь в достатке.

Он поднял пронзённую ладонь, показывая Ани острие ножа, которое вылезло с противоположной стороны. Крови не было, как и эмоций у её дочери.

— Это гипноз, — предположила Аня.

— Ничего подобного. И близко не стоит. Я на эти исследования положил всю свою жизнь. И наконец, мне удалось. Я могу снова оживлять мёртвые ткани.

— Мёртвые…

— Именно так.

Аня со страхом взглянула на полицейского, который находился рядом. Он не смотрел на женщину, просто тупо стоя, подобно огромной кукле.

— А, да. Это мертвец, оживлённый с помощью моей чудодейственной технологии. Я его подобрал с неделю назад, когда его подстрелили. Мне удалось это сделать, снова оживить.

Послушная машина, преданный раб. Но, к сожалению, не всё так хорошо. Мне остался лишь один шаг. Сделать так, чтобы мёртвые не гнили. К сожалению после того, как я вливаю в их кровь мой препарат, они слишком быстро изнашиваются. Поэтому, мне и нужны новые подопытные. Сама взгляни.

С этими словами, старик открыл ещё одну дверь, за которой находился почти разложившийся труп. Но самое жуткое, что он стоял, и даже двигал конечностями. До сего момента, Аня до конца не верила этому безумцу, но теперь все сомнения улетучились.

— Оставь мою дочку в покое, — произнесла она каменным голосом. — Можешь делать со мной всё, что захочешь, но оставь её в покое.

— Вы ещё не поняли? Её вернуть обратно нельзя. Это состояние навсегда. До разложения.

— Что! — вскрикнула женщина. — Ах, ты дерьмо! Да я тебя…

— Ну-ну, — издевательски ощерился старик. — Пустые угрозы. Эти из министерства, тоже мне угрожали. Они меня выгнали, так и не получив свою армию, а точнее новое оружие. А я возьми и создай это.

Понимание того, что произошло с её девочкой, обрушилось на Анну ледяной волной. В висках застучало, а зрение на мгновение затуманилось. Ей подумалось, что, не лучше ли быть покорной, но уже в следующий момент отдёрнула саму себя. Этот человек сделал нечто страшное с её ребёнком. Теперь Света не жива, и не мертва. Что-то среднее. Таких людей надо уничтожать ещё в детстве, так как когда они вырастают, то создают ядерные бомбы, автоматы и прочие средства для умерщвления себе подобных. Обычно, они прикрываются благими намерениями, а как известно, эти намерения ведут прямо в ад. Аня на мгновение представила будущее, где технология этого сумасшедшего старика принята правительством. Мёртвая армия, мёртвые полицейские. А где брать материал? Вначале, станут превращать преступников, а когда и этого не станет хватать, перейдут на мирных граждан.

— И что со мной будет?

— Мне нужен новый материал, — ответил старик. — На вас, я испробую новую технологию. Вы очень удачно попались моему слуге.

— Этому не бывать.

— Вы так думаете? — поинтересовался самоуверенно сумасшедший. — У вас нет выбора.

— А знаешь, что самое страшное?

— Да?

— То, что ты и тебе подобные твари даже не озабочены моральной стороной. Вам плевать абсолютно на всех. Вы готовы на всё для того, чтобы достичь цели.

— Цель оправдывает средства.

— Такие, как ты, не видят людей. Только материал. Сукин сын.

С этими словами, Аня метнулась вперёд. Она думала, что громила попытается её остановить, но тот продолжал стоять, тупо пялясь в одну точку. По-видимому, он действовал только по приказу. Тем лучше. Аня успеет совершить задуманное. Самоуверенность старика, послужит ей в качестве оружия. Поэтому не остановленная, женщина схватила со стола острый скальпель, которым и воспользовалась. Размахнувшись, она вогнала острие прямо старику в глаз. Тот громко охнул, а в следующий момент, глаз брызнул соплями и кровью. Дико закричав, старик отшатнулся, ударяясь спиной о стол. С поверхности полетели колбы и мензурки. Единственный глаз смотрел на женщину с недоумением. Рот приоткрылся, показывая редкие зубы.

— Ну что, непризнанный гений? Как тебе всё это?

Выдернув скользкий от крови скальпель, Аня нанесла новый удар, а потом ещё и ещё. В горле старика что-то заклокотало и забулькало, а в следующий момент, его вырвало фонтаном крови.

— Это тебе за мою девочку, — шипела женщина, продолжая кромсать дряхлое тело.

Мать, которая обезумела от горя, гораздо страшнее, чем любое созданное оружие. Она будет идти до конца, пока не достигнет своей цели. Старик же, поплатился за свою беспечность. Он считал себя неуязвимым среди своих слуг, и поэтому проиграл.

Аня смотрела на агонизирующее кровью тело, что распласталось возле её ног. Ничего, кроме досады, женщина не ощущала. Ей бы хотелось, чтобы эта мерзкая тварь сдохла не так быстро, какое-то время пострадав. Но ничего не поделаешь. Все ещё держа в руке окровавленный скальпель, Аня обернулась, и как раз вовремя. На неё надвигался полицейский, а также Света. По-видимому, старик неким образом задал команду, чтобы мертвецы в случае его смерти, отомстили убийце. Аня попятилась, а в следующий момент уклонилась от страшного удара. Кулак громилы просвистел совсем рядом, ударившись о стену и оставляя в ней довольно внушительную вмятину. Женщина взглянула на свою дочь, но та совершенно с отсутствующим видом, надвигалась на свою мать.

— Света, — обратилась она к девочке, но, как и ожидала, эффекта не было.

Тогда развернувшись, Аня бросилась прочь, проскользнув мимо мёртвого полицейского. Очутившись на пороге, женщина обернулась, но уже в следующий миг мчалась со всех ног, пытаясь отыскать выход из этого логова доктора Франкенштейна. За дверями открывались помещения, а в одной из комнат находились такие же, как и те, кто остался позади. Их было около десятка. Мужчины и женщины, подростки и старики. Завидев Аню, они как по команде двинулись на неё, но не успели. Дверь захлопнулась. Аня продолжала рыскать по дому, слыша за собой тяжёлую поступь смерти, в виде полицейского. Наконец дверь из дерева. Рванув на себя ручку, женщина оказалась на улице. Оглянувшись, с криком отпрянула.

Громила находился не далее, чем в паре метров от неё. Аня хлопнула дверью, отрезая себя от покойника. Затем, придвинула бочку с какой-то маслянистой дрянью, что стояла рядом. Возможно, это на какое-то время задержит гиганта. Больше не теряя времени, женщина обогнула дом и нашла то, что искала.

Двери гаража были открыты, и взгляд сразу же зацепился за две канистры. Ухватив их за ручки, Аня двинулась в обратный путь. Найти зажигалку, оказалось не проблемой. После, облив стены бензином, женщина поднесла огонёк.

— Прости моя милая, прости свою мамочку, — прошептала она, глядя на разгорающееся пламя.

Языки огня облепили сухие доски, проникая в щели. Всего несколько минут, и весь первый этаж объят пламенем. Аня отступила к своему Опелю, чувствуя кожей жар пожара. Густой едкий дым поднялся высоко вверх, когда внутри что-то рвануло. Входная дверь с грохотом отлетела и из клубов дыма появилась внушительная фигура. Женщина вскрикнула, делая пару шагов назад. Остановившись, полицейский двинулся в её сторону, но не доходя десятка метров, рухнул лицом вниз. Огонь пожирал и без того мёртвое тело, слизывая кожу, превращая её в корку. Волосы вспыхнули и давно исчезли, а глаза запеклись, а вскоре и лопнули. Труп какое-то время дёргал ногами, но и ему пришёл конец, так как даже такое оружие не могло бороться с огнём.

Усталая Аня опустилась на зелёную траву, закрывая лицо ладонями. Именно она должна была умереть, а её девочка жить и жить. Но в жизни обычно всё по-другому. Мать пережила собственного ребёнка, и это страшно. Но конечно, пока Аня жива, она всегда будет помнить о своей девочке.

Аня вздрагивает, когда слышит в стороне какой-то шорох. Отняв ладони от лица, она присматривается, щурясь на яркое солнце. В траве что-то лежит. Поднявшись со вздохом, женщина поковыляла в том направлении. По мере приближения, её глаза расширяются, а сердце начинает бить гораздо сильнее. Это её крошка. Её девочка. Последние метры, Аня буквально пролетает и падает рядом на колени.

— Света, — шепчет она, обливаясь слезами. — Светочка. Доченька.

В голове что-то щёлкнуло, и мир поплыл, но Аня уже не обращает внимание на своё состояние. Ухватившись за обгорелое и изуродованное тело, мать тащит свою дочку к автомобилю. По-видимому, Свету выбросило из дома от взрыва, сильно покалечив. Правая кисть отсутствует, а на лицо и вовсе страшно смотреть. Но всего этого Аня не замечает, продолжая пыхтеть, пока не достигает Опеля. Там женщина затаскивает дочь на заднее сиденье, удобно укладывая голову на маленькую подушку.

— Всё будет в порядке, — шепчет она, смеясь и плача. — Главное, ты рядом со своей мамочкой. Она больше не позволит никому причинить тебе вреда.

Слив бензин из внедорожника, Аня усаживается за руль и отъезжает, оставляя пылающий дом позади. На её лице улыбка. Женщина смотрит в зеркало заднего вида. Смотрит на свою обретённую дочь, как она дёргается, пытаясь высвободиться из клейкой ленты.

— Это же для твоего блага, — произносит Аня, выезжая на знакомую дорогу.

В салоне царит тошнотворный запах жареной плоти, но женщина этого не замечает. Она не замечает многого. Мир исчез. Остались только она и её девочка.

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Анонимно

151

Истории и рассказы от анонимных авторов!

Комментарии: 0Публикации: 1900Регистрация: 28-09-2017
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.

Прокомментировать запись

 
avatar
5000