Встреча и расставание с отчимом. (Зимняя мама проказница).

Тот вечер закончился теперь уже почти обыденно. Мы все вместе попили чаю, но глядя на сестренку, которая все время улыбалась и тараторила я понимал га сколько трудная стоит передо мной задача. Как ей сказать что теперь мы остаемся одни. Что ее отец уходит от нас.

Наверное то, что мы и так редко виделись поскольку большую часть времени он был в командировках, не так связывала нас, но тем не менее. Анализируя нашу жизнь я теперь понимал что на самом деле не так уж и он был привязан к нам. Я помню как знакомых мальчишек и друзей отцы катали на шее, брали с собой на рыбалку или просто на природу. Мой же больше проводил свой короткий отпуск с друзьями и иногда с Наташкой. лишь однажды, давным давно, когда Я был еще маленький, а Наташке исполнилось три года и ей врачи порекомендовали побывать на море мы всей семьей съездили туда. Было весело, но это было лишь раз. Я не скажу что был ущемлен в чем то, но очень многого мне не хватало. Я думал что так и надо, но теперь понимаю истинную причину. Но теперь речь шла не обо мне. Наташку было жалко. Как она все воспримет?

Шли дни и дата приезда отчима приближалась. Мама неоднократно напоминала мне об этом, но я не был еще готов. То, что в нашей теперешней жизни произошли такие перемены было на пользу, поскольку даже небольшие барьеры в общении и понимании были разрушены или сглажены. Наше общение стало более интересным и наполненным. Мы как будто заново познавали друг друга и это касалось всех нас. Наши неприкрытые тела как мне кажется обнажали наши мысли и чувства. И если первое время в наших движениях и позах была скованность, то теперь никого это не волновало.

Я, наконец то, вместе с мамой съездил на могилу к отцу. Теперь я понимал что больше похож на него чем на отчима. С медальона на красивом обелиске смотрел почти что я, только постарше и покрепче. Именно тогда я понял, что хочу быть не просто похожим, а даже круче него. Юности свойственен максимализм, но когда есть не только цель, а и желание подкрепленное силой воли, то всего можно добиться. Буквально на следующий день, после того, как мама почти весь вечер и пол ночи рассказывала про него все что знала я решил заняться собой. Я не был хлюпиком, но излишек веса явно не ставил меня в ряд со спортивным телосложением. Хотя по физо у меня было отлично и я превосходил куда более стройных своих сверстников, тем не менее хотелось быть еще более привлекательным. Девчонки не особо баловали меня вниманием, хотя я и вытворял на турнике и брусьях много чего. Да и Наташка как то сказала, что если бы мне сбросить чуток, то был бы хоть куда, да и Танька бы тогда запала бы на меня. Это было как приговор. Так что что такое ходить пешком я забыл напрочь. Я всюду передвигался бегом, плюс еще утром и вечером по три километра бегал несмотря на погоду. Многие стали считать меня странным, но мама с сеструхой только были за. Результат не заставил себя ждать. И если мне самому это было не очень заметно, то дед с бабулей как то заехавшие к нам не преминули это заметить. Бабуля особенно заострила внимание на том как я вытянулся и постройнел.

Отчим обещавший приехать через месяц не торопился. Что то его задерживало и я в душе радовался, потому что все ни как не мог собраться как рассказать Наташке про ее папашку.

Мама периодически напоминала, но и ей наверное надоело.

– Сынуля. Папа должен на днях приехать, но к этому времени Наташа должна все знать. Если ты так и не скажешь ей, то придется это сделать мне. Благо теперь у нас куда более тесные отношения и взаимопонимание.

– Ну так я не знаю как.

– Так ведь я уже неоднократно подсказывала различные варианты.

И тут меня осенило. Был канун 9 Мая и мы всей школой в то время возлагали цветы на братской могиле.

– А давай мы вместе с ней съездим на могилу к моему отцу и возложим цветы.- предложил вдруг я.

– Не поняла…

– Ну мы возьмем ее и поедем к отцу на могилу. Ведь он погиб 8-го мая. Я думаю она спросит чего это мы там делаем. Ну вот мы вместе и расскажем.- уверенно закончил я.

– Ну не знаю. Ты же знаешь какая она взрывная. Как бы не убежала.

– А куда ей бежать то. Отец и тот с другой семьей. Кроме нас у нее никого нет. Так и последнее время мы дружнее живем. Только надо сразу объяснить почему так долго не говорили.

– Точно. А ведь ты у меня умница, сынок. Я бы не додумалась.

– Ну просто лично мне было бы так наверное проще что ли. Ну если бы я был на ее месте.

– Тогда так и сделаем. Но только там нужно вести себя сдержанно, чтобы не навредить ей.

– Ну так будем. – ответил я давая понять что эта тема может быть теперь закрыта.

Через три дня мы все вместе поехали на могилу моего отца. Мама была как никогда красива в своем новом наряде. Наташка глядя на нее тоже вынарядилась. Один я почти как всегда. Сестренка не знала куда мы едем и уже на кладбище стала заметно нервничать.

– А чего мы сюда? Умер кто? А кто? Я его знаю?- засыпала она нас вопросами, но мама лишь говорила что всему свое время. Только я еще не знал что мама задумала как запасной вариант.

Придя на могилу мы молча положили цветы рядом с другими многочисленными цветами и на время замерли.

– А кто он такой? – первой нарушила молчание Наташка.- И Сашка так похож на него,.. или он на нашего Сашку.- задумчиво проговорила она переводя взгляд с медальона на меня и обратно, и с нетерпением всматриваясь в лицо маме ожидая ответа.

Мама стойко выдержала паузу. Я же не сумел.

– Это мой отец – гордо сказал я.

– Да. Это Сашин отец. – подтвердила мама.

Наташка тупо смотрела на нас как на марсиан явно ничего не понимая.

Потом посыпался град вопросов и ответов, но к нашей радости никакой истерики. Вопросы были все по теме. Мама и я были даже немного удивлены что все так, а не иначе. Наташка как на уроке задавала вопросы и получала ответы, только на этот раз она была в роли учителя. Потом глубоко вздохнула, почти как взрослая и выдала:

– Жаль что он не мой папа. Он бы меня наверняка не бросил. – обняла нас с мамой и тихонько так заплакала.

– Поплачь, доченька. Легче станет.

– Но ведь у нас ничего не изменится, и вы будете ко мне относиться как раньше? – подняла она на нас глаза полные слез.

– Ну конечно. Ведь настоящая семья это мы и есть. – ответила мама гладя ее по голове и прижимая одной рукой к себе.

– Дурочка ты наша. Да я за тебя любого порву! – в сердцах громко ответил я и поцеловал ее в щеку.

– Ну и ладно. Ну и хорошо. Хорошо что вы у меня есть.- сказала Наташка чуть всхлипывая и улыбаясь.- А он пусть живет там себе с другими… Не очень то и хотелось… Да и что я его видела в своей жизни. Толком и не помню.

Так рассуждая сама с собой Наташка направилась к выходу… Вдруг остановилась, обернулась и обернувшись к нам сказала:

– Ну чего стоите. Это дело надо отметить. А у Сашки классный папка был. Герой! – с восхищением констатировала она и снова пошла. Мы поспешили за ней.

– А ведь ты знаешь я хотела сказать что он и ее папка. – тихонько на ухо вдруг сказала мне мама.

– Зачем?

– Ну чтобы она не так переживала.

– Ну да. Тоже правильно. А чего не сказала?

– Да подумала что правда рано или поздно все равно всплывет и не возненавидит ли она потом нас.

– Аааа.

– Да и отец ее мог с этим не согласится и все только усложнилось бы.- как бы оправдывалась она.

– Все нормально, мама. Не переживай. Сестренка справилась. Да и батя ее сам виноват. Дома надо было больше бывать, или, хотя бы с нами больше времени проводить. Но оно видимо и к лучшему.

– Скорее всего что к лучшему. – согласилась мама.

– А как же ты теперь? Нас двоих тянуть непросто.

– За это не переживай. Алименты он исправно будет платить, сам обещал, да и деньги за квартиру капают регулярно и будут капать. Проживем как-нибудь. – ответила она, обняла меня за плечи и поцеловала в щеку.

– Нам лишь годик продержаться. А там я в военное поступлю и вам без меня полегче станет.- ответил я.

– Дай бог. Ну а если и не поступишь, то без дела не останешься.

– Это точно. Работы кругом хоть отбавляй. А там – в армию. Ну а дальше – видно будет.

– Ладно. Давай Наташу догонять. А то вон как припустила. Мы ей сейчас очень нужны.

– Ну да. – согласился я и мы быстро нагнали сестренку. Она уже не плакала, а лишь шла и о чем рассуждала сама с собой.

– Мама.

– Что?

– А давай мы сегодня все вместе ляжем спать. Можно? – и она заглянула маме прямо в глаза.

– Конечно можно, любимая моя. Чего же нельзя. Мы же семья. – с каким то облегчением вздохнув ответила мама, обняла нас и мы пошли к остановке по широкой аллее.

Дома мама накрыла по настоящему праздничный стол и даже поставила бутылку своего любимого сухого вина привезенного еще тогда с моря и ожидающего особого случая и бутылку Сидора для нас.

– Думала что будет другой случай, но этот, видимо, самый подходящий. Сынок, открывай.- сказала она и протянула мне штопор.

Я открыл вино, Сидр, разлил как взрослый по фужерам и мы приступили. Сидели долго. Наташка, казалось была все та же, но как то сразу повзрослела. Изменился и взгляд и жесты. Мы с мамой не могли не обратить на это внимание.

Потом мы все вместе пошли спать. Наташка спала посередине и я то и дело ощущал тепло ее прижимавшегося ко мне тела и ноги, которую она то и дело забрасывала на меня, прямо на моего дружка и слегка терлась о него, от чего тот приходил в движение и волнение. Потом она поворачивалась к маме и точно так же обнимала и забрасывала. В общем ночь у нас с мамой была еще та. Лишь под утро все угомонились и уснули.

Через два дня приехал отчим. Я не испытывал к нему никаких чувств. Какая то пустота. Нет. Конечно же чувство благодарности за то, что не отбросил, воспитывал и как мог растил было. Оно никуда не пропало да иначе быть не могло. Но вот ощущение что мы с ним чужие просто давило на плечи. Наташка тоже вела себя с ним более чем сдержанно. Это его удивило, но после слов мамы: “А на что ты рассчитывал? Чего хотел? Иначе и быть не могло. Да и для тебя ведь лучше!”- он лишь понурился, покачал головой и согласился. Потом они уехали в город решать вопросы развода. К вечеру оба явились домой. Отчим хотел позвать меня в баню, но я напрочь отказался. Он угрюмо побрел один. Теперь я понимаю его. Ему было как никому из нас трудно. Не дай бог оказаться на его месте. Спустя годы я подружился с ним. Однако это уже другая история.
Ну а сегодня он как следует попарился, помылся, вернулся в дом где мы в последний раз всей семьей ужинали. Против обыкновения отчим не пил. Мама же пригубила то самое вино. Не скажу что за столом было весело, но и уныния тоже не было.

На следующий день мы все вместе, почти как всегда, проводили его на поезд. Он с какой то мольбой в глазах смотрел на нас и в последний минут прослезился:

– Простите меня. Пройдет время и я надеюсь вы все поймете. А пока что хотя бы простите. Прости меня, родная и помни что я тебя люблю и никогда не перестану. Ты же моя дочь, ты моя кровинка. Просто жизнь такая сложная штука.- С этими словами он поднял ее на руки и расцеловал.

Наташка буквально как будто ждала этого и ее прорвала. Она рыдала и причитала заламывая руки, держась за его шею не отпуская. И сколько мама не пыталась все ни как не могла ее оторвать. Отчим же плакал как дитя. Но долго это продолжаться не могло. Я подошел и с силой оторвал Наташку удерживая на руках, даже не подозревал что у меня столько силы, а мама чуть ли не причитая заталкивала его в вагон уже тронувшегося поезда. Я не видел что там да как, поскольку шел по перрону бережно прижимая сестренку к груди и ощущая ее горячие дыхание и слезы на щеке и шее. Она все время всхлипывала и вздрагивала всем тельцем крепко теперь уже обхватив своими руками меня за шею. Уже в конце перроны нас нагнала мама так же утирая слезы. Это ж надо знать сколько Наташка в себе носила пока не выплеснула. Но теперь она притихла словно котенок в моих объятиях.

– Давай ее мне – тихонько сказала мама. – тяжело наверное.

– Нет. Она моя и я ее никому не отдам. – даже не ожидая от себя ответил я как то гордо, уверенно и даже где то зло. Наташка еще крепче ко мне прижалась и поцеловала в щеку. Я чувствовал себя как никогда еще до сих пор. Мне показалось, что я вдруг на голову вырос и повзрослел. Вот то, что повзрослел – однозначно.

Приехав домой Наташка захотела в баню. Хотя мы обычно позже ходили, но сегодня решили пусть как есть так и будет. Мама ее хорошенько попарила, а я как следует по массажировал и выкупал. Хотя и не может и не к месту, но ей очень понравилось как мои руки пальцы ласкали и мяли ее тело, особенно ягодицы и бедра. Наташка наблюдала за мной и все время улыбалась иногда прося повторить. В некоторые моменты она как бы ненароком, исподтишка трогала моего дружка и яички. Ей это явно доставляло удовольствие, впрочем как и мне. Мама все это видела, но не подавала вида и лишь подмигивала мне. В этот день мы пробыли как никогда долго в бане. Даже когда все захотели есть, мама просто сходила в дом и принесла еду в баню. Надо сказать что после этого мы стали очень часто уходить в баню надолго прихватив с собой снедь. Теперь для нас это был настоящий ритуал очищения и отдыха. Никто никуда не торопился.

Мы даже стали практиковать медовые натирания (ну это девчонки) и различного рода припарки и распарки. А сегодня мы снова спали все вместе, Наташа посерединке, но на этот раз выспались. Ночь была спокойная, правда пока не закончились вопросы и ответы и сон не сморил Наташку.
С этого дня наша жизнь потекла по другому руслу. Руслу, в котором не было ни отца, ни отчима, и остались лишь мы одни. Конечно же в те времена люди были добрее и отзывчивие, но мама пока никому ничего не говорила. Пусть для всех будет все по прежнему. Придет время и все станет на свои места. А пока нам было хорошо втроем. И ненужно было скрывать и прятать от отца. Да и отношения между нами теперь перешло в другую плоскость, но это уже другая песня из которой слов не выбросишь.

1 211
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Наташа
Наташа
1 месяц назад

Мне всё очень нравится. Продолжай)